sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

В ПЛАМЕНИ «ПОЖАРА» (часть 10)



«Моя и твоя Сибирь» (окончание)

Евразия в огне!
Святая часть земли несокрушима.
Евразия в огне!
Крещеньем огненным озарена.
Георгий на коне
Проносится неслышно и незримо,
Вдевая ногу мне
В звенящие златые стремена!

А.Н. ЗЕЛИНСКИЙ


Некоторые вызовы, стоящие сегодня перед нами и, скорее всего, в не столь уж отдаленном будущем, обозначил в одной из своих статей доктор экономических наук Александр Николаевич Анисимов, работающий в одном из институтов Российской Академии Наук: «Характерной чертой всех существующих проектов суверенизации российских территорий является тенденция отсечения Европейской России от центров производства сырья и в первую очередь нефти. Борьба за сибирскую нефть еще только началась. Став “суверенными”, производители дефицитного сырья в Сибири будут стремиться, очевидно, гнать его в основном в США, Японию, Китай и Западную Европу. Это, конечно, приведет к самым тяжелым последствиям»
Сибирские сепаратисты тут же обратили внимание на эту публикацию, охарактеризовав ее как «яркое проявление столичного снобизма и великодержавного высокомерия», прибавив при этом: «Всегда считалось, что интересами Сибири можно поступиться ради иных, высшего порядка, Сибирь можно и не спрашивать…» (А.К. Омельчук).
В лучшем случае, это, конечно, смахивает на ребячество. Но говорят-то всё это вполне зрелые, почти что 70-летние уже, люди, которые должны бы к этому отнюдь не юношескому возрасту научиться, наконец, отвечать за свои слова.



Кроме нескольких особо подписанных фотографий, этот пост иллюстрируется снимками соседней с Забайкальем Монголии – земли, взрастившей «народ-конник», создавший, в свою очередь, Империю Чингисхана.

Но ученые учеными, а есть ведь еще предсказания святых и подвижников благочестия, сделанные ими еще в советские времена, когда о подобных вопросах, вроде бы, и безпокоиться было нечего.
Вот два из них.
Первое принадлежит – широко известному Преподобному Серафиму Вырицкому (1866†1949).
«Наступит такое время, – предрекал незадолго до кончины старец, – когда Россию станут раздирать на части. Сначала ее поделят, а потом начнут грабить богатства. Запад будет всячески способствовать разрушению России и отдаст до времени восточную ее часть Китаю. Дальний Восток будут прибирать к рукам японцы, а Сибирь – китайцы, которые станут переселяться в Россию, жениться на русских и в конце концов хитростью и коварством возьмут территорию Сибири до Урала».
Другое пророчество сделал также широко почитавшийся верующими (в настоящее время идет подготовка к его прославлению) архимандрит Серафим (Тяпочкин, 1894†1982) из Ракитного в Белгородской области.
В жизнеописании старца приведена обширная запись беседы, которую о. Серафим вел еще в 1977 г.: «…Присутствовала молодая женщина из сибирского города. Ей старец сказал: “Ты примешь мученическую кончину от руки китайцев на стадионе твоего города, куда они сгонят жителей-христиан и несогласных с их правлением”. Это был ответ на ее сомнение по поводу слов старца, что практически вся Сибирь будет захвачена китайцами. Старец говорил то, что открылось ему о будущем России, он не называл дат, лишь подчеркивал, что время свершения сказанного – в руках Божиих, и многое зависит от тго, как будет складываться духовная жизнь Русской Церкви, насколько крепка будет вера в Бога у русских людей, каков будет молитвенный подвиг верующих. [...]
…Начнут отделяться автономные республики и области. Дальше пойдет еще больший развал: власть Центра перестанут на деле признавать отдельные регионы, которые попытаются жить самостоятельно и уже не будут обращать внимания на указы из Москвы. Самой большой трагедией станет захват Сибири Китаем. Произойдет это не военным путем: китайцы вследствие ослабления власти и открытых границ станут массами переселяться в Сибирь, скупать недвижимость, предприятия, квартиры. Путем подкупа, запугивания, договоров с власть имущими они постепенно подчинят себе экономическую жизнь городов. Все произойдет так, что в одно утро русские люди, живущие в Сибири, проснутся... в Китайском государстве. Судьба тех, кто останется там, будет трагична, но не безнадежна. Китайцы жестоко расправятся со всякими попытками сопротивления. (Потому и предсказал старец мученическую смерть на стадионе сибирского города многих православных и патриотов Родины). Запад будет способствовать этому ползучему завоеванию нашей земли и всячески поддерживать военную и экономическую мощь Китая из ненависти к России».
Разумеется, такие сепаратисты, как М.Е. Кулехов и Компания не боятся каких-то там предсказаний. «…Мы и так, – храбрится он, – колония, нам ли бояться Поднебесной? Это всё равно, что тонущего пугать водой».
Что на это скажешь? – Настоящий прожженный демагог.




Есть у современной сибирской проблемы и национальный фактор – местные инородцы. Некоторые из них (якуты и буряты) – весьма многочисленны. Это поле легко может стать местом весьма крупной международной игры, участниками которой будут США, Китай, Япония…
И всё это вовсе не какая-то отдаленная перспектива.
Даже в соседней Монголии есть «Движение за единство монгольского нации», которое тесно сотрудничаем с созданным в Бурятии «Движением за национальное единство Нэгэдэн» и «Бурят-Монгольской Народной партия». Конечно, пока ни одна из этих организаций не получила существенного политического влияния. К тому же упор в их деятельности делается на сотрудничество монгольских народов в рамках единого культурного пространства. Но кто знает, что будет завтра, какие влияния будут воздействовать на руководителей этих движений извне…
Буквально на днях, например, пришла новость об активизации работы американцев в Западной Сибири. Непрошеные гости пытаются применить свой богатый опыт взаимоотношений с индейцами, чтобы попытаться разжечь сепаратистские настроения среди народов Крайнего Севера. Заголовок этой новости обнажает суть происходящего: «Запад пошел на открытую поддержку сепаратизма в российских нефтегазоносных регионах»:
http://politrussia.com/society/zapad-poshel-na-425/
Суета американцев понятна. «Шансы США уничтожить Россию без последствий для себя невелики», – так считают они сами. Если даже произойдет чудо, и им удастся превентивным ударом поразить часть территории России, то, в силу большого ее размера, ответный удар уничтожит США полностью.
Преимущества эти как раз и дает Сибирь. Обширные эти земли, неосвоенностью которых нас обычно попрекают внешние и внутренние «иностранцы», на самом деле являются гарантией нашей общей военной неуязвимости. Именно они обезпечивают нам нанесение противнику ответного удара с последствиями, несовместимыми с его дальнейшим существованием.
Таким образом, огромные пространства Сибири есть также и гарантия Всеобщего мира.




Давлению извне способствуют, к сожалению, и некоторые внутренние силы. Изучая механизм русской Смуты начала XVII в., Л.Н. Гумилев – в соответствии с разработанной им теорией – обращал особое внимание на роль периферийных субэтносов (к каковым относятся и современные сибиряки) в ее развязывании. По определению ученого, это была схватка за власть между представителями разных субэтносов в условиях слабого центрального правительства с вовлечением в нее заинтересованных иностранных государств.
В этих обстоятельствах нужно очень четко видеть стоящий перед нами реальный выбор, который не должны заслонять, пусть и важные, но, всё же, второстепенные (по сравнению с главными, судьбоносными, жизненными) проблемы. Как еще в далеком 1812 г. сформулировал Гёте:
Всё мелкое исчезло, растворилось,
Здесь только море и земля важны.


ЖИЗНЬ миллионов русских людей в России (как в Европейской ее части, так и в Сибири и на Дальнем Востоке), безусловно, важнее каких бы то ни было ПРАВ отдельного человека.
Напомним в связи с этим слова того же самого Л.Н. Гумилева, высказанные им в свое время тюменскому журналисту А.К. Омельчуку: «Мы часто сравниваем себя с западноевпропейцами, но забываем, что по-разному решаем для себя вопрос права человека: собственные права всегда выше права нации. Это доминирующее для француза, немца, итальянца, англичанина. В России доминанта была иной: термин “права человека” исторически в России не существовал, не признавался. Россиянин исторически не ставил свои права выше прав собственного сословия, нации, государства. Все сначала были подданными Великого Императора, нам самим не надо ходить далеко за примерами, мы помним великую общность – советский народ. Меняется политическая оболочка, политическая форма в соответствии с потребностями дня, но ощущение, которое на Западе принято называть имперским, оно у нас было всегда».




Что касается сибирского сепаратизма, то любая власть не может допустить такого развития событий ПРИНЦИПИАЛЬНО.
Все эти жесткие и решительные действия, направленные на пресечение любых поползновений неообластников, при всех их издержках, нельзя не понять и не одобрить, отчетливо представляя себе цену вопроса. Ведь, речь идет не только об экономической безопасности государства, но и о миллионах человеческих жизней.
Конечно, жить в таком режиме более или менее продолжительное время очень затруднительно и опасно (не только для людей, но и для самой власти). Нельзя полагаться на один лишь административный ресурс да спецслужбы. Невозможно воевать против собственного народа, а ведь статистика и факты свидетельствуют о том, что некоторые идеи сепаратистов (пусть и созданные в качестве приманки, подобной большевицкому лозунгу «земля – крестьянам») овладели многими умами. И потому, не слишком-то обольщаясь передышкой, подаренной нам нынешней «мобилизацией», следует повернуться лицом к народу, сделать что-то, чтобы люди поверили. Путь к этому один: твердо стать на путь устойчивых перемен к лучшему. Нельзя всё время прыгать со льдинки на льдинку. Опасно искушать Бога: а вдруг в следующий раз не повезет.




Ну, а теперь развернемся в другую сторону.
Когда сегодня некоторые сибирские патриоты пеняют на жесткость (граничащую с безпощадностью) московской/кремлевской власти, они намеренно или бездумно забывают об истоках этого менталитета.
Административное управление в России, вплоть до нынешней «вертикали власти», ведет свое происхождение не столько из Царьграда, сколько из Ханской Ставки.
Предки основателя этой системы, Чингисхана, обитали некогда в Баргузинской степи. Да и сам он появился на свет на берегах реки Онон, на территории современной Читинской области.



Баргузинская степь, где кочевали родители Чингисхана – «люди длинной воли».

Таким образом, Сибирь накрепко спаяна с Российской Империей тем несомненным и в высшей степени символическим фактом, что одним из создателей последней был сибирским уроженцем.
До конца неясно, какую веру он исповедовал и каково было его подлинное происхождение. Известно лишь, что на знаменитом перстне Чингисхана (по одним сведениям с рубином, по другим – с изумрудом) была вырезана левосторонняя свастика. По внешнему же виду (рыжие волосы, серо-зеленые глаза и длинная борода) он нисколько не походил на классического монгола. Китайцы называли его предков «белотелыми» (другое значение этого слова – «белая кость»).
Чингисхан принадлежал к роду Борджигинов («синеоких»). Глаза у них, по свидетельству исторических источников, были «сине-зеленые» или «темно синие, где зрачок окружен бурым ободком».



Река Онон в Забайкалье – место рождения Чингисхана.

Как считают исследователи, Борджигины – один из родов Нирунов («чистых»), которые, памятуя о своей особости, не смешивались с соседями. Китайцы считали, что произошли они от «динлинов», предки которых мигрировали с Урала в Южную Сибирь, откуда распространялись и далее, вплоть до долины Хуанхэ.
Они были высоки ростом, длиннобороды, светловолосы и голубоглазы.
«Творцом нового имперского права» называл Чигисхана – этого, как было выгравировано на его яшмовой печати, «Владыку Человечества», – Г.В. Вернадский.
Не следует также забывать, что РУССКИЙ БЕЛЫЙ ЦАРЬ был преемником не только РОМЕЙСКОГО ВАСИЛЕВСА, но и МОНГОЛЬСКОГО ХАНА.




То были жестокие, но хорошие учителя. Их уроки были усвоены и выучены назубок.
По словам Н.М. Карамзина, «Москва обязана своим величием ханам».
Именно это помогло, в конце концов, побороть удельный сепаратизм, благодаря которому Русь потерпела поражение от Орды в XIII веке.
Экзамен был сдан успешно: из ЗАВОЕВАННОЙ Москва превратилась в ЗАВОЕВАТЕЛЬНИЦУ.
Русское ЕДИНОДЕРЖАВИЕ преобразилось в ВЕЛИКОДЕРЖАВИЕ.
Этот опыт сообщал стране цементирующее общегосударственное начало. Отсюда родом и та самая «Вертикаль власти», сегодня, правда, более желаемая, нежели реальная.
Что бывает, когда этого не желают или не понимают, хорошо видно на примере современного украинского киселя. Да и мы были близки к этому в «лихие девяностые».




Этим своим величием Россия в немалой степени обязана также и своему географическому положению.
Впервые на это обратил внимание известный английский геополитик, профессор Оксфордского университета Хэлфорд Джон Маккиндер (1861–1947). Свою концепцию он изложил 25 января 1904 г. в докладе Королевскому географическому обществу в Лондоне, позднее обнародовав для всеобщего сведения в статье «Географическая ось истории».
В коренным образом изменившихся послевоенных условиях, в книге «Демократические идеалы и реальность» (1919) Маккиндер уточнил терминологию, заменив «ось истории» на «Хартленд» («Сердцевина», «Срединная земля»).
Несмотря на произошедшие перемены, Россия фигурировал там как «осевое государство» внутриконтинентального контроля. «Россия, – подчеркивал автор, – заменяет Монгольскую Империю».
Существенные уточнения в эту теорию внесли уже наши соотечественники «евразийцы» – представители геополитической и историософской школы, возникшей в среде русских эмигрантов, одинаково противостоявшей не только европоцентристам, урбанистам и мондиалистам, но также сторонникам столь же одностороннего китайского взгляда на устройство мiра.
«Россия, – так позднее сформулировал их идеи Л.Н. Гумилев, – есть совершенно самобытный географический, исторический, экономический и культурно-психологический ареал, отличный как от Европы, так и от Азии, хотя и развивающийся в сложном сопряжении и взаимодействии с ними».




«Большую ось Евразийского материка» эти русские мыслители называли «становым хребтом Евразии». Россию – считали сердцем Евразийского материка. Отсюда и название этого пространства, которое закрепилось в работах современных последователей этой школы: «Русско-евразийская ось истории».
Пространственно она располагается вдоль 50-й параллели – от западных отрогов Большого Хингана до северо-восточных склонов Карпат.
На этой огромной протяженности (около семи тысяч километров) полосе, по словам профессора А.Н. Зелинского, находятся «основные историко-географические центры (“месторазвития”) Евразии: верховья Керулена и Онона (легендарной родины Чингисхана), Алтай, с его священной горой Белуха, – центр скифского и тюркского этногенеза, Аркаим – загадочная область арийской протоцивилизации у юго-восточных отрогов Уральского хребта, южнорусские степи – место последнего блестящего расцвета скифской кочевой культуры середины I тыс. до Р.Х.
Она заканчивается в верховьях Днестра, юго-западнее Львова, где в двухстах тридцати километрах к юго-западу, по другую сторону Восточных Карпат, в верховьях Тиссы находилась последняя ставка Аттилы, где он, по преданию, нашел свою смерть в 453 г. по Р.Х.
Закарпатская островная венгерская степь, откуда Аттила, прозванный “Бичом Божиим”, наводил ужас на всю западную часть Экумены, симметрична захинганской островной маньчжурской степи. С евразийских позиций, островная венгерская степь уже принадлежит Европе, в то время как захинганская маньчжурская степь относится к Азии».




Эту преемственность хорошо понимали и в России.
«Россия, – писал Ф.М. Достоевский, – не в одной только Европе, но и в Азии […], русский не только европеец, но и азиат».
«Мы, как потомки батыевских татар, – писал друг Федора Михайловича, происходивший из Чингизидов Чокан Валиханов, – связаны с русскими историческим и даже кровным родством».
«…Там были люди, – подчеркивал Л.Н. Гумилев, – которые были связаны с нашими русскими славянскими предками неразрывными узами любви и вражды, случайных столкновений и обмена невестами. Там была другая часть, другая половина великой середины нашего континента...»
Способность русских проникать в духовный мiр другой культуры в своей знаменитой Пушкинской речи отметил еще великий русский писатель и мыслитель Ф.М. Достоевский.
Лев Николаевич Гумилев называл это «русско-евразийской симфонией народов».




Преемственность Империй – Монгольской и Российской, – а также народов, их населявших, пусть и нехотя, признавали и на Западе.
«Чингисхан и его преемники, – отмечал американский политолог и государственный деятель Збигнев Бжезинский, – нанеся поражение своим региональным противникам, установили централизованный контроль над территорией, которую современные специалисты в области геополитики определили как “сердце мiра” или точку опоры для мiрового господства».
Как заклинание этот махровый русофоб повторяет вслед за Маккиндером, что Евразия является центром мiра, подчеркивая при этом, что тот, «кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем мiром».




В этой связи весьма важным является пространственное положение Монгольской Империи, ее исторические границы.
По словам знаменитого отечественного востоковеда академика Н.И. Конрада, Монгольская Империя представляла собой «явление, принадлежащее и Востоку и Западу».
«…Это было, – пишет профессор А.Н. Зелинский, – самое грандиозное континентальное государственное образование из всех когда-либо существовавших в истории. В эпоху апогея, при Императоре Хубилае (1264–1295), внуке Чингисхана, по вероисповеданию буддисте, это государство по своим размерам более чем в полтора раза превышало Российскую Империю в пору ее максимального геополитического расцвета в границах 1913 года».
«Российская Империя, – уточнял географ П.Н. Савицкий, – ни в один период своего существования не достигала размеров Великой Монгольской Державы, охватывавшей почти целиком Ойкумену (Монголосферу), включая Корею, Китай, нынешний Индо-Китай, часть Передней Индии, весь Иран и значительную часть так называемой Передней Азии».
Всё это подтверждает неслучайность векторов роста Российской Империи, а, одновременно, и историческую незавершенность ее задач.




Для России, как правопреемницы («геополитической наследницы», по определению А.Н. Зелинского) Монгольской Державы, – с одной стороны, это законное наследство, а с другой – завещанная ей историческая задача или, по крайней мере, возможность. Нужно только соответствовать, быть достойными этой миссии, являющейся не просто привилегией, но, прежде всего, несением Креста, порой кажущегося неподъемным.
Советский вариант расширения: «соцлагерь», «Варшавский договор», СЭВ, Афганистан.
Ныне эта идея прорастает в таких формах, как СНГ, Таможенный Союз, Евразийский союз, ШОС, БРИКС, ОДКБ.
Однако нам всё еще предстоит более полное осознание этой миссии, что позволит следовать ей не случайными путями, а вполне осознанно и целенаправленно.
Во всяком случае, это не даст нам увязнуть, с одной стороны, в европоцентризме и западничестве, а с другой – замкнуться в скорлупе «Московского Царства» и неославянофильстве.




Даже идеал «Российской Империи», без полного осознания смысла движения ее «встречь солнцу», столь же безперспективен.
Всё это будет лишь повторением пройденного, делом давно минувшим, вчерашним…
Нужно мыслить крупнее, в иных масштабах, по-новому, однако, разумеется, в издавна заданном Русскому мiру направлении.

… До боли
Нам ясен долгий путь!
Наш путь – стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

Наш путь – степной, наш путь – в тоске безбрежной…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами
Степную даль.
В степном дыму блеснет святое знамя
И ханской сабли сталь...

Александр БЛОК.



Именно осознание этого своего места Россией, боязнь сил, таящихся в народах, ее населяющих, а также вероятности новой пассионарной вспышки, – всё это перманентно порождало ненависть к ней.
Широко известны слова того же Збигнева Бжезинского, произнесенные им еще в 1993 г.: «После гибели коммунизма единственным врагом Америки осталось Русское Православие».
В середине 2000-х он развил и уточнил этот свой тезис: «Международная архитектура двадцать первого века будет сформирована против России, за счет России и на обломках России!»
Для понимающего, как говорится, достаточно.
«Россия стоит сегодня перед фундаментальным выбором, – пишет философ А.Г. Дугин, – либо идти на Запад, к антихристу, либо укреплять свое собственное “я”, быть верными Христу, быть верными традиционным ценностям, быть верными самим себе».
«…Энтропия современной цивилизации, – формулирует смысл последних бесед со своим учителем, крупнейшим востоковедом Ю.Н. Рерихом, профессор А.Н. Зелинский, – столь высока, что противостоять распаду неимоверно трудно, поэтому поддерживать высоту религиозной традиции в любой конфессиональной системе является чрезвычайно важным фактором».




Всё это было, между прочим, ясно уже барону Р.Ф. фон Унгерну-Штернбергу, боровшемуся с надвигавшейся «энтропией современной западной цивилизации» своими методами:
Казаки, монголы, буряты –
Полков уничтоженных тени –
Что пули страшней и булата,
Несутся тропой сновидений.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
На офисы, факсы и пластик –
Мистерия шашек и свастик.
Смотрите: на банковских стенах
Пульсирует конская пена.

В ребристые ваши тоннели
Бураны степные влетели,
И рушит компьютеров недра
Империя бронзы и ветра.

Сорвав занавески и шторы,
Влетят в сновидения ваши
Казаки, буряты, монголы,
Влекомы прибоем Ла-Манша.

Как язву, незримые сотни
На вас насылает сегодня
Тевтонец в косматой папахе,
Махатма заката и плахи.

Холодный, немой, как могила,
Он, встав на оплавленных плитах,
В разряженный воздух зенита
Поднимет штандарт Михаила.

Штандарт золотой Михаила.


Интересно, что автор этих стихов Алексей Широпаев в своем эссе 1997 г. «Я – барон Унгерн!» ввел в обращение обновленный термин: «ПРАВОСЛАВНО-МОНАРХИЧЕСКОЕ ЕВРАЗИЙСТВО» (пока, к сожалению, не востребованный).



Командир Азиатской конной дивизии генерал-лейтенант барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг (1886†1921), по рождению лютеранин, в последние годы, как утверждали, принявший буддизм. В действительности же, как оказалось, он был православным. 30 июля 1919 г. в одной из церквей Харбина он венчался «по греческому восточно-христианскому обряду» с Еленой Павловной (1900 †после 1941), урожденной Принцессой Цзи из рода Чжан, прямых потомков Чингисхана. В 1941 г. она проживала на вдовьем положении при Дворе Императора Маньчжоу-Ди-Го (Великой Маньчжурской Империи) Пу-И в Синьцзине (Чанчуне).



Конечно, Истина для каждого верующего человека одна-единственная, не подлежащая для него никаким сомнениям и обсуждениям. Но, абстрагируясь от этого, заметим, что сохранение религиозной традиции, как таковой, сегодня актуально как никогда. Однако, к сожалению, сдерживается многими существующими условностями. См. обсуждение этой темы в нашей переписке с издателем «Волшебной Горы» Артуром Медведевым:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/11141.html




Возвращаясь к главному предмету нашего разговора, подчеркнем: Центр без Сибири не устоит экономически, Сибирь без силовой, дипломатической и культурной поддержки Центра – не сохранит свою независимость, будет закабалена и эксплуатируема гораздо безпощаднее, чем когда бы то ни было: придут чужие и жалеть (хотя бы даже изредка) не будут. Этого последнего не могут не понимать сепаратисты, никогда внятно не комментирующие этого жизненно важного момента, что свидетельствует об их политической ангажированности.
Что же касается государства, то оно имеет полное право (более того – обязано) защищать само себя. Если же оно этого не делает или проявляет при этом нерешительность – это первый признак его нежизнеспособности.
Все, кто участвует делом и словом в сепаратизме не по молодости или недомыслию, а вполне сознательно, безусловно, подлежит самому строгому наказанию за покушение на целостность государства, за угрозу жизни миллионов людей.
Говорю это не как живущий в Центральной России, и не как сторонний наблюдатель. Право на это суждение дает мне моя принадлежность к т.н. «сибирским старожилам». Сам я родился и вырос в Иркутске. Род моего отца укоренен в Тюмени Тобольской губернии, а матери – в Ермаковске, на юге Енисейской губернии, по соседству с Урянхайским краем – современной Тувой.
Кстати говоря, урянхайцем (тувинцем) был Субэдэй – не потерпевший ни одного поражения известный полководец, долголетний (на протяжении полувека) соратник Чингисхана, а также нынешний министр обороны России – С.К. Шойгу, чтитель легендарного барона Р.Ф. фон Унгерн-Штернберга.
Оттуда, из седой старины, родом, между прочим, и свастика на конской уздечке, которую многие заметили на фотографиях Президента В.В. Путина во время его отдыха в Туве летом 2007 г. Причем такая же, левосторонняя, как и на перстне Чингисхана.



Та самая левосторонняя чингисханова свастика на уздечке лошади Президента. Тува. 2007 г.

Что касается В.Г. Распутина, то он, несомненно, был одной из важнейших скреп. Не по должности, а по совести. Человеком, прекрасно понимавшим значение для Сибири Центра и наоборот.
«Сибирь и Россия – одно целое», – неизменно повторял Валентин Григорьевич.
При этом взаимоотношений этих писатель никогда не упрощал: «Без Сибири Россия уже и не представляла себе жизни. Сибирь приучила ее к легким доходам».
И всё же: «Сибирь без России не существует…»




На Западе поняли и оценили позицию русского писателя, выбрав для критики демагогически весьма выигрышный ракурс. Выступая в защиту «давней Сибири», В.Г. Распутин, утверждают там, одновременно «игнорирует бедственное положение коренного населения региона и их естественные права собственности в области природных ресурсов».
Если учесть тщательно скрываемую властью угрозу сибирского сепаратизма, то интерес ее к В.Г. Распутину, горячему патриоту Сибири, однако при этом никогда не разделявшему крайние взгляды некоторых своих земляков, становится не просто понятным, но, в известной мере, и предопределенным.
Более того, Центр был заинтересован не столько даже в поддержке Валентином Григорьевичем интеграционных идей, сколько в отказе его в таковой «неообластникам».
Если бы этого не удалось достичь, пришлось бы решать очень трудную проблему. Нейтрализовать такую крупную личность было бы весьма непросто.
Именно эти обстоятельства во многом предопределили контакты ПУТИНА с РАСПУТИНЫМ. Самим созвучием эти имена свидетельствуют о неслучайной связи двух этих судьбоносных для России людей.


Продолжение следует

POSTSCRIPTUM: Прежде чем завершить наше повествование, написанное в связи с кончиной Валентина Григорьевича Распутина, предлагаем читателям ЖЖ познакомиться с некоторыми материалами, разъясняющими эту последнюю часть нашей публикации. В следующих постах будут представлены ландшафты пространств, о которых мы вели речь в последнем отрывке, а также артефакты, раскрывающие и подкрепляющие некоторые положения того же текста.
Tags: Барон Р.Ф. Унгерн фон Штернберг, Валентин Распутин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments