sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Categories:

«ДА, ПОМНЮ Я ВАШ ДОМ, РАДУШЬЕМ ЗНАМЕНИТЫЙ…» (часть 4)

27.

Ученица Чижевского

Определенный градус подозрительности поддерживала, видимо, сама того не ведая и уж точно не желая этого, супруга Андрея Дмитриевича – Юлия Григорьевна Шишина.
Именно она была самым заметным членом наших собраний. Ее супруг обычно сидел в сторонке и всё больше молчал. Начинал говорить, как правило, лишь после того, как она к нему обращалась.
Такое положение Юлии Григорьевны во многом определялось ее профессиональными навыками. По специальности она врач-психиатр: в 1953 г. окончила 2-й Московский медицинский институт имени Сталина (в 1956 г. получивший имя Н.И. Пирогова) и городскую ординатуру.
Наряду с практикой, Ю.Г. Шишина занималась научными исследованиями
В 1981 году в Праге в издательстве «Авиценна» в соавторстве с бывшим узником немецких концлагерей, врачом А.С. Аслановым, вышла ее книга «Растление медициной» («Medicina na scesti»), на основе документов и личных свидетельств рассказывающая о сути преступлений в медицине. Работа над ней шла в течение двадцати лет. Книга так и не вышла на русском. Лишь в 1970 г. в журнале «Наука и жизнь» (№ 5) удалось напечатать небольшой из нее отрывок. При издании было изменено и авторское название работы: «Антимедицина».
«…В СССР, – рассказывала Ю.Г. Шишина, – ее не пропустил министр здравоохранения академик Б.В. Петровский, назвав “бомбой”». В связи с этой своей работой Юлия Григорьевна еще в 1991 г., помню, часто повторяла: «…Многое происходящее в нашей стране, кажется мне чем-то хорошо знакомым и даже иллюстративным».
Огромную роль в формировании научных интересов Юлии Григорьевны и даже всей ее жизни в целом сыграло знакомство и тесное общение с крупнейшим ученым и мыслителем А.Л. Чижевским (1897†1964). Даже краткий перечень его научных и творческих интересов впечатляет: биофизик, один из основателей космического естествознания, основоположник космической биологии и гелибиологии, аэроионификации, электрогемодинамики. А еще был он изобретателем (электроокраска), философом, поэтом, художником. Недаром его называли «Леонардо да Винчи ХХ века».
Ю.Г. Шишина всегда подчеркивала, что она его ученица.
Родился Александр Леонидович в семье военного артиллериста, изобретателя командирского угломера для стрельбы с закрытых позиций и прибора для разрушения проволочных заграждений. В 1916 г. он ушел добровольцем на фронт, участвовал в боях в Галиции, получил ранение и контузию, был награжден солдатским Георгиевским крестом IV степени.
В 1917 г. А.Л. Чижевский окончил Московский археологический институт, поступил в который еще в 1915 г., до того, как ушел на фронт. В декабре 1917 г. Александр Леонидович защитил диссертацию «Эволюция физико-математических наук в древнем мiре». Уже в ней были обозначены будущие интересы великого ученого, более рельефно выявившиеся в защищенной им уже в следующем году – на историко-филологическом факультете Московского университета – диссертации на степень доктора всеобщей истории: «Исследование периодичности всемiрно-исторического процесса».
Спустя шесть лет заложенная в ней теория была развита А.Л. Чижевским в книге «Физические факторы исторического процесса» (Калуга, 1924). При этом сама диссертация остается до сих пор неизданной.
Суть теории Чижевского (ему был тогда, напомним, только 21 год) заключается в следующем: ученый заметил, что циклы солнечной активности проявляют себя в биосфере, изменяя все жизненные процессы, начиная от урожайности и кончая заболеваемостью и психической настроенностью человечества. Всё это отражается на конкретных исторических событиях – политико-экономических кризисах, войнах, восстаниях, революциях и т.п.
Вскоре Александр Леонидович почувствовал ограниченность своих знаний для того, чтобы успешно продолжать научные изыскания в избранном им направлении. Занимаясь преподавательской работой в Московском археологическом институте, он одновременно поступил на учебу на физико-математический и медицинский факультеты Московского университета. В качестве вольнослушателя он еще посещал также и лекции в Народном университете Шанявского. Полученные знания позволили ему сначала (1922-1923 гг.) стать научным консультантом Института физики и биофизики Наркомздрава СССР, а затем (1923-1926 гг.) – главным экспертом по вопросам медицины и биологии и членом технического совета Ассоциации изобретателей.
В 1930 г. в Москве вышла новая его книга, продолжавшая прежние его исследования, – «Эпидемиологические катастрофы и периодическая деятельность Солнца». Развивая свою теорию, А.Л. Чижевский сумел более четко сформулировать зависимость между циклами солнечной активности и различными явлениями биосферы, выделил взаимосвязи живого организма с окружающей его внешней средой обитания.
В 1935 г. в сотрудничестве с казанским микробиологом С.Т. Вельховером он открыл метахромазию бактерий, на основании чего стал возможен прогноз будущей солнечной активности (т.н. «эффект Чижевского-Вельховера»).
В конце концов, им была разработана и научно оформлена теория энергетической связи космических и земных явлений. Его исследования утверждают парадигму целостности мiра; принципы законосообразности, единообразия и детерминизма; глобальный эволюционизм и принцип космического ритма.
Конечно, Чижевский не был в этом смысле единственным в своем роде ученым. Был, например, французский и бельгийский геолог и вулканолог Гарун Тазиев (1914–1998), имя которого не раз поминалось в квартире Зелинских. Сын военного врача, погибшего во время Великой войны, после революции он жил в Бельгии, во французских колониях и Франции. Был директором по вулканологии Парижского института физики Земли. В своих работах он сопоставлял всплески солнечной активности с явлениями «глобального человеческого сумасшествия». Еще в 1950-е годы Тазиев прогнозировал землетрясения и извержения вулканов, обнародовав список городов, которые, если и не погибнут, то серьезно пострадают по этим причинам. В 1984-1986 гг. ученый бы государственным секретарем при премьер-министре Франции, ответственным за предупреждение главных технологических и природных опасностей.
Возвращаясь к А.Л. Чижевскому, отметим, что у него самого и его теории были могущественные противники. Один из них, известный биолог, академик ВАСХНИЛ Б.М. Завадовский (1895–1951) отзывался об Александре Леонидовиче, как о «шарлатане». Другой академик, физик А.Ф. Иоффе (1880–1960) высказывался следующим образом (1940): «Безсмысленная и идеологически вредная “теория” о том, что революции, эпидемии людей и животных, народные движения определяются солнечными пятнами, создали профессору Чижевскому незавидную известность в реакционных кругах Франции, где он печатал эти свои “исследования”».
После подобных отзывов коллег вряд ли стоит удивляться тому, что А.Л. Чижевского посадили. Произошло это в январе 1942 г.
Свой срок он отбывал на Северном Урале и в Казахстане.


28.
А.В. Чижевский – заключенный Карлага. 1950 г.

Однако в лагерях Александра Леонидовича использовали отнюдь не на общих работах. В Карлаге, например, ему помогли создать кабинет аэроионификации. Занимаясь электрическими проблемами крови, он сделал фундаментальное открытие: структурно-системную организованность движущейся крови.
Под его руководством, также в лагере, работали и другие видные ученые. О серьезности работы свидетельствует тот факт, что освобожденный из заключения в январе 1950 г. ученый оставался в лагере еще месяц, чтобы завершить опыты по крови.
Другими важными занятиями А.Л. Чижевского в лагере стали его поэтические и живописные опыты.
Александр Леонидович с детства писал стихи. В 1915 и 1919 гг. вышло два его поэтических сборника. Однако основной поэтический пласт был создан им именно в 1940-е годы на Урале. Находясь заключении, он написал более ста стихотворений, многие из которых увидели свет в четырех изданных уже после его смерти сборниках.
Кроме стихов, А.Л. Чижевский писал картины. В основном это были пейзажи, акварели. Почти все были тсполнены в лагерях и ссылке.
В Москву А.Л. Чижевский возвратился лишь в 1958 г., работал там в различных учреждениях. Последние годы жизни он писал воспоминания о годах дружбы с К.Э. Циолковским. В это время он несколько раз приезжал в Калугу, встречался с дочерью своего старшего друга – Марией Константиновной Циолковской-Костиной, вел с ней переписку.
Скончался Александр Леонидович 20 декабря 1964 г. в Москве, похоронен на Пятницком кладбище.
Именно в эти последние годы жизни началось его сотрудничество с Ю.Г. Шишиной.
За год до его кончины ей удалось опубликовать интервью с А.Л. Чижевским («Всемiрная симпатия» // Наука и жизнь. 1963. № 5). В том же году в популярном издательстве «Знание» вышла подготовленная Юлией Григорьевной первая, после длительного перерыва, книга ученого на магистральную тему (и одновременно последняя прижизненная): «Солнце и мы».


29.
Александр Леонидович Чижевский.

Этот прорыв информационной блокады вселял надежды. Было решено продолжить совместную работу. С издательством «Наука» был заключен договор на новую книгу. Однако она, увы, вышла уже после кончины автора.
«Когда он умер, – рассказывала Юлия Григорьевна, – мне пришлось даже за него дописывать его труды. Я имела на это право по договору».
Именно так появилась книга «В ритме Солнца» (М., 1969), на обложке которой значилось два имени: А.Л. Чижевский и Ю.Г. Шишина – учитель и ученица.
К сожалению, дальнейшая издательская судьба трудов Александра Леонидовича складывалась не очень удачно. К нему тянулись и, одновременно, боялись.
Учитывая саму личность ученого и непростую его судьбу, нетрудно понять скупость информации о нем и его трудах. Но главная причина его табуированности заключается, конечно, в предмете и методе его исследований. Всё это, в свою очередь, ведет к тому, что и до сих пор мы всё еще хорошо не представляем масштаба самой личности этого человека, всего сделанного им.
Всего один пример: издатели напечатанной в 1976 г. его книги «Земное эхо солнечных бурь» выпустили ее с усеченными графиками, изъяли из авторского текста все упоминания об ожидающих нас геокосмических, а значит и земных, в том числе социально-политических, всплесках.
Но цензура, разумеется, не может оказать влияние на процессы, зависящие от совершенно иных обстоятельств. Как писал в одном из своих стихотворений А.Л. Чижевский:


И вновь и вновь взошли на Солнце пятна,
И омрачились трезвые умы,
И пал престол, и были неотвратны
Голодный мор и ужасы чумы.
И вал морской вскипал от колебаний,
И норд сверкал, и двигались смерчи.
И родились на ниве состязаний
Фанатики, герои, палачи.
И жизни лик подёрнулся гримасой,
Метался компас, буйствовал народ,
А над Землёй и над людскою массой
Свершало Солнце свой законный ход.


30.

Что касается Ю.Г. Шишиной, то сотрудничество ее с Александром Леонидовичем, как мы уже отмечали, сильно повлияло на всю ее жизнь и мiровоззрение. Кто знаком с ее работами и деятельностью, понимает это без лишних слов.
Об этом свидетельствовала и она сама:
«Мой покойный учитель А.Л. Чижевский (ученик К.Э. Циолковского), гениальный ученый, поэт, член 40 академий мiра, отбывший 10 лет тюрьмы и столько же ссылки, автор книги “Физические факторы исторического процесса” (Калуга, 1924), – объяснял волнения на Земле, коллективные психозы, войны процессами на Солнце. Синхронность “перестройки” в разных частях планеты может дать почву для подобных объяснений» (Наш современник. 1991. № 8).
Tags: Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments