sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

МОНАРХИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ БАРОНА УНГЕРНА (37)


Логотип Азиатской конной дивизии: Двуглавый Орел Российской Империи и Соёмбо (с луной, солнцем и тройным языком пламени) – древний символ монгольского народа, ставший гербом Монголии после объявления в 1911 г. независимости.


К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА



Наследие: Китай (продолжение)


С началом японо-китайского конфликта 1937 г. в Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской Империи (БРЭМ) для русской молодежи были открыты курсы японского языка (впоследствии эти занятия даже материально поощрялись Японской военной миссией). Приступили к формированию отрядов для отражения советской агрессии и для вторжения в СССР.
В приказе № 11 Монархического объединения от 2 сентября 1938 г. недвусмысленно говорилось: «Час решительной борьбы за возрождение поруганной и обливающейся кровью нашей Родины неотвратимо приближается, и поэтому ближайшей и неотложной задачей всех истинных русских монархистов является объединение сил в одно монолитное целое, чтобы в тесном сотрудничестве с Императорским Ниппоном и Маньчжоу-Ди-Го нанести сокрушительный удар воинствующему коммунизму» («Харбинское Время». 1938. № 235. 4 сентября).



Русский отряд Общественных добровольческих дружин Кио-Ва-Кай.

24 февраля 1939 г. Маньчжоу-Ди-Го присоединилась к Антикоминтерновскому пакту, в который – напомним – входили Германия, Италия, Япония, Венгрия и Испания.
Первоначально это было «Японо-Германское соглашение по обороне от коммунизма», подписанное 25 ноября 1936 г. в Берлине.
Стороны взяли на себя обязательства «взаимно информировать друг друга относительно деятельности коммунистического “интернационала”, консультироваться по вопросу о принятии необходимых оборонительных мер и поддерживать тесное сотрудничество в деле осуществления этих мер», а также «совместно рекомендовать любому третьему государству, внутренней безопасности которого угрожает подрывная работа коммунистического “интернационала”, принять оборонительные меры в духе данного соглашения или присоединиться к нему».




Единственным эпизодом, когда русская военная эмиграция Маньчжурской Империи заметно проявила себя, были, пожалуй, бои в районе монгольской реки Халхин-Гол в мае-сентябре 1939 года, вызванные территориальными спорами между Маньчжоу-Ди-Го и Монгольской народной республикой. Японцы именуют это Номонганским инцидентом.



Непосредственное участие в этом принимали подразделения Бригады (или Отряда) «Асано» – вооруженного формирования Маньчжурской Императорской армии, сформированной из русских эмигрантов и названной по имени своего командира – майора (позднее полковника) японской Квантунской армии Асано Макото (1899–1945).


Отряд «Асано».

Решение объединить существовавшие с 1932 г. разрозненные военизированные русские эмигрантские отряды в единую воинскую часть было принято еще в 1936 г., однако государственный акт об этом Маньчжоу-Ди-Го был подписан Императором Пу И лишь 29 апреля 1938 г.
Поскольку до 1940 г. воинская служба для русских не была обязательна, первоначально Отряд комплектовался за счет добровольцев: представителей Монархического объединения, казачьей молодежи, членов учебной команды Российского фашистского союза, русских подразделений лесной полиции.
Отряд базировался рядом с железнодорожной станцией Сунгари II, в шестидесяти километрах от Харбина. Срок службы был три года. Общая численность составляла 800 человек. Военнослужащие носили форму армии Маньчжоу-Ди-Го.




Некоторые русские добровольцы совершали такие подвиги, что японские генералы и офицеры ставили их в пример своим воинам.
Ранним августовским утром 1939 г. шестьдесят русских кавалеристов из Отряда «Асано» сошлись в степи с таким же по численности монгольским разъездом. Рубились отчаянно. Монголов вырубили всех до единого, кроме командира, взятого в плен, и двух или трех сбежавших цириков. Потери русских кавалеристов составляли восемь раненых.




22 июля 1939 г. при налете советской авиации осколком бомбы был убит связист Отряда «Асано» унтер-офицер Михаил Натаров.


Михаил Александрович Натаров (18.2/3.3.1918–22.7.1939) – родился на станции Бухэдэу на западной линии КВЖД. В 1919 г. семья, в которой было еще три дочери, потеряла отца и существовала на заработки матери, служившей на железной дороге. Но вскоре скончалась и она. Михаил окончил с серебряной медалью I Харбинское реальное училище (1936), радиотехнические и радиотелеграфные курсы (1936). Поступив на службу в горно-лесную полицию Маньчжоу-Ди-Го, был командирован в 1937 г. в русское Военно-полицейское (юнкерское) училище на станции Ханьдаохэцзы. В 1937-1938 гг. участвовал в боях с китайскими партизанами. В марте 1939 г. был направлен в отряд «Асано» и определен там в отделение связи.

Торжественное похороны его прошли 27 августа 1939 г. в Харбине. Останки юноши везли на лафете, впереди вели коня. Отпевали в Свято-Никольском кафедральном соборе, в северо-восточной части ограды которого и состоялось погребение.


Похороны Михаила Натарова. К.В. Родзаевский (в центре) с соратниками из Российской фашистской партии.

Похороны прошли при большом стечении народа. Сослуживцев погибшего представлял начальник штаба, заместитель командира бригады «Асано» подполковник Гурген Наголян (1907–1974). В надгробных речах погибшего ставили в один ряд с участниками Белого движения и других борцов, отдавших свои жизни в борьбе с коммунизмом.


На этой фотографии из японского фотоальбома на эшелоне с захваченной в боях на Халхин-Голе советской бронетехникой надписи на русском языке, что свидетельствует о том, что демонстрация трофеев предназначалась для русских подданных Маньчжоу-Ди-Го.

«Героическая смерть, – сказал на церемонии председатель БРЭМ генерал В.А. Кислицын, – вознесла Натарова на недосягаемую высоту, сделала его национальным героем». В своей речи он предложил увековечить подвиг таких же, как Михаил Натаров, героев постройкой монумента всем русским, павшим в борьбе с коммунизмом, продемонстрировав тем самым, что «культ героизма является тем, что цементирует наше русское боевое единство и наше русско-ниппонское братство, освященное кровью павших» («Луч Азии». Харбин. 1939. № 8. С. 1).


Делегаты Маньчжоу-Ди-Го и Монгольской народной республики обсуждают пограничные споры вокруг реки Халхин-Гол и озера Буир.

В 1940 г. на деньги, собранные БРЭМом, на могиле М.А. Натарова установили памятник. Над плитой с портретом стоял крест с лампадой. Надпись гласила: «Юноше-герою Михаилу Натарову, погибшему в бою с силами коминтерна».


Встреча маньчжурской и монгольской делегаций после боев на Халхин-Голе.
Второй слева в первом ряду – заместитель председателя делегации Маньчжоу-Ди-Го генерал-лейтенант Императорской армии Маньчжурии Уржин Гармаев (1888–1947). Бурят, уроженец Нерчинского уезда Забайкальской области, в годы гражданской войны он был офицером 1-го Бурят-Монгольского полка у Атамана Семенова. Обосновавшись в 30 километрах к югу от Хайлара, пропагандировал идею создания единого панмонгольского государства. С образованием Маньчжоу-Го был назначен командующим силами безопасности Синъаня. Набрав бурят-монгольские части, охранял границу с СССР и МНР. Участвовал в боях на Халхин-Голе.


В том же 1940-м 7 ноября, в значимый для русских эмигрантов «день непримиримости», на Соборной площади Харбина, прямо напротив собора был заложен камень в основание будущего «Памятника героям, павшим в борьбе с Коминтерном».
Деньги на него были собраны в кратчайшие сроки и 8 июня 1941 г. состоялось его торжественное открытие.
Началось с Крестного хода, вышедшего из Никольского собора во главе с митрополитом Харбинским и Маньчжурским Мелетием (Заборовским, 1868–1946), архиепископом Нестором (Анисимовым, 1885–1962) и викариями Харбинской епархии: архиепископом Хайларским Димитрием (Вознесенским, 1871–1947) и епископом Цицикарским Ювеналием (Килиным, 1875–1958).
«По окончании молебна состоялась официальная церемония открытия памятника, начатая оглашением Начальником Главного Бюро [генералом В.А. Кислицыным] Граматы [sic!] следующего содержания:
“В день сегодняшнего торжества, в день открытия и освящения единственного в мiре по своей идее и своему значению памятника борцам с коминтерном, перед нашим мысленным взором проходят светлые образы тех, кто пал в борьбе с темными силами зла и подвиги которых увековечены сооружением этого памятника.
С глубочайшим благоговением мы склоняем наши головы перед священной Особой Е.И.В. Государя Императора Николая Александровича, Его Августейшей Супруги Государыни Императрицы Александры Федоровны, Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексея Николаевича, Августейшего Атамана всех казачьих войск, Великих Княжен: Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии Николаевен, умученных и убиенных за верность России в городе Екатеринбурге, Вел. Кн. Михаила Александровича, убиенного в городе Перми, Вел. Князей: Павла Александровича, Георгия Михайловича, Сергия Михайловича, Николая Михайловича, Вел. Княгини Елизаветы Феодоровны, Кн. Иоанна Константиновича, Константина Константиновича и Дмитрия Константиновича, убиенных в Петербурге и Алапаевске.
Мы свято чтим светлую память умученных иерархов и священнослужителей Православной Церкви и погибших вождей Белого Освободительного Движения – адмирала А.В. Колчака, ген. Л.Г. Корнилова, атамана А.И. Дутова, атамана А.М. Каледина, ген. М.В. Алексеева, ген. А.П. Кутепова, ген. бар. П.Н. Врангеля, ген. В.О. Каппеля, ген. Е.К. Миллера, ат. И.П. Калмыкова, ат. И.Н. Красильникова, ген. гр. Ф.А. Келлера, ген. Н.Н. Духонина, ат. Анненкова, всех генералов, адмиралов, офицеров, юнкеров, кадет, врачей, сестер милосердия, чиновников, унтер-офицеров, урядников, солдат, казаков и матросов Белых армий и флота, павших в борьбе за нашу родину – Россию и за торжество Правды и Добра во всем мiре.
Мы вспоминаем сегодня русского юношу-героя М. Натарова, жизнью своей заплатившего долг благодарности приютившей нас стране за всех нас.
Мы отдаем сегодня долг почитания памяти героев – ниппонцев пор. Уэда, пор. Сиотами, подпор. Сато, старших унтер-офицеров: Таканами, Кудо, Хагиока, Отани и Ичикава, мл. ун.-оф. Танака, ефрейторов Хамада и Сугизава, бомбардира Такесита, рядовых: Хирано, Ками, Симокане, Жузо, Сато, Хосои, Хирамацу и Абе, павших смертью храбрых в рядах Особого Маньчжурского Атамана Семенова отряда и кровью своей скрепивших узы боевой дружбы русских и ниппонских патриотов.
Мы молитвенно преклоняемся перед памятью всех борцов за идеалы Добра и Справедливости, павших в борьбе с темными силами зла, имена же их Ты, Господи, веси.
Вечная им слава, вечная память и вечный покой!”

[Неупоминание имени барона Унгерна в этом списке, зачитанном генералом В.А. Кислицыным, как известно хорошо лично знавшим и высоко ценившим Романа Федоровича, не случайно. Это, несомненно, плод политической обстановки, а, возможно, и личного отношения людей в то время весьма влиятельных. – С.Ф.]



Генерал В.А. Кислицын зачитывает Грамату на торжественном открытии «Памятника героям, павшим в борьбе с Коминтерном» на Соборной площади Харбина. 8 июня 1941 г.

Яркую речь произнес Начальник Военной Миссии генерал Янагита:
“Сегодня, пользуясь торжеством открытия памятника, воздвигнутого в честь павших за новый грядущий порядок, за возрождение Азии и единение обитающих в ней народов, я возношу им в лучший мiр свою молитвенную благодарность и перед их светлой памятью почтительно склоняю голову.
Мiр оказался в настоящий момент в полосе неопределенности и внезапных перемен. Европейская война, в своем неизбежном расширении, охватила Ближний Восток. Но в Восточной Азии, через расцвет и рост Ниппон и Маньчжоу-Ди-Го, неуклонно приближается к заветной цели дело установления новой, справедливой системы межгосударственных отношений.
Однако на пути к завершению этого гигантского труда, встретятся еще многие препятствия и затруднения. И для преодоления их потребуется объединенная и решительная воля многих наций.
В такой серьезный и ответственный момент власти и население Ниппонской и Маньчжурской Империй проявляют искреннее сочувствие российской эмиграции. Под широким флагом равноправия наций, являющегося основной идеей создания Маньчжоу-Ди-Го, власти устраивают настоящую торжественную церемонию, увековечивающую память павших.
Быть может, мы и запоздали в выполнении нашего святого долга перед погибшими, но никогда не поздно, что освещает значение создания Маньчжоу-Ди-Го и пропагандирует великую идею”хакко ичи-у” – мир под одной крышей.
Среди российских эмигрантов имеется много пионеров страны, которые вложили свои силы и энергию, много лет тому назад, в дело развития Сев. Маньчжурии. Они героически вступили в пределы дикой, пустынной страны, вливая свою кипучую энергию в строительство путей сообщения и промышленности и неся огни культуры в самые девственные и глухие углы.
Многие из них, преданно служа идеям Маньчжоу-Ди-Го, оказывали большие услуги молодому государству, даже жертвуя, ради его прогресса, своими жизнями.
Теперь, через десять лет после основания Маньчжурской Империи, на несокрушимом фундаменте покоится ее правовой порядок, растет хозяйство и крепнет государственная мощь. Одновременно с этим несравнимо поднялся и международный авторитет Империи среди других держав мiра.
В этом поразительном успехе, за столь короткий промежуток времени, немалую роль сыграли и российские эмигранты, нередко жертвовавшие своими жизнями для прогресса Азии и устроения жизни на справедливых принципах Ван-Дао и дружественного единения наций.
Благодаря этому, когда был поднят вопрос о постройке памятника, как власти, так и население, не делая различия в религии и национальности, оказали дружную поддержку этому делу.
В результате этого единения, мы являемся свидетелями сегодняшнего редкого торжества.
Белая башня памятника – земной символ доблести тех, в память кого он воздвигнут, и нам всем здесь присутствующим, он как будто указывает должный путь и как бы призывает еще бодрее и тверже стоять за свое святое дело.
Сегодняшняя церемония должна еще более ободрить нас и укрепить наши силы в борьбе за достижение великой цели – возрождения и обновления Азии. И тем, кто сложил свои жизни за новый грядущий порядок мiра, в светлую память кого построен этот величественный памятник, мы с глубоким волнением благодарности провозглашаем вечную славу и вечный покой”
» («Луч Азии». № 82. Харбин. 1941 г. С. 30-32).



В двух нишах этого памятника из светло-серого гранита с надписью «Героям, павшим в борьбе с коминтерном», были помещены изображения Архистратига Михаила, попирающего ногой диавола и Великомученика Георгия Победоносца, поражающего копьем змея.
Сразу же после начала советской оккупации, во второй половине августа 1945 г., памятник был снесен, а на его месте поставлен монумент погибшим советским солдатам, который стоит до сих пор.


Вскоре подобные памятники на собранные эмигрантами деньги были установлены и в других местах Маньчжурии: в Синьцзине, Хайларе и других городах. Их регулярно посещали в т.н. «дни непримиримости»: 7 ноября (большевицкого переворота 1917 г.) и 17 июля (день цареубийства).
Ежегодно в день гибели М.А. Натарова (22 июля) на его могиле служили панихиды в присутствии представителей русской эмигрантского администрации, учащихся и резервистов.



Молебен на соборной площади в «День Антикоминтерна».

Не был забыт юноша и властями. В октябре 1942 г. Михаила Натарова посмертно наградили японским орденом «Восходящего Солнца» 8-й степени, а декабре 1943 г. – медалью Маньчжоу-Ди-Го «Военный пограничный инцидент».


Медаль «Военный пограничный инцидент» была учреждена Императорским эдиктом № 310 от 5 ноября 1940 г в память о боях с монгольскими и советскими войсками на Халкин-Голе в период с мая по сентябрь 1939 года. Ею было награждено от 75 до 100 тысяч человек.

Обе награды были вручены ближайшей родственнице погибшего – старшей его сестре Людмиле Александровне Котеговой-Македонской. Торжественную церемонию 16 декабря 1943 г. провел новый начальник БРЭМ генерал Л.Ф. Власьевский. В своей краткой речи он заявил, что «герой Михаил Натаров будет всегда служить примером для российской эмигрантской молодежи».


Продолжение следует.
Tags: Атаман Г.М. Семенов, Барон Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг, Коминтерн, Царственные Мученики
Subscribe

  • ЦАРСКИЕ МОЩИ: МАТЕРИАЛЫ (22)

    «Синяя шкатулка» и «брюссельские мощи» (продолжение) Сохранилось уникальное свидетельство о пребывании Царских мощей в Храме-Памятнике…

  • «МЫ ЗДЕСЬ РЕШАЛИ»!

    «…Мой приезд в Москву выпал уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со Свердловым я спросил мимоходом: – Да. а где царь? – Кончено, –…

  • МОНАРХИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ БАРОНА УНГЕРНА (39)

    Логотип Азиатской конной дивизии: Двуглавый Орел Российской Империи и Соёмбо (с луной, солнцем и тройным языком пламени) – древний символ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • ЦАРСКИЕ МОЩИ: МАТЕРИАЛЫ (22)

    «Синяя шкатулка» и «брюссельские мощи» (продолжение) Сохранилось уникальное свидетельство о пребывании Царских мощей в Храме-Памятнике…

  • «МЫ ЗДЕСЬ РЕШАЛИ»!

    «…Мой приезд в Москву выпал уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со Свердловым я спросил мимоходом: – Да. а где царь? – Кончено, –…

  • МОНАРХИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ БАРОНА УНГЕРНА (39)

    Логотип Азиатской конной дивизии: Двуглавый Орел Российской Империи и Соёмбо (с луной, солнцем и тройным языком пламени) – древний символ…