Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (17)


Путешествие Онегина. Иллюстрация художника П.П. Соколова (1826–1905) к роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин». 1891 г.



Невидимые нити (продолжение)


Прибывший 21 сентября 1820 г. в Кишинев А.С. Пушкин переселился около 20 октября, по приглашению генерала И.Н. Инзова, в большой двухэтажный только что отремонтированный (после отпущенного по прошению в длительный отпуск Наместника, генерала А.Н. Бахметева) дом – тот самый, что в течение двух апрельских дней 1818 г. служил Резиденцией Императору Александру I (факт для поэта немаловажный, пусть нигде им и невысказанный).
По установившемуся обычаю, исполнявший с 15 июня 1820 г. должность Наместника генерал И.Н. Инзов, всё его окружение и чиновники канцелярии, а стало быть, и А.С. Пушкин, регулярно посещали службы в кафедральном соборе. Путь туда был неблизкий: Митрополия, располагавшаяся в новой нагорной части города, отстояла от старой, нижней, где на холме стоял двухэтажный дом Донича (в нем жил Наместник), – на довольно значительном расстоянии.
Один из первых бессарабских пушкинистов Иван Николаевич Халиппа (1871–1941), сын псаломщика и выпускник Кишиневской духовной семинарии, готовя к столетнему юбилею поэта свой не потерявший своего значения и до сей поры труд «Город Кишинев времен жизни в нем Александра Сергеевича Пушкина. 1820-1823 гг.», обнаружил в одном из архивов любопытную запись:




(«Труды Бессарабской губернской ученой архивной комиссии». Т. I. Кишинев. 1900. С. 111).

Дошел до нас и карандашный пушкинский рисунок, запечатлевший интерьер Старого собора, датированный самим автором для памяти (как, вероятно, чем-то особо запомнившееся ему событие): «12 Апр.». Год (1821) определяется местоположением изображения в тетради.
Первый биограф Пушкина П.В. Анненков (1813–1887) в одной из своих книг, вышедшей в 1874 г., предполагал, ссылаясь на забавный случай, описанный в мемуарах И.П. Липранди, что на рисунке изображено одно из заседаний кишиневской масонской ложи «Овидий».
«Под сводами какого-то массивного строения, – пишет Павел Васильевич, – которое до́лжно принять за паперть церкви, перед большим образом с зажженной лампадой, стоят 7 лиц по порядку один за другим, представляя из себя самое странное и дикое смешение национальностей и характеров: именно тут собраны греческий монах, молдаванский боярин, бессарабский мужик, католический поп, якобинец в фригийской шапке и с палкой в руке и проч. Внизу красуется подпись: “12 апреля, День Светлого Воскресения, 1821 г.” Картинка, по всем вероятиям, очень близко передавала состав ложи, но она также может служить и эмблемой того смешения национальностей, которое воцарилось в городе, когда разыгрался последний акт революционной драмы в Молдавии и Валахии в том же 1821 г.» (П.В. Анненков «Пушкин в Александровскую эпоху» М. 2016. С. 155).
Вскоре, однако, знаток пушкинских рукописей, внук декабриста Вячеслав Евгеньевич Якушкин (1856–1912) поправил автора этой версии: «…Как по обстановке, так и по лицам, это просто сцена в молдавской церкви» (В.Е. Якушкин «Рукописи Александра Сергеевича Пушкина, хранящиеся в Романовском музее в Москве» // «Русская Старина». 1884. № 4.. С. 109). Так с тех пор и считается.




Уже в начале 1980-х пушкинист Г.Ф. Богач, сын священника, обратил внимание на важную деталь: изображенные на рисунке стоят в «стойнах» (стасидиях), характерных для греческих и румынских церквей.
Применив свой метод, Георгий Феодосьевич попытался идентифицировать запечатленных поэтом людей, определив в результате трех из семи: А.М. Худобашева, вице-губернатора М.Е. Крупенского и боярина из Молдавского Княжества Тодора Балша (Г.Ф. Богач «Новые определения портретов в рисунках Пушкина» // «Сибирь». Иркутск. 1983. № 2. С. 62-80).
Монах в клобуке – прибавим мы – возможно, архимандрит Ириней (Нестерович), о котором поговорим чуть позднее.
Дошли до нас и мемуарные свидетельства посещения Пушкиным Старого собора. Одно из них принадлежит племяннице того самого предположительно изображенного поэтом на его рисунке архимандрита: «В Митрополию также часто приезжал с Инзовым на богослужение. Инзов станет впереди – возле клироса, а Пушкин сзади, чтобы Инзов не видел его. А он станет бывало на колена, бьет поклоны – а между тем делает гримасы знакомым дамам, улыбается, или машет пальцем возле носа, как будто за что-нибудь журит или предостерегает» (В.А. Яковлев «Отзывы о Пушкине с юга России. В воспоминание пятидесятилетия со дня смерти поэта. 29 янв. 1887». Одесса. 1887. С. 72).



Ириней (Нестерович) – в бытность его епископом.

Даже исходя из приведенных фактов, не знать настоятеля собора, протоиерея Петра Куницкого Пушкин не мог. А ведь еще, судя по свидетельству очевидцев, дом Наместника регулярно посещало высшее духовенство и сотрудники Митрополии. Не быть среди них отца Петра также не могло. Визиты эти были приватные, обычно собирались все за общим столом хлебосольного генерала. Словом, знакомство священника и поэта было фактом неизбежным.


Старый собор (храм Архангелов Гавриила и Михаила) в Кишиневе. Фото около 1943 г.

Продолжалось, правда, общение недолго: с конца сентября 1820 г. (времени прибытия Пушкина в Кишинев) и вплоть до февраля 1821-го, когда 17-го числа, сдав ректорские дела в семинарии все тому же архимандриту Иринею, отец Петр отправился в Одессу, получив назначение на пост настоятеля уже упоминавшегося нами ранее собора, к строительству которого, как мы уже отмечали, он имел самое непосредственное касательство.
Вскоре, однако, поэту и священнику вновь пришлось встретиться в том же Кишиневе, но по весьма печальному поводу: 30 марта 1821 г. отошел ко Господу Митрополит Гавриил.
Подробности сообщил в своем петербургском журнале «Отечественные Записки» (которые, кстати, никак не могли пройти мимо внимания А.С. Пушкина) поминавшийся нами писатель и путешественник П.П. Свиньин. Значительную часть одного из номеров своего журнала (43 страницы) отдал он под материалы, посвященные кончине Экзарха, с которым он близко сошелся во время своей поездки по Бессарабии.




Именно Свиньину адресовал свое известие новый ректор семинарии архимандрит Ириней, обращавшийся непосредственно к издателю: «Милостивый государь Павел Петрович»:



О несомненной близости к почившему Архиерею свидетельствовало также издательское послесловие к «Известию о кончине»:




Сами обстоятельства кончины о. Ириней излагал следующим образом:
«30-го марта в 8 часу поутру скончал сей безсмертный муж, к неизъяснимой скорби всея паствы, подвижническую жизнь свою.
С 24 июня прошлого 1820 года он почувствовал перемену в крепости сил своих, получив удар; но неустрашимый дух его ни мало от того не поколебался; поддержав посредством благоразумных мер медика свое здоровье, он занимался с постоянным напряжением сил всеми частями пастырского своего управления, до самого последнего дня своей жизни.
Радуясь о наступившей весне, в конце прошлого марта [26-го числа] он вышел в сад, будучи одет очень легко, дабы насладиться воскресающею природою, и пробыв там долго, получил простудную лихорадку, превратившуюся вскоре в горячку, от которой и прекратились дни его.
Кончина его была тиха и безмятежна; улыбка радости печатлелась на лице его до самого последнего издыхания. Он более походил на засыпающего, нежели на умирающего. Все приближенные к нему присутствовали при его кончине, все рыдали, а многие из них возносили вопли неутешной скорби» («Отечественные Записки». СПб.1821. Ч. 7. Кн. 15. С.73-75).



Преосвященный Гавриил (Бэнулеску-Бодони).

«Апреля первого числа, – продолжал о. Ириней, – отпевал похороны Преосвященный Димитрий, викарий Митрополии, со всем духовенством кишиневским, при собрании всех чиновников гражданских и военных и при величайшем стечении народа всякого звания и состояния» (Там же. С. 75).
В тетрадях Пушкина, принимавшего участие в похоронах Владыки, день этот отмечен рисунком. Карандашом он набросал вид из окна своих комнат на первом этаже дома Донича, ориентированного на юго-запад, сделав под ним пометку: «1 Аvril».




С половины девятого в течение часа благовестили с колоколен всех кишиневских храмов; затем, под трезвон, вынесли тело покойного в Собор, в котором началась Божественная литургия. После ее окончания – из-за тесноты – гроб вынесли в устроенную рядом с храмом специально устроенную палатку. Тут уже произошло отпевание.
Надгробное слово произнесли Преосвященный Димитрий (Сулима), приехавший из Одессы протоиерей Петр Куницкий и ректор Кишиневской семинарии архимандрит Ириней (Нестерович).




Владыка Димитрий и о. Ириней говорили на русском, отец Петр – на молдавском.
«…Отец и Архипастырь наш, его же кончину мы ныне оплакиваем, – сказал протоиерей Куницкий, – учил уже не точию словом, но и делом и житием своим, и не токмо нас здесь, но и других во многих странах и местах. […] Полтава, Екатеринослав и Киев вечно не забудут времени Пастыреначальничества Митрополита Гавриила Молдавской нации, где он пастырствовал до приближения старости; но сей возраст был ему предназначен собственно для его отечества. Се уже тринадесять исполняется лет, отколе Провидение Божие воззвало его паки в места отечественные. Прежде всего церковь Молдовлахийская воспользовалась наставлением и управлением сего великого и просвещенного Архипастыря; затем Бессарабия была счастливее всех мест, где он служил, сподобившись иметь его Архипастырем до конца жизни его и насладившись трудами последних трудов его.
Чего не сделал муж сей в области Бессарабской, с благословением и помощию Божиею? Храмы Божественные умножил и украсил, служителей Таин Святых образовал и исправил, училище для закона и других полезных знаний устроил, что все видим глазами и осязаем руками. Камение возопиют, аще мы не исповедуем. […]
Светильник наш угас; подпора благоденствия нашего пала. Горе нам во тьме недоумения! Горе нам без Архипастыря и покровителя! Плачьте чада Церкви Бессарабския: вы лишились Отца своего; плачьте соотечественники молдавские: пал великий столп отечественных ваших надежд и благотворений; плачьте обидимые: чаяние утешения вашего скончалось; плачьте благоденствующие: основание счастия вашего поколебалось; плачем мы все, ибо Владыка наш, Архипастырь наш отыде от нас» («Отечественные Записки». СПб.1821. Ч. 7. Кн. 15. С. 111, 113-116).




Совершив отпевание, гроб с телом Владыки поставили на погребальные дроги и через весь город в составе огромной процессии повезли в Каприянский Успенский монастырь, отстоявший в то время от Кишинева на 25 верст. Там усопший Экзарх заранее приготовил себе место для последнего упокоения.
За выносным крестом шли воспитанники семинарии, хоругвеносцы, четверо диаконов несли крышку гроба. Далее следовал экзарший крест; за ним на бархатных подушечках специально отряженные генералом И.Н. Инзовым военные и гражданские чины несли награды почившего: ордена Св. Андрея Первозванного, Св. Равноапостольного Князя Владимiра 1-й степени, Св. Александра Невского и Св. Анны 1-го класса.
Присутствовавший на похоронах А.С. Пушкин отметил это событие в дневнике (3 апреля 1821): «Третьего дни хоронили мы здешнего митрополита: во всей церемонии более всего понравились мне жиды: они наполняли тесные улицы, взбирались на кровли и составляли там живописные группы. Равнодушие изображалось на их лицах; со всем тем ни одной улыбки, ни одного нескромного движенья! Они боятся христиан и потому во сто крат благочестивее их».



Одесские евреи. Рисунок из альбома «Путешествия по России» П.П. Свиньина.

Похоронили Митрополита Гавриила 2 апреля. «…На второй день, в Лазареву Субботу, – писал архимандрит Ириней, – после Божественной литургии и панихиды, на коих присутствовали множество духовенства и первейших чиновников из города, наконец положено было тело знаменитейшего Святителя в каменный склеп» («Отечественные Записки». СПб.1821. Ч. 7. Кн. 15. С. 75-76).
Из документов известно, что 2 апреля в обители были Наместник генерал И.Н. Инзов, гражданский губернатор К.А. Катакази, вице-губернатор М.Е. Крупенский. Весьма вероятно, что там был и А.С. Пушкин (В.Ф. Кушниренко «“…Хоронили мы здешнего митрополита” (Пушкин и Бэнулеску-Бодони)» // «Независимая Молдова». Кишинев. 2005. 16 июня).
Преемником почившего Экзарха стал один из его ближайших сотрудников – епископ Бендерский и Аккерманский Димитрий (Сулима, 1772–1844): 18 июня 1821 г. его возвели в сан архиепископа, поставив на Кишиневскую и Хотинскую кафедру.



Владыка Димитрий (Сулима).

Родом из семьи духовного звания Харьковской губернии, Преосвященный Димитрий избрал знакомую ему с детства стезю. С юности он выделялся острым и проницательным умом и исключительной памятью. В окружении Экзарха он оказался еще в 1810 г. благодаря протоиерею Петру Куницкому, вытребовавшему его из Николаева (где он был тогда протоиереем Адмиралтейского собора и законоучителем штурманского училища) в Яссы.
Митрополит Гавриил избрал его для управления церковными делами в Бессарабии. Вдового уже к тому времени, протоиерея Даниила Сулиму в мае 1811 г. постригли в монашество, а несколько дней спустя (16 июня) хиротонисали во епископа Бендерского и Аккерманского, викария Молдовлахийского экзархата.
Заступив в 1821 г. место своего учителя, Преосвященный Димитрий сделал немало. Как и его предшественник, особое внимание он уделял духовному просвещению: в Кишиневском, Бендерском и Аккерманском уездах, а также при монастырях (Курковском, Добружском и Гиржавском) он открыл несколько духовных школ. Потрудился он и над переводом богослужебных книг на молдавский язык.
Именно его стараниями в 1833-1836 гг. в Кишиневе был построен новый кафедральный собор – Рождества Христова, существующий и до сей поры. В правом приделе Владыку и погребли после кончины, последовавшей 4 августа 1844 года.



Продолжение следует.

АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (15)


Путешествие Онегина. Иллюстрация художника П.П. Соколова (1826–1905) к роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин». 1891 г.


Фотографии Митрополии в Кишиневе публикуются нами по:
http://oldchisinau.com/zdaniya-i-pamyatniki/ischeznuvshie-zdaniya-kishinyova/mitropoliya-kompleks/
https://locals.md/2017/ischeznuvshie-zdaniya-kishinyova-tserkov-arhangelov-mihaila-i-gavriila/



Невидимые нити (продолжение)


Предварительные условия мира с Турцией, по которой к России отходила восточная часть Молдавского Княжества, на которую совершенно произвольно было распространено название одной лишь ее небольшой части – Бессарабии, были подписаны в Бухаресте 4 мая 1812 года. Окончательная ратификация договора произошла лишь 19 июля – месяц спустя после перехода Наполеоновской армией Немана. Вот почему Император Александр I называл впоследствии этот мир Богодарованным.
Не всё, однако, было просто на самой границе. Там происходило то, о чем писал в своей книжке 1813 г. отец Петр Куницкий. «Доходят до меня сведения, – писал в сентябре 1812 г. сенатор В.И. Красно-Милашевич, – что некоторые неблагонамеренные бояре стараются в новоприобретенной части народ привести в безпокойство и нерешимость и заставить переселяться на правый берег Прута на молдавскую сторону, для чего употребляются различные ложные внушения и истолкования о невыгодности жить под Российским правительством, сказывая, что там простой народ находится в рабстве, обременяется всякими платежами и повинностями, и прочее тому подобное […] Бояре это делают единственно для собственных своих видов и пользы…»



Василий Иванович Красно-Милашевич (1752–1820) – киевский губернатор, сенатор (1801), действительный тайный советник (1808). В 1810-1812 гг. председательствовал в Диванах Молдавского и Валашского Княжеств. Обустраивал администрацию присоединяемой к России Бессарабии. Приводимый нами портрет его хранится в запасниках Русского музея в Петербурге.

Между тем французы заняли Москву, турецкие войска расположились лагерем вдоль Прута, а по Бессарабии прокатилась страшная чума. Народ массово – семьями и целыми селениями – уходил за Прут. «Не знали, – писал протоиерей Куницкий, – что делать и куда обратиться» («Херсонские Епархиальные Ведомости». 1816. № 18. С. 89).
Сам священник вместе с Митрополитом Гавриилом и немногими другими его сотрудниками перебрались в это время из Ясс в Кишинев. Владыка, составивший проект учреждения на присоединенных землях новой епархии, подробно проинструктировал отца Петра перед очередной его поездкой в Петербург.



Фрагмент плана Кишинева 1800 г.

Благодаря сохранившейся переписке, которую они вели в марте-апреле 1813 г., видно, какие проблемы больше всего интересовали Архиерея.
«Радуюсь, – сообщал митрополит Гавриил в письме от 27 апреля, – что Вы прибыли в Петербург и находитесь здоровы… Извещаю Вас, что я с Божьей помощью начал уже строение митрополитанского дома, основавшись на уверениях его сиятельства, князя Александра Николаевича [Голицына[, что и Святейший Синод с предположениями моими, касательно устроения в городе Кишиневе митрополитанской кафедры, согласен и Всемилостивейший Государь Император для Высочайшего утверждения сих предположений ожидал только по сему предмету отзыва от здешнего господина губернатора, каковой отзыв давно уже послан. И хотя я надеюсь начатое строение сие окончить одними кветковыми деньгами, при помощи добрых наших епархиальных обывателей, кои сами вызываются на то; однакож, за всем тем, крайнюю имею нужду в подводах для вывоза камня и леса. Подводы сии мог бы мне доставить здешний господин губернатор из прилежащих к Кишиневу селений.



Первоначальное здание Митрополии в Кишиневе.

Я уверен, что ежели благодетельный наш князь Александр Николаевич благосоизволит со стороны своей обозваться к нему по сему предмету, то господин губернатор, обрадованный отзывом таковой высокопочтенной особы, без сомнения будет оказывать мне по просьбам моим более и более пособия в деле сем…
Доведите немедленно вышесказанные обстоятельства до сведения его сиятельства и просите, чтобы он не отказал нам в сей милости и не оставил сделать помянутый отзыв к господину Стурдзе. Я особо писать об этом к его сиятельству не смею, а надеюсь, что Вы, по усердию своему ко мне, постараетесь и сию порученность выполнить с успехом.
Впрочем, отец протоиерей, Вам самим довольно известны наши нужды; Вы знаете, что я с трудом удерживаю при себе штат мой, единственно обнадеживая получением из Святейшего Синода утверждения на представление мое.
Киприяновского монастыря я еще не принял и доходами оттуда никакими не пользуюсь до получения из Святейшего Синода указа. Монастырь сей хотя состоит и в долгах, но ежели Бог даст получить мне его, то я надеюсь, при доброй экономии, и долги в скорости без великого затруднения выплатить и дом свой содержать из доходов его.
Архимандрит Анфим, сей хитро-коварный грек, живет доселе в Яссах и уже не немотствует, но говорит очень ясно и действует заодно со всеми угнетателями нам преданных, из коих угнетателей первый есть митрополит Вениамин».
Поставленных митрополитом Гавриилом во время войны, при Русской администрации духовных лиц действительно преследовали в Княжестве после вывода Русской армии, подвергая разного рода лишениям.
Митрополит Молдавский Вениамин (Костаки, 1768–1846), о котором идет речь в письме, происходил из древней боярской семьи Болдуров. Избранный в 1803 на Молдавскую и Сучавскую кафедру, он занимал ее в течение сорока лет с перерывами, связанными с Русско-турецкой войной и Этерией. В 1807 и 1821 гг. он был некоторое время даже Наместником Господаря.
Особое внимание Преосвященный Вениамин уделял народному просвещению, которому старался придать национальное румынское направление, основав в 1803 г. в Яссках упоминавшуюся нами ранее Сокольскую семинарию, а в Нямецком монастыре – типографию.
Провозгласив в 1806 г., в самом начале Русско-турецкой войны: «Истинное счастье сих земель заключается в присоединении их к России», – после отторжения по Бухаресткому миру восточной части Молдавского Княжества, он поддержал протест ясского Дивана от 26 октября 1812 г., поспособствовав посылке его на рассмотрение Венского Конгресса. Однако поскольку роль Императора Александра I в разгроме Наполеона была огромна, вопрос этот там даже не рассматривался.
Анархия, разбой и грабежи, развязанные Этерией 1821 г., вынудили его бежать из Молдавии. Убежище Владыка Вениамин нашел в Бессарабии. В Княжество он вернулся только после установления там спокойствия; скончался в монастыре Слатина, где и был погребен. В 1886 г. останки Митрополита были перенесены в новый кафедральный собор в Яссах.



Митрополит Вениамин (Костаки).

Вскоре преследовавшиеся за Прутом близкие Экзарху Гавриилу духовные лица смогли покинуть Молдавию и устроиться в Бессарабии; некоторые из них получали впоследствии даже пенсии.
21 августа 1821 г., находясь в Теплице, Император Александр I утвердил доклады Св. Синода об учреждении в Бессарабской области новой епархии (с включением в нее Тирасполя, Очакова и Одессы), назначив Преосвященного Гавриила Митрополитом Кишиневским и Хотинским с сохранением прежнего звания – Экзарх Святейшего Синода.
За неделю до этого протоиерей Петр Куницкий получил алмазные знаки ордена Св. Анны 2-й степени. За «способность и деятельность в исполнении поручений, начальством на него возложенных», – говорилось в Царском рескрипте. Митрополит исхлопотал также своему посланцу дворянское достоинство и земли в Тираспольском и Одесском уездах.
По возвращении в Кишинев отец Петр был назначен Первоприсутствующим в Митрополичьей Дикастерии, став также кафедральным протоиереем.



У старого собора в Кишиневе. Рисунок Петра Кичику. 1938 г.

Первоначально Митрополия формировалась вокруг старого кафедрального собора – такой статус вплоть до освящения в 1836 г. нового имел возведенный в 1802-1806 гг. на месте уничтоженной в 1739 г. во время Русско-турецкой войны церкви Святителя Николая XVII века храм Архангелов Гавриила и Михаила.


Памятная доска со сведениями о строительстве храма Архангелов Гавриила и Михаила, вмурованная в стену церкви.

Именно в ней жители Кишинева присягали на верность Императору Александру I. Тут несколько лет спустя молился и Сам Государь. Здесь служил Митрополит Гавриил, а потом и его преемники…
Любимым детищем Митрополита Гавриила была Духовная семинария, указ об учреждении которой он издал еще 30 сентября 1812 г. Устроить он ее хотел по образцу Киевской, полный курс в которой составлял восемь классов. Воспитанники должны были изучать Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, катехизис, риторику и философию, а также латинский, греческий, славянский, молдавский и русский языки.
Разработку программы Владыка поручил о. Петру, назначенному ректором семинарии. Остальной преподавательский состав был набран также из тех, кто окружал Экзарха еще в Дунайских Княжествах.
Префектом и учителем грамматического класса был назначен Иван Нестерович, а учителем приготовительного класса и экономом – Исидор Гербановский. (Первый стал впоследствии Архиереем, второй – выпускник Киевской академии, в 1810 г. преподавал в народной школе в Яссах, впоследствии был протопопом в Бендерском уезде, настоятелем кафедрального собора в Кишиневе, законоучителем Ришельевского лицея в Одессе, где он и скончался. Его сын Николай Гербановский (ок. 1815 – ок. 1880) – известный русскоязычный бессарабский писатель).
Уже в октябре 1812 г. к началу занятий всё было готово, не было только подходящего помещения. В январе 1813 г. отец Петр подал на имя Преосвященного рапорт с предложением до постройки собственного здания нанять две комнаты в доме полковника Грабовского. Осмотрев их, Владыка принял решение об открытии семинарии, состоявшееся 31 января. Торжественный акт начался с Божественной Литургии и молебна в кафедральном соборе.



Старый собор. Снимок начала 1920-х гг.

Первым ученикам семинарии было от восьми до двенадцати лет. С 1813 по 1823 гг. здесь получили образование около полутора тысячи человек, в том числе 850 детей из духовного сословия и 650 светских. В 1816 г., по желанию бессарабского дворянства, при семинарии был учрежден Благородный пансион, преемником которого была учрежденная в 1834 г. гимназия.
Нанятый для семинарии дом уже к 1815 г., «по крайней ветхости и по тесноте своей», не отвечал своему назначению, да к тому же он «был даже опасен, грозя разрушением» в любую минуту. За помощью Митрополит обратился к губернатору и к частным жертвователям (к числу наиболее усердных относился и он сам).
Вот как описывает комплекс зданий Духовной семинарии и Митрополии, воздвигнутых уже ко времени приезда в Кишинев Пушкина биограф Преосвященного Гавриила – Авксентий Стадницкий (сам впоследствии митрополит):
«…В скором времени на новом месте, бывшем под буграми и кустарниками, появилось прекрасно двухэтажное здание семинарии с флигелями для учителей, для бурсы, для “благородного пансиона” при семинарии, для больницы и прислуги. И тут же рядом красовалось обширное архиерейского дома с церковью и флигелями: для дикастерии, типографии и т.п., с обширным парком. […]



Один из домов старой Митрополии. Вид со двора. 1930-е годы.

Приискание и планировка местности для Митрополии с семинарией при ней показывают в Гаврииле необыкновенный технический талант. Для построения их он выбрал местность, находившуюся в версте расстояния от города, на горной покатости, с западной его стороны. Местность эта в то время была покрыта высокими буграми от 3-х до 7 сажен и заросла кустарником.
Все эти вековые наросты на гористой почве были срыты и снесены, и вся местность не для одной уже Митрополии, но и для имеющего образоваться нового города, Митрополитом распланирована, и можно положительно сказать, что Кишинев своим преобразованием из бывшего доселе местечка Кишла-ноу в обширный благоустроенный город обязан митрополиту Гавриилу. В настоящее время так называемая Митрополия, консистория и семинария занимают центральное положение в городе, служа украшением его».



Здание семинарии с 1817 г. до перестройки его в 1862 г. Справа – семинарская церковь, появившаяся в 1862 г.

Находившийся во время переезда в Бессарабию при Экзархе очевидец так описывал возникновение Митрополии: Преосвященный Гавриил «в сентябре месяце [1812 г.] переместился в Кишинев со всем штатом своим. Толь знаменитый муж помещался здесь в самом тесном домике, снося все невыгоды. Но дух его не мог быть стесненным. Он […] немедленно начал мыслить о построении Архиерейского дома, семинарии, типографии и прочих строений.
Приготовив часть нужных для сего материалов и получа в 1813 году со своими благонамеренными предначертаниями, по докладу Святейшего Синода, Высочайшее утверждение образования Кишиневской епархии, он начал производить в 1815 году весною строения, не требуя ничего от казны. Усердие и любовь жителей всякого звания и состояния к Святительской особе его и собственные пожертвования всем достоянием, а затем занятые из казны 50 000 левов, кои в бытность в Кишиневе Всемилостивейшего Государя подарены, были причиною, что на возвышеннейшем и самом лучшем месте Кишинева явилась Митрополия и семинария со службами, кладязями и садами, что вместе составило род некоего замка или особенного города.
Сверх сего Высокопреосвященный Гавриил в семи верстах за городом завел виноградные сады и рощу и при них построил небольшой дом для летнего отдохновения и нужные службы, предположив вскоре выстроить там же приличные для летнего Архиерейского пребывания дом и всё нужное для виноградных садов, а в Киприановском монастыре, где покоится тело его, воздвиг огромную […] каменную церковь и украсил ее самым приличнейшим образом» («Отечественные Записки». СПб.1821. Ч. 7. Кн. 15. С. 89-90).



Одновременно с Архиерейским домом была построена Покровская церковь, существенно перестроенная в 1892 г. Этот снимок сделан в 1889 г. до этих работ.

В вышедшем в 1816 г. «Описании Бессарабской Губернии» известный русский писатель, путешественник, издатель и пушкинский знакомый Павел Петрович Свиньин (1787–1839) следующим образом представлял своим читателям кишиневскую Митрополию:
«Митрополия основана в 1815 году Преосвященным митрополитом Гавриилом на пустом месте и ныне состоит из следующих зданий: посреди большого двора, обнесенного каменною стеною, митрополитский дом, длиною 27 и шириною 8 сажень; при нем домовая церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы.
Засим следует с восточной стороны 1) дом для викарного епископа на саженях длины и ширины; 2) флигель для помощников и псаломщиков; 3) амбар для съестных припасов братии, с погребом; 4) флигель для духовника и крестовых иеромонахов и иеродьяконов; 5) корпус для типографии с потребными кельями для управляющего типографиею и работников, подле него флигель для братской трапезы, кухня и хлебная с кельями для поваров и хлебников; близ них черный двор, где находятся конюшни, два каретных сарая и два небольших флигеля, один для переплетной, а другой для разных мастеровых.
С северной стороны: 1) флигель, в котором помещается в разных удалениях дикастерия со своей канцелярией и архивом, казначейство, экономическое правление и эконом со своим помощником письмоводителем.
В том же ряду отдельно: 2) амбар для съестных припасов и другой собственно для митрополитского стола, с погребом, а далее к северо-западу кухня и хлебная архиерейская.
Все сии строения каменные, иные с деревянной, некоторые с черепичной крышей. Сверх сих строений благодетельный Екзарх предполагает выстроить близ митрополии особенный двор с гостиницею для постоя священно- и церковнослужителей, приезжающих в город по каким-либо делам… Кроме того, учреждается при митрополии больница и выстроятся бани».



На этом и двух следующих снимках запечатлены постройки старой Митрополии, ныне уже не существующие.

Посетивший Кишинев летом 1821 г. англичанин Эдвард Хендерсон в книге, вышедшей в Лондоне в 1826 г., так передавал свои впечатления: «Кишинев, который несколько лет тому назад был всего лишь незначительной деревушкой, приобрел за последнее время определенное значение, будучи местом пребывания правительства (Бессарабии) и резиденции Экзарха и других высоких представителей молдавской, сербской и армянской церквей. […] Отдельно от остальной части города расположен большой зеленый квартал с каменными строениями, находящимися на расстоянии друг от друга; некоторые из этих зданий, такие, как резиденция Экзарха, правительственные учреждения и др., имеют величественный и внушительный вид» (О. Губарь «Кишинев в 1821 году» // «Кодры». Кишинев. 1993. № 4. С. 238).



А вот как описал это место в дневниковой записи от 4 апреля 1822 г. состоявший при Наместнике член Попечительного комитета об иностранных колонистах Южной России князь П.И. Долгоруков: «Митрополия есть, так сказать, домашняя архиерейская. Она составляет часть его дома. Одна деревянная колокольня, несколько каменных флигелей, большие два двора, сад и каменная вокруг всего ограда дают сему подворью вид монастырский. Все эти строения расположены на пространном возвышении, с которого видны от Кишинева токмо кровли больших домов и некоторые церкви. С левой стороны прилегает большой каменный дом, в котором расположена семинария, и публичный сад, а с правой дорога идет к Аккерманской заставе. Собор или русская церковь находится в средоточии самого города, выстроена на манер немецкой с одною колокольнею и над престолом нет купола» (П.И. Долгоруков «35-й год моей жизни или два дни вёдра на 363 ненастья» // «Звенья». Т. IX. М. 1951. С. 63).



Чтобы оценить вклад Митрополита Гавриила в формирование облика Кишинева, приведем вот этот панорамный снимок, выполненный в 1889 г. фотографом П.М. Кондрацким с колокольни нового собора. Построек, возведенных до 1821 г., на ней немного: с того времени некоторые здания изменили свой облик, появились новые постройки, но всё же идея, заложенная Владыкой, осталась неизменной. Замысел подкорректировали, но не смогли всё же похоронить окончательно ни подрывы зданий при отступлении в 1941-м, ни бомбардировка перед занятием города в 1944-м, ни варварские разрушения мирного времени:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/161924.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/162211.html




Еще в 1913 г. в старом здании Митрополии с открытой галереей и дорическими колоннами – одной из первых построек Митрополита Гавриила, служившей ему резиденцией, – был открыт первый в Кишиневе музей – Бессарабского историко-археологического церковного общества, уничтоженный в июле 1941 года…


Издательская обложка описи экспонатов музея («Opisul obiectilor ce se păstrează în Museul Societăţii istorico-arheologice bisericeşti basarabene din Chişinău». Chişinău. 1924) и его организатор и первый директор Иосиф Михайлович Пархомович (19.3.1846–24.1.1932) – сын священника, выпускник, а потом преподаватель Кишиневской духовной семинарии, автор трудов по церковной истории Бессарабии.


В советское время историческое здание Митрополии, как и первый кафедральный собор Кишинева – храм Архангелов Михаила и Гавриила – безжалостно стерли с лица земли.
«…Осенним утром 1955 года к храму пригнали технику и приступили к его сносу. Несмотря на почтенный возраст, здание даже не дрогнуло от первых ударов.
“Я шла в школу, – вспоминает Людмила Шевченко, жительница Кишинева, – и вдруг возле церкви увидела настоящий танк, который делал непонятные движения. Набрав скорость, он налетал на храм, пытаясь протаранить стены. На другой день, идя той же дорогой, видела, что, несмотря на зияющие провалы в стенах, церквушка все еще стоит. Несколько дней моя набожная бабушка, следившая за развитием событий, рассказывала, как власти сражаются с церковью”.




Архитектор Г. Босенко тоже был свидетелем крушения храма: “Его так качественно построили, что рабочие не могли расшатать стойки, на которых крепился колокол. Обвязав тросами каждую стойку, они рванули тягачом. Тросы здание разрезали, как ножом, стены сели, но не рухнули. Так по слоям их и кромсали… ”



Церковь и прилегающие строения были снесены в 1955 году, уже после прокладки Центрального Луча (проспекта Молодёжи, бул. Ренаштерий, бул. Григоре Виеру).
На месте снесённой церкви был построен кинотеатр “Москова” (позже в этом же здании располагался одноимённый развлекательный ночной клуб, после – театр Е. Ионеско).
Говорят, в подвалах бывшего кинотеатра сохранился фрагмент кладки старого Собора»:

https://locals.md/2017/ischeznuvshie-zdaniya-kishinyova-tserkov-arhangelov-mihaila-i-gavriila/


Продолжение следует.

АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



Из полученного мною документа: «Прекращено уголовное преследование Василия Бойко-Великого в день Успения Пресвятой Богородицы 28 августа 2020 года.
Суд прекратил длившееся 15 лет уголовное дело в отношении Бойко-Великого и других 9 подсудимых за отсутствием в их действиях состава преступления.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Слава Богу за все!
Совет Директоров АО “Вашъ Финансовый Попечитель”».
«…Такого никто не ожидал, – пишет супруга Василия Вадимовича. – К нынешнему дело это прямого отношения как бы не имеет, но косвенно – конечно, скажется. По крайней мере, перестанут тыкать этим старым делом...»



АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



АНГЕЛУ ГРОЗНОМУ ВОЕВОДЕ – МОЛЕНИЕ




Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Великий Царю безначальный и невидимый и несозданный, седяй на Престоле со Отцем и со Святым Духом, посли архангела Своего Михайла на помощь рабу Своему Василию, изъяти из руки враг его.
О великий Михайле архангеле, демоном прогонителю, запрети всем врагом, борющимся с ним. Сотвори их яко овец, и сокруши их яко прах пред лицем ветру.
О чудный архистратиже страшный Михайле архангеле, хранителю неизреченных таин, егда услышиши глас раба Божия Василия, призывающаго тя на помощь, Михайле архангеле, услыши и ускори на помощь его и прожени от него вся противныя нечистыя духи, соблюди раба Божия Василия, в узах пребывающаго, от очию злых человек и от напрасныя смерти, и от всякого зла, ныне и присно и во веки веков. Аминь.