sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

МОНАРХИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ БАРОНА УНГЕРНА (36)


Логотип Азиатской конной дивизии: Двуглавый Орел Российской Империи и Соёмбо (с луной, солнцем и тройным языком пламени) – древний символ монгольского народа, ставший гербом Монголии после объявления в 1911 г. независимости.


К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА



Наследие: Китай (продолжение)


Образование союзного Японии Маньчжурского государства, положившее конец описанным нами ранее разбойным набегам советских карательных отрядов и, одновременно, являвшееся серьезным препятствием для продвижения с юга созданной усилиями Коминтерна китайской коммунистической армии, поставило Красную Москву на первых порах в затруднительное положение.
Однако там вскоре пришли в себя и попытались зайти с другой стороны. «…СССР, – писал об этой новой тактике генерал Г.М. Семенов, – спровоцировал Китай на конфликт с Японией, чтобы использовать его в борьбе с так называемой японской экспансией на путях ее континентальной политики. Цели ясны и заключаются в том, чтобы за спиной Китая спрятать свое подлинное лицо и руками китайцев начать неизбежную борьбу против Японии… […] К счастью, расчеты СССР в данном случае оказались ошибочными и Япония сама начала борьбу с красным влиянием в Китае…» (Атаман Семенов «О себе. Воспоминания, мысли и выводы». М. 1999. С. 281).



Солдаты Маньчжурской Императорской армии. Открытка.

Действительно, и в Синьцзине и в Токио прекрасно отдавали себе отчет в том, что в скором времени давление, пусть и в иных формах, не только продолжится, но еще и усилится; а потому, пользуясь временной передышкой, старались подготовиться, как к отражению открытой внешней атаки, так и к изнурительной борьбе с гораздо более опасным и коварным внутренним врагом – адептами коммунистических идей и завербованными советской разведкой собственными подданными, в том числе и попавшимися на удочку усиленно пропагандируемого красными, начиная с 1930-х годов, русского псевдопатриотизма.


Железнодорожный вокзал в Синьцзине. Параллельные русские надписи на государственных и частных учреждениях, в том числе и в магазинах, были обычным делом не только в Харбине, но и в других городах Маньчжурской Империи, включая столицу.

Как мы уже писали, 25 июля 1932 г. в Маньчжурии было создано «Общество мирного сотрудничества народов Маньчжурской Империи» (по-японски «Кио-Ва-Кай», по-китайски «Сэ-сэ-хуэй»), главной задачей которого, согласно принятой в тот же день декларации, должна была стать «помощь Ниппон в борьбе с англо-саксонским мiром и агрессией Коминтерна».
Насчитывавшее в начале 1930-х в своих рядах чуть более 275 тысяч человек, к началу 1940-х Общество увеличило число своих членов до одного миллиона 137 тысяч.



«Великая Маньчжурская Империя. К десятилетнему юбилею. Харбин. 1942.

Раньше, да порой еще и теперь, у нас о нем пишут как о «фашистской» организации, что является калькой советского пропагандистского мифа, проще говоря, – ложью.
И Маньчжурия, и Япония были, как известно, Монархиями, каждая со своей собственной Династией. В основе же Маньчжурской Империи лежала идея гармонии и единства народов, ее населявших, что собственно и должно было проводить в жизнь то самое общество «Согласие». Таким образом, ни о какой национальной исключительности даже и речи не могло идти.



«Наш Путь». Харбин. 1937. Март.

Декларация провозглашала «проведение в жизнь мероприятий по уничтожению и искоренению остатков господствующей военной власти предшествующего [китайского] правительства; поднятие в государстве сельского хозяйства и промышленности в целях обезпечения мирной жизни, труда и благополучия населения страны; ликвидация влияния коммунистической пропаганды и капиталистической системы; […] воспитание у населения чувства уважения к различным религиям и верованиям, поднятие духа мирного сотрудничества, развитие дружественных отношений с другими нациями и государствами».


Журнал «Казачество в Азии» (Общеказачья станица в Маньчжоу-Ди-Го. Харбин, 1934). «Харбин в зеркале прессы. Ежегодник Объединения русских журналистов Маньчжоу-Ди-Го» (1937-1939).

Чувствуя нерв времени и верно оценивая свое недавнее прошлое, в Маньчжоу-Ди-Го ясно понимали, откуда исходит угроза. Потому «Согласие», являясь единственной официально признанной политической организацией Империи, было и антикоммунистической и антисоветской, и антикоминтерновской, но никак, разумеется, не антирусской.
Составляя, как мы уже писали, значительную часть подданных Маньчжурского Императора, русские, хотя на первых порах и не входили в число пяти основных народов, всё же составляли значительную часть населения страны, а кроме того лучше других знали ужасы красной власти, больше кого бы то ни было пострадали от нее, даже уже здесь, находясь вне официальных границ подсоветской России.




Определенный осадок, правда, оставляла высокая инфильтрация советской агентурой (ее сеть в Маньчжурии была одной из самых мощных) русской эмиграции, включая, к сожалению, и ее белогвардейскую часть. То и дело случавшиеся громкие разоблачения отравляли общую атмосферу ядом недоверия.
Последние обстоятельства, вероятно, вызвали к жизни политику и более тесного вовлечения русской части подданных в государственное строительство Маньчжурии, в том числе и через общество «Согласие».
В 1936 г. там даже создали особый отдел с русскими сотрудниками. Одновременно в Трехречье и в Хайларе, являвшимися также центрами русской эмиграции, в штабы «Согласия» были включены российские эмигранты.



Группа слушателей Харбинских высших курсов общества «Согласие» по воспитанию российской эмигрантской молодежи.

Эта активизация совсем не случайно совпала с усилением антикоминтерновской деятельности организации. В декабре 1936-го Общество выпустило специальную декларацию «О борьбе с Коминтерном». Ею предписывалось проводить регулярные мероприятия: конкурсы на лучшие антикоммунистические лозунги и плакаты, разнообразные собрания протеста против акций Коминтерна в Восточном полушарии, недели публичного разоблачения коммунизма. Среди лозунгов были: «Смерть коммунизма – возрождение России», «Коммунизм умрет – Россия будет жить», «Из Москвы – разрушение, из Токио – возрождение».


Участники антикоминтерновской акции в Харбине.

В 1938 г. в рамках «Согласия» был создан Национальный русский совет, возглавил который известный своими антимасонскими исследованиями монархист Василий Федорович Иванов (1885–1944). К нему отошел основанный еще в 1934 г. в Харбине ежемесячный журнал «Луч Азии», который должен был стать трибуной для всех народов Маньчжоу-Ди-Го.


«Сборник Кио-Ва-Кай» выходил в Харбине в 1938-1945 гг. До этого выходил под названием «Свет с Востока» (Харбин, 1936-1938).
Двухнедельный журнал «Луч Азии» (Харбин, 1934-1945).


28 декабря 1934 г., указом Правительства Маньчжоу-Ди-Го, была создана одна из важнейших русских организаций на Дальнем Востоке – Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской Империи (БРЭМ).
Председателями его были: генерал-лейтенант Вениамин Вениаминович Рычков (1867–1935); с 1935 г. – генерал-лейтенант Алексей Проклович Бакшеев (1873–1946); с марта 1938 г. в течение недолгого времени – Константин Владимiрович Родзаевский (1907–1946); с 1938 г. – генерал-майор Владимiр Александрович Кислицын (1883–1944); с мая 1944 г. по август 1945 г. – генерал-лейтенант Лев Филиппович Власьевский (1884–1946).
В годы Великой войны генералы Бакшеев и Кислицын были удостоены орденов Св. Георгия 4-й степени, а тот же Бакшеев и Рычков были награждены Георгиевским оружием. Лишь Рычков и Кислицын умерли своей смертью. Генералы А.П. Бакшеев и Л.Ф. Власьевский, а также К.В. Родзаевский в 1946 г. были расстреляны в Москве.



Банкет по случаю учреждения БРЭМ. Харбин. Декабрь 1934 г.
Сидит четвертый справа: генерал-лейтенант Л.Ф. Власьевский – последний председатель Бюро.
Сидит второй справа: К.В. Родзаевский – начальник 2-го (культурно-просветительского) отдела БРЭМ, генеральный секретарь Всероссийской фашистской партии (1931-1943). Арестовывался японцами по подозрению в связях с советскими органами безопасности. В августе 1945 г. покинул Харбин. Обосновавшись в Шанхае, вел переговоры с НКВД о возвращении в СССР. Расстрелян в Москве.
Справа от генерал Власьевского – помощник начальника Японской военной миссии майор Сюн Акикуса (1894–1949), с 1943 г. генерал-майор. Приговоренный в Москве к 25 годам лишения свободы, скончался во Владимiрском централе.


Одним из деяний, к которым было причастно Бюро, являлось строительство Часовни-памятника Венценосным Мученикам – Императору Всероссийскому Николаю II и Королю Югославии Александру I Карагеоргиевичу, воздвигнутой в ограде Дома Милосердия в Харбине. Инициатор ее постройки, архиепископ Нестор Камчатский называл ее «елеем русского покаяния и скорби».
Среди почетных ее строителей были атаман Г.М. Семенов и генерал-лейтенант А.П. Бакшеев, в то время заместитель председателя БРЭМ. В строительном комитете состояли: бывший его вице-председателем, глава БРЭМ генерал-лейтенант В.В. Рычков и К.В. Родзаевский, начальник 2-го отдела Бюро.
Подробно история строительства изложена в нашей книге: С.В. Фомин «Апостол Камчатки. Митрополит Нестор (Анисимов)». М. 2004.



«Антикоминтерновский значок». Нагрудный знак БРЭМ.

Закладка Часовни-памятники произошла 6/19 мая 1935 г. в день рождения Царя-Мученика, а торжественное освящение – 4/17 мая 1936 г.
«Из церкви крестным ходом с хоругвями и иконами, – описывал это событие очевидец, – вышло духовенство. Архиепископ Нестор обратился к народу со словом, в котором указал на святость мученического подвига убиенных Государей. После слова архиепископа Нестора главный представитель атамана Семенова в Маньчжурской Империи генерал Л.Ф. Власьевский вместе с заместителем председателя Бюро по делам Российских эмигрантов генералом А.П. Бакшеевым вручили для часовни великолепную художественную золоченую хоругвь с изображениями св. Николая Чудотворца и Кн. Александра Невского. Секретарь Бюро В.Л. Сергеев зачитал грамоту, преисполненную высоких патриотических чувств. С благоговением были приняты Архиепископом хоругвь и грамота, которые отныне хранятся в часовне, как знаки духовного единения всех русских изгнанников в едином почитании имени Мучеников Государей.
По окончании торжественного акта передачи хоругви и грамоты начался молебен освящения часовни. В конце молебна мощно прозвучала “Вечная память” Государям-Мученикам, и оркестр Реального училища исполнил траурную мелодию “Коль славен”.
За поминальной трапезой в зале Дома Милосердия архиепископ Нестор провозгласил здравицу за Императора Ниппона, Императора Маньчжудиго, Короля Югославии и Российский Царственный Дом. Оркестр исполнил Ниппонский, Маньчжурский, Югославянский и Русский национальные гимны. […]
Начальник Ниппонской морской миссии кап[итан] Куроки принес поздравление от имени ниппонских гостей архиепископу Нестору, указав на то, как глубоко понимает ниппонский народ скорбные чувства русских, страдающих из-за преданности убиенному Государю. […]
В 4 час[а] веч[ера] в тот же день архиепископом Нестором совместно со всем духовенством Дома Милосердия совершена была первая панихида в часовне» («Освящение Часовни-памятника» // «Луч Азии». Харбин. 1936. Май. С. 19-20).



Часовня-памятник Венценосным Мученикам в Харбине была первым и долгое время единственным сооружением такого рода в мiре. После войны, с установлением коммунистической власти в Китае, ее закрыли, обезобразили и разграбили, а в годы «культурной революции» уничтожили. В настоящее время на ее месте стоит семиэтажный жилой дом.

Заметную роль начинал играть и сформированный 29 ноября 1936 г. в Тяньцзине «Российский сектор мiрового антикоммунистического фронта». Произошло это ровно четыре дня спустя после подписания в Берлине японо-германского соглашения – т.н. Антикоминтерновского пакта. Вскоре эта организация получила новое имя – Русский антикоммунистический комитет. Председателем его был убежденный монархист, есаул Амурского казачьего войска Евлампий Николаевич Пастухин (1894–1945), выпускавший в Тяньцзине газету «Возрождение Азии».


«Наш Путь». Харбин. 1937. Февраль.
Благотворительные марки, выпущенные Фондом противокоммунистической борьбы Всероссийской фашистской партии. Все средства, вырученные от их продажи, предназначались на свержение коммунистического режима в СССР.


9 октября 1938 г., после открытия нескольких региональных отделений организация вновь сменила название: стала называться Центральным антикоммунистическим комитетом. Вскоре он объявил о начале регистрации русских эмигрантов с тем, чтобы взять на учет всех бывших военнослужащих, из которых вскоре были сформированы офицерская и солдатская роты, казачья сводная сотня, сводный эскадрон и батарея. Все записанные должны были собираться дважды в неделю по вечерам на учебу.


Русские курсанты Кио-Ва-Кай в строю. Харбин.

С призывами сплотиться вокруг Антикоммунистического комитета и готовиться в союзе с Японией к войне с коммунистами не раз публично выступал архиепископ Пекинский и Китайский Виктор (Святин), являвшийся председателем Антикоминтерновского союза Северного Китая: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/296596.html


Знак-орден «Возрождение Азии», учрежденный Центральным антикоммунистическим комитетом, имел три степени, отличающиеся цветом окружающей каймы. Первой было награждено восемь человек, второй – сорок, третьей – свыше двухсот.

В знак признания особых заслуг Владыка был награжден этим Комитетом орденом «Возрождения Азии». Центральным изображением на нем был белый меч, пронзающий красную звезду.


Продолжение следует.
Tags: Атаман Г.М. Семенов, Барон Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг, Коминтерн
Subscribe

  • ТАЙВАНЬ: СОСТОЯВШИЙСЯ КИТАЙСКИЙ КРЫМ

    CARTHAGO DELENDA EST «Западный мiр, хотите вы или не хотите это признать, потерял за последние семьдесят лет так много, уступил так…

  • ВЕНОК БАРОНУ (12, окончание)

    К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА Дмитрий РЕВЯКИН ПРИКАЗ № 15 Я не знаю, что со мной творится: Сумерки эпох дрожат зеркально, Как…

  • ВЕНОК БАРОНУ (11)

    К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА Дмитрий РЕВЯКИН ВЕЧНОЕ НЕБО Пелись в глазах, смерть да любовь, Пощады не жди. В гибельный звон…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • ТАЙВАНЬ: СОСТОЯВШИЙСЯ КИТАЙСКИЙ КРЫМ

    CARTHAGO DELENDA EST «Западный мiр, хотите вы или не хотите это признать, потерял за последние семьдесят лет так много, уступил так…

  • ВЕНОК БАРОНУ (12, окончание)

    К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА Дмитрий РЕВЯКИН ПРИКАЗ № 15 Я не знаю, что со мной творится: Сумерки эпох дрожат зеркально, Как…

  • ВЕНОК БАРОНУ (11)

    К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА Дмитрий РЕВЯКИН ВЕЧНОЕ НЕБО Пелись в глазах, смерть да любовь, Пощады не жди. В гибельный звон…