sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

РОССИЙСКАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ЭКСПЕРТНАЯ КОМИССИЯ (2)



3.
Меморандум.
25 декабря 1993 г.


Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и Членов Его Семьи
при Совете Министров Правительства Российской Федераци.

СООБРАЖЕНИЯ КОМИССИИ В ВОПРОСАХ,
ТРЕБУЮЩИХ ПЕРВООЧЕРЕДНОГО ВНИМАНИЯ

1. Комиссия считает, что все, к чему имели какое-либо прикосновение органы коммунистической партии, комитета государственной безопасности (во всех его воплощениях), прокуратуры и следствия, даже в самое “перестроечное” время, нуждается в чрезвычайно осторожном отношении и повышенной требовательности доказательств, как в отношении лиц, являющихся источниками или передатчиками информации, так и самих вещественных доказательств, ими переданных или благодаря им найденных, включая и экспертизу относящихся к делу документов.
а. Вызывают вопросы некоторые факты из биографии Гелия Рябова, связанные с его «дружинническим» прошлым во время его пребывания на юрфаке, работой в следственных и карательных органах и его несомненной связью с порочными методами их деятельности. Не менее подозрительно и его неожиданное знакомство и быстрое сближение с А.Н. Авдониным, соучастником его «находки». Какой-то странной кажется их случайная встреча, после которой они вдруг начинают беседовать на тему, совсем не безопасную даже в то «предперестроечное» время.
б. Не может не вызывать подозрений и то, что последние «официальные» раскопки захоронения на Коптяковской дороге проводились в условиях строжайшей тайны, с участием лиц в военизированной полевой форме, без знаков различия, за сплошным дощатым забором и под оком вооруженной автоматами охраной. Комиссия имеет сведения, что за информацию об извлеченных останках требовалась значительная плата в иностранной валюте, что недопустимо при нормальных условиях. Мы уверены, что работа Вашей комиссии будет протекать на гораздо высшем уровне подобающе ее высокому званию и ответственности и, может быть, даже при участии заграничных специалистов.
в. Весьма спорными представляются нескончаемые утверждения Рябова и Авдонина о том, что они «высчитали» почти совсем точное место предполагаемого захоронения останков Узников дома Ипатьева на основе первой редакции «Записки Юровского», опубликованной в апреле-мае 1989 г. Рябовым в «Родине» и Э. Радзинского в «Огоньке», и классических трудов Николая Алексеевича Соколова и генерала М.К. Дитерихса, что с нашей точке зрения текстологически невозможно. Возникает чрезвычайно важный вопрос, откуда они в действительности получили свою информацию, так как даже если и рассматривать «Записку Юровского» как аутентичную, что при отсутствии графологической и физико-химической экспертизы пока невозможно, то нужные сведения эти лица могли почерпнуть лишь из последней, третьей редакции этого документа, опубликованной только теперь (1993 г.).
г. Следует лишний раз подчеркнуть желательность выявления всех относящихся к этому делу архивных из всех еще закрытых для исследователей государственных хранилищ. Ряд иностранных исследователей, работающих над теми же вопросами, что и Комиссия, сообщили нам, что им известно о материалах, которые указывают на то, что конец жизни Императорской Семьи в доме Ипатьева был страшнее, мучительнее и ужаснее, нежели было доселе известно. Более того, те же документы свидетельствуют о том, что Их тела были после смерти подвержены безчеловечному глумлению.
2. Комиссия считает, что требуется обширная, многосторонняя и глубокая историческая экспертиза обстоятельства гибели Императора Николая II и Его Августейшей Семьи и верных слуг в доме Ипатьева и судьбы Из останков.
а. Необходимо выявить всю совокупность архивных материалов в России и за рубежом. В России особенно важно получить доступ к соответствующим документам во всех хранилищах, включая доселе еще фактически закрытые. Никто не настаивает на нарушении государственной тайны, но если предмет убийства Царской Семьи в 1918 г. продолжает составлять государственную тайну, то это может послужить доказательством того, что Россия все еще не в состоянии совершить переход от советского общества к истинно свободному
[1].
[1.] Характерно, что впоследствии к первоначальному названию «Российская зарубежная экспертная комиссия по расследованию судьбы останков Членов Российского Императорского Дома, убитых большевиками в Екатеринбурге 17 июля 1918 г.» прибавилось: «и вопросам восстановления исконного правопорядка в России». – С.Ф.
б. Следует также провести графологическую (включая машинопись) и общую техническую экспертизу документов, в первую очередь – всех трех редакций «Записки», якобы принадлежавшей Юровскому. Внутреннего и внешнего изучения также требуют работы мемуарного характера различных «участников», «свидетелей» и «очевидцев» злодеяния, авторы которых подчас то противоречат один другому, то, обладая, видимо, даром прозорливости, предвосхищают самые смелые домыслы поздних лет. Комиссия считает, что особого внимания заслуживают работы П. Быкова и полемика между П. Ермаковым и Я. Юровским (последний выступает публично уже посмертно) о том, кто же действительно был «комендантом».
в. Наконец, следует исследовать вещественные доказательства (ручное огнестрельное оружие и баллистику, остатки керамики и других предметов) для определения их принадлежности к той эпохе, а в отношении оружия – его возможного действительного использования в данном случае. Сюда же следует отнести исследование и сличение с документальными данными зубных протезов и костных деформаций, если таковые сохранились.
2. На протяжении более 70 лет в эмиграции распространено никак убедительно не опровергнутое мнение о том, что голова последнего Императора была после Его убийства отделена от тела и доставлена в Москву. Если это было так, то возникает вопрос, как череп, приписываемый Николаю II, мог оказаться в захоронении, найденном под Екатеринбургом. В таком случае нельзя исключать, что череп – если он действительно принадлежал покойному Императору – не был найден там Рябовым, а по чьему-то указанию – положен туда. По аналогии тогда можно предположить, что и другие костные останки были положены туда в 1979-80 гг. под видом возвращения в могилу ранее вынутых костей, чтобы затем инсценировать обретение останков в июле 1991 г. Вызывает вопрос и наличие повреждений лицевых костей, что стало применяться к трупам погибших заключенных в советских концлагерях много позже времени убийства Царской Семьи.
4. Если верить любой из трех опубликованных версий т.н. показаний «Юровского», то для сокрытия останков в «Поросенковом логу» на Коптяковской дороге оставалось слишком мало времени. Более того, выходит, что эта операция проводилась не только уже после рассвета, но и на виду у многочисленных путников, собравшихся у переезда № 184 (около разъезда № 120 по Горнозаводской линии ж.д.) в связи с документированным фактом перекрытия Коптяковской дороги для сокрытия «похоронной операции». Следует отметить, что хотя расстояние между переездом с будкой № 247, где собрались путники и «Поросенковым логом», где застрял грузовик, было около 150 м., никто из допрошенных следователем Соколовым находящихся там людей не заметил ни горящих костров, ни ношения шпал от железнодорожного пути к логу, ни земляных работ. В одном протоколе упоминается о застрявшем грузовике, который в скорости был затем, видимо, высвобожден и уехал. Рано утром его уже видели в Верх-Исетске.
5 Вызывают многие вопросы как организация, так и методика исследований костных останков и других специменов на наличие сходства в их ДНК. Методика таких исследований – в схожих исторических ситуациях – была отработана за последние годы во множестве случаев в Аргентине, Бразилии и Уругвае, но почему-то – этот опыт не был учтен. Например, непонятно, почему не было сделано попыток воспользоваться для сравнения специменами от останков вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны, умученной Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и других близких Родственников Царской Семьи.
6. Весьма возможно, что нижеследующее есть просто совпадение, но один из последних номеров журнала «Огонёк» за 1988 г. содержал обширный репортаж, посвященный поискам и находке места захоронения пяти повешенных декабристов на острове Голодай у северного берега Васильевского острова в тогдашнем Ленинграде. Не вдаваясь в детали этой операции, следует отметить ее поразительное сходство с теми действиями, касающимся попыток раскрыть предполагаемое место захоронения Царской Семьи, предпринятых Рябовым и Авдониным около Екатеринбурга, которые Рябов предал гласности пятью-шестью месяцами позднее. Даже состав комиссий, занимавшихся открытием мест захоронений, первого – в 1988 г. и второго – в 1991 г., был поразительно схож. Подозрительный человек полностью вправе подумать, уж не было ли первое своего рода генеральной репетицией второго?
ВЕРНО: Евгений МАГЕРОВСКИЙ, Секретарь.
Tags: Архив, Быков П.М., Ермаков П.З., М.К. Дитерихс, Н.А. Соколов, Цареубийство, Юровский Я.
Subscribe

  • «ЦАРСКОЕ ДЕЛО» Н.А. СОКОЛОВА (8, окончание)

    Перед выходом в свет с книгой случилось небольшое приключение… В свое время, приступая, по благословению старца Николая Псковоезерского, к…

  • «ЦАРСКОЕ ДЕЛО» Н.А. СОКОЛОВА (7)

    Наиболее существенным, в какой-то мере даже ключевым, для понимания личности князя Николая Владимiровича Орлова является автобиография или…

  • «ЦАРСКОЕ ДЕЛО» Н.А. СОКОЛОВА (6)

    В составе известной серии статей французского журналиста Ксавье де Отеклока «Что стало с Русским Царем», вышедших 1930-1931 гг. в парижской…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • «ЦАРСКОЕ ДЕЛО» Н.А. СОКОЛОВА (8, окончание)

    Перед выходом в свет с книгой случилось небольшое приключение… В свое время, приступая, по благословению старца Николая Псковоезерского, к…

  • «ЦАРСКОЕ ДЕЛО» Н.А. СОКОЛОВА (7)

    Наиболее существенным, в какой-то мере даже ключевым, для понимания личности князя Николая Владимiровича Орлова является автобиография или…

  • «ЦАРСКОЕ ДЕЛО» Н.А. СОКОЛОВА (6)

    В составе известной серии статей французского журналиста Ксавье де Отеклока «Что стало с Русским Царем», вышедших 1930-1931 гг. в парижской…