sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Г.Е. РАСПУТИН: ПОСЛЕДНИЕ СНИМКИ И РИСУНКИ (часть 2)


«Памятник петербургскому фотографу» работы скульптора Б.А. Петрова, открытый 25 января на Малой Садовой улице. Рядом на Невском проспекте, в доме № 54 находилось знаменитое фотоателье Карла Буллы.

Среди безчисленных Оцупов

На фоне Пушкина снимается семейство.
Фотограф щелкает, и птичка вылетает.

Булат ОКУДЖАВА.

Вполне возможно, что некоторые из приведенных нами в предыдущем посте последних снимков Г.Е. Распутина, сделаны фоторепортером Михаилом Авдеевичем Оцупом (1887–1959), происходившим из плодовитого сефардского еврейского рода из Испании, представители которого перебрались в Царствование Петра Великого, через Голландию, в Россию.


Михаил Авдеевич Оцуп.

Обосновавшись здесь, семейство занялось привычным делом – торговлей. В середине 1870-х два сына одного из гешефтмахеров подались из Пскова в столичную губернию. Старший Авдей осел в Царском Селе, младший Абель/Адольф – в Кронштадте.
Сыновья Авдея Марковича/Мордуховича Оцупа и Елизаветы Семеновны/Рахили Соломоновны (в девичестве Зандлер) осчастливили русскую словесность. Старший Александр (1882–1948) числится «прозаиком и поэтом», средний Николая (1894–1958) – «поэтом и переводчиком», младший Георгий (1897–1963) – просто «поэтом».
Семья другого брата Абеля/Адольфа и Хаи Оцупов дала фотографов.
Наиболее известным из них до революции был, несомненно, Александр Адольфович/Ханкель Абелевич Оцуп (1870–1920).
Фотография его размещалась на углу Литейного и Бассейной (№ 2/36, кв. 2).




С 1911 г. А.А. Оцуп – поставщик Высочайшего Двора и Великих Князей Андрея и Бориса Владимiровичей, а также Великих Княгинь Елены Владимiровны (с 1903) и Марии Павловны (с 1909), фотограф Учреждений Императрицы Марии Феодоровны. В течение более чем двух десятков лет он обслуживал войска Императорской Гвардии.
С 1904 г. Александр Адольфович – потомственный почетный гражданин. Впоследствии был удостоен Высочайших наград и благодарностей Императорского Двора.
При этом от еврейства он не отставал, заключив в 1897 г. брак в петербургской хоральной синагоге с Розалией Брахман.



Снимок Цесаревича Алексия Николаевича на оригинальном паспарту фотомастерской Александра Адольфовича Оцупа.

Другой брат, Иосиф Адольфович Оцуп (1875–1934), с 1904 г. сотрудничал в знаменитом ателье К.К. Буллы в Пассаже, а затем в собственной мастерской на Литейном проспекте (дом 41). Он снимал особ Императорского Двора, известных политических деятелей и людей искусства. Фотографии его часто публиковались в газетах и журналах.
Наиболее известен третий из братьев – Петр Адольфович Оцуп (1883–1963). Работал он в фотоателье на Николаевской улице (ныне Марата, дом 70). Будучи мастером фоторепортажа, за полвека на почти что 40 тысячах снимков он зафиксировал крупнейшие исторические события: русско-японскую войну 1904-1905 гг., революции 1905-1907 и 1917 гг., первую мiровую войну.



Петр Оцуп. На охране Смольного. Петроград, октябрь 1917 г.

После октябрьского переворота 1917 г. он снимал красногвардейцев у Смольного, Ленина на трибуне, став, в конце концов, официальном фотографом партии большевиков.


Петр Оцуп. Отряд красногвардейцев у Смольного перед отправкой на выполнение боевого задания. 1917 г.

Наряду с аптекарями, ювелирами, гинекологами, адвокатами, часовщиками, дантистами и журналистами, профессия фотографа была давно облюбована евреями.
Вспомним того же цареубийцу Янкеля Юровского (1878–1938), внука раввина из Полтавской губернии Ицки и сына сосланного в Сибирь за кражу уголовника Хаима.




В 1912 г. он открыл в Екатеринбурге фотоателье. Товарищ Юровского по партии позднее вспоминал: «Фотографируя знатных людей, он оставлял себе негативы с точными данными о них. Когда он стал председателем ЧК, вся коллекция фотографий находилась у него на столе в доме советов. Когда революционным трибуналом производились аресты, по приказанию Мебиуса (начальника революционного штаба – С.Ф.), Юровский приносил свою коллекцию, откуда черпались сведения о многих арестованных».
Уникальную фотокартотеку на политических деятелей Королевской Югославии собрал соплеменник Юровского – также промышлявшей фотографией Моше Пьяде (1890–1957). Этот будущий автор конституции СФРЮ, соратник Тито (псевдоним, расшифровывающийся по первым буквам, как «Тайная интернациональная террористическая организация»), происходил, как и Оцупы, из семьи евреев-сефардов. Свой архив впоследствии он также широко использовал для репрессий.



Тито и Пьяде. Ноябрь 1943 г. Digital Library of Slovenia.

Согласно версиям некоторых исследователей, Юровский перед убийством расставил Царственных Мучеников в подвале Ипатьевского дома якобы для проведения там фотосъемки…



У расстрельной стены затем разрешалось фотографироваться в виде своего рода поощрения заслуженным коммунистам.
Этим правом воспользовались, в частности, приезжавшие в 1928 г. в Екатеринбург из Москвы депутаты VI конгресса Коминтерна.





Продолжение следует.
Tags: Распутин: портреты и фото, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments