Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

НА ГУМНЕ ГОСПОДНЕМ




CARTHAGO DELENDA EST


«Британцы старше 70 лет должны будут оставаться дома в течение длительного периода времени, чтобы защититься от коронавируса. Официальное решение властей об этом будет объявлено в ближайшие недели, заявил министр здравоохранения Мэтт Хэнкок.
Речь идет об “очень долгом промежутке времени”, и власти понимают, что просят от людей многого, сказал министр Би-би-си.
Эти меры не распространяются на Шотландию, где правительство автономии не собирается вводить аналогичных мер. […]
По словам министра, Британию ожидают меры военного времени: отели могут быть временно переоборудованы в госпитали, а автопроизводителей попросят выпускать медицинское оборудование.
Борьба с пандемией “затронет всех до единого жителей этой страны”, сказал Хэнкок.
Однако на данный момент изоляция людей старше 70 лет не коснется Шотландии – там их попросят уменьшить социальную активность.
Всем остальным британцам старше 70 лет запретят выходить из дома и принимать посетителей, а еду и медикаменты им будут доставлять до двери.
“[Решение об изоляции пожилых] будет объявлено в ближайшие недели. Я не буду вдаваться в подробности, потому что мы хотим объявить об этом, когда решим – основываясь на научных данных, – что время пришло”, – сказал министр в интервью Би-би-си».

https://www.bbc.co.uk/russian/news-51897796
Прочтя эту новость, я был приятно поражен, порадовавшись за англичан да и вообще за человеческое (христианское) в людях, оставшееся еще в том мiре, который у нас некоторыми и Христианским-то не почитается.
«Хорошее правительство, – сказал когда-то древнеримский поэт Гораций, – распознается благодаря тому, как оно относится к детям, старикам, больным и нуждающимся».
Здесь у нас, конечно, мы и мечтать о таком не можем. Но – не о том речь.
Вспоминая многочисленные опросы последних лет наших сограждан (статистические и прямо на камеру) об отношении к советскому прошлому, Сталину, Западу и ближайшим соседям (бывшим республикам СССР, посчитавшим за благо по возможности как можно дальше дистанцироваться от нас), к военному вмешательству в Сирии и в Африке, «можем повторить» и «обнулению», – если к ответам приложить возраст респондентов или запечатленные камерами их лица, – начинаешь понимать Промыслительное значение того, что с неизбежностью (учитывая статистику ВОЗ) надвигается здесь, в России, на наших стариков.
Горько, конечно: накачивая рейтинги доверия к власти, не выслужили они ничегошеньки у государства; да при этом и Божией милости часто не искали. Но что делать, ведь еще древние стоики говорили: «Покорных судьба ведет, строптивых – волочит».
Точно когда-то поставил диагноз или – кому как нравится – произнес приговор поэт Семен Гудзенко: «Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели».
И всё-таки мне жаль всех этих долгое время лишенных возможности нормально жить (да и не умевших этого делать), не оставлявших при этом в покое окружающих (ведь сколько их руками и с их согласия всего совершалось), чьих-то отцов и матерей, бабушек и дедушек, моих соотечественников и одногодков…
Но как бы то ни было, а сцена очищается. И не в результате чьего-то злого умысла, а по воле Главного Режиссера. Да пребудет Его Благая Святая Воля!

НОВЫЙ ЛЕВИАФАН


Джордж Оруэлл (1903–1950).


НАШ МIР И ЕГО СКРЕПЫ


«Цель высших – остаться там, где они есть. Цель средних – поменяться местами с высшими; цель низших – когда у них есть цель, ибо для низших то и характерно, что они задавлены тяжким трудом и лишь от случая к случаю направляют взгляд за пределы повседневной жизни, – отменить все различия и создать общество, где все люди должны быть равны. Таким образом, на протяжении всей истории вновь и вновь вспыхивает борьба, в общих чертах всегда одинаковая.
Долгое время высшие как будто бы прочно удерживают власть, но рано или поздно наступает момент, когда они теряют либо веру в себя, либо способность управлять эффективно, либо и то и другое. Тогда их свергают средние, которые привлекли низших на свою сторону тем, что разыгрывали роль борцов за свободу и справедливость. Достигнув своей цели, они сталкивают низших в прежнее рабское положение и сами становятся высшими. Тем временем новые средние отслаиваются от одной из двух других групп или от обеих, и борьба начинается сызнова.
Из трех групп только низшим никогда не удается достичь своих целей, даже на время. Было бы преувеличением сказать, что история не сопровождалась материальным прогрессом. Даже сегодня, в период упадка, обыкновенный человек материально живет лучше, чем несколько веков назад.
Но никакой рост благосостояния, никакое смягчение нравов, никакие революции и реформы не приблизили человеческое равенство ни на миллиметр. С точки зрения низших, все исторические перемены значили немногим больше, чем смена хозяев.
К концу XIX века для многих наблюдателей стала очевидной повторяемость этой схемы. […]
…С развитием машинного производства ситуация изменилась. Хотя люди по-прежнему должны были выполнять неодинаковые работы, исчезла необходимость в том, чтобы они стояли на разных социальных и экономических уровнях. Поэтому с точки зрения новых групп, готовившихся захватить власть, равенство людей стало уже не идеалом, к которому надо стремиться, а опасностью, которую надо предотвратить. […]
Новая аристократия составилась в основном из бюрократов, ученых, инженеров, профсоюзных руководителей, специалистов по обработке общественного мнения, социологов, преподавателей и профессиональных политиков. Этих людей, по происхождению служащих, и верхний слой рабочего класса сформировал и свел вместе выхолощенный мiр монополистической промышленности и централизованной власти.
По сравнению с аналогичными группами прошлых веков они были менее алчны, менее склонны к роскоши, зато сильнее жаждали чистой власти, а самое главное, отчетливее сознавали, что они делают, и настойчивее стремились сокрушить оппозицию. Это последнее отличие оказалось решающим.
Рядом с тем, что существует сегодня, все тирании прошлого выглядели бы нерешительными и расхлябанными. Правящие группы всегда были более или менее заражены либеральными идеями, всюду оставляли люфт, реагировали только на явные действия и не интересовались тем, что думают их подданные. […]
Объясняется это отчасти тем, что прежде правительства не могли держать граждан под постоянным надзором. Когда изобрели печать, стало легче управлять общественным мнением; радио и кино позволили шагнуть в этом направлении еще дальше. А с развитием телевизионной техники, когда стало возможно вести прием и передачу одним аппаратом, частной жизни пришел конец.
Каждого гражданина, по крайней мере каждого, кто по своей значительности заслуживает слежки, можно круглые сутки держать под полицейским наблюдением и круглые сутки питать официальной пропагандой, перекрыв все остальные каналы связи.
Впервые появилась возможность добиться не только полного подчинения воле государства, но и полного единства мнений по всем вопросам. […]
…Новые высшие в отличие от своих предшественников действовали не по наитию: они знали, что надо делать, дабы сохранить свое положение. Давно стало понятно, что единственная надежная основа для олигархии – коллективизм. Богатство и привилегии легче всего защитить, когда ими владеют сообща.
Так называемая отмена частной собственности, осуществленная в середине века, на самом деле означала сосредоточение собственности в руках у гораздо более узкой группы – но с той разницей, что теперь собственницей была группа, а не масса индивидуумов.
Индивидуально ни один член партии не владеет ничем, кроме небольшого личного имущества. Коллективно партия владеет в Океании всем, потому что она всем управляет и распоряжается продуктами так, как считает нужным».


Джордж Оруэлл «1984» (1949).

НЕПРОШЕДШИЕ ПОХОРОНЫ




CARTHAGO DELENDA EST



«В ТОТ ЛЕДЯНОЙ МАРТ»


Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов.
Мф. 8, 21-22.


Ужасный сон отяготел над нами,
Ужасный, безобразный сон:
В крови до пят, мы бьемся с мертвецами,
Воскресшими для новых похорон.

Ф.И. ТЮТЧЕВ.
Август. 1863 г.


«На бульваре плешинами белел снег, деревья темнели сиво, голо, и по черному асфальту, по трамвайному пути и по середине бульвара бежали к Трубной площади люди. Зима кончалась, воздух был ледяной. И ледяной ветер гнал людей к Трубной. Говорили, что в Дом союзов, где лежал покойник, будут пускать с двух, но люди тянулись уже теперь. Антипов, наверное, побежал бы со всеми, то, что случилось, волновало его страшно, ледяная стынь пробирала до дрожи, но он не мог отойти от дома, ждал Ивана Владимiровича, доктора…[…]
Антипов стоял на обледенелом тротуаре, слушал говор людей, шедших быстрым шагом группами и поодиночке к Трубной – некоторые шли шеренгами, взявшись за руки, как на демонстрации. Лица одних были скорбны, значительны, даже торжественны, другие были заплаканы, третьи мрачны, иные громко разговаривали, на них шикали, – где-то слышался смех, где-то рыданья, мальчишки шныряли в толпе, во всех чувствовалось то, что испытывал Антипов, какое-то темное полубезумие, охватившее всех как хмель, – и думал о том, что люди, которые будут жить через сто лет, никогда не поймут нашей душевной дрожи в тот ледяной март… […]
В коридоре отдаленно топали, стукали дверью. Раздались рыдания. Антипов вышел в коридор. […] Рыдали две женщины: Анна Артемовна, жена Варганова, горбила громоздкую спину возле окна, жирные плечи сотрясались, рыдание получалось грубое, хриплое, как у мужика, при этом Анна Артемовна бормотала невнятное, а Бэлла, жена Ираклиева, вертела в мясорубке мясо, крошила туда хлеб и при этом тоже рыдала, но как-то задушенно, кусая губы. Слезы текли по щекам Бэллы. Женщины рыдали каждая сама по себе, повернувшись спинами и даже как бы не замечая друг друга.[…]
…Анна Артемовна, вдруг перестав рыдать, обернулась и спросила твердым голосом:
– А вы почему не плачете, молодой человек? […]
Две женщины, тетя Ксеня и Екатерина Гурьевна, сидели в комнате, объятые страхом. Антипов ощутил это безошибочно. Екатерина Гурьевна штопала, тетя Ксеня раскладывала пасьянс, обе молчали, но по согнутым спинам, подавленным лицам, по тому, как они посмотрели на него, он почувствовал всей кожей – как чувствуют холод – присутствие страха в комнате. Да он был повсюду – на улицах, в воздухе. Один только Николай Ефимович, Танин отец, пришел вчера тепленький, под мухой, голубые глаза блестели, и все что-то подмигивал, шептал неслышное, показывал пальцем то в потолок, то в пол, то по шее проводил с лукавым видом. Женщины смотрели на него неодобрительно. […]
Доктор Иван Владимiрович […], качаясь в дверях громадною черною башней, в мерлушковой шапке, улыбаясь и мурлыча, медленно объяснял, какими путями пробирался сюда из Замоскворечья, как его везли на военном грузовике, на Солянке одной женщине стало дурно, он принял участие, внесли в дом, оказалось, на пятом месяце...
– Я говорю: деточка, вы в своем уме? Можно ли в вашем положении идти на египетские похороны? А она говорит: дедушка, я про себя вообще забыла, целиком и полностью. Я как чумовая от горя сделалась. Да, Шурочка, народ у нас замечательный, безкорыстный, все, как дети, на улицу высыпали, плачут... […]
За окном кричала женщина. […] …Снизу поднимался глухой, зыбкий гул, точно там не люди шли, а текла вода, может быть, лава, что-то подземное, в этом потоке текли крики, невнятные, захлебывающиеся. Но крик женщины был пронзительно ясен: “Спасите!” Подойдя к окну, Антипов увидел месиво шапок, воротников, простоволосых голов, сбитых в такую плотную гущу, что все это от густоты никуда не двигалось, а стояло. Он увидел застывшую реку камней, заледенелый поток. Остановилось движение крови. Там, где ограда бульвара кончалась, черным вспучивались грузовики, бортами к толпе, вал из военных грузовиков. Закупорились сосуды. Еще немного, и остановится сердце.
Нет, толпа не стояла мертво, она качалась, перемещалась, мялась и гнулась внутри себя, чьи-то головы, руки выплывали из темного месива, и толпа все же еле заметно двигалась. Страшно медленно. Почти стояла. И все же двигалась!
Светлый платок женщины качался под окном, но вот уже чуть ниже. Черным варом продавливалась толпа к площади. Мелькнуло пятном опрокинутое лицо. Слабые, как будто детские, крики неслись снизу. Антипов рванул окно, в комнату влетел холод, и стал слышен нечеловеческий вой. Нет, кричали не дети, взрослые мужчины и женщины. Кричала кровь, разрывая сосуды.
Солдаты тащили кого-то через борт грузовика. И на другой грузовик втаскивали людей. Антипов смотрел вниз и не видел или, может быть, не понимал того, что видит. Что-то случилось с глазами: они выхватывали и отмечали все в отдельности, но не соединяли в картину. Сердце Антипова колотилось.
Вдруг он стал догадываться; то, что открылось внезапно из окна, было вовсе не тысячною толпой, не бульваром, не криком раздавленных, не сумерками с холодным ветром, а – оползающим временем. Это время громоподобно катилось вниз, к Трубной. То, чего никогда увидеть нельзя. И время выло нечеловеческим воем. […]
Холод наполнял комнату. Иван Владимiрович закрыл окно, и вновь стало казаться, что на улице кричат дети. […]
Крики за окном были невыносимы, и Антипов побежал вниз, к заколоченному парадному, выломал его топором, и некоторые люди стали вваливаться сюда, падали на каменные плиты, бездыханные, корчась от боли, ругаясь и плача, а иные убегали от страха наверх, на третий этаж. Но большинство продолжали давиться дальше.
На балкончике, похожем на футляр, сидела в толстой шубе и в меховой шапке старуха Веретенникова и смотрела вниз, в набитую людьми, воющую предсмертно ночь. Давно нужно было идти спать, но старуха не могла оторваться.
Отсюда, с балкончика, она видела в своей жизни много всего, теперь не припомнишь: видела, как конные разгоняли толпу баб, как бежали юнкера по бульвару к Сретенке, как срывали с дома напротив вывеску “Братья Шмит”, как шли с флагами, с барабанами, как встречали каких-то летчиков, бросали листовки, как чернели ночами пустые дома с окнами, заклеенными бумагой, и как громом громыхали танки, разворачиваясь на Трубной, сотрясая землю так, что дрожал балкончик.
По лицу старухи Веретенниковой сами собой катились слезы. Никто бы не объяснил, и она сама не знала, почему плачет».



Юрий Трифонов «Время и место» (1981).

«ВСЯКИЕ СИЛЫ ЗНАЮТ УСТАЛОСТЬ»




«Всё нам худо. И в Киев ездить тоже тяжело. Что и природа без людей, с которыми можно хоть потосковать вместе! Ужасно тяжело, несносно тяжело!
Суворин летит в Париж... Видно, как там ни скверно, а всё туда тянет... Безстыдники! что они пишут и что поддерживают? Положим, от этого хуже не делается, да все-таки как же не стыдно? […] Что-то такое, чего и не разберешь, но любопытно, хотя ничего хорошего быть не может.
Война у всех на устах, и ее ждут скоро, но, кажется, это в значительной мере поддерживается общеизнурительною скукою всего общества. Вы пишете, что не надо падать духом, а надо бодриться. Слова нет, что это так, и то ведь всякие силы знают усталость. Столько лет работы и уныния чего-нибудь да стоили душе и телу.
Родину-то ведь любил, желал ее видеть ближе к добру, к свету познания и к правде, а вместо того – либо поганое нигилистничание, либо пошлое пяченье назад, “домой”, то есть в допетровскую дурость и кривду. Как с этим “бодриться”?
Одно средство – презирать и ненавидеть эту родину, а быть философом и холодным человеком… Но до этого без мук не дойдешь. И на небе ни просвета, везде minimum мысли. Всё истинно честное и благородное сникло: оно вредно и отстраняется, – люди, достойные одного презрения, идут в гору…
Бедная родина! С кем она встретит испытания, если они суждены ей?»



Из письма Н.С. ЛЕСКОВА С.Н. Шубинскому от 20 августа 1883 г.

АВТОРЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ (2)




«Сколько ведется сейчас, да и раньше велось разговоров о том, что КГБ проникал во все поры нашего общества, вмешивался в дела, которые его совершенно не касались. […] …Приходилось заниматься “чужими” делами, дабы избежать излишнего недовольства и открытых выступлений против строя».
Генерал Ф.Д. БОБКОВ,
первый заместитель председателя КГБ СССР.



Вопреки ходившим затем кривотолкам, известный документальный фильм «Перед судом истории», главной фигурой которого должен был стать В.В. Шульгин, задумывался как идеологическая акция, инициатором которой был КГБ, осуществлявший также контроль за его производством на всех этапах.
Наблюдал за созданием фильма небезызвестный генерал Ф.Д. Бобков, в то время полковник, заместитель начальника 2-го главного управления КГБ (контрразведка), одним из коньков которого было использование творческой интеллигенции.
Именно по его инициативе в 1965 г. началась компания с широким использованием «контролируемых информационных вбросов сведений ограниченного пользования», в частности, с грифом «Для служебного пользования». Среди журналистов, действовавших по заданию Филиппа Денисовича, наиболее важной фигурой был Виктор Луи:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/101093.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/101138.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/101498.html



Филипп Денисович Бобков в звании генерал-майора, которое ему было присвоено в 1965 г.

«Ранней весной 1961 года, – пишет в своих мемуарах “КГБ и власть” Ф.Д. Бобков, – я возвращался из Ленинграда, куда выезжал в связи со съемками документального фильма “Перед судом истории”. Одним из героев фильма стал В.В. Шульгин, бывший член Государственной думы, принимавший в числе других государственных деятелей отречение от престола Николая II. […]
Режиссерами фильма “Перед судом истории” были Фридрих Эрмлер и Владимiр Вайншток. Материал, который мне показали на “Ленфильме”, был очень интересен».
Факт чекистской инициативы в создании ленты подтверждает сохранившаяся докладная записка председателя Государственного комитета Совета Министров СССР по кинематографии А.В. Романова, в которой без всяких обиняков говорится: «Работа над фильмом проводилась по инициативе и под наблюдением Комитета госбезопасности СССР, который оказывал съемочному коллективу постоянную помощь» («Родина». 2008. № 2. С. 89).
Подобрался и соответствующий задаче коллектив.
В качестве постановщика был избран режиссер Фридрих Маркович Эрмлер / Бреслав (1898–1967), лауреат четырех Сталинских премий, член компартии с 1919 г., в годы гражданской войны служивший в ЧК.



Фридрих Эрмлер (справа) с товарищами по работе в ЧК.

Главные операторы ленты: Моисей Шоломович Магид (1910–1965), лауреат двух Сталинских премий, и Лев Евгеньевич Сокольский (1909–1970), во время войны начальник фотослужбы воздухоразведывательного дивизиона.
Звукооператор Лев Вальтер; композитор Сергей Слонимский.
Одну из ключевых ролей при создании фильма играл автор сценария В. Владимiров – Владимiр Петрович Вайншток (1908–1978).
Работавший после окончания ВГИКа в издательстве «Искусство» и журналах «Искусство кино» и «Советский экран», а ныне проживающий в США Валерий Головской пишет:
«…В начале 1960-х Шульгиным заинтересовалось КГБ. Тогда-то около него и появился “некто Владимiров, журналист”. […] Под псевдонимом В. Владимiров скрывался довольно известный кинорежиссер Владимiр Петрович Вайншток. […] …Журналистская, писательская деятельность была лишь прикрытием той реальной работы в НКВД, которой занялся недавний режиссер…
Период 1940-1950-х годов покрыт, как говорится, мраком неизвестности. Но в конце 1950-х Вайншток снова начал появляться на поверхности. Я познакомился с ним году в 1960 или 61-м в доме известного писателя-чекиста Георгия Брянцева. (О Брянцеве пишет Юрий Кротков в книге “КГБ в действии”.)



Г.М. Брянцев (крайний справа) среди оперативных работников Орловского управления НКВД.
https://all-decoded.livejournal.com/188141.html
Георгий Михайлович Брянцев (1904–1960) – писатель и сценарист, автор известных военно-приключенческих произведений («От нас никуда не уйдешь», «По ту сторону фронта», «Тайные тропы», «Следы на снегу», «Клинок эмира», «По тонкому льду», «Конец осиного гнезда»), по некоторым из которых потом были сняты фильмы. Член партии с 1926 г. С 1933 г. находился на службе в НКВД, руководил школой диверсантов-подрывников. Во время войны был начальником оперативной группы по руководству партизанскими отрядами, дважды перебрасывался в тыл врага для выполнения специальных заданий. Подполковник. Почетный сотрудник госбезопасности. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Вайншток в то время был не только ближайшим другом Брянцева, но и возглавлял Правление первого писательского кооперативного дома на Аэропортовской (ныне улица Черняховского, 2). Из тех же воспоминаний Юрия Кроткова, кооптированного сотрудника МГБ, мы узнаем, что председателями такого рода кооперативов могли быть только люди, активно сотрудничавшие с органами безопасности.
В дальнейшем эти контакты помогли Вайнштоку получить доступ к закрытым материалам и написать ряд интересных сценариев. Напомню только фильм “Мертвый сезон” (режиссер Савва Кулиш), в котором впервые появился на экране советский шпион Абель.
Вот этот совсем небезталанный человек и был выдвинут для сотрудничества с Шульгиным – как автор сценария фильма о нем».

http://www.vestnik.com/issues/2003/1224/koi/golovskoy.htm
О роли этого человека упоминал и режиссер Фридрих Эрмлер:
«Первая наша встреча с Шульгиным состоялась в 1962 году, а работа была завершена в 1965. Около года ушло на переговоры с Шульгиным (их вел автор сценария В.П. Вайншток). Шульгину шел тогда 87 год. Память у него была изумительная. Шульгин, по его собственному мнению, принадлежал к категории “Зубров”, он непреклонен в своих суждениях. Переспорить его – дело наитруднейшее, в то же время нельзя оставить без должного ответа его философские и политические суждения, а они нередко не только неприемлемы, но и недопустимы».
Всё это не могло не безпокоить и куратора из КГБ.
«Я встретился с Шульгиным в Москве, – читаем в мемуарах Ф.Д. Бобкова, – в квартире Вайнштока на улице Черняховского. Хозяин тепло принял нас, угощал блюдами собственного приготовления. Он был незаурядный кулинар. Разговор, естественно, зашел о фильме. […] …[Шульгин] зло и едко высмеял артиста, исполняющего в фильме роль историка-собеседника: бедняга зря усердствовал, убежденного коммуниста из меня все равно не получится. […]
В.П. Вайншток давно ушел из жизни, но он оставил после себя несколько прекрасных фильмов, в частности, лучший, по-моему, фильм, посвященный советской разведке, – “Мертвый сезон”».
Последний фильм, как мы уже однажды отмечали, отбрасывает особой отсвет на новейшую нашу историю:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/134273.html


Мария Дмитриевна и Василий Витальевич Шульгины с автором сценария Владимiром Владимiровым (Вайнштоком). Ленинград. Таврический дворец.

Для усиления и наблюдения (лишняя пара глаз не помешает) В.П. Вайнштоку был придан помощник – сценарист Михаил Юрьевич Блейман (1904–1973), также лауреат Сталинской премии, являвшийся оком председателя Госкино А.В. Романова.
Сама идея создавать фильм, в центре которого будет такая фигура, как В.В. Шульгин, сильно безпокоила Алексея Владимiровича, допытывавшегося у режиссера: «Что он даст нашему кино? Что принесет советскому народу?»
«Я старый коммунист, – отвечал Эрмлер. – Все мои фильмы политические. И этот фильм – политическая акция, которую я хочу осуществить средствами искусства моего… Я хочу, чтобы он сказал всем: “Я проиграл”».
В письме художественному совету «Ленфильма», в Третьем творческом объединении которого снимался фильм, режиссер так формулировал свою задачу: «Вся ценность этого произведения, если оно удастся, заключается в том, что не мы, советские люди, который раз расскажем о первых годах революции, о гражданской войне, о пролитой крови наших людей, а расскажут те, кто повел русского человека на русского человека, кто в сговоре с Антантой сеял смерть и разруху».
Таким образом, комментирует эти высказывания Эрмлера Валерий Головской, «Шульгин был нужен, чтобы его устами разоблачить царизм, Белую армию, Русскую эмиграцию, Антанту […]
Поначалу сам Эрмлер думал вести политический диалог с бывшим депутатом Госдумы. Но болезнь помешала ему. Так, во всяком случае, утверждал сам режиссер – я, однако, думаю, что он просто побаивался старика.
Кончилось в лучших советских традициях: нашли актера, который должен был играть роль Историка, произнося заготовленный Владимiровым текст. […] …Авторы решили всячески “усиливать” текст Историка».



В.В. Шульгин и Историк. Кадр из фильма «Перед судом истории».

Ну, а что же тот человек, которым собирались манипулировать, думая, что тот уже находится у них в кармане? (Да и как могло быть иначе – в то время и при тех обстоятельствах?)
Вот как сам процесс соблазнения-запугивания описывает, со слов самого Василия Витальевича, близкий ему в то время писатель Д.А. Жуков:
«Играть Шульгина (под другой фамилией) должен был профессиональный артист или артисты, поскольку период времени замышлялся большой, а за основу бралась его книга “Дни”, в которой повествование начинается с 1905 года.
Шульгина пригласили консультировать фильм, чтобы освятить его именем в титрах все, что будет сниматься.
“Апофеоз фильма был бы в том, – вспоминал Шульгин, – что некогда яростный противник коммунистов присутствует на XXII съезде КПСС в качестве гостя”. […]
Да и стар он был очень для фильма. Он, смолоду не гонявшийся за славой и деньгами… Но его убеждали, что все это важно для истории, кинохроника снимала его на съезде больше десяти минут, однако на экране не показали, поскольку решено было, что говорит он неправильные вещи.
Но мысль о фильме подчиняла себе все больше людей. Уже ему придумали название “Дни”, уже о нем говорили в Москве и Ленинграде, уже ленинградский режиссер Фридрих Эрмлер и огоньковский репортер и сценарист В.П. Владимiров (Вайншток) напрягли творческие бицепсы, уговаривали Шульгина, чтобы он сам выступил в свете юпитеров, и показали старику две свои последние ленты.
Одна была о том, как Лев Толстой с Эдисоном помогли некоему Охрименко найти свой путь в жизни. Вторая – о полярнике Седове, которого Шульгин хорошо знал лично, помогал собирать деньги на героический поход и даже поссорился с ним, когда обнаружил, что тот только и думает, как бы достичь Северного полюса во славу России, а о возвращении живым не заботится. Шульгин сравнивал Седова с жюльверновским маньяком капитаном Гатеррасом.
Поссорился он и с почтенными кинодеятелями, сказав им, что в последнем фильме они “глумились над памятью трагически погибшего Николая II” и что на этом пути сотрудничества у них не получится.
Эрмлер тоже рассвирепел и, вспомнив свое чекистское прошлое, заявил своему классовому врагу, что фильм “Дни” будет сделан и без участия Шульгина. Шикарный и… обличительный.
Шульгин не остался внакладе, ответил резкостью».



На съемках ленты «Перед судом истории» В.В. Шульгин с режиссером Ф. Эрмлером.

Эта Царская тема была одним из нервов фильма уже при его создании, пусть она и не нашла отражение в окончательном экранном варианте.
«Во время одной из первых встреч с Шульгиным, – вспоминает Д.А. Жуков, – я спросил о фильме. Он сказал:
– Я еще в самом начале работы над фильмом сказал режиссеру Эрмлеру: “За нелегкое дело беретесь. Мне уже ничего не грозит – в моем возрасте инфарктов не бывает, кровь находит обходные пути в сердце. А вы молодой человек (Эрмлеру тогда было за шестьдесят. – Д.Ж.), и эта работа вам может дорого стоить”. К сожалению, я оказался пророком – у Эрмлера инфаркт…
Я говорил Василию Витальевичу, что фильм производит впечатление блестящей шульгинской импровизации, и выразил удивление, как ему вообще дали увидеть свет. Но он уверял меня, что картина подвергалась такому “обрезанию”, что от нее остались рожки да ножки. И приводил пример:
– Вы помните сцену Дворцовой набережной в Ленинграде. Я разговаривал там белой ночью с девушками в белых платьях – выпускницами школ и по воле режиссера, пожелавшего выгодно подать меня, изъяснялся на трех главных европейских языках. Так вот… мне хотелось еще раз выразить нечто важное для меня… свое неприятие кровавой российской традиции убивать Царей. А потом из этой сцены все вырезали, и получился у меня с девицами глупейший диалог. Помните, я там сказал о хрустальной туфельке Сандрильоны. А дальше было так: “Надев хрустальный башмачок, Золушка становится принцессой, а в наше время это опасно. Я мог бы рассказать о четырех Принцессах… Но это слишком печальная история!..”
Недавно в архиве мне попалось дело с перепиской по поводу фильма “Перед судом истории”, вариантами сценария. В одном из набросков сцены на Дворцовой набережной рукой Шульгина было написано совсем не то, что он рассказывал мне на берегу Черного моря. Вернее, там была совсем иная тональность, приоткрывавшая другого Шульгина.
“Я злой колдун, я убил четырех принцесс, я сжег их тела огнем и из принцесс сделал их… Золушками! Вы никогда не слыхали об этом”.
Не любил он эти свои мысли, как не любил напоминаний о том, что его провело ОГПУ, но мнение обо всем этом имел, излагая его в своих записках весьма недвусмысленно. Как и некоторые идейные и экономические соображения».
Конечно, читая этот текст, следует учитывать, что сам Д.А. Жуков был человеком непростым и неоднозначным, однако сказанное, безусловно, имело в своей основе какие-то реальные факты.
Как признавался в одной из написанных в последние годы жизни и опубликованной лишь в последнее время статей В.В. Шульгин: «В настоящее время мне стали известны обстоятельства, при которых это [цареубийство] совершилось, со слов некоторых лиц, которым я доверяю». Речь, понятно, идет не о белом следствии, ведь книгу Н.А. Соколова Василий Витальевич знал еще по эмиграции.



Мария Дмитриевна и Василий Витальевич Шульгины и Дмитрий Анатольевич Жуков.
Д.А. Жуков (1927–2015), писатель, литературовед и переводчик, происходил из дворянского рода. После окончания военного училища связи (1947) и Военного института военных переводчиков (1949-1954) до 1960 г. находился в распоряжении Генштаба. Принимал участие в создании Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (1965). Один из создателей фильма «Тайное и явное» (ЦСДФ, 1973), снятого по заказу Идеологического отдела ЦК КПСС и запрещенного по настоянию председателя КГБ Ю.В. Андропова и генерала Ф.Д. Бобкова. Сын Д.А. Жукова – Александр Дмитриевич – с 2011 г. первый заместитель Председателя Государственной думы Федерального собрания РФ, в 2010-2018 гг. Президент Олимпийского комитета России.


Будучи человеком совершенно одиноким (не имея возможности доверить свои мысли ни окружавшим его людям, пусть даже и самым близким, ни бумаге), Василий Витальевич пытался вести разговор с будущим конкретными поступками, действием, разгадать которые будет под силу новым поколениям, если они, конечно, этого захотят.
Именно с этой точки зрения следует, на наш взгляд, рассматривать историю, рассказанную Н.Н. Лисовым, о предложении В.В. Шульгина пригласить на съемочную площадку бывшего вождя младороссов, работавшего в то время в Московской Патриархии, – Александра Львовича Казем-Бека, личности ныне гораздо более понятной, чем тогда:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/251294.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/244060.html

«Я скажу, – заявил киношникам В.В. Шульгин: – “Казем-Бек! Вы же гениальный человек! Вы придумали когда-то лозунг 'Царь и Советы' – и Сталин тотчас осуществил ваш лозунг”».
«После этих слов, – пишет Н.Н. Лисовой, – авторы фильма почему-то сразу отказались от идеи встречи с Казем-Беком…»
Официальная дата премьеры 92-минутного документального фильма «Перед судом истории» 29 ноября 1965 г. (она указана во всех справочниках и в разрешительном удостоверении); однако фактически – после многочисленных доделок – фильм закончили и приняли лишь в юбилейном 1967 году.



Киноафиша фильма.

В свое время эту документальную ленту рассматривали чуть ли не как гражданский подвиг режиссера на основе только того, что ее быстренько убрали с экранов, хотя ведь при этом и не запретили.
«Об этом фильме, – пишет в своей статье “От камеры до камеры” историк кино В.И. Фомин, – ходила и ходит масса легенд. Иные киноведы склонны рассматривать его чуть ли не как подвиг режиссера, дерзнувшего запечатлеть в документальном фильме исповедь одного из столпов царского режима, злейшего врага советской власти» («Родина». 2008. № 2. С. 89).
Генерал Ф.Д. Бобков, продолжая «операцию по прикрытию» и в своих мемуарах, рассказывает: «Фильм “Перед судом истории” прошел лишь по клубам, на большом экране зритель его не увидел. Еще бы! Например, секретарь Владимiрского обкома КПСС М.А. Пономарев обратился в ЦК КПСС с решительным осуждением показа “врага революции на советском экране”».
Таким образом, этой короткой экранной судьбой картины в советских кинотеатрах одни были введены в заблуждение, а другие, используя это, к своей выгоде, маскировали то простое обстоятельство, что фильм в действительности был изначально рассчитан не на внутреннюю советскую аудиторию, а на внешнюю.
Точно также, как в свое время это происходило и с книгой о цареубийстве П.М. Быкова, у которой был тоже свой определенный адресат за рубежом.
Об этом недвусмысленно писал в уже приводившейся нами докладной записке председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по кинематографии А.В. Романов: «Фильм предназначался для распространения в тех зарубежных странах, где сгруппирована русская белоэмиграция (США, Канада, Франция, Голландия, Аргентина и др. страны)…» («Родина». 2008. № 2. С. 89).
Любопытно, что при описании «значимости» книги «Двадцать три ступени вниз» Л.А. Лыкова использует тот же инструментарий, представляя ее автора чуть ли не как борца с режимом: «Несмотря на жесткие идеологические рамки, М.К. Касвинов сумел иносказательно провести в текст книги многое из того, что цензурой не было допущено» (Лыкова-2007, с. 37).
Сходство разделенных многими десятилетиями советских пропагандистских опусов сумел уловить Н.Г. Росс. По его словам, книга Касвинова «часто грешит высказываниями, обличающими ее автора как не очень культурного человека. Встречаются порой в книге удивительные курьезы и ляпсусы. В общей сложности Касвинов придерживается точки зрения на причины и ход событий, схожей с высказываниями Быкова» (Росс-1987, с. 22-23).



Василий Витальевич Шульгин и режиссер Фридрих Эрмлер.

Ну, а что же фильм?
«К тому времени, – вспоминает Валерий Головской, – как фильм “Перед судом истории” осел в хранилищах кинопроката, Эрмлер был уже в больнице, где и находился до самой смерти (он умер в 1969 году, в возрасте 71 года). […]
По свидетельству людей, хорошо знавших Эрмлера, он прекрасно понимал свое поражение, восхищался мужеством, достоинством, идейной убежденностью и несгибаемостью Шульгина. “Это моя лучшая картина”, – сказал он незадолго до смерти.
Тем не менее – такова уж советская действительность – публично он продолжал утверждать, что в фильме “торжествует правота ленинских идей. Иначе и быть не могло. Не было бы фильма, если бы правда, наша правда, не победила”. А в приветствии по случаю какой-то годовщины ЧК он сообщал своим коллегам-чекистам, что поставил на колени заклятого врага советской власти. […]
…Операция КГБ провалилась. Шульгина не удалось поставить на колени, заставить раскаяться на глазах у всего мiра. И как следствие – фильм “Перед судом истории” стал невидимкой».




«Главное впечатление, которое выносил каждый смотревший на экран, – считает писатель Д.А. Жуков, – можно было выразить коротко – не боится. Человек ничего не боится и совершенно свободно выражает свои мысли. Прямо марсианин какой-то».
С этим вынужденно соглашается и генерал Ф.Д. Бобков: «Шульгин прекрасно выглядел на экране и, что важно, всё время оставался самим собой. Он не подыгрывал своему собеседнику. Это был смирившийся с обстоятельствами, но не сломленный и не отказавшийся от своих убеждений человек.
Почтенный возраст Шульгина не сказался ни на работе мысли, ни на темпераменте, не убавил и его сарказма. Его молодой оппонент, которого Шульгин едко и зло высмеял, выглядел рядом с ним очень бледно».



Продолжение следует.

ВЫСТРЕЛЫ ИЗ ПРОШЛОГО (1)


«ПРИЗРАК БРОДИТ ПО ЕВРОПЕ – ПРИЗРАК КОММУНИЗМА» – этими словами из марксова манифеста вполне можно было бы назвать этот вот плакат, выпускавшийся белыми в годы гражданской войны:
https://humus.livejournal.com/5794423.html


Что это там за рожа?
Какие у нее ужимки и прыжки!
Я удавилась бы с тоски,
Когда бы на нее хоть чуть была похожа…

И.А. КРЫЛОВ.


Совершенно случайно попали ко мне недавно несколько разрозненных номеров, издававшегося в 1926-1931 гг. в Париже еженедельника «Борьба за Россию». Выходил он под редакцией В.Л. Бурцева, А.В. Карташева, И С.П. Мельгунова. Подборка датируется в основном 1927-1928 годами.



Я вообще люблю читать периодику прежних времен. В ней живет давно ушедшая эпоха, бьется мысль неравнодушных людей, чинно лежащих ныне на кладбищах или покоящихся в безвестных могилах.
Совершенно непередаваемо испытываемое тобою чувство, когда только потому, что живешь позже, тебе известно, что ждет их, людей незаурядных, а часто и выдающихся, совсем скоро, буквально за ближайшим поворотом. Ты знаешь, но докричаться, предупредить не в силах. Пожалуй, это можно было бы назвать исторической беззащитностью…
Более всего, однако, удивляет другое: чрезвычайная похожесть того, что происходило тогда, при большевиках, в подсоветской России, с некоторыми современными реалиями.

Многим из нас такие «сближения», как когда-то Пушкину, могут показаться «странными», ведь мы, вроде бы, должны жить уже в другой стране. Она как бы и есть иная: называется по-другому, у нее старый герб, флаг.
Но, нет, оказывается, все еще ...в той же самой, о чем нам напоминают не только охраняемые из «патриотических» побуждений ленинские монументы и мавзолей или упрямо воскресающий, подобно железной птичке-Феликсу, гимн-гибрид, но еще и с какой-то прямо-таки удивительной безпощадностью – вот эти пожелтевшие страницы.
Итак, посмотрим на себя в зеркальце девяностолетней давности…



КРУГОМ ОДНИ ВРАГИ








«Борьба за Россию». Париж. 1927. 23 июля. С. 11-12.

КИНОПРОДЕЛКИ





«Информация к размышлению»


Завершив в прошлом по́сте рассказ о коминтерновце Михаиле Марковиче Бородине (Грузенберге), трудно воздержаться – раз уж выпал такой случай, – чтобы не рассказать о его сыне Нормане – том самом, появившемся на свет в 1911 г. в Чикаго.
Однако новая наша публикация совершенно самостоятельна – вне серии, которая сама по себе еще не завершена.
Этот же наш отдельный разговор, надеемся, позволит увидеть и понять, как прошлое, прорастая сквозь большие временные пласты, живет среди нас, часто отравляя ничего не подозревающих людей трупным ядом всё еще не изжитого прошлого.


Итак, вместе с братом Фредом и матерью Фаней Самуиловной Норман впервые приехал из США в СССР в 1923 г., а вскоре, уже с отцом, все вместе отправились в Китай к месту его новой службы при китайском лидере Сунь Ятсене. Там вместе с братом, по словам биографов, они оказывали помощь советским разведчикам. А было Норману в ту пору, напомним, 14-15 лет. (Фред был на три года старше.)
После возращения в Советский Союз Норман поступил в Ленинградское мореходное училище, которое закончил 1930-м и был тут же принят в ИНО ОГПУ. На следующий год молодого Бородина забросили в Норвегию. С тех пор началась его работа в качестве нелегала.
Почти сразу же его перевели в Германию, а после прихода там к власти Гитлера – еще дальше, в Париж. В качестве прикрытия он учился в университете в Осло, Германском институте для иностранцев в Берлине, в одном из колледжей при Сорбонне.
Потом небольшая передышка, учеба в 1934-1935 гг. в Москве в Военно-химической академии РККА. Затем внедрение в США под прикрытием опять-таки учебы в радиотехническом институте. Этакий вечный студент. В действительности же, под псевдонимом «Гранит», Нормана назначили заместителем резидента-нелегала Исхака Абдуловича Ахмерова.
Одним из завербованных им агентов был сотрудник латиноамериканского отдела Госдепартамента США. Вообще же, по словам историков советской разведки, американская администрация уже тогда была плотно обложена красной сетью. (Так что нынешняя история, как видим, не нова.) Однако деятельность ее пришлось срочно законсервировать из-за предательства одного из разведчиков.
Пришлось Бородину срочно возвращаться в Москву, где решением НКВД его отчислили из внешней разведки, назначив в январе 1938 г. начальником иностранного отдела Уполномоченного СНК по охране военных тайн в печати.



Норман Бородин и его семья.

С началом войны Норман Бородин вновь в строю. В 1941 г. и до конца войны он в Берлине, работает под видом американца в миссии швейцарского Красного Креста.
Старший его брат Федор (Фрэд), офицер Красной армии погиб в самом начале войны. Норман же в это время заместитель начальника 2-го Главного управления МГБ СССР, полковник госбезопасности.
В 1947 г. он возвращается в Москву, работает под крылышком своего отца корреспондентом англоязычной газеты «Moscow News». В 1949-м, сразу же вслед за родителем, его арестовывают. Что происходит дальше – неведомо, однако в 1951 г. он вновь проявляется: его отправляют в ссылку в Казахстан – наказание, учитывая обстоятельства, довольно мягкое.
Более того, ему разрешают устроиться на работу в местную газету.
В обнаруженном в архиве издания приказе от 31 мая 1952 г. говорится: «С сего числа временно зачислить на работу в качестве старшего литработника редакции тов. Нормана Михайловича Бородина. Оклад по смете. Редактор газеты “Социалистическая Караганда” Я. Муляр». (И там были свои.)
Начав с рядового сотрудника, вскоре он получил должность заведующего отделом культуры и быта. А вскоре, со смертью Сталина, и сама ссылка закончилась. Последний газетный материал, им подписанный, появился на страницах «Социалистической Караганды» 28 августа 1953 года.


В конце года Норман Михайлович вернулся в Москву. В 1954-м его реабилитировали, а в 1955-м восстановили на службе в – теперь уже – КГБ СССР.
В 1955-1961 гг. он занимал должность начальника 7-го отдела по работе с иностранными корреспондентами (контрразведка) 2-го Главного управления, а в 1961-1967 гг. – заместителя начальника действующего резерва партийных и государственный учреждений Первого главного управления КГБ СССР.
Об этих официальных должностях Бородина мало кто знал. Гораздо более известен он был по работе в «Литературной газете», в аппарате Союза писателей СССР. В 1961-1967 гг. Норман Михайлович занимал должность главного редактора редакции политических публикаций Агентства печати «Новости» и члена правления АПН, а с августа 1967-го (годы брали своё) политического обозревателя.



Норман Михайлович Бородин.

Именно здесь в АПН – и «по долгу службы», и «по велению сердца» (у таких людей это одно и то же) – Бородин свёл знакомство со многими писателями и журналистами, курируя затем только некоторых из них, наиболее перспективных с его точки зрения.
Познакомившись с братьями Вайнерами, он подвигнул их к написанию детективов: «Дураки, вместо того, чтобы сидеть в компаниях и по пьянке травить нескончаемые истории, вы лучше расскажите их друг другу, запишите и печатайте детективные романы».
А когда те действительно написали, пристроил опус Вайнеров в журнале «Советская милиция», платившем высокие гонорары. Братья, в свою очередь, свели Бородина с одним из их закадычных товарищей.



Георгий и Аркадий Вайнеры в г. Одинцове. Начало 1980-х. Архив автора.

«Мы с братом, – рассказывал в одном из интервью Георгий Вайнер, – познакомили Нормана с Юлианом Семёновым, и это знакомство подвигло Юлиана на написание романа “Семнадцать мгновений весны”… Человек знал всё на свете».
Итак, именно эта встреча привела Юлиана Семенова к созданию романа, завершенного в 1968-м.
Было и влияние иного рода: сотрудничество писателя с КГБ:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/101498.html


Юлиан Семенов (1931–1993) и его отец – Семен Александрович Ляндрес (1907–1968), работавший в ВСНХ, Наркомтяжмаше, «Известиях», ОГИЗе и Госиздате, репрессировавшийся по обвинению в «пособничестве троцкистскому диверсанту Бухарину».

По словам братьев Вайнеров и дочери писателя Ольги, Бородин был одним из прототипов Штирлица.
Норман Михайлович скончался в августе 1974 г. в Москве, вскоре после завершения съемок фильма «Семнадцать мгновений весны».



Захоронение Нормана Бородина на Новодевичьем кладбище в Москве.

Двенадцатисерийный художественный телефильм, снимавшийся в 1971-1973 гг. на Киностудии имени М. Горького, стал, как пишут киноведы, «потрясением» для советского зрителя, приобретя статус «народного фильма».
До сих пор его время от времени показывают по телевизору. Чаще всего в очередную годовщину Победы. В 2008-2009 гг. был выпущен даже его колоризованный вариант.
Есть при этом несколько странностей, связанных с ним. На одну из них еще в 2002 г. обратила внимание немецкая газета «Frankfurter Allgemeine»: «Дважды “Семнадцать мгновений” показывали в ГДР. Но там этот сериал не вызвал такого восторга. Западным немцам так ни разу и не представилась возможность увидеть Штирлица».

http://courier.com.ua/prezentatsii_i_intervju/nemetskaja_pressa__o_semnadtsati_mgnovenijah_vesny/


Юлиан Семенов.

Далее политкорректный, по всем европейским канонам, автор указывает на одну важную подробность: «Очень жаль, потому что картина “Семнадцать мгновений весны” демонстрирует Германию глазами русских и во многом формирует современное представление русских о Германии».
И вот этот «русский глаз» останавливает, заставляет задуматься, так ли это на самом деле, ибо хорошо известно, например, кем был автор романа, его информаторы (Норман Бородин и упоминавшийся нами в прошлом по́сте Янкель Черняк) или режиссер Т.М. Лиознова – дочь Моисея Александровича и Иды Израилевны Лиозновых.
Внешне чуждавшейся своего происхождения (она даже называла себя Татьяной Михайловной), ей всё же трудно было преодолеть себя.
На вопрос журналиста «как складывались отношения с немецкими членами группы?» режиссер «Семнадцати мгновений» честно признавалась: «Пожалуй, некоторые из них меня недолюбливали». (Так прорывается безсознательное как у рожающей в немецкой больнице в ее фильме «радистки Кэт» русский крик «мама!») Тут же Татьяна Моисеевна, однако, поправляется, уводя в сторону: «Потому что я их погоняла, как волов!» (Но и тут предательски торчит из мешка стальное шило.)

http://www.close-up.ru/articles/detail.php?AID=7859


Фюрер и его генералы под управлением Татьяны Моисеевны Лиозновой.

Однако ведь и этими людьми дело не ограничивалось. Шефа Гестапо группенфюрера СС Генриха Мюллера играл, например, народный артист СССР Леонид Сергеевич Броневой, родившийся в Киеве в семье Соломона Иосифовича Броневого и Беллы Львовны Ландау. (Это совсем как в статье в Большой Советской энциклопедии: «Михаил Светлов – русский советский поэт. Родился в бедной еврейской семье».)
Настоящая фамилия его отца была Факторович. Отец Соломона был одесским кондитером. Три его сына активно участвовали в гражданской войне на стороне красных.


Абрам, старший брат Соломона, как писали потом большевицкие газеты, «грудью пошел на вражеский броневик, прикрывавший вокзал». Броневик был подбит, однако все красногвардейцы, в том числе и Абрам, при этом погибли. С тех пор двух из оставшихся в живых братьев прозвали «бронированными» или «броневыми».
Так и поступили они на службу в ЧК с новыми фамилиями, занимая высокие посты в ОГПУ и НКВД Украины.
Старший Александр был начальником 2-го отдела ГПУ УССР, занимавшегося розыском подпольных миллионеров. Его брат Соломон, отец актера, в 1934 г. в звании майора госбезопасности (соответствующем армейскому комбригу) был начальником 6-го отдела НКВД УССР; одним из первых он был награжден только что учрежденным орденом Красной Звезды (№ 34).
В 1937 г. эти заслуги, однако, не помешали Соломону Иосифовичу попасть в лагерь. Бригадиром его был матрос с «Авроры», с которой был произведен первый выстрел большевицкой революции.

https://mydinasty.com/articles/semejnye-istorii/svoej-familiej-leonid-bronevoj-obyazan-podbitomu-v-odesse-belogvardejskomu-broneviku


Соломон Иосифович Броневой – чекист и отец актера.

Авторский закадровый текст в фильме читал Ефим Копелян, происходивший из семьи лесозаготовителя Залмана Давидовича Копеляна и Маши Мордуховны Френкель, отец которой был владельцем лесопильного завода, поставлявшего древесину для мостов Российского военного ведомства.
Песни исполнял Иосиф Кобзон – сын политрука Давида Куновича Кобзона и Иды Исаевны Шойхет-Кобзон.
«Исполнять песни к “Семнадцати мгновениям весны” хотели Муслим Магомаев, Валентина Толкунова, Валерий Ободзинский и еще целый ряд популярных в то время певцов, но Татьяна Лиознова отклонила почти все кандидатуры, за исключением Иосифа Кобзона».

https://fishki.net/2355773-17-ljubopytnyh-faktov-o-filyme-semnadcaty-mgnovenij-vesny.html
В качества невидимого заказчика фильма (никак не обозначенного в титрах) выступал Комитета Государственной Безопасности и лично его председатель Ю.В. Андропов. После предпремьерного показа в верхах сам серый кардинал, член Политбюро М.А. Суслов о концепции фильма высказался критически, однако за ленту заступился сам Юрий Владимiрович.
В 1976 г. «Семнадцать мгновений» получили не самую высокую госпремию РСФСР имени братьев Васильевых, зато два года спустя эта нужная, видимо, работа удостоена была премии КГБ СССР.



Ю.В. Андропов.

И последний связанный с этим фильмом сюжет
Современный писатель и журналист Федор Раззаков, специализирующийся на проблемах телевидения, привел в одной из своих книг («Жизнь замечательных времен. 1970-1974 гг. Время, события, люди». М. 2004. С. 340) один весьма любопытный эпизод:
«Директором фильма был Ефим Лебединский, который на роль статистов – тех же эсесовцев, охранявших штаб-квартиру РСХА, – пригласил своих знакомых, причем сплошь одних евреев. Консультант из КГБ, который однажды пришел на съемки и увидел этих статистов, внезапно возмутился: мол, как это случилось, что в роли эсэсовцев снимаются одни евреи?!
– А вы что, антисемит? – удивилась Лиознова.
– Нет, но вы сами знаете, какие у нас отношения с Израилем. Вот и получится, что мы в своем фильме покажем, что евреев уничтожали такие же евреи, только в гестаповской форме.
Лиознова намек поняла. Она вызвала Лебединского и приказала поменять статистов.
– Как поменять?! Я же им уже заплатил! – возмутился директор.
– Ничего, компенсируешь из своего кармана! – отрезала Лиознова.
Директору пришлось подчиниться. В тот же день с помощью всё того же консультанта из КГБ он позвонил в Высшую пограншколу и попросил прислать на съемки десяток рослых курсантов, желательно прибалтийцев. Именно их мы теперь и видим на экране...»


Сама Лиознова всё это, по вполне понятным причинам, яростно отрицала: «Это вранье! Знаете, вокруг “Семнадцати мгновений” много вранья. Некоторым хочется сочинить про себя нечто “героическое”. Например, все тот же Пипия рассказал в одном документальном фильме вымышленную историю, о том что, якобы, наш директор картины привел для исполнения ролей статистов своих родственников-евреев, и что я, будто бы, ему сказала – “Сейчас я тебе дам так, что ты будешь лететь через всю улицу Эйзенштейна!”. Ничего этого не было».
http://www.close-up.ru/articles/detail.php?AID=7859


Лиознова на съемочной площадке.

Со ссылкой на эти слова из интервью, сообщение о «еврейском взводе СС», как фейке, попало в статью о фильме в Википедии, но уже почему-то как несомненный факт.
Однако фильм Лиозновой далеко не единственный пример подобного рода подходов.
То же самое было, например, и на площадке снимавшейся на «Ленфильме» в 1973-1977 гг. киноэпопеи «Блокада» по роману Александра Чаковского (режиссер Михаил Ершов, директора картины Я. Фридман и Натан Печатников).
Вот краткая зарисовка с места действия: «…Съемки фильма “Блокада” (1976 г.). В кадре – группа фашистов взяла в плен бойца Красной армии. Фашистам, как водится, помогают фашистские пособники. Слева со “шмайсером” – Аркадий Ротенберг.
Как Ротенберг попал на съемочную площадку? – В качестве каскадера. На Ленфильме часто снимали драки и батальные сцены с помощью спортсменов – борцов, боксеров и т.п. […] Кстати, в “плен” Ротенберг с фашистами взяли депутата Госдумы Василия Шестакова (это все одна секция дзюдо)».

http://potsreotizm.livejournal.com/6316286.html


Та самая фотография со съемочной площадки «Блокады». Аркадий Романович Ротенберг – личный друг нынешнего Президента, ныне миллиардер, отец Игоря Ротенберга – совладельца пресловутой системы «Платон».

Примеры можно было бы множить. Однако завершим тему вот этой записью из ЖЖ литературоведа и журналиста Андрея Мальгина, в начале 1990-х главного редактора нашумевшего в ту пору журнала «Столица»:
«А я вспомнил, что был свидетелем абсолютно аналогичного случая. К 40-летию битвы под Москвой, еще при генсеке Л.И. Брежневе, в приготовленном ныне к сносу концертном зале “Россия” задумали большое театрализованное представление. Задумал никто иной, как опальный кинорежиссер А. Аскольдов, фильм которого “Комиссар” за 15 лет до этого положили на полку и больше не разрешили приблизиться ни к одной киностудии. А тут его вдруг назначили директором этого самого зала “Россия”.
Меня он позвал в качестве автора сценария и вообще помощника в разных вопросах. И там тоже в какой-то момент (кажется, во время исполнения Л. Лещенко песни “День Победы”) было некое очень символическое подобие батальной массовки. И та же история: помреж (а был им, представьте, молодой Дмитрий Крылов, который много позже вел на ТВ передачу про путешествия), одел в гитлеровскую форму одних евреев! Создателя “Комиссара”, разумеется, трудно заподозрить в антисемитизме, но как же он орал, чтоб ему срочно нашли русских “гитлеровцев”!»

https://avmalgin.livejournal.com/818903.html
А ведь и действительно такие (если использовать выражение известного современного публициста Егора Холмогорова) «семнадцать мгновений “нацизма”» создаются не столько для того, чтобы обезпечить банальный заработок «своим», но еще и для того, чтобы точнее донести до публики определенную мысль.
И вот что, по свидетельству того же Холмогорова, получается на выходе:
«Как сообщило ИА РОСБАЛТ, на открытом заседании Клуба политологов Балтийской медиа-группы на тему “Ксенофобия – болезнь с летальным исходом. Если не лечить” публицист, главный редактор журнала “Звезда” Яков Гордин заявил: “Эстетика фильма ‘17 мгновений весны’ – эстетика красивых мужчин в красивой фашистской форме – сильно повлияла на молодых людей, не имеющих внутреннего стержня”. При этом… как передает корреспондент “Росбалта”, Яков Гордин в своем выступлении указал на исторические корни возникновения российского нацизма».

https://holmogor.livejournal.com/1595159.html
Один из читателей тут же откликнулся на этот текст анекдотом:
«Двое за пушкой. Один в прицел рассматривает танки. Яков Гордин сидит внизу и лениво спрашивает с характерным произношением:
– Ваня, что видишь?
– Танк по полю катится, товарищ Гордин.
– А танкиста видно?
– Видно, товарищ Гордин.
– Красивый немецко-фашистский мужчина?
– Нет, страшненький!
– А, ну тогда – “ПЛИ!”».
Однако заявление Якова Гордина, конечно, гораздо серьезнее.
Оно – одно из неслучайных звеньев единой цепочки: сначала «они» создают фильм, а потом этой своей же киноподделкой нас же и клеймят. Такое вот получается кино!
И вот, между прочим, почему – не ради одной лишь исторической правды – об этом мерзком подлоге сегодня, сорок с лишним лет спустя, нужно говорить.


Несколько лет назад мы как раз и писали о том, откуда (от кого) «есть пошла» мифология «Оккультного Рейха», в чем истоки замысла «Семнадцати мгновений»:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/4788.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5073.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5231.html
В одном из этих по́стов мы приводили весьма содержательный текст современного публициста Константина Крылова «Еще раз о нашем скорбном “фашизме”», не только не устаревший, но, к сожалению, ставший еще более актуальным:
«Самое забавное в нашем доморощённом “фашизме” – это его еврейское происхождение. Да-а, именно еврейское.
Большая часть людей, увлекавшихся “фашизмом”, познакомились с ним по советской пропагандистской продукции. То есть по книжкам Юлиана Семенова, по фильму “17 мгновений весны”, по роммовскому “Обыкновенному фашизму” и так далее.
Но эти замечательные книжки и фильмы были написаны и сняты в основном евреями. Никем иным. Штирлица мы получили из рук Татьяны Моисеевны Лиозновой и Юлиана Семеновича Ляндреса, Михаил Ромм, ученик Эсфири Шуб, познакомил советского зрителя с настоящими трофейными пленками. Анатолий Кузнецов, автор “Бабьего Яра”, конечно, Анатолий, но портрет не оставляет сомнений, как и текст книги. Насчет Алеся Адамовича “можно спорить”, но “Хатынская повесть”, по которой Элем Климов снял “Иди и смотри”, вписывается в ту же традицию… При этом и большая часть “низовой” антифашистской продукции – включая брошюрки “Политиздата” – писалась тоже евреями.
Напрягшимся на тему антисемитизма товарищам напоминаю: нет, я не говорю, что это плохо, что евреям нельзя, что евреи плохие, что они что-то искажали и т.п. Я всего лишь констатирую факт: практически вся “нацистская” тема была отдана именно им. С точки зрения советской власти это было даже логично – кому, как не евреям, доверить тему. В конце концов, так сделали во всём мiре, СССР был здесь вполне в русле тенденции. […]
Так вот. Все, кто влюбился в фашизм по агиткам, смотрели на него именно еврейскими глазами. А этот взгляд имеет свои особенности.
Например, еврейские авторы не любят писать о христианском измерении фашизма, а предпочитают подчеркивать его “языческие” и “оккультные” корни. Это связано с еврейским ощущением “язычества” как чего-то ужасно притягательного и смертельно опасного. Это отношение передалось и большинству гитлерофилов. […]
…Новообращённые “фашисты” торопятся увлечься оккультизмом, рунами и прочей эстетикой […] …Скучные политические и экономические темы […] поклонникам нацизма обычно малоинтересны. Хотя в них-то вся соль».



Кадр из американского фильма «Великий диктатор» (1940). Чарли Чаплин исполнявший главную роль, выступал в нем также как автор сценария, режиссер, продюсер и один из композиторов. Главный герой – еврей-парикмахер, как две капли воды походил на фашистского фюрера Аденоида Хинкеля (прообраз Адольфа Гитлера).

Кажется в связи с заявленной темой сказано достаточно. Но есть и еще нечто, причем весьма важное. Уже упоминавшийся нами немецкий журналист из «Frankfurter Allgemeine» писал в своей статье 2002 г., имея в виду знаменитым фильмом Лиозновой:
«…Русские “политтехнологи” сначала создавали образ преемника Бориса Ельцина, а потом подбирали под него подходящего кандидата. Когда влиятельный журнал “Власть” в мае 1999 поместил на обложке фотографию актера, сыгравшего Штирлица, Вячеслава Тихонова, одетого в форму СС, с подписью “Президент-2000”, это означало, что российские избиратели, согласно опросам, после непредсказуемого Ельцина желают себе в президенты спокойного правителя, который не позволяет себе никаких эскапад. В марте следующего года народ выбрал офицера КГБ, по-прусски добродетельного».

http://courier.com.ua/prezentatsii_i_intervju/nemetskaja_pressa__o_semnadtsati_mgnovenijah_vesny/

ЕГО РАЗЫСКИВАЕТ ВСЯ СТРАНА:

Обложка восемнадцатого номера журнала «Коммерсантъ-Власть» за 1999 год от 11 мая.

Действительно, в мае 1999 г., чуть больше чем за год до выборов, еженедельник «Коммерсантъ-Власть» провел опрос среди читателей, какой типаж политического лидера страны им ближе. Выбирали среди популярных киногероев (таково было условие).
Совпадение итогов социологического опроса с результатами выборов было поразительным.
Итак, «Штирлиц – наш Президент!» Получается (редкий случай!), что просили – то и получили.


В ИСТИННОМ ...ЦВЕТЕ:

В.В. Путин и А.А. Собчак на Первом Петербургском экономическом форуме. 1997 г. Фото Александра Николаева.

Но какова, однако, «сила кино» и как был точен незабвенный Ильич, сказавший: «Пока народ безграмотен, из всех искусств важнейшими для нас являются кино и цирк».
Но главное – советские Цирк и Кино продолжаются!
«Верным путем идете, товарищи!»

ЗА ПОЛШАГА ДО БЕДЫ?..


Антихрист. Фреска 1350 г. итальянского мастера Витале из Болоньи в монастырском храме Св. Марии Бенедиктинского аббатства Помпоза (Эмилия-Романья).


«Нет, нет! нельзя молиться за царя Ирода – Богородица не велит».
А.С. ПУШКИН. «Борис Годунов».

Какое время на дворе –
таков мессия.

Андрей ВОЗНЕСЕНСКИЙ.


Такое впечатление (дай Бог, конечно, ошибиться!), что в последнее время (можно даже сказать – дни) многое у нас идет как по писанному в… «Бесах» Ф.М. Достоевского.
Помните разговор Верховенского и Ставрогина?


– Мошенник, мошенник. Вас заботит, кто я такой? Я вам скажу сейчас, кто я такой, к тому и веду. Не даром же я у вас руку поцеловал. Но надо, чтоб и народ уверовал, что мы знаем, чего хотим, а что те только «машут дубиной и бьют по своим». Эх, кабы время! Одна беда – времени нет. Мы провозгласим разрушение… почему, почему, опять-таки, эта идейка так обаятельна! Но надо, надо косточки поразмять. Мы пустим пожары… Мы пустим легенды… Тут каждая шелудивая «кучка» пригодится. Я вам в этих же самых кучках таких охотников отыщу, что на всякий выстрел пойдут, да ещё за честь благодарны останутся. Ну-с, и начнётся смута! Раскачка такая пойдёт, какой ещё мiр не видал… Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам… Ну-с, тут-то мы и пустим… Кого?
– Кого?
– Ивана-Царевича.
– Кого-о?
– Ивана-Царевича; вас, вас!
Ставрогин подумал с минуту.
– Самозванца? – вдруг спросил он, в глубоком удивлении смотря на исступлённого. – Э! так вот наконец ваш план.
– Мы скажем, что он «скрывается», – тихо, каким-то любовным шёпотом проговорил Верховенский, в самом деле как будто пьяный. – Знаете ли вы, что? значит это словцо: «он скрывается»? Но он явится, явится. Мы пустим легенду получше чем у скопцов. Он есть, но никто не видал его. О, какую легенду можно пустить! А главное – новая сила идёт. А её-то и надо, по ней-то и плачут. Ну что? в социализме: старые силы разрушил, а новых не внёс. А тут сила, да ещё какая, неслыханная! Нам ведь только на раз рычаг, чтобы землю поднять. Всё подымется!
– Так это вы серьёзно на меня рассчитывали? – усмехнулся злобно Ставрогин.
– Чего вы смеётесь, и так злобно? Не пугайте меня. Я теперь как ребёнок, меня можно до смерти испугать одною вот такою улыбкой. Слушайте, я вас никому не покажу, никому: так надо. Он есть, но никто не видал его, он скрывается. А знаете, что можно даже и показать, из ста тысяч одному, например. И пойдёт по всей земле: «видели, видели». И Ивана Филипповича бога-саваофа видели, как он в колеснице на небо вознёсся пред людьми, «собственными» глазами видели. А вы не Иван Филиппович; вы красавец, гордый как бог, ничего для себя не ищущий, с ореолом жертвы, «скрывающийся». Главное, легенду! Вы их победите, взглянете и победите. Новую правду несёт и «скрывается». А тут мы два-три соломоновских приговора пустим. Кучки-то, пятёрки-то – газет не надо! Если из десяти тысяч одну только просьбу удовлетворить, то все пойдут с просьбами. В каждой волости каждый мужик будет знать, что есть, дескать, где-то такое дупло, куда просьбы опускать указано. И застонет стоном земля: «новый правый закон идёт», и взволнуется море, и рухнет балаган, и тогда подумаем, как бы поставить строение каменное. В первый раз! Строить мы будем, мы, одни мы!


***

Но какова же связь этого шестого романа Федора Михайловича, явленного русской публике почти полтора столетия назад, с нашей современностью?
Отдаленные гулы приближения предвиденного этим русским пророком чувствовались уже давно. А вот буквально несколько часов назад утробные звуки этой т.н. «раскачки» были явлены гораздо отчетливее.
Итак, вчера 30 августа, в двух совершенно разных интернет-журналах – синхронно – появились, на наш взгляд, весьма важные, публикации, которые нам надлежит хорошенько осмыслить…


***

А ВЫ С КЕМ, ТОВАРИЩИ?
30 авг, 2017 в 10:41
https://sozecatel-51.livejournal.com/2365488.html

Феминистки осквернили менструальной кровью портрет Николая II. Таким образом они решили поддержать киноленту «Матильда» Алексея Учителя о романтической связи последнего российского императора.
Пишет vlad-dolohov: «Заказчик и источник финансирования, видимо, общие.
Я сегодня сделал для себя несколько открытий:
1. Оказывается, в провинциальном Краснодаре есть феминистки.
2. Вы не поверите – их очень много! Когда сегодня объявили сбор – но только среди тех, у кого сейчас месячные – набралось три десятка активисток с прокладками в промежности.
О своей акции они сняли ролик.
– Наша кровь стекает с портрета Николая Кровавого. Но это не кровь жертв. Это кровь свободных женщин, чьи тела отторгают увечный плод российского патриархата.
…Феминисток никто не задержал, и никто не ищет: ментам некогда – они до сих пор не могут найти «националистов», которые обстреляли в центре города полицейских (армян по национальности – на Кубани почти все силовики армяне)».

http://vlad-dolohov.livejournal.com/2273981.html
Кто же этих дур сему научил? А научили их потомки убийц. Менструальной кровью каббалисты-иудеи обычно «оскверняют» по своим понятиям это связано с культом Шехины – «Прекрасной Дамы» в иудаизме booknik.ru/today/all/nasha-ishmitai-i-menstrualnaya-krov-v-kabbale/.
Они воображают, что на менструальную кровь слетаются самые злые демоны. Это у них, каббалистов, менструальная кровь считается более нечистой, чем даже мертвечина.
В общем, товарищи всеми силами пытаются доказать святость государя.
Налицо хрестоматийное, сферическое проявление ненависти мира оккультного зла к самому образу Николая ΙΙ.
А ведь без года сто лет прошло.
И после этого кто-то будет еще отрицать ритуальный характер убийства Царской Семьи?.
И тут возникает вопрос: как отнесутся к сему перформансу хулители Русского Царя из числа атеистов?
С кем вы, товарищи?


***

Такой вот текст, порождающий множество вопросов, один из которых – как такое могло произойти? Не сама, конечно, эта акция а ее, судя по всему, абсолютная безнаказанность.
Для того, чтобы лучше уяснить, о чем речь, представьте себе, что такое же «безстрашные феминистки» проделали с портретом местного губера (не говорим уже о более высоких лицах, чьи портреты сегодня в изобилии покрывают наши города: от кабинетов до витрин магазинов). Ответ, думаю, очевиден.
А раз так, то чья это, позвольте вас спросить игра, кто, призывая «не раскачивать лодку, тем не менее, сам делает это и почему?
Уяснить это нам помогает история со скандальным фильмом «Матильда». И дело тут вовсе не в том, что «власти не реагируют», а в том, что они сами и породили этот фильм. Могут возразить, что «кое-кто» тут ни при чем.
Но это не так. На личную неприязнь к Царю-Мученику Путина мы обращали внимание еще три с лишним года назад, прибавляя к этому и (в ментальном смысле) гораздо более существенное – хулу на святых Бориса и Глеба (изрыгнутую полагаем из-за того, что он оказался просто не в состоянии понять их подвиг, то есть, проще говоря, РУССКОЕ!):

http://www.nashaepoha.ru/?page=obj53701&lang=1&id=6282
(Напомним эти позорные слова: «А вот Борис и Глеб хотя и святые, но страну отдали без боя. Просто легли и ждали, когда их убьют. Это не может быть для нас примером...»)
И вот теперь новый поворот темы.
С некоторыми (пусть и немногими) выводами автора приводимого нами далее текста можно было бы и поспорить. Но – в любом случае – он ведет разговор с фактами в руках!


***

ВОКРУГ «МАТИЛЬДЫ».
КИНО ИЛИ МЕДИЙНО ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА?

2017-08-30 12:54:00
https://fluffyduck2.livejournal.com/952871.html

История с фильмом Алексея Учителя «Матильда», который породил грандиозный скандал еще до своего выхода на широкий экран, по-своему уникальна <...> Мы имеем дело не просто с произведением искусства, пусть сколь угодно слабым и кощунственным, а именно с проектом. Проект этот, в свою очередь, обладает тройной природой – «культурной», медийной и политической.
Есть грамотные экспертизы с анализом сценария и рекламного трейлера, а после знакомства с работой Петра Мультатули (часть 1, часть 2), где автор перечисляет несколько десятков конкретных примеров откровенной лжи и клеветы на Святых Царственных Мучеников, допущенной в киноподелке г-на Учителя, даже и слабое желание все же посмотреть произведение, так нашумевшее еще до официальной премьеры, отпало окончательно.

http://www.odigitria.by/2017/05/02/spravka-o-vrane-uchitelya-i/
http://www.odigitria.by/2017/05/02/spravka-o-vrane-uchitelya-ii/
Рассуждая на все темы, сопряженные с осмыслением фильма, правильнее всего было бы для начала воссоздать предысторию того, как данный проект сформировался и был осуществлен. Поскольку наш жанр сугубо аналитический, то эмоции здесь неуместны, и с этого момента, считая моральную оценку проекта абсолютно ясной, мы далее не будем высказываться в духе «положить конец кощунственному беспределу» и проч. Оставим это другим, тем более, что желающих немало. Итак, предыстория. Откуда, собственно, появился проект «Матильда»?
Сейчас уже хорошо известно, что начальная идея снять биографический фильм о балерине Матильде Кшесинской принадлежит Тамаре Перваковой, жене известного пародиста Владимира Винокура, близкого приятеля Алексея Учителя, который и донес эту идею до режиссера. Сначала она была принята на «ура» и начались съемки, причем средства на проект были выделены Министерством культуры, что, в общем, вполне естественно. Однако вскоре концепция будущего «шедевра» изменилась. Реальные причины этого не вполне ясны. Сам Учитель в интервью рассказывает, что его неожиданно посетила мысль вместо биографического фильма про балет сделать картину ни много ни мало – о «переломном» моменте в истории России, о любовной страсти будущего императора, о ситуации, которая «могла изменить лицо страны» и проч. То ли деньги вдруг неожиданно (как это часто бывает) закончились, то ли кто-то умный, пожелавший остаться за кадром, посоветовал режиссеру решительно изменить формат и тему своего произведения. Именно с этого момента был заменен сценарист (им стал некто Александр Терехов, сотрудник ФСБ, по образованию журналист, в 1999-2008 гг. работавший директором пресс-центра префектуры Западного административного округа Москвы), и в сценарии появились многочисленные, как сейчас модно говорить, явно фейковые детали, грубо искажающие как весь исторический облик императора Николая Александровича, так и конкретные детали его взаимоотношений с начинающей тогда балериной Матильдой Кшесинской.
Найти новую, несоизмеримую с прежней, сумму Учителю помог другой его приятель – известный дирижер, худрук Мариинского театра Валерий Гергиев (о нем режиссер снимал другой фильм), который сподобился продвинуть идею наверх. В итоге 10 000 000 $ были переведены на нужды съемочной группы из некоего оффшора «Газпромбанка» по команде бывшего управделами Президента РФ (ныне его помощника) Владимира Кожина, причем еще столько же вскоре перевел сам президент «Газпромбанка» Андрей Акимов. Инсайдерский источник утверждает, что деньги переводились через оффшоры, а не напрямую, чтобы сделать кредит невозвратным (фильм был изначально задуман как убыточный). Если данные сведения верны (а вся информация взята нами из интернета, из абсолютно открытых публикаций), то на фоне вышеозначенной схемы с участием довольно высоких государственных чинов пресловутый Серебренников просто нервно курит под лестницей.

http://theins.ru/korrupciya/44366
Крайне существенно, что сегодня уже в сети распространяются никак не доказанные, абсолютно голословные утверждения, что якобы реальным заказчиком всего проекта является лично президент В.В. Путин, что, по нашему мнению, является частью глобальной игры вокруг «Матильды». Понятно, что при всей общеизвестной нелюбви Путина к Государю Николаю Александровичу пробавляться подобного рода развлечениями – не его уровень и не его стиль, совсем далекий от тех сугубо прагматичных материй, в коих он по преимуществу обитает. «Тут не Миколка», тут явно другой «убивец». И «убивец» этот, судя по всему, целит не только в Государя. Однако понятно, что г-н Кожин не мог бы действовать совсем самостоятельно, без всякой отмашки сверху. Таким образом, сопоставляя разные известные нам (из открытых источников) детали, анализируя доступную информацию, мы в данном конкретном случае вполне можем сделать осторожное предположение, в общем, привычное для нас и после размышлений над другим конкретным материалом сегодняшнего дня: в ближайшем окружении Президента имеются люди, которые, вольно или невольно, ведут довольно мутную игру, по факту направленную против него самого, как носителя высшей государственной власти в стране. Помимо нового ритуального глумления над памятью святого Царя, помимо всяких символических мессиджей (типа свалившейся с головы Царя, катящейся по полу короны Российской империи), серьезные игроки еще и наносят косвенный удар по Путину (суть которого он сам, возможно, не вполне понимает), делая его «крайним» в разжигании серьезного общественного конфликта (вопреки его собственным недавним словам о том, что такие конфликты надо гасить). Особенно в преддверии выборов, добавим мы, из коего добавления вполне прагматическая мутная игра вокруг «Матильды» приобретает вполне простой и понятный смысл. На фоне этой серьезной игры выступления в печати некоего родственника Матильды Кшесинской, бывшего депутата Городской Думы Петербурга по фамилии Константин Севенард, демонстрирующего какие-то снимки, на которых изображена якобы дочь Кшесинской и Николая II, по утверждению не вполне адекватного потомка, родившаяся в 1911 году (!) – не более чем та остренькая приправа, без коей политтехнологическое блюдо представляется повару не вполне вкусным.
Необходимо заметить, что, по нашему мнению, православные общественники, ведущие по сути правильную, а по форме – не вполне продуктивную борьбу с «Матильдой», напрасно полагают, что цель авторов заключается лишь в возведении новой порции гипертрофированной клеветы на нашего святого Царя, в развенчании его как святого в глазах широких масс народа. Все это, конечно, имеет место. Однако мы убеждены, что в фильме, бесспорно, присутствует и концепция, так сказать, медийно-политического плана. Для того чтобы понять, о чем, собственно, идет речь, необходимо вспомнить уже упомянутые у нас слова г-на Учителя о том, что история с Матильдой Кшесинской (как она видится создателям «блокбастера») могла, по его мнению, «изменить лицо страны». («Мы жили бы в другой стране», говорит режиссер). Это нельзя воспринимать, как просто какой-то кощунственный, клеветнический бред. Совершенно понятно, что если, чисто теоретически, предположить, что наследник престола Николай Александрович официально женился бы на Кшесинской (которую он, по мысли сценариста и режиссера, якобы безумно любил), то есть вступил бы в морганатический брак, то в этом случае он потерял бы право на российский престол, и, согласно закону о престолонаследии, следующим императором стал бы Михаил Александрович, абсолютно чуждый самой субстанции власти, который, в частности, в феврале 1917-го отметился тем, что своим приказом распустил верные трону войска, пришедшие на Дворцовую площадь и тем существенно, в переломный момент поспособствовал успеху антимонархического мятежа. Тот же Михаил под давлением Керенского отказался принять власть от брата, окончательно отдав ее в руки заговорщиков. Так что в случае его восшествия на престол после Александра III вполне могло статься так, что февральская революция в бескровном варианте произошла бы лет на двадцать раньше; Россия перешла бы в формат конституционной парламентской монархии по английскому образцу и была бы отдана в руки враждебных ей, внутренних и внешних сил, что и составляло вожделенную цель либералов того времени. Так что, в понимании либералов нынешних, «Матильда» – это еще и фильм об «упущенных возможностях» «демократического» пути для России. В свете исторического опыта совершенно понятно, что такой, пусть чисто теоретический, антимонархический и антиимперский вариант развития страны означал бы просто уход России с исторической арены, поскольку наша страна в антиимперском варианте теряет идентичность и развиваться не может. Так что все эти фантазии, вполне возможно, отражают некие «волны», какие-то подводные течения в недрах сегодняшних российских «элит». Совершенно не претендуя на буквальные аналогии, скажем, что сия коллизия в определенном смысле как-то очень напоминает ситуацию 2012 года, когда некоторые креативные дамы и господа (а также товарищи) носились с идеей снятия Путина с выборов, «чрезвычайного» продления президентства Медведева еще на два года, необходимые нашим современным либералам для окончательного расшатывания ситуации в стране и изменения конституционного формата власти в сторону парламентской республики (идея, с которой выступал еще М.Б. Ходорковский). У нас сейчас, конечно, далеко не монархия, но все же, согласитесь, что-то в этом есть
Как утверждают известные нам совершенно открытые источники, где-то в начале июля фильм был продемонстрирован на закрытом показе с участием высоких лиц государства, на который, как часто бывает, наряду с «випами», проникли люди, достаточно хорошо разбирающиеся в «важнейшем из искусств» (в частности, митр. Иларион (Алфеев)). После этого, чтобы как-то блокировать эффект от их негативных отзывов, Учитель и К°, при содействии своих высоких покровителей, и запустили в широкое информационное пространство мантру «фильма не видели, а осуждают». Кстати, данный более чем достоверный факт легко объясняет упорное нежелание Учителя официально показать фильм экспертам. (После их убедительной и доказательной критики спасительная мантра перестанет работать).
Выше мы уже отчасти касались ключевого вопроса, фатально ускользающего от внимания критиков и аналитиков, ставящих своей целью подготовить экспертное заключение с целью запрета картины: кто же реальный автор всей концепции, имеющей, как видим, медийно-политическую, а не только собственно кинематографическую природу, кто способен столь нестандартно мыслить на стыке искусства, «пиара» и политики? Вряд ли это новый сценарист, который никогда сценариев не писал и вообще не имеет профильного образования. Конечно, могут сказать, что это сам г-н Учитель. Однако тогда не вполне понятно благоволение тех элитных кругов, которые прикрывают его «сверху». Ведь «Матильда» - по сути, единственный широкоформатный фильм, который подготовлен к столетию революции. (Кстати, практически никто не говорит о том, что планируется также показ по одному из федеральных каналов и четырехсерийной ТВ-версии!) У элитариев должен быть свой интерес. Попытка представить в роли заказчика и автора идеи самого Путина несостоятельна в силу достаточно очевидных причин, упомянутых выше. Люди типа г-на Кожина занимаются сугубо прагматическими материями и далеки от сугубо гуманитарных сфер. Быть может, вероятный ответ кроется в недавнем демарше Никиты Михалкова, со скандалом вышедшего из попечительского совета Фонда кино, да еще и сопроводив это свое явно политическое действие комментарием, данным с несвойственной ему резкостью. В качестве причины своего ухода Михалков назвал «патовую ситуацию, когда он никак не может влиять на выход тех или иных фильмов. Михалков говорит, что чувствует безответственность, как свою, так и всего фонда в целом. Фонд кино, как говорит Михалков, выпускает картины, которые "ничего не значат или которые что-то значат, но никто не знает, что с ними делать"». Известно, что ранее, после закрытого показа «Матильды», Михалков в узком кругу высказывался против ее выпуска на широкий экран, хотя и в очень сглаженной и осторожной форме. Причем, по его словам, этот фильм может шокировать зрителя, особенно старшего поколения, с непредсказуемыми последствиями. Теперь, что называется «прорвало», и Никита Сергеевич высказался уже со всей определенностью. Что же послужило катализатором, что добавило ему смелости? Известно что, об этом вполне четко сказал сам Михалков – включение в состав попечительского совета Фонда пресс-секретаря премьера Д.А. Медведева, замглавы аппарата правительства РФ Натальи Тимаковой, по совместительству курирующей в этом аппарате не что-нибудь, а именно вопросы культуры. "Дело в том, что мы с ней находимся на противоположных позициях человеческих и идеологических. – сказал режиссер. – Если бы она была просто членом попечительского совета - это одно дело, это разговор на равных. А когда туда приходит человек, облеченный большой властью и возможностями, значит, ее точка зрения будет превалировать", - пояснил Михалков.
Итак, вписанный в элитные, околовластные игры, очень осторожный Михалков, претендующий при этом на серьезную роль во влиянии на официальную идеологию государства, причем влиянии именно своими профессиональными средствами, то есть посредством кино, именно теперь ушел из структуры, играющей крайне значимую роль в определении глобальных принципов культурно-идеологической политики российского государства, причем такой структуры, которая занимается также и распределением крупных финансовых средств в этой сфере. Очевидным образом это произошло (и он сам этого не скрывает) потому, что автор «Сибирского цирюльника» и «Утомленных солнцем» понял, что проиграл. Более того, чтобы ни у кого не возникало сомнений в том, «кто виновник этого», прямо назвал конкретную фамилию.
Картина прояснится окончательно, если напомнить, кто такая Наталья Тимакова, какова ее роль в совсем недавних событиях российской истории. Согласно журналистским расследованиям еще 2012 года¸ она была ни много ни мало, как одним из главных модераторов нашего российского «Майдана», который в российском варианте называется «болотом», или «снежной революцией». В 2008 – 2012 гг. Тимакова возглавляла неформальный женский либеральный клуб, сложившийся вокруг Светланы Медведевой, в конечном счете попытавшись оттеснить даже ее саму от решающего влияния на тогдашнего президента Медведева. Цель неформального союза ряда олигархических структур и пиар-команды Тимаковой и ее мужа Александра Будберга заключалась в отстранении от власти В.В. Путина и нейтрализации ряда ведущих элитных игроков из его непосредственного окружения.
«Тимакова, – пишут авторы расследования, – стала связующим звеном между Медведевым и группой его советников – сторонников ускоренных реформ из Института современного развития. Медведев занимает пост председателя попечительского совета ИНСОР. Заместитель председателя совета – Эльвира Набиуллина, председатель правления – Игорь Юргенс. В правление ИНСОР входят Евгений Гонтмахер, Руслан Гринберг, Владимир Мау и Александр Будберг. (По данным на 2012 год).
Тимакова также стала лоббистом интересов многих крупных бизнесменов, сделавших ставку на Медведева: Анатолия Чубайса, Валентина Юмашева, Олега Дерипаски, Александра Мамута, Алишера Усманова, Михаила Фридмана и др. С большинством из них семейство Тимаковой-Будберга связывают тесные отношения еще с 90-х годов. Например, Анатолию Чубайсу Будберг еще в 90-е помогал в сфере PR. Да и сейчас господин Будберг не прочь подзаработать на пиар-сопровождении крупных организаций. Клиентами подконтрольных ему фирм стали как государственные, так и окологосударственные структуры, с которыми Александра Будберга и Наталью Тимакову связывают служебные и внеслужебные отношения. В частности, услуги таких фирм оплачивает государственная корпорация «Роснано», которую возглавляет Анатолий Чубайс, и ОАО «Полиметалл», где заместителем генерального директора работает Зумруд Рустамова – супруга помощника президента РФ Аркадия Дворковича.
Помимо того, частная PR-группа, в связях с которой был замечен или напрямую аффилирован муж Тимаковой, пользовалась поддержкой ОАО «Ростелеком», концерна «АвтоВАЗ» (госкорпорация «Ростехнологии»), Агентства по страхованию вкладов, Федерального агентства по физической культуре и спорту РФ, НК «Роснефть», ОГК-4, АКБ «Газпромбанк» и других структур. Крупным клиентом также является банк «ВТБ», где с января 2010 г. Александр Будберг работает советником президента банка Андрея Костина.
Весь период работы пресс-секретарем президента Наталья Тимакова укрепляла свои возможности и связи в медиа-среде: в итоге большинство отечественных либерально настроенных СМИ, контролируемые ее подругой Натальей Синдеевой, олигархами Александром Мамутом и Алишером Усмановым, попали в орбиту ее влияния. Вот только часть этой медиа-империи: телеканал «Дождь», журнал «Большой город», порталы slon.ru и Newsru.com, сетевая «Газета.ру», газеты «Коммерсантъ» и «Ведомости», ну и главный рупор «снежной революции» — блогплатформа «Живой журнал».» В заключение этого краткого экскурса еще раз подчеркнем: перед нами – сильно политизированная и амбициозная пиарщица, обладающая обширными связями в российской элите и являющаяся «по совместительству» куратором вопросов культуры, а стало быть, и лоббистом ключевых культурных проектов.
Интересно, что вскоре после поражения «снежной революции» в феврале 2012 года многие аналитики уверенно предсказывали отставку Тимаковой и оказались неправы: она сохраняет свой пост и влияние вплоть до сего дня. А события последнего времени однозначно свидетельствуют, что к сугубо либеральному пулу «снежно-оранжевых» революционеров добавилась столь недостающая им в 2012 году «чекистская» составляющая, ибо сегодня, спустя пять с половиной лет, Путина (а стало быть, и Россию) предают не только в медийной и олигархической среде, но также и некоторые фигуранты с Лубянки и со Старой площади. По нашему мнению, совершенно понятно, что «Матильда» является весьма характерным для сегодняшней российской политики символическим мессиджем, имеющим, как мы сказали, тройную: «культурную», медийную и политическую природу, причем среди политических игроков, пиарщиков и деятелей культуры вместе взятых, говоря мягко, крайне мало людей, способных мыслить столь креативно, на стыке вышеперечисленных сфер жизни, да еще и преследуя вполне конкретные политические цели.
Итак, наш вывод заключается в том, что проект «Матильда», так сказать, обслуживает план новой «снежной революции» в России с гуманитарно-идеологической стороны. А поскольку никакой связной идеологии, а также культуры с ее системой ценностей и всего сопряженного с данной сферой для этих людей не существует (как не существует для них и классической политики), то перед нами – постмодернистский продукт, в котором классическая политика, культура и вообще классическое высказывание заменено «пиаром» в псевдокультурной и примитивно-эстетской оболочке.
На фоне всей вышеописанной реальности, всей разворачиваемой на наших глазах циничной, многоуровневой и хладнокровной политтехнологической игры «споры вокруг “Матильды” в православной среде» выглядят как очень яркое воплощение законченной маргинальности и наивности, основанной в том числе и на практически полном непонимании всей глубины и сложности ситуации, фатально упускающей из виду самое главное. Вместо анализа всей этой сложности, понимания реальной подоплеки событий некоторые не находят ничего лучшего, кроме сведения мелких «патриотическо»-идеологических счетов, третирования тех, кто, по их мнению, слишком рьяно отстаивает наши традиционно-православные ценности, третирования православных патриотов «не того» разлива. Особенно смешно и наивно выглядят попытки защитить любимую «власть», светскую и духовную, от слишком активных протестов гражданского общества.

http://ruskline.ru/news_rl/2017/08/24/spory_o_matilde_v_pravoslavnoj_srede/
Что касается Церкви, ее высшего священноначалия, то последнее вполне могло бы качественно переломить ситуацию с общественными протестами против кинокощунства одной лишь угрозой отлучения от Церкви нескольких главных фигурантов из числа тех, что формально, по крещению причисляют себя к Православию. И не делается это в силу самой обычной трусости и маловерия. Некоторые высокие иерархи давно уже живут по законам «мiра сего», а не Христа и обетованного Им Царствия Небесного. Человекоугодие и боязнь поссориться с сильными мiра заслоняют для них веру. Должна ли наша православная общественность в этой ситуации вести себя аналогичным образом? Что для нас должно быть первично, что выше: вера и убеждения или боязнь прогневать начальство? Вопрос риторический. Слава Богу, что есть еще такие иерархи, как Владивостокский владыка Вениамин, занявший в отношении «Матильды» четкую и недвусмысленную позицию!
Что же до власти светской, то стенания по поводу того, что мир либерально-русофобской богемы, представленный г-ном Учителем и К°, настолько силен и непобедим, что для президента невозможно с ним «воевать», выглядят как просто какой-то сюрреалистический юмор. С олигархами было возможно, а с этими нет? Совершенно понятно, что в свете всего вышеизложенного отнюдь не исполнители «кина» составляют главную проблему для Путина. Главная проблема для него – это вкратце описанная у нас выше спайка предателей из самых разных страт общества, включая высшее чиновничество и элитные кланы. Проект «Матильда» подспудно как бы апеллирует к совершенно искренней нелюбви ВВП к святому Царю Мученику (основанной на непонимании всей религиозной высоты его духовного подвига) и одновременно подрывает его самого – поистине дьявольский замысел! При этом, как мы уже недавно указали в одной из предыдущих работ, вся история с «Матильдой» находится на периферии его сознания.

http://amin.su/content/kolonka-redaktora/5134/
Сложность стоящей перед ним задачи заключается в том, что необходимо одновременно нанести удар по «пятой колонне» во власти и «элите» и осознать всю высоту духовного подвига Царя. Убежденное, вменяемое и ответственное, независимое гражданское действие с нашей стороны способно лишь помочь верховному правителю России совершить этот необычайно трудный, но столь необходимый судьбоносный шаг.

РАСПУТИН: СОЗДАНИЕ МАТРИЦЫ (5)




Откровения «великого немого»

Не оставался в стороне, как мы уже писали, и кинематограф…
В литературе описаны восемь кинофильмов, появившихся в первые месяцы революции 1917 года. В действительности подобные ленты выходили одна за другой в течение марта-августа 1917 г. и их было гораздо больше.
Первым подобным фильмом стала двухсерийная «сенсационная драма» «Темные силы – Григорий Распутин и его сподвижники» (производство акционерного общества Г. Либкена; сценарий Б.И. Мартова, режиссер С. Веселовский, оператор П. Мосягин; роль Г.Е. Распутина исполнял актер С. Гладков).
Картина была поставлена в рекордные сроки, в течение нескольких дней: 5 марта газета «Раннее утро» анонсировала ее, а уже 12 марта она вышла на экраны кинотеатров.
Примечательно, что фильм в целом провалился и имел успех лишь в окраинных маленьких кинозальчиках, где публика была попроще. Судя по сообщениям прессы, демонстрация картины вызвала ажиотаж в тюменском кинотеатре «Гигант», где зрители познакомились с «Гришкой-конокрадом, Гришкой-поджигателем, Гришкой-юродствующим, Гришкой-развратником, Гришкой-соблазнителем». Восторг в зале вызвал показ покушения Хионии Гусевой на Распутина в 1914 г. и убийство его во дворце князя Юсупова («Герой» нашего времени // Сибирская торговая газета. Тюмень. 1917. № 65. 22 марта).




Появление этих фильмов привело к протесту публики из-за их «порнографичности и дикой эротики». В целях охраны общественной нравственности предлагали даже ввести киноцензуру (и это в первые дни революции!), временно возложив ее на милицию.
Представление о том, что могли тогда демонстрировать на театральных подмостках и в залах синема, можно составить из вот этого рапорта комиссара милиции 1-го Московского района Петрограда Я. Кернеса от 14 июля:
«В виду поступившего ко мне сообщения, что идущий в зале Павловой “партийный” фарс “Большевик и буржуй” представляет собой грязную и совершенно недопустимую порнографическую пьесу, я отправился для проверки сообщения.
Фарс этот – грубейшая и отвратительная порнография. Первое действие ничем не прикрытая лесбийская любовь на сцене. Две влюбленных женщины, изображая крайнее чувственное возбуждение, раздеваются почти догола, производят одна над другой соответствующие манипуляции, сопровождаемые конвульсивной дрожью, стонами и циничными телодвижениями, после чего, потушив огни, однако так, что публике все видно, ложатся в кровать и предаются удовлетворению своей похоти, впиваясь друг в друга, звонко целуясь и пр.
Эта мерзкая сцена, с массой тщательно подчеркиваемых и смакуемых деталей, длится долго. В переполненном публикой зале создается сгущенная атмосфера невероятного по цинизму разврата.



Министр Императорского Двора граф В.Б. Фредерикс в исполнении одного из актеров. Фильм 1917 г.


Остальные два действия фарса не лучше: так, например, поклонник напоминает женщие, как он проник к ней “задним проходом” (т.е. черным ходом); масса слишком прозрачных намеков на то, у кого детородный член больше, у кого меньше; кто сколько раз совершал акт полового совокупления и как его совершал и много другой подобной мерзости.
Отношение публики различно: одни возмущаются, другие сидят подавленные и видимо смущенные, а большинство, особенно посещающие этот театр, в значительном числе солдаты и матросы, удовлетворенно гогочут.
Конечно, фарс – это фарс; в нем нельзя искать идейного содержания, но полагаю, что театр, каков бы он ни был, не должен стать рассадником грубейшего цинизма и разврата. Не сомневаюсь, что и при старом режиме такая пьеса была бы признана властями нетерпимой.
В виду изложенного имею честь просить вас, г. начальник милиции, принять необходимые меры к скорейшему снятию пьесы “Большевик и буржуй” с репертуара означенного театра».
Но такова была уже сама атмосфера предреволюционной Русской столицы. Переворот только позволил всему этому непотребству и разврату явить себя самым открытым, самым безстыдным образом...
Группа кинодеятелей ходатайствовала перед министром юстиции Временного правительства А.Ф. Керенским запретить демонстрацию ленты «Темные силы – Григорий Распутин», остановить поток «кино-грязи и порнографии».



«Арест министра внутренних дел А.Д. Протопопова». Кадр одного из фильмов 1917 г.

Безполезность подобных обращений хорошо видна из последствий приведенной нами истории с т.н. «партийным» фарсом.
Когда начальник милиции в сопровождении некоторых своих сотрудников пришел «переговорить с администрацией о снятии с репертуара означенной пьесы, администратор театра в чрезвычайно наглой форме заговорил что-то о “святом” искусстве, разразившись негодующим монологом на тему о том, что воскрешаются “старые полицейские порядки”, “произвол администрации” и т.д.
Пьеса “Большевик и буржуй” снята с репертуара не была. Апеллировать к министру юстиции было безполезно: он не признавал за администрацией никаких полномочий для репрессий. Всякие пресечения и закрытия должны были совершаться лишь судебным порядком – по постановлению суда».
Разумеется, никакие протесты не остановили дальнейшее расползание по стране кинораспутиниады. Фирма Г. Либкена запустила очередную серию – «Похороны Распутина». Чтобы хоть как-то поддержать пошатнувшуюся репутацию, фирма пожертвовала в пользу инвалидов 5000 рублей и сообщила об этом в газетах.
Последовали и другие фильмы «на тему»: «Люди греха и крови», «Святой ч…», «Таинственное убийство в Петрограде 16 декабря», «Торговый дом Романов, Распутин, Сухомлинов, Мясоедов, Протопопов и Ко», «Царские опричники» и т.д.
Большинство из них были выпущены тем же акционерным обществом Г. Либкена.



Продолжение следует.

«УЖЕЛИ ТОЛЬКО СМЕРТЬ ПРОЗРЕТЬ ЗАСТАВИТ ВАС?!»



Поводом к появлению этой записи послужили стихи, написанные моим давним – еще по Братству Царя-Мученика и Союзу «Христианское Возрождение» – знакомым АЛЕКСАНДРОМ ПОБЕЗИНСКИМ.
http://alexpobezinsky.livejournal.com/23718.html

Написаны они были еще в 2011-м, но на глаза мне попались только что.
Сразу же захватили и не отпускают. Наверное, беззащитностью и наивностью их героев, которых вижу всю жизнь; неотвратимостью их судьбы.
В этом очень много горькой правды и чего-то настоящего…
В заголовок этого поста вынесена строка из стихотворения немецкого поэта XVII в. Андреаса Грифиуса, писавшего в годы Тридцатилетней войны. На родине его называли «Саксонским Шекспиром»…
Только в силу этой причины (исторической точности) я не дерзнул заменить местоимение «вас» на более подходящее в данном случае «НАС».



ПОСТОРОННИЕ ЛЮДИ

Без комментариев-1

Посторонние люди, которым всюду вход воспрещен,
мимо проходят закрытых домов, церквей, магазинов.
Их не пропустят в вестибюли и залы для золотых.
Жизнь их кончается ещё в колыбели и дальше
длится только их нескончаемый труд.

Они на воскресный обед потребляют консервы
и отдыхают с телевизором каждый свободный свой час,
голосуют за важных людей, сидящих в тайных собраниях,
в городах под землей –
безконечные секреты богатых им недоступны.

Они пробегают поспешно мимо театров, музеев
и прекрасных садов, защищенных высокими стенами
и безумными ценами, – не зная,
что делают там богатые праздные люди.

Для них все запреты и для них пишут законы,
полицейский для них – Господь Бог.
Они привыкли к газетному, правдивому слову
и очень надеются, что святая власть государства
их не обманет и разрешит, наконец, умереть.

Жизнь их сочится день за днем тоненькой струйкой,
Вместо детей по комнате бегают внуки,
но у них уже также согнуты спины
и на лицах выражение привычного ужаса.





Без комментариев-2

Обыкновенные люди пустыми провожают глазами
Лимузины с зеркально-черными окнами, в них
Советники в масках едут на свой черный Совет!

Когда в министерствах министры объявят войну,
Всем посторонние люди будут призваны подвиг
Свой совершить во имя добра и народа.

Пропаганда правдиво наметит день всеобщего гнева
И под бой барабанов покажет врага как урода,
и отпустит грех убийства и злобы на ближних,
поставив под пули всех слабых и нижних.

На вокзалах обычные жены в эшелоны посадят
и мvром помажут своих уже посторонних мужей.
Кровь опять превратится в жуткое золото,
И рекой потечет в сейфы праздных людей.

Всех посторонних людей положат в могилы,
Без салютов, сверху поставят звезду или крест.
Священник в темных очках, в золотой епитрахили
«НОУ КОММЕНТ!» твердо скажет и руки
положит на плечи застывших детей.



Константин Васильев. Тоска по родине. Фрагмент.