sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

МОНАРХИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ БАРОНА УНГЕРНА (39)


Логотип Азиатской конной дивизии: Двуглавый Орел Российской Империи и Соёмбо (с луной, солнцем и тройным языком пламени) – древний символ монгольского народа, ставший гербом Монголии после объявления в 1911 г. независимости.


К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА



Наследие: Китай (продолжение)


Колоссальные геополитические изменения в Юго-Восточной Азии, произошедшие в результате поражения Японии (ликвидация военно-политического фактора этой Империи и установление коммунистических режимов в целом ряде государств, прежде всего – в Китае), не должны все же заслонять еще одного крайне важного обстоятельства: существенного снижения монархического фактора в этом регионе.
В сущности в первой половине ХХ века Императорская Япония на огромной территории Восточно-Азиатского региона, в одиночку, противостояла коммунистическому натиску, подобно тому, как одержимой Революцией Франции в конце XVIII – начале XIX в. противостояла целая коалиция европейских Монархий.
Нет ничего удивительного поэтому, что главный удар попытались нанести по Императору Японии Хирохито (1901–1989), правившему с 26 декабря 1926 г.
Сталин требовал объявить его военным преступником и повесить. Американский президент Трумэн склонялся по существу к тому же, с той только разницей, что хотел сделать всё «по закону», выступая за то, чтобы отдать Императора под суд как военного преступника, а там уж как судьи решат…
Этому однако неожиданно решительно воспротивился главнокомандующий оккупационными войсками союзников генерал армии Дуглас Макартур (1880–1964). Именно он 2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури» принимал капитуляцию Японии, а впоследствии организовывал Токийский процесс.
Генерал сообщил американской администрации, что, случись так, как они хотят, он будет «нуждаться в увеличении численности войск по крайней мере на миллион человек, если такая акция будет предпринята. Я верил, что, если бы Император был предан суду и, возможно, повешен как военный преступник, во всей Японии должна была быть создана военная администрация и, вероятно, развернулась бы партизанская война».
Так высокий дух и верность японского народа и решимость потерпевших поражение и капитулировавших военнослужащих Императорской армии в 1945-м позволили – в отличие от России в 1917-м – сохранить и сберечь своего Суверена.
124-й Император Японии правил вплоть до 1989-го, в течение 62 лет – дольше всех Своих предшественников.



Император Хирохито во время визита в штаб-квартиру генерала Дугласа Макартура. 26 сентября 1945 г.
Противники Императора в американском правительстве заставили японскую прессу опубликовать этот снимок, запечатлевший Императора, одетого официально, и главу оккупационной администрации, ввиду неожиданности визита, представшего в повседневном рабочем виде. Сам генерал впоследствии так высказывался о Хирохито: «Он был Императором по рождению, но еще больше, как я теперь понял, самым утонченным джентльменом в Японии».


И всё же Императора заставили публично отказаться от божественного происхождения Своей власти. Согласно традиционным воззрениям Японские Императоры были арахитогами – воплощенным божеством; буквально – божеством, являющимся человеком. Император являлся «продолжением во времени» языческой богини-солнца Аматэрасу и всех предыдущих Императоров.
1 января 1946 г. Хирохито подписал два рескрипта, получивших название «Декларации о человеческой природе». Однако это написанное витиеватым архаичным стилем «отречение», считают современные исследователи, весьма спорно по своей сути.
Тем не менее конституцией 1947 г. статус Монарха был определен как «символ государства и единства народа», лишая Императора в государственных делах даже номинальной власти. С «Повелителя Империи» титул его был понижен до «конституционного Монарха».
Но и Соединенные Штаты, заполнившие образовавшийся после победы над Японией вакуум, не смогли (в силу, прежде всего, ограниченности их политической системы) на том, же, что и Японская Империя, уровне продолжить ее миссию. Результатом стало появление Красного Китая, после выхода из-под контроля взрастившего его СССР, превратившегося в проблему не только для США, но и всего мiра.
Существенным (но демонстративно пренебрегаемым) фактором формирования этого нового коммунистического монстра на Востоке стала ликвидация Маньчжурской Империи, означавшая, между прочим, и закрытие Монархического проекта барона Унгерна.



Император Пу И на обложке американского журнала «Time». Март 1934 г.

Обычно историки рассматривают Маньчжурскую Империю исключительно как марионеточное государство, пишут о нем, без каких-либо подробностей, вскользь, используя пропагандистские штампы прошлого. В Китае ее и вовсе именуют «Вэй Маньчжоу-Го» / «Фальшивое государство Маньчжурия», хотя его преемственность от Маньчжурского государства, из которого происходила сама Царская Династия Цин, совершенно очевидна.
О дипломатических отношениях СССР и Маньчжоу-Ди-Го лишнего стараются тоже не говорить, хотя маньчжурские консульства в Чите, Москве и Благовещенске работали, уже начиная с марта 1933 г. Советские, в свою очередь, были открыты в Синьцзине и Маньчжурии; продолжало функционировать и генконсульство СССР в Харбине. Советско-маньчжурские дипломатические отношения де-факто были установлены 23 марта 1935 г., а де-юре – 13 апреля 1941 г. Начало военных действий, увязанное с объявлением войны Японии 8 августа 1945 г., вообще имеет довольно формальные объяснения…
Маньчжурский Император Пу И был захвачен советским авиадесантом в аэропорту Мукден 19 августа. Считается, что именно в тот день Маньчжоу-Ди-Го официально закончило свое существование. Япония капитулировала три недели спустя.
В обстановке полной секретности спецбортом плененного Монарха доставили сначала на спецобъект под Читой, а затем в Хабаровск, где он с ближайшими родственниками (родным братом и братом жены) пробыл вплоть до 1950 года.



На пути в СССР. Фото Анатолия Егорова.

Почему же пощадили Маньчжурского Императора, в то время как Японского требовали повесить? – С оказавшимся в полной власти Красного Кремля Пу И можно было не спешить: он был всегда под рукой. (Цифра «20» в маркировке «спецобъект 20-45» в Хабаровске, в котором содержался Пу И, означала, что он находится под личным контролем Сталина.)
Более того, Высокий Пленник был нужен для намечавшейся политической игры.
«В вопросе о Маньчжурии, – доносил 8 мая 1945 г. в Центр из Соединенных Штатов секретный агент НКГБ, – позиция США сводится к тому, что они не допустят создания независимого маньчжурского государства, так как опасаются, что оно подпадёт под влияние СССР. США будут требовать возвращения Маньчжурии Китаю»: https://zab.ru/specproject/5272_imperatorskij_sakvoyazh
Как будут развиваться события в Китае дальше, пересилит ли Мао Цзэдун Чан Кайши – всего этого тогда не знали, а потому решили попридержать туз в рукаве.
Лишь позднее, в 1946-1948 гг. СССР стал передавать Народно-освободительной армии Китая оккупированные территории Внутренней Монголии, которая с того времени стала главной базой красных китайцев в их борьбе с гоминьдановцами. Территорию же Маньчжоу-Ди-Го передали лишь в 1956 году.
Тем временем Императора Пу И решили использовать в качестве главного свидетеля на Токийском (1946-1948) процессе над высшими гражданскими и военными чинами Японской Империи, а потом и на Благовещенском (1949) бактериологическом.
Готовил Пленника к участию в судебных слушаниях в течение нескольких месяцев переводчик и «сотрудник органов» Георгий Георгиевич Пермяков (1917–2005), сын фабриканта и столбовой дворянки, принимавший перед этим участие в московском судилище 1946 г. над Атаманом Семеновым: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/305197.html
Составленная им в 1945 г. биография Императора легла на стол Сталина. Ряд ценных материалов, включая личные письма Пермякова, хранятся ныне в Государственном архиве Хабаровского края (Ф. Р 22-04).



Подготовка к Токийскому процессу шла не на основном объекте, располагавшимся в городе, а под Хабаровском – в деревянном двухэтажном доме за поселком Красная Речка, рядом с нынешним комплексом «Заимка» (ранее дачей командующего округом), в котором находится ведомственный пионерлагерь имени Дзержинского: http://www.gubernia.com/news/politics/k ... barovskom/

За пять лет пребывания в СССР из Маньчжурского Императора выжали всё, что смогли: информацию, ценности; заставили свидетельствовать против союзников и близких ему людей.
«Им, – пишет ученый-китаист, – был передан советским властям рассыпной жемчуг, золотые и серебряные изделия необычайной красоты, браслеты, кулоны, колье, кольца, заколки из Императорских кладовых Запретного города – все тончайшей ювелирной работы, украшенные гранатами, рубинами, сапфирами и бриллиантами, часы и столовые приборы. […] Для оценки передаваемых драгоценностей нашли и пригласили высококвалифицированных ювелиров. […] Их суммарная стоимость была определена без учета антикварной ценности изделий ‘по закупочным ценам Ювелирторга’ в полмиллиона рублей. Очевидцы вспоминали, что все переданные драгоценности на специальном самолёте в сопровождении двух истребителей были отправлены в Москву. Позже от И.В. Сталина на имя Пу И было получено письмо с благодарностью за переданные Советскому Союзу драгоценности, подписанное министром иностранных дел В.М. Молотовым. Одновременно с письмом в качестве подарка были присланы сочинения К. Маркса» (В.Н.Усов «Последний Император Китая Пу И (1906–1967)». М. 2003. С. 290-291).



Император Пу И приносит присягу перед дачей показаний на Токийском процессе. За ним переводчик Георгий Пермяков.

Кроме «подаренных» сокровищ были и другого рода утечки…
Вопреки тому, что пишет журналист Дмитрий Лиханов («Золотая шпага Пу И до конца пятидесятых годов хранилась в Особом архиве в Москве, а потом была передана в один из московских музеев, саблю Императора видели в Штабе Дальневосточного военного округа...»: https://rg.ru/2017/04/17/rodina-sokrovishcha.html), как выясняется, у нее была совсем другая (и не столь складная) история:
«…Весной 2016 года в петербургском Мемориальном музее Александра Суворова впервые открыли для посетителей уникальное оружейное хранилище. Среди экспонатов я увидела позолоченную шпагу в ножнах, отделанных изящной резьбой и росписью. […] …К нам она попала в 1964 году, ее передал музею вместе со своими наградами кавалер ордена Суворова 1-й степени генерал-полковник Михаил Прокофьевич Ковалев. […] …Как дарственное оружие Пу И оказалась у Михаила Прокофьевича, поселившегося в Ленинграде после выхода в отставку, неизвестно. Его объяснение не сохранилось, а в 1967 году Ковалев скончался. Без малого три десятка лет шпага пролежала в “суворовском” хранилище, впервые была выставлена на всеобщее обозрение в 1991 году в Тольятти на выставке “Холодное оружие”»: https://rg.ru/2017/05/29/nashlas-shpaga-imperatora-pu-i.html
Помянутый генерал-полковник Михаил Прокофьевич Ковалев (1897–1967), из крестьян, участник Великой войны (штабс-капитан) и гражданской (служил в Красной армии, подавлял Тамбовское восстание, командовал кавалерийским полком ВЧК). Во время советско-японской войны 1945 г. заместитель командующего Забайкальским фронтом, а с октября 1945-го – командующий войсками Забайкальско-Амурского военного округа. Имел, как говорится, возможность…
Год 2003-й: «Одна из частных выставок, действующих в Киеве, вызвала определенный интерес у специалистов музейного дела, впрочем, и не только у них. Ведь в экспозиции представлено около 400 предметов, принадлежавших последнему в истории Китая Императору Пу И»: https://www.pravda.ru/world/30147-imperator/
Основным местом пребывания Пу И был уже упоминавшийся нами ранее «спецобъект 20-45», располагавшийся в самом центре Хабаровска, неподалеку от нынешней мэрии города, на улице Дикопольцева. (Адрес конца 1940-х: улица Сапёрная, 42.) Ныне в этом здании находится городская поликлиника № 3.
А тогда здесь содержался Император Пу И, его брат Принц Пуцзе и брат Императрицы (супруги Пу И) – Джунчи Гопло. Тут же жил и куратор – Георгий Пермяков, в личном архиве которого сохранился и вот этот снимок: https://profobr27.ru/journal/socium/2334-tri-tayny-poslednego-imperatora-kitaya-pu-i.html




Находившийся при Маньчжурском Монархе Г.Г. Пермяков, опубликовавший в 2003 г. во Владивостоке в тихоокеанском альманахе «Рубеж» книгу «Император Пу И: пять лет вместе», видел многое. Среди прочего присутствовал он и при акте «дарения» Императорских ценностей и при передаче своего подопечного новым китайским властям. Возглавивший провозглашенную 1 октября 1949 Китайскую народную республику Мао Цзэдун просил передать ему Императора для «перевоспитания».
1 августа (а по другим данным 3 августа) 1950 г. на станции Пограничная Пу И был передан представителям китайских спецслужб.
«Переводчик Императора Георгий Пермяков (ныне покойный), – пишет в не так давно опубликованной статье журналист Дмитрий Лиханов, – утверждал в приватных беседах со мной, что собственными глазами видел груду золота и серебра и даже участвовал в ее оценке во время передачи Пу И китайским властям осенью 1950 года. Официальный представитель советской стороны, по утверждению Пермякова, тогда же объявил китайцам, что вместе с Императором СССР передает Китаю и его сокровища. Учитывая, что после войны отношения между Москвой и Пекином переживали расцвет, Сталин мог пойти на этот шаг»: https://rg.ru/2017/04/17/rodina-sokrovishcha.html
Современный журналист и старый переводчик-соглядатай – преодолевая временной барьер – слаженно играют в четыре руки…
Чтобы кое-что понять, стоит внимательно прочитать отрывок из опубликованного современным ученым-китаистом документа – отчета начальника 2-го отдела (учета военнопленных) Областного управления Главного управления по делам военнопленных и интернированных МВД СССР подполковника Клыкова:
«…Мною китайскому представителю переданы ценности, принадлежащие лично Пу И, которые до вывоза Пу И из Хабаровска находились лично при нем. Оценка этих ценностей не производилась. [Здесь подполковник Клыков явно что-то путает, мы знаем, что драгоценности были оценены специально приглашенными ювелирами. – В. Усов.] (Примерная их стоимость составляет около 200 тыс. рублей…) Считаю целесообразным в информации в инстанции указать, что Пу И, члены его свиты, министры, генералы и бывшие чиновники правительства Маньчжоу-Го – всего 58 человек – переданы представителю правительства КНР вместе с принадлежащими Пу И и его свите личными ценностями, не указывая суммы [sic!]» (В.Н. Усов «Последний Император Китая Пу И (1906–1967)». М. 2003. С. 295-296).
«Путаница», о которой пишет публикатор, конечно же, не случайна. Вряд ли стоимость тех ценностей соответствовала той, что когда-то была отправлена Советскому правительству в Москву на «восстановление народного хозяйства».
Пленный Император очень не хотел, чтобы его передали в коммунистический Китай, прося Сталина не делать этого, а когда понял, что его просьбой пренебрегли, предпринял даже попытку самоубийства.
Дальнейшая его судьба даёт нам понимание, что планы у тюремщиков были совсем иные.
Ликвидировать и даже замучить человека, предварительно получив от него всё, что можно, замарав при этом его имя, – всё это было давным-давно отработано. А вот унизить, растоптать и уничтожить саму личность, причем человека не простого, а Императора из старинной Династии, проверить практически, как долго его можно сгибать, где границы возможного, – этого никогда раньше не было.
Именно таков был этот чудовищный эксперимент, начатый – не забудем – пятилетней «перековкой» в СССР и продолженный девятилетним циклом «перевоспитания» с использованием методов «китайской специфики». Главными кураторами этого действа были, сменяя один другого, Сталин и его «верный ученик» Мао Цзэдун.
«Теперь все вы вернулись на родину», – заявил встречавший на границе Императора Пу И и его спутников личный представитель премьера Чжоу Эньлая (с тех пор наряду с Мао Цзэдуном он будет «опекать» Пу И до самой его смерти).




Пу И направили в Фушуньскую тюрьму для военных преступников. Там он находился несколько лет, пока его не перевели на поселение, где ему предоставили возможность писать о своем «проклятом прошлом».



В 1959 г., как «перевоспитавшегося», по личному разрешению Мао Цзэдуна, его освободили, разрешили вернуться в Пекин, где он получил работу садовника в ботаническом саду.
В ноябре 1960 г. на имя Пу И выписали удостоверение на право участия в голосовании. В том же году вышло первое издание его мемуаров «Моя первая половина жизни», написанных под наблюдением специальных товарищей, а потом одобренная Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем.




В марте 1961 г. завершился испытательный срок и Пу И поступил на работу в Комитет по исследованию архивных материалов Народного политического консультативного совета.
В 1962 г., по настоятельным советам Мао и Чжоу, Пу И вступил в свой последний брак с медсестрой Ли Шусянь
Это тоже был своего рода эксперимент: единственный случай в истории, когда Император-маньчжур из Династии Цин женился на китаянке, да еще второбрачной, год рождения которой, даже в китайских энциклопедических справочниках, точно неизвестен: то ли 1925-й то ли 1926-й, то ли 1927-й… Само бракосочетание произошло в праздничный «День международной солидарности трудящихся» 1 мая.



Встреча Мао Цзэ Дуна с Пу И. Осень 1961 г.

После исполнения всех пожеланий в 1964 г. Пу И сделали членом Народного политического консультативного совета КНР. С начавшейся в 1966 г., по отмашке сверху, Культурной революции Пу И, как вероятному объекту нападений, выделили государственную охрану. А когда 17 октября 1967 г. он скончался от рака почки, Центральный Комитет Компартии Китая взял на себя все расходы по его похоронам.
Под неусыпающим контролем китайских коммунистов был не только сам Император Пу И, но и все ближайшие его родственники, в особенности те, что имели право на Престол.
После кончины Пу И им был его младший брат Принц Пуцзе (1907–1994), в августе 1945 г. пытавшийся сдать Синьцзинь, столицу Маньчжоу-Ди-Го, гоминьдановским войскам. Попавший в советский плен, вместе с братом он пробыл пять лет в СССР, а затем содержался в лагере для военных преступников в Китае. В 1961 г. его, по инициативе Чжоу Эньлая, выпустили на свободу. Поселился Принц Пуцзе в Пекине. В 1978 г. его избрали депутатом Всекитайского собрания народных представителей, спустя десять лет его даже включили в состав президиума. Входил он и в Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК.
Супругой Принца Пуцзе с 1937 г. была госпожа Хиро Сага (1914–1987) – родственница Японского Императора Хирохито.



Принц Пуцзе и госпожа Хиро Сага.

В 1945 г. вместе с младшей дочерью Юншен (род. 1940) и Императрицей Вань Жун госпожа Хиро Сага пыталась бежать на поезде в Корею. Однако по дороге их перехватили коммунисты и бросили их в тюрьму. Госпожа Хиро Сага была депортирована в Японию, а в 1961 г. после того, как супруга освободили, возвратилась к нему в Китай.


Император Пу И с Императрицей Вань Жун (1906–1946).
Императрица, по происхождению даурка, была дочерью министра внутренних дел Императорского Цинского правительства, главы одного из самых состоятельных кланов Маньчжурии. Схваченная китайскими коммунистами, 20 июня 1946 г. она скончалась в тюрьме Яньцзи от голода.


После смерти Принца Пуцзе (28.2.1994) права на Престол унаследовал Принц Пужэнь (1918–2015), единокровный брат Императора Пу И, работавший при коммунистической власти под измененным именем «Цзинь Ючжи» учителем и бухгалтером.


Принц Пужэнь в красном галстуке.

С кончиною его (10.4.2015) Наследником стал его старший сын-первенец Цзинь Юйчжан (род 1942), заместитель директора Пекинского комитета по делам национальностей.

Перебирая разрозненные события этого, почти что не скрываемого от глаз людских, чудовищного эксперимента, остается скорбеть об Императоре и Его родственниках, оплакивать поруганного человека и ужасаться за безразличное человечество…
Будем, однако, уповать, что, возможно, это не «окончательное решение», а всего лишь «промежуточные итоги». Не конец Истории…



Окончание следует.
Tags: Атаман Г.М. Семенов, Барон Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг, Коминтерн, Сталин
Subscribe

  • ИЗНЕМОЖЕНИЕ И ПОРЧА (8)

    Александр Исаевич Солженицын (1918–2008). Стокгольмский синдром русской правой «Ну да, изнасилованная и насильник – они ведь едины в…

  • ИЗНЕМОЖЕНИЕ И ПОРЧА (7)

    Александр Исаевич Солженицын (1918–2008). Солженицын и Виндзоры Из телеграммы Принцу Филиппу (1983) «Я с глубоким уважением…

  • Хоть горшком назови, только в печку не ставь!

    Сегодня стало известно об отмене намеченного на 15-18 ноября Архиерейского Собора. Того самого, на котором должны были обсуждать «подлинность»…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • ИЗНЕМОЖЕНИЕ И ПОРЧА (8)

    Александр Исаевич Солженицын (1918–2008). Стокгольмский синдром русской правой «Ну да, изнасилованная и насильник – они ведь едины в…

  • ИЗНЕМОЖЕНИЕ И ПОРЧА (7)

    Александр Исаевич Солженицын (1918–2008). Солженицын и Виндзоры Из телеграммы Принцу Филиппу (1983) «Я с глубоким уважением…

  • Хоть горшком назови, только в печку не ставь!

    Сегодня стало известно об отмене намеченного на 15-18 ноября Архиерейского Собора. Того самого, на котором должны были обсуждать «подлинность»…