Category: экономика

ПРЕОДОЛЕНО ЛИ?..


Карл Густав Юнг (1875–1961).


«Сегодня мы живем накануне завершения второго тысячелетия, во времена апокалиптических предчувствий всемiрного разрушения. Каков смысл той трещины, которая отчетливо предстает в виде железного занавеса, разделившего человечество на две половины? Что произойдет с нашей культурой, с нашим человеческим существованием вообще, если начнут рваться водородные бомбы? Либо если духовный и моральный мрак государственного абсолютизма распространится по всей Европе?
У нас нет ни малейшего повода недооценивать эту угрозу. По всему западному мiру уже имеются подрывные меньшинства с заготовленными для поджога факелами. Они даже пользуются защитой нашего права и нашего гуманизма, а потому на пути у этих идей стоит лишь критический разум благоразумного и духовно стабильного слоя населения. Не стоит переоценивать его мощь. Она изменчива, находится в зависимости от национального темперамента, страны, даже региона с его системой общественного воспитания и образования и прежде всего от воздействия серьезных факторов политической и экономической природы. […]
Мало толку от того, что социальную диктатуру клеймят как утопию и объявляют ее экономические принципы неразумными. Во-первых, тут Запад разговаривает сам с собой, его аргументы слышны лишь по эту сторону железного занавеса, а во-вторых, любые экономические принципы могут применяться если только примириться с вытекающими из них жертвами. Любая социально-экономическая реформа осуществима, стоит согласиться с голодной смертью трех миллионов крестьян, да еще при наличии миллионной армии безплатной рабочей силы.
Такое государство не боится никаких социальных или экономических кризисов.
Пока власть государства неприкосновенна, т.е. пока в распоряжении есть хорошо откормленная и дисциплинированная полицейская машина, такое государство может существовать неограниченно долгое время и даже приумножать свою власть. Несмотря на мiровой рынок, состояние которого в значительной мере зависит от уровня оплаты труда, оно может увеличивать число своей неоплачиваемой рабочей силы, т.е. считаясь лишь с естественным ее приростом, а тем самым оставаться конкурентоспособной.
Настоящая опасность грозит ему только извне, от военного нападения. Но риск год от года уменьшается, поскольку и военный потенциал диктаторских государств непрерывно растет, и Запад не может позволить себе нападения, которое тут же пробудило бы русский или китайский национализм и шовинизм, – это целиком исказило бы благое намерение.
Остается лишь одна возможность, а именно распад этого государства изнутри, предоставив его своему внутреннему развитию.
Поддержка извне здесь иллюзорна, если учесть имеющийся аппарат контрразведки и опасность националистической реакции. К тому же в распоряжении абсолютного государства за его пределами находится целая армия фанатичных миссионеров. Проходится считаться с “пятой колонной”, которой предоставляет убежище правовой порядок западных государств. В ряде стран многочисленные общины тех, кто держится подобной веры, означают и слабость государственной воли.
Сходное воздействие Запада по другую сторону остается невидимым и неощутимым, хотя нельзя исключить существования известной оппозиции в народных массах на Востоке. Всегда были и есть мужественные и честные люди, ненавидящие ложь и тиранию, но не нам судить, могут, ли они воздействовать на массы при господствующем полицейском режиме.
В этих условиях перед Западом вновь и вновь встает вопрос: что мы можем сделать против такой угрозы?
Хотя Запад располагает значительной экономической мощью и заметным оборонным потенциалом, это не приносит успокоения. Ведь хорошо известно, что даже лучшие пушки и сильнейшая промышленность, относительно высокий уровень жизни недостаточны для того, чтобы сдержать психическое заражение религиозным фанатизмом».



К.Г. Юнг «Настоящее и будущее» (1957). Перевод А.М. Руткевича.

СОЛЖЕНИЦЫН: МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ (9)




ГОД СОЛЖЕНИЦЫНА


«НЕГОЖЕ КАЛЕКЕ ПОМОГАТЬ БОГАТЫРЮ»


«По странному совпадению, в тот самый день, когда я произносил речь в Вашингтоне, к вашим сенаторам в московском Кремле обратился Суслов. И он сказал: собственно, значение торговли нашей больше политическое, чем экономическое. Обойдёмся мы и без вашей торговли. – Ложь! Всё существование наших рабовладельцев от начала и до конца стоит на западной экономической помощи. […]
…Начиная от первых деталей, которыми восстанавливались заводы наши в 20-е годы, начиная от строек Магнитостроя, Днепростроя, автомобильных заводов, тракторных в первые пятилетки, и в послевоенные годы и сейчас, и всё, что требуется от вас сейчас, это всё совершенно необходимо. Не политически, – экономически необходимо советской системе.
Советская экономика обладает чрезвычайно малым коэффициентом полезного действия. Чрезвычайно слабой эффективностью. И то, что у вас делается малым числом людей, малым числом машин, – у нас собирает огромные толпы и большие массы материалов. Поэтому советская экономика не может справиться со всем сразу.
И война, и космос, связанный с войной, и тяжёлая промышленность, и лёгкая промышленность, и накормить свое население и одеть – так вот, сила всей советской экономики сосредотачиваются на войне, где вы не будете помогать.
А всё, чего не хватает, что можно пристроить туда или что нужно для того, чтобы накормить народ, или сделать остальную промышленность, – всё берётся от вас. Так вы косвенно помогаете военной подготовке и полицейской крепости Советского Союза. […]
Наша страна берёт вашу помощь, а в школах учат, а в газетах пишут, а в лекциях говорят: смотрите, западный мiр загнивает! Смотрите, экономика западного мiра кончается, сбываются великие предсказания Маркса, Энгельса и Ленина – капитализм погиб! Он уже совершенно погиб! А наша социалистическая экономика, мол, расцветает, она доказала наконец торжество коммунизма.
И вот я думаю, господа, особенно те, кто имеет социалистическое мiровоззрение: дайте же наконец социалистической экономике доказать свое превосходство! Дайте ей доказать, что она передовая, что она всемогущая, что она вас побила, что она вас перегнала. Не вмешивайтесь в неё. Перестаньте ей занимать и продавать. Если она такая всемогущая, ну вот она встанет сама, постоит 10-15 лет на своих собственных ногах, а мы посмотрим.
И я скажу вам, что будет. Так пошутили, а дальше без шутки. А без шутки будет то, что когда на все стороны нельзя будет управиться экономике, она должна будет уменьшить свою военную подготовку, она должна будет бросить безполезный космос и должна будет кормить народ и одевать его. И должна будет смягчить свою систему.
Таким образом, всего-навсего, к чему я призываю, это: раз она такая процветающая экономика, раз она такая гордая, а ваша такая пропащая, загнившая, так перестаньте той помогать. Ну где же, когда же калека помогал богатырю?»



Александр Солженицын. «Речь в Вашингтоне перед представителями АФТ – КПП» (1975).