sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Г.Е. РАСПУТИН ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКОВ И СКУЛЬПТОРОВ (часть 7)


Анна Теодора Краруп. Портрет Г.Е. Распутина. 1916 г. Холст, масло. 100,5 х 77 см.

Портреты Теодоры Краруп (окончание)

Высокая оценка Г.Е. Распутиным душевных качеств Краруп подтверждает в своем дневнике 1918 г. и его дочь Матрена. (26 февраля): «…Пошли пить чай к Крарют, очень было хорошо […] Я всегда отдыхаю у Крарют и люблю очень у [н]ее бывать. Я знаю, что папа у [н]ее любил тоже бывать и всегда мне говорил, что он там отдыхает».
О том же она писала и в своих воспоминаниях: «Я хорошо знаю женщин, которых с моим отцом связывала большая дружба. Убежденные в благотворности его советов, они слепо следовали за ним, почти никогда в этом не раскаиваясь.
Как-то он познакомился в Петербурге с женщиной-художницей, г-жой К. Она была датчанкой. Однажды она начала писать его портрет. Во время революции она продала его за солидную сумму. Но в тот же самый день она увидела моего отца, который явился ей скорее в видении, чем во сне, и сказал ей:
– Не продавай этот портрет. Оставь его моим дочерям, они теперь несчастные!
– Я видела его перед собой, ясно ощущала его присутствие, – говорила она потом, – и я поняла, что это не просто мечта.
На следующий день она вернула деньги, вырученные за портрет, который она сохранила для нас».
О каком именно портрете идет речь, неизвестно. Однако что касается последнего, датированного декабрем 1916 г., то известно, что он был продан художницей в 1927 г. в Ленинграде финскому генеральному консулу Отто Ауэру.



Авторская датировка портрета (в верхнем левом углу): «Th. Krarup. 13/XII/ 1916».

После революции Краруп осталась в России. Есть сведения, что некоторые ее работы выставлялись на первой Государственной безплатной выставке в 1919 г.
Ведя тихую скромную жизнь, она в течение 13 лет преподавала на подготовительных курсах в Академии художеств в Петрограде/Ленинграде (1921-1934). Среди ее работ этого периода – портрет М.И. Калинина (1936), репродукция которого на открытках вышла тиражом в 50 тысяч экземпляров.
В 1938 г., когда стал вопрос: принять советское гражданство или покинуть СССР, она решила вернуться на родину, захватив с собой лишь несколько картин, уничтожив остальные.
Там, как говорят, Краруп восстановила некоторые из своих картин, изображающих Царственных Особ и Распутина, хотя это и представляется несколько сомнительным, поскольку, еще будучи в России, она перенесла инсульт, после которого утратила возможность различать краски.
Художница скончалась в Копенгагене в апреле 1941 г в возрасте 79 лет, а уже в сентябре того же года там в издательстве Фредерика Педерсена вышла книга за ее подписью «42 года в Царской и Советской России».



Анна Теодора Краруп. Снимок был сделан в последние годы жизни в Дании.

Важно отметить, что сама Краруп ничего не писала. После второго инсульта, уже в Дании, она не могла больше ни писать, ни читать. Однако желание исполнить свое давнее обещание у нее было сильное.
«Когда он умер, – рассказывала она, имея в виду Г.Е. Распутина, – я обещала его дочери, Марии, что когда-нибудь очищу его память от грязи».
Текст мемуаров написал предприимчивый журналист William Haste. Книге предшествовали шесть газетных статей, в которых он привел некоторые из ее предсмертных рассказов.
При их написании он также использовал воспоминания Арона Симановича, дневники генерала А.Н. Куропаткина. Источниками для создания книги послужили также и газетные вырезки, которые Краруп удалось вывезти из России. Среди них была статья одной из датских знаменитостей того времени – И.П. Мюллера, посетившего петербургскую мастерскую своей соотечественницы в 1912 г.
К сожалению, из соображений безопасности, Краруп не смогла вывезти из СССР свои дневники, а также письма Ч.С. Гиббса, с которым она вела переписку.
Художница, по ее словам, вынуждена была сжечь записи бесед Г.Е. Распутина, записанные некой Дуней Bekyeshov`ой, бывшей дочерям Григория Ефимовича «второй матерью». Краруп получила их во время одного из очередных сеансов в своей мастерской. (В сентября 1964 г William Haste опубликовал в газете «Jutland Post» специальную статью об этом под названием «Она сожгла воспоминания Распутина».)



Обложка воспоминаний А.Т. Краруп «42 года в Царской и Советской России» (Копенгаген, 1941).

Другим участником издания мемуаров Краруп, наряду с William Haste, был Henning Kehler, атташе датской дипломатической миссии в Петрограде во время переворота 1917 г., издавший в 1920 г. в Дании и переиздавший в 1922 г. в Англии свою книгу «Русские хроники. Опыт в России, 1917-1918».
Дипломат подтвердил «достоверность» и «объективность» воспоминаний Краруп, хотя, что касается Г.Е. Распутина, то они, как и многие другие книги о старце, полны выдумок и несуразностей. И вина в этом не художницы, имевшей – прежде всего в силу своего физического состояния – к их появлению самое отдаленное касательство, а общеевропейский обывательский взгляд на вещи подлинных авторов «мемуаров».
Мнение же художницы о Григории Ефимовиче запечатлено в ее произведениях. И в связи с этим вполне уместно еще раз повторить слова самого старца о ней: «…Она много делает других вещей – эти вещи, другие, всегда забудутся, потому не её талант...»
Когда в 2008 г. портрет Г.Е. Распутина 1916 г. выставили на международном аукционе Christies, западные журналисты не без удивления отметили, что автор изображает Григория Ефимовича «как вызывающего расположение, с легкой улыбкой на лице, с приятными глазами, облаченного в белую рубаху человека, […] Краруп акцентирует внимание на руках, спокойно сложенных на коленях».


Продолжение следует
Tags: Распутин: портреты и фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments