?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: музыка




Байройт: вилла «Ванфрид» и театр Вагнера


На исходе зимы 1883 года в Байройт из Венеции доставили тело Рихарда Вагнера и погребли рядом с его виллой «Ванфрид».
А начиналось всё приездом сюда в апреле 1871-го Рихарда и Козимы Вагнер.
В следующем году приступили к строительству самой виллы. Название ее происходит от двух слов: Wahn – «иллюзия, заблуждение» и Frieden – «мир, покой».




Надпись на фасаде золотом гласит: «Здесь, где мои мечты покой нашли. “Wahnfried” [Покоем Мечты] да наречешься, этот дом, для меня».
Над входом – барельеф с изображением Вотана в образе странника и двух вещих воронов.




18 апреля 1874 г., ровно три года спустя после первого приезда в Байройт, Рихард Вагнер поселился тут с женой Козимой.


Библиотека Рихарда Вагнера на вилле «Ванфрид» состоит более чем из двух с половиной тысяч томов.

В июле 1875 г. Король Людвиг II, друг и покровитель композитора, Которого Вагнер называл «со-творцом Байройта», послал Свой бронзовый бюст, который до сих пор находится перед самым входом в виллу.



Одновременно с жилищем началось строительство Фестшпильхауса – оперного театра Вагнера, которое и превратило город, по словам композитора, в «оплот искусства будущего».
Уже имевшаяся в городе Маркграфская опера, построенная в 1748 г. маркграфиней Вильгельминой Прусской, дружившей с Вольтером сестрой Фридриха Великого, для осуществления замыслов Вагнера не подходила.
В этом великолепном здании 22 ноября 1873 г. проходило торжественное празднование 60-летнего юбилея композитора.



Фасад и интерьер Маркграфской оперы в Байройте.
http://lenaburova.ru/italy/Italy2011/30Beyreut.htm


За год до этого события, 22 мая 1872 г., в день рождения Вагнера, был заложен первый камень в основание будущего театра, а уже к лету строительство его было завершено.
Театр специально строился для полной, в соответствии с авторской волей, постановки «Кольца нибелунга», которая смогла бы донести до зрителя неискаженный посредниками грандиозный замысел гениального композитора.
«Вы видите теперь, что мы можем сделать», – заявил Вагнер после премьеры ближайшим друзьям.



Фестивальшпильхаус – оперный театр Рихарда Вагнера в Байройте.

Желание композитора было вполне обосновано и логично. Общая продолжительность четырех опер 15 часов. Длительные перерывы между просмотрами оперы, безусловно, снижают ее восприятие.
Мне это стало ясно, когда летом 1975 г. в течение четырех дней подряд мне посчастливилось посмотреть всю тетралогию на сцене Большого театра в исполнении Шведской Королевской оперы.
Грандиозное и неизгладимое впечатление на всю жизнь! И, кстати, случившееся в Москве ровно 99 лет спустя после премьеры в Байройте…



Обложка и фрагмент странички из буклета, выпущенного в Москве в 1975 г. с рассказом о Шведской Королевской опере и ее труппе с либретто тетралогии Рихарда Вагнера.


Обозреватель «Недели» (1975. № 30) Е. Добрынина так писала об особенностях этой шведской постановки:



Интерьер Вагнеровского театра.

При всей лаконичности внешнего и внутреннего убранства, Вагнеровский театр в Байройте является непревзойденным для прослушивания опер.



Одна оркестровая яма, создающая особое звучание – байройтское волшебство музыки – чего стоит!
Именно она создает совершенно исключительные акустические качества, за что ее и прозвали «поющей виолончелью».

https://zen.yandex.ru/media/kultshpargalka/samyi-elitnyi-teatr-v-mire-vagnerovskii-festshpilhaus--5a9ad039a815f1df408b926f?integration=publishers_platform_yandex



Итак, последняя опера тетралогии, как мы уже говорили, была завершена в конце ноября 1874 г., а к лету 1876 г. были закончены все строительные и отделочные работы.
Театр был готов к встрече со зрителями.
Первый Байройтский фестиваль прошел с 13 по 30 августа 1876 года. Во время него тетралогия прозвучала трижды. На премьере присутствовали композиторы Э. Григ, А. Брукнер, К. Сен-Санс, П.И. Чайковский, Ц.А. Кюи…
В тот год Байройт посетили Император Вильгельм I и Австрийская Императрица Елизавета, художник Ренуар, скульптор Роден, писатели Бернард Шоу и Марк Твен…
Второй Байройтский фестиваль открылся 26 июля 1882 г. На нем давали премьеру «Парсифаля», прозвучавшую 16 раз кряду!
А 14 февраля 1883 г. Рихард Вагнер скончался в Венеции.



Диван, на котором 13 февраля 1883 г. в Венеции скончался Рихард Вагнер, находится сегодня в экспозиции на вилле «Ванфрид».

Его похоронили в саду рядом с виллой «Ванфрид». Там упокоилась и его супруга Козима, почившая в Байройте 1 апреля 1930 г. На могильной плите нет ни единой надписи.



Неподалеку камень над захоронением любимого ньюфаундленда Рихарда Вагнера: «Здесь покоится и охраняет Вагнеров Русс».



Ныне Вагнеровские фестивали в Байройте проводятся ежегодно с 25 июля по 28 августа. Купить билет туда непросто: очередь растягивается на семь, а иногда и на все 12 лет…



В состав музея Рихарда Вагнера входят сегодня три здания:
Вилла «Ванфрид», где он жил со своей женой Козимой (дочерью великого венгерского композитора, пианиста-виртуоза Ференца Листа).
«Дом Зигфрида» (сына композитора).
И, наконец, новое здание, построенное к 2015 г. берлинским архитектором Фолькером Штаабом. В этом двухуровневом здании, среди прочего, выставлены костюмы, в которые были одеты оперные певцы во время Байройтских фестивалей, начиная еще с тех, которые происходили при жизни композитора.



Окончание следует.

Марика Балан. Пост сопровождается фотографиями из ее личного альбома. Кадры из документального фильма Мирчи Сурду.


«Глубже, чем все колодцы мiра» (продолжение)


«Песенное искусство наиболее отчетливо отражает глубины безсознательного».
Лучиан БЛАГА.


Пение Марики Балан – отдельная особая тема.
В Молдавии этим, конечно, никого не удивишь, но то было все-таки совершенно особенное исполнительское мастерство.
Знавший толк в пении, поставивший на отечественных и зарубежных сценах не одну оперу и оперетту народный артист России Лев Дмитриевич Михайлов так описывал этот феномен:
«В звуке ее голоса, в ее пении было что-то совсем особенное, приковывающее к себе, бравшее в плен безыскусственностью, подлинной народностью, драматической насыщенностью.
Это было пение из жизни, о жизни, для жизни…




Почему-то в памяти всплыли слова Гарсиа Лорки о знаменитом андалузском “канте хондо” – народном “глубоком” или “глубинном” пении. (Глубинном – в смысле “из глубины души” или “из глубины веков”).
Испанский поэт писал: “Канте хондо глубже, чем все колодцы и моря мiра, много глубже, чем то сердце, которое его поет, ибо оно почти бездонно. Оно идет от далеких племен… от первого плача и первого поцелуя”.
В этом пении есть вековые традиции, но нет застывших канонов: это вечно меняющийся и вечно живой поток народной поэзии».




Что же подтолкнуло Марику Балан, причем в то время, когда она еще жила в Москве, обратиться к пению?
Именно здесь на Всесоюзной фирме грампластинок «Мелодия» вместе с оркестром молдавской народной музыки под управлением Василе Гойя в 1971 г. она записала свою знаменитую пластинку «Поёт Марика Балан».
После выхода в 2011 г. в Молдавии документального фильма об актрисе местные журналисты были удивлены: «Голос потрясающий. Обидно, что о ней так мало знают у нас в Молдове».




Судя по пластинке, репертуар Марики Балан состоял во многом из песен, которые в свое время исполняла знаменитая румынская певица Мария Тэнасе, привнеся в них, разумеется, свои нюансы.
Тележурналисту Мирче Сурду Марика рассказывала также о большом влиянии, которое на нее оказала другая исполнительница румынских народных песен – Мария Лэтэрецу, с которой она была лично знакома.



Мария Лэтэрецу.

Об этих двух удивительных, малоизвестных у нас, к сожалению, женщинах мы и расскажем.
Простая румынская крестьянка из уезда Горж в Олтении, Мария Лэтэрецу (1911†1972) до 1949 г. пела в тарафе (народном оркестре) своего мужа, а после была солисткой оркестра «Барбу Лэутару» при Институте фольклора.



Мария Лэтэрецу.

Совершила немало зарубежных турне. Посещала она и СССР, выступала в Большом театре. Композитор Арам Хачатурян называл ее «Снежной королевой Румынии».
В течение года, подписав контракт, она пела в ресторане «Дунай», где, вероятно, и состоялось знакомство с ней Марики Балан.



Мария Лэтэрецу в 1966 г. вышла на пенсию. Скончалась 27 сентября 1972 г. в Ботошанском уезде (Запрутская Молдавия). Похоронена в Бухаресте на кладбище Святой Параскевы Пятницы. В 2006 г. Культурная ассоциация «Мария Лэтэрецу» открыла дом-музей певицы в ее родном селе Бэлчешты в уезде Горж.

Другая упоминавшаяся нами певица – Мария Тэнасе (1913†1973).
Это, пожалуй, наиболее известная во всем мiре культовая исполнительница классического румынского фольклора.
Родилась она в бедной семье на окраине Бухареста в местности, называвшейся «Кирпичный завод». Однако там любили народную музыку.



Колоризованная фотография Марии Тэнасе в румынском народном костюме.

Известность Мария Тэнасе приобрела к 1938 г., записав первые свои песни на румынском радио.
К сожалению, все эти записи были уничтожены после того, как к власти в 1940 г. на недолгое время пришли представители Железной Гвардии. Утверждали, что такое исполнение искажает подлинный румынский фольклор. Настоящая же причина заключалась в том, что среди тех, кто окружал певицу, было немало евреев.



Мария Тэнасе.

О том, насколько основательны были подобные утверждения, в Румынии узнали совсем недавно, когда в одной из бухарестских газет 11 апреля 2007 г. была опубликована основанная на секретных ранее документах статья о том, что Мария Тэнасе состояла секретным агентом Службы специальной информации, руководил которой в 1940-1944 г. Еуджен Кристеску (1895†1950).
http://www.evz.ro/detalii/stiri/maria-tanase-a-fost-agent-secret-436876.html


Еуджен Кристеску родился в небогатой многодетной семье в селе Грозешты (уезд Бакэу). В 1916 г. окончил Ясскую Духовную семинарию. Принимал участие в первой мiровой войне. После окончания Ясского университета со степенью доктора права (1923) работал в органах государственной безопасности и Министерстве внутренних дел. Автор первой аналитической работы о коммунистическом революционном движении в Румынии в 1918-1926 гг. и его связях с Коминтерном, высоко оцененной представителями власти.
После устранения генералом Ионом Антонеску – руками Железной Гвардии – основателя и первого руководителя Секретной службы информации (т.н. Сигуранцы) Михаила Николаевича Морузова (1887†1940), сына русского священника, декретом от 12 ноября 1940 г. Кристеску был назначен ее генеральным директором.
За то время, что он возглавлял SSI, Е. Кристеску приобрел влиятельных врагов. Весной 1943 г. до него дошли вести о том, что НКВД назвало его «врагом № 1 коммунизма в Румынии». Высоко оценивала его деятельность английская и американская разведки. Сразу же после капитуляции Румынии началась охота за его секретным архивом и им самим. Искали советские спецслужбы, союзники, румынские коммунисты и частные темные личности.



После войны Кристеску был обвинен в организации т.н. Ясского погрома и еврейских чистках в Бессарабии.
Справедливости ради следует сказать, что причины «кровавой недели» в Яссах, длившейся с 28 июня по 2 июля 1941 г., следует искать не во «вспышке слепой ксенофобии», как пыталась представить дело румынская историография эпохи социализма, а, отчасти, и официальная нынешняя.
Согласно опубликованным вскоре после переворота 1989 г. основанным на документах и мемуарах современников исследованиям, это была реакция на организацию в первые же дни после начала войны Румынии с СССР левыми прокоммунистическими элементами (по этническому происхождению главным образом еврейскими) враждебных по отношению к стране их пребывания актов. (Приводились факты нападения на румынских солдат на улицах, а также на сигнализацию советским самолетам, бомбившим железнодорожный узел в Яссах – место скопления немецко-румынских войск. Писали и о попытке восстания.)
Не забудем, что из 100 тысяч жителей этой исторической столицы Молдавского Княжества 50 тысяч (пятьдесят процентов!) составляли евреи. Случай едва ли не уникальный.
Другой причиной погрома (что видно из даты его начала) – была реакция на национальный позор, каковым многие румыны почитали добровольное, без единого выстрела, возвращение 28 июня 1940 г. СССР Бессарабии. При этом следует иметь в виду не только нескрываемую радость, с которой кишиневские евреи встречали Красную Армию, но и активное их участие впоследствии в советских, партийных и карательных органах на этой территории.
Именно поэтому накануне вступления румынской армии на территорию Бессарабии возглавлявшаяся Еудженом Кристеску секретная разведывательная служба заранее составляла списки всех этих активистов, на руках которых, не забудем, была кровь многих их соотечественников, пусть и другой веры и иной крови. (Вспомним аналогичные действия белого следствия после цареубийства 1918 г. на Урале.)



Так это начиналось. (Кишинев. Июнь 1940 г.)




…А так закончилось. (Яссы. Июнь 1941 г.)

Что бы там ни говорили, но в 1941 г. в Кишиневе задерживали не первых попавшихся, а, прежде всего, по заранее составленным спискам, в формировании которых, используя свои обширные связи в еврейских кругах, участвовала и Мария Тэнасе…


Мария Тэнасе.

С таким же успехом, кстати говоря, легионеры могли обвинить певицу в контактах с американцами и англичанами. Внешне всё так и выглядело.
В указанной нами статье 2007 г. «Мария Тэнасе была секретным агентом» рассказывалось о том, что во время войны, по заданию Кристеску, она поддерживала постоянные контакты с высокопоставленными представителями американских и английских спецслужб. Аналогичные услуги оказывали и другие деятели румынской культуры, тот же, например, композитор и исполнитель Джордже Энеску. (Ранее среди информаторов Сигуранцы были: румынский премьер-министр Александру Вайда-Воевод, знаменитый историк академик Николае Йорга и даже глава Железной Гвардии Хория Сима.)
Учитывая состав тех, кто после войны пришел в Румынии к власти, нетрудно догадаться, что Еуджен Кристеску и такие как он подверглись первоочередному безпощадному преследованию. (Ведущие партийные и государственные посты, и прежде всего в министерстве внутренних дел и органах госбезопасности, занимали по большей части этнические евреи как вышедшие из подполья, так и приехавшие из Москвы, ждавшие там своего часа в резерве Коминтерна.)
В 1946 г. перед организованным в Бухаресте т.н. «Народным трибуналом Румынии» предстало 57 обвиняемых в Ясском погроме. Еуджен Кристеску 17 мая за «военные преступления и национальную катастрофу» был приговорен к смертной казни.
Королевский указ Михая I, смягчивший приговор до пожизненных каторжных работ, в сущности не изменил его судьбу: 12 июня 1950 г. 55-летний Кристеску умер в тюрьме Вэкэрешт, как говорили, после двухнедельной голодовки.
Согласно протоколу вскрытия, смерть его наступила «из-за сердечно-сосудистого склероза (хронический артрит и хроническая коронарная недостаточность)». На теле заключенного эксперты «не обнаружили никаких признаков насилия».



12 октября 1944 г. Еуджена Кристеску арестовал СМЕРШ, доставив вместе с маршалом Антонеску и другими близкими к ним лицам в Москву. В течение 16 месяцев его допрашивали на Лубянке. Допросы эти, по рассказам людей знающих, превращались иногда в лекции для советских специалистов, число которых доходило порой до 150-200 человек. В Румынии предполагалось установление просоветского правления, для чего нужно было хорошо знать, на кого можно было положиться. По словам же Кристеску, более половины румынских коммунистов состояли информаторами Сигуранцы.
Часто утверждают, что секретный архив генерального директора был «опустошен русскими». Однако, как полагают современные румынские исследователи, это не так. Очень многое удалось укрыть румынским коммунистам: с одной стороны, для того, чтобы подчистить свое сомнительное прошлое, с другой – для манипуляции сотоварищами с подмоченной репутацией.
В апреле 1945 г. Кристеску вернули в Румынию. Замена смертной казни пожизненным заключением последовала в результате его согласия на сотрудничество с МГБ. Курировавшие Кристеску находившиеся в то время в Румынии полковник Борисов и подполковник А.Н. Леонтьев использовали его в качестве живой базы данных, а также как свидетеля и консультанта политических процессов того времени, в т.ч. над национал-царанистами и легионерами. Кристеску находился в заключении в тюрьмах Аюд, Думбрэвень и Вэкэрешть.
Фотография из дела Е. Кристеску, заведенного на Лубянке.



Что касается Марии Тэнасе, то новые власти не питали на ее счет никаких иллюзий, безапелляционно считая ее «нашим врагом», однако, учитывая горячую общенародную любовь к ней, дальше неусыпной слежки не шли.
Певица оказалась им не по зубам…



Мария Тэнасе. 1948 г.

«Королева народной песни», «Румынский соловей», «Румынская Эдит Пиаф» – так ее называли.
Осознать, почему всесильная машина оказалась безсильной перед этой хрупкой женщиной, помогают сохранившиеся кадры кинохроники, запечатлевшие ее всенародные похороны:

https://www.google.ru/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&source=images&cd=&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwjspKHz6LDMAhVoLZoKHZbbBJ0QjhwIBQ&url=https%3A%2F%2Fwww.youtube.com%2Fwatch%3Fv%3DILHSJrXQN4A&bvm=bv.120853415,d.bGs&psig=AFQjCNF2jdBCDJxRZXS1DHStZ5f_nsASwQ&ust=1461915235932834

Других таких грандиозных проводов не политического или государственного деятеля, состоявшихся отнюдь не благодаря официальной поддержке, а, скорее, вопреки, трудно припомнить…













Мария Тэнасе скончалась сравнительно молодой: ей не было и пятидесяти…
Во время концерта в Хунедоаре 19 июня 1963 г. у нее неожиданно пропал голос.
Она прервала выступление, сказав:
– Братья, я больше не могу! У меня рак лёгких и я скоро умру! Больше вы не увидите меня!




Скончалась она там же, где и появилась на свет, – в Бухаресте, через три дня после последнего концерта: 22 июня.
Десятки тысяч ее почитателей, ценителей ее творчества вышли проводить ее в последний путь на кладбище Беллу.
В январе 1984 г. я побывал там с вдовой известного бессарабского историка и пушкиниста Георгия Гавриловича Безвиконного, работавшего там при «народно-демократическом» режиме кладбищенским сторожем.
Уже в то время могилу Королевы румынской песни посещали всё реже и реже.
По словам одного румынского журналиста, посетившего Беллу в 2014 году, сюда, чтобы возжечь поминальную свечу, приходит не более пяти человек в год.
Что поделаешь, sic transit gloria mundi.








Творчество именно этой знаменитой певицы оказало сильное влияние на Марику Балан.
Приведем, для сравнение, песню «Lume, Lume» в исполнении Марии Тэнасе:

http://www.virtualromania.org/music/maria/songs/07.%20Lume,%20lume.mp3

И Марики Балан:
http://www.youtube.com/watch?v=Mr6AuzfCGMw

Мiр мимолетен,
Один рождается, другой умирает…



Поёт Марика Балан. Кадр из документального фильма Мирчи Сурду.

Именно эта песня открывает ту самую пластинку, выпущенную в 1971 г. в Москве фирмой «Мелодия».



Аннотацию к ней писал не раз уже упоминавшийся нами народный артист России Л.Д. Михайлов:
«Она принесет в любой дом ощущение безкрайних степных просторов, красоты цветущих садов, вкуса молодого виноградного вина, сердечного богатства простого человека. Она расскажет о том, чему научила и чем одарила ее, родившуюся в далеком селе, древняя и вечно юная молдавская земля.
Актриса не случайно набрела на этот песенный материал, она долго искала его и сумела в бездонном потоке народной поэзии обнаружить то, что выражает ее душу и душу ее народа…
Старинные мудрые баллады, тоскливые плачи, веселые плясовые, трогательные лирические песни Марика поет самозабвенно, истово, чрезвычайно лично, словно страницы своей собственной биографии».




Сохранилась и фотография Марики Балан вместе с оркестром молдавской народной музыки под управлением Василе Гойя, сделанная как раз во время записи.


Марика Балан и участники оркестра Василе Гойя. Кадр из документального фильма Мирчи Сурду.
Василе Гойя происходил из семьи с давними музыкальными традициями: дед Андрей играл в военном оркестре в Петербурге при Императорском Дворе, а отец – в Бухаресте.
Он младший из трех братьев-музыкантов: Павла – дирижера симфонического оркестра Молдавского радио и телевидения (1979-1989) и Думитру – дирижера оркестра Молдавского театра оперы и балета (1878-1979) и Кишиневского филармонического оркестра (1979-1991).



В 1966-1971 гг. Василе Гойя учился в институте имени Гнесиных. Именно тогда в Москве, будучи еще студентом, он основал в 1967 г. в Москве из учившихся здесь молдаван первый свой оркестр «Виорика», в котором пела Марика Балан.


На этом укрупненном фрагменте предыдущей фотографии Марика запечатлена рядом с Василе Гойей.

Именно Василе Гойя, также уже изрядно постаревший, единственный из приглашенных, кто в 2011 г. во время съемок документального фильма приедет к Марике Балан в дом для престарелых в Кочиерах…


Василе Гойя основал несколько оркестров молдавской народной музыки.
С его оркестром после провозглашения независимости Молдавии впервые пела в Кишиневе знаменитая румынская исполнительница народных песен Ирина Логин. С 1990 г. со своим оркестром он впервые выступал в Париже. С тех пор музыканты из Кишинева в столице Франции – желанные гости. В 1992 г. они выступали там в присутствии Румынского Короля Михая. (Того самого, кстати говоря, который в 1946 г. своим личным указом отменил смертную казнь директора Секретной информационной службы Еуджена Кристеску – покровителя певицы Марии Тэнасе.)



В этом фильме Мирчи Сурду немало и других интересных эпизодов.
Известный актер Алексей Петренко передал молдавскому журналисту видеокассету из личного архива, на которой Марика Балан поет, в присутствии первой его супруги, оперной певицы Аллы Александровны Петренко (1960†1979), свой знаменитый старинный романс «Калитка».



Алексей Петренко с дочерью. Слева вверху супруга Алла Александровна в последние годы жизни.

Лучше нее, рассказывали слышавшие это исполнение, его никто в то время в Москве не пел…









Исполнявший с Марикой Балан на два голоса русские романсы Алексей Петренко вспоминал:
«Сначала я её саму не знал, но любовался её вокалом – природа молдавская поставила ей чудный голос… Но до чего искренне, прочувствовано она пела. У неё был трагический флёр. Она абсолютное актёрское чудо…».



Продолжение следует.
9.
Подполковник Сэмюэль Хор. Петроград. Зима 1916 г.

«СМЕНА КАРАУЛА».
Новый глава разведывательной миссии подполковник Сэмюэль Хор


У назначенного в 1916 г. на пост главы разведывательной миссии в Петрограде Сэмюэля Джона Гарни Хора (24.2.1880–7.5.1959) действительно не было никаких профессиональных преимуществ перед его предшественником майором Торнхиллом.
Прежде всего, Хор был человеком сугубо штатским. Сын баронета, он окончил элитарную лондонскую школу Хэрроу, затем Новый колледж Оксфордского университета. Далее началась его парламентская деятельность: в 1910 г. он был избран в Палату общин от консервативной партии. В армии он не служил, русского языка не знал.
Тем не менее, Мэнсфилд Камминг зачислил в феврале 1916 г. Сэмюэля Хора, в штат британской разведывательной миссии при Генеральном Штабе Императорской Армии. Более того, он должен был провести ее инспекцию. В марте 1916 г., наскоро изучив основы русского языка, Хор выехал в Россию. В дорогу он отправился с супругой – леди Мод Хор, урожденной графиней Лигон (1882–1962), на которой он женился в октябре 1909 г. Вскоре ему присвоили звание подполковника, а 16 июня назначили на должность главы британской резидентуры в Петрограде.
Интересно, что даже после того, как Хор уже покинул Россию, его знание о ней были ничтожны. Посетивший в начале 1919 г. Лондон П.Н. Милюков, вспоминая свой обед с Сэмюэлем Хором и его коллегой-депутатом, также консерватором, Уолтером Гинесом, отмечал: «…Оба ораторы по русскому вопросу в Палате. Guinnes приносит Encyclopedia Britanica с картой России и записную книжку: записывает даты, я ему объясняю по карте. Уровень знаний, конечно, совершенно ничтожный» («Дневник П.Н. Милюкова. 1918-1921». М. 2005. С. 361). Это, на наш взгляд, может свидетельствовать в пользу того, что посылка Хора в Россию была связана с исполнением им конкретной акции.
Что касается майора Торнхилла, то его перевели помощником военного атташе, ответственного за сбор военной развединформации. В период убийства Г.Е. Распутина он вместе с Джоном Скейлом, одним из своих прежних подчиненных, участвовавшим в разработке плана ликвидации Г.Е. Распутина, отбыл в Румынию. В Петроград Торнхилл вернулся как раз во время революции. Перейдя на нелегальное положение, во время гражданской войны он работал над созданием британской агентской сети на Русском Севере, от Мурманска до Кеми на Белом море.
О Торнхилле см. также:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/326409.html

10.
С. Хор. Фото 1921 г.

Эта рокировка вызвало недовольство среди разведчиков. Толковали о протекции. Однако у «Си» были свои резоны. Во-первых, С. Хор окончил тот же колледж Оксфордского университета, что и князь Ф.Ф. Юсупов. Хотя они и учились в разные годы, в любом случае были однокашниками; наверняка также у них было немало общих знакомых. Кроме того, Хор в 1915 г. наследовал титул второго баронета, а супруга его была урожденной графиней. Всё это также способствовало его сближению с русским аристократом.

11.
С. Хор. Снимок из отдела эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса США.

По приезде в Петроград супруги Хор поселились по соседству с Юсуповским дворцом. За недолгое время пребывания в России глава британской разведмиссии сумел сблизиться с одним из лидеров думских монархистов В.М. Пуришкевичем, от которого узнал дополнительные подробности заговора. О хорошей информированности С. Хора свидетельствуют регулярные его донесения в Лондон, адресованные «Си», изобилующие важными подробностями. Участие Хора в убийстве Царского Друга рядом исследователем до сих пор считается не до конца выясненным.
Его отставка с поста главы британской резидентуры в России последовала сразу же после убийства Г.Е. Распутина. Однако это никак не было связано с провалом или компрометацией Хора в глазах русских властей. Просто в Лондоне посчитали его миссию исчерпанной.

12.
Сэмюэль Хор – государственный секретарь по делам Индии.

Внешне это выглядело так: в феврале 1917 г. в Россию из Лондона прибыл генерал Генри Вильсон. В числе сопровождавших этого высокопоставленного союзника лиц С. Хор и возвратился в Лондон, где в мае 1917 г. получил от своего шефа Мэнсфилда Камминга новое назначение – возглавить английскую резидентуру в Риме. На этой должности он и оставался вплоть до окончания войны. Что касается разведмиссии в Петрограде, то ее возглавил заместитель Хора – майор Стивен Элли, также причастный к убийству Г.Е. Распутина.

13.
С премьер-министром Невиллем Чемберленом (слева).

После войны Сэмюэль Хор вернулся к активной политической деятельности. В 1922-1929 гг. он был министром военно-воздушных сил, в 1931-1935 гг. – государственным секретарем по делам Индии, в 1935 г. – министром иностранных дел, в 1936-1937 гг. – первым лордом Адмиралтейства, в 1937-1939 гг. – министром внутренних дел, в 1939-1940 гг. – лордом-хранителем печати. С вступлением У. Черчилля в должность премьер-министра парламентская карьера С. Хора завершилась. В 1941-1944 г. он занимал сравнительно скромную должность посла в Испании.

14.
В последние годы жизни.

Произведенный в пэры и получив титул виконта Темплвудского, он скончался в своем лондонском доме от сердечного приступа.

Profile

sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner