sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

МОНАРХИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ БАРОНА УНГЕРНА (30)


Логотип Азиатской конной дивизии: Двуглавый Орел Российской Империи и Соёмбо (с луной, солнцем и тройным языком пламени) – древний символ монгольского народа, ставший гербом Монголии после объявления в 1911 г. независимости.



К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА



Наследие: Восток


Почти сразу же после включения Монголии в советскую сферу влияния для тех, кто более или менее внимательно следил за ситуацией, стало ясно, что этого красным экспансионистам было явно мало, что цели преследовались иные и вскоре последуют новые поползновения.
Ивану Павловичу Якобию (1879–1964), находившемуся после большевицкого переворота в эмиграции в Европе русскому историку и публицисту (https://ruskline.ru/monitoring_smi/2005/02/24/o_trusosti_izmene_i_obmane/), автору знаменитой книги «Император Николай II и революция» (1938), эти перспективы виделись следующим образом:
«…Будучи интернационалистами в Европе, – большевики явились на Востоке проповедниками самого непримиримого национализма цветных рас. […] Большевицкие агенты просачиваются через сухопутные границы, с чемоданами, набитыми рублями и литературой по “национальному самоопределению”…»
Разумеется, «не ради освобождения азиатских народов большевики работают и сыпят червонцами, а для того, чтобы под железной ферулой III Интернационала бросить это громадное сорганизованное стадо на “буржуазную” Европу. Какая доблесть, какие технические силы смогут остановить этот человеческий поток, который польется из неисчерпаемых азиатских хлябей? Ведь одни народы желтой расы, совместно с Индией составляют около одного миллиарда населения!» (П. Якобий «Сдвиги Азии» // «Двуглавый Орел». № 1. Париж. 1/14.12.1926. С. 23, 27).
Чем-то это напоминало проект барона Унгерна:
Буряты, монголы, казаки –
На запад, на запад, на запад…

…пусть и на иных основах, с другими целями и в противоположном направлении: на Юг и на Восток!
Кому-то идеи Барона и сегодня кажутся фантастическими и сумасбродными. О коминтерновском же натиске и вообще постарались забыть…
«Следует заметить, – пишет воронежский историк С.В. Хатунцев, – что эти прожекты, кажущиеся сейчас несбыточными, в первой половине XX века абсолютно фантастическими не являлись: обстановка, сложившаяся во Внутренней Азии после крушения Китайской и Российской Империй, благоприятствовала осуществлению самых невероятных геополитических комбинаций»: https://archipelag.ru/geopolitics/osnovi/prospect/buddhist/



Николай Рерих. «Восставший (Сон Востока)». 1920 г. Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха (Москва).

«С ортодоксальной сектантской коммунистической точки зрения, – полагал барон Юлиус Эвола, – Россия имела значение исключительно как территория, на которой восторжествовала мiровая революция четвертого сословия и пригодная для подготовки дальнейшего ее распространения по всему мiру. Русскому народу, наряду с мистикой общины, всегда было присуще смутное стремление к мессианству: он считал себя народом-богоносцем, на который возложено дело всемiрного спасения. Взяв эту идею, большевики извратили ее и переложили на язык марксистской терминологии. Бога сменил земной коллективизированный человек, а “народ-богоносец” превратился в орудие всемiрной победы пролетарской революции. […] …И по сей день СССР считает не только своим правом, но и обязанностью вмешиваться по всему мiру в дела других стран с целью поддержки коммунистических режимов» (Юлиус Эвола «Восстание против современного мiра». М. 2016. С. 450).
Словом, большевики «…получил в свое распоряжение один из величайших мiровых центров власти, который одновременно стал центром организации как подпольных, так и открытых действий, направленных на подстрекательство интернациональных масс и цветных народов» (Там же. С. 451).
Слова эти подтверждал и человек живший в описываемое время в Китае, хорошо знакомый с деятельностью Коминтерна, сам немало претерпевший от этого. Его политика, писал он, «как внешняя, так и внутренняя, направлена на создание всевозможных затруднений везде, куда удалось проникнуть его агентам, во имя конечного торжества коммунизма и захвата власти над народами всего мiра» (Атаман Семенов «О себе. Воспоминания, мысли и выводы». М. 1999. С. 284).



Николай Рерих. «Явление срока» (Гора Ленина). Проект наддверной фрески. 1927 г. Нижегородский государственный художественный музей.

Вот как в связи с Красным проектом описывает разворачивавшиеся в 1921 г. в Азии события современный ученый-тибетолог: «Овладев Ургой, Красная Армия осенью 1921 г. стремительно двинулась на юго-запад, в глубь Центральной Азии, в Синьцзян (Китайский Туркестан), преследуя остатки разгромленных унгерновских и других белогвардейских отрядов. Вполне естественно, что в поле зрения советских военных попал и соседний с Синьцзяном Тибет. Еще в 1920-м Унгерн пытался установить связь с Лхасой, послав делегацию к Далай-ламе. В 1921 г., при отступлении его отрядов из Урги, он строил планы повести свою Азиатскую дивизию в Тибет и поступить к Далай-ламе на службу. Осенью 1921 г. группа унгерновских офицеров отправилась через Гоби в Тибет в надежде проникнуть оттуда в Индию, что некоторым из них и удалось» (А.И. Андреев «Время Шамбалы. Оккультизм, наука и политика в советской России». СПб.-М. 2004. С. 249-250, 254).
Как мы уже отмечали (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/498634.html), уход Барона в Тибет был отражен в популярном в эмиграции романе генерала П.Н. Краснова «За чертополохом» (1921).
Основывалось это не а одних лишь домыслах и слухах. «Запоздалое желание Р.Ф. Унгерна уйти в Тибет, – считает автор его научной биографии востоковед С.Л. Кузьмин, – подтверждается […] мемуарами. В той ситуации это было наиболее логичное решение (подробнее см.: Кузьмин-2004) – тем более что сам Далай-лама в свое время вел с Царским правительством переговоры о помощи России Тибету и, в частности, просил прислать вооруженный конвой (Козлов П.К. 2004. Тибет и Далай-лама. М.: КМК)» (Кузьмин-2004-2. С. 325-326).
Тибет, как мы уже отмечали ранее, также был одной из целей большевиков и коминтерновцев.
«…6 июля 1921 г., – пишет А.И. Андреев, – свой проект тибетской экспедиции подал Г.В. Чичерину и Б.З. Шумяцкий, приехавший в Москву для участия в 3-ем конгрессе Коминтерна. […] Предложения Б.З. Шумяцкого, очевидно, и легли в основу окончательного сценария экспедиции. […]
…Предстояло непосредственно общаться с самим Далай-ламой и членами его правительства. Эту непростую роль согласился сыграть В.А. Хомутников (настоящее имя Василий Кикеев, 1891–1945). Командир Калмыцкого кавалерийского полка Юго-Восточного и Кавказского фронтов, он вместе с группой молодых командиров-калмыков был направлен Реввоенсоветом Республики (РВСР) с “интернациональной миссией” в Монголию в январе 1921 г. Принимал участие в советско-монгольском походе на Ургу, а после победы “народной революции” занимался формированием кавалерийских частей Монгольской народно-революционной армии. […]



В.А. Хомутников (слева) и Б.X. Кануков – советский военный советник разведотдела Монгольской народной армии, «инструктор по ликвидации Джа-ламы» (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/510729.html). Элиста. Начало 1920-х гг.

Во второй половине 1921 г. советская дипломатия сосредоточила свои усилия уже на дальневосточном и центральноазиатском направлениях. В центре внимания Москвы оказываются Китай и его бывшие “внешние территории” – Монголия, Синьцзян и Тибет. […]
Осенью 1921 г. в Пекин направляется миссия во главе с А.К. Пайкесом для переговоров об установлении дипломатических отношений между Советской Россией и Китаем (прибыла в китайскую столицу в середине декабря.) В то же время делались попытки завязать контакты с вождем Синьхайской революции и основателем партии гоминьдан, Сунь Ятсеном, провозглашенным чрезвычайным президентом Южного Китая. […]
Наконец, в октябре 1921 г. в Москву прибыла чрезвычайная монгольская миссия, которая 5 ноября подписала договор с советским правительством. В этом контексте секретная тибетская экспедиция В.А. Хомутникова являлась продолжением советской политики в регионе. […]
Экспедиция Ямпилона-Хомутникова после долгих сборов выступила из Урги 13 сентября 1921 г. […] Советская экспедиция достигла столицы Тибета 9 апреля 1922 г. […]
Что касается Красной России, то владыка Тибета испытывал к ней явно двойственные чувства. С одной стороны, его пугали рассказы о гонениях большевиков на “желтую веру”. Незадолго до приезда экспедиции он получил письмо от Ургинского Хутухты, в котором тот писал, что Советы, уничтожив свои храмы и священные книги, добрались, наконец, и до Монголии и при содействии Монгольской революционной партии сместили его с престола. В результате Далай-лама распорядился, по просьбе Хутухты, служить в тибетских храмах особые молебны об уничтожении врагов буддийской веры. С другой стороны, под влиянием бесед с В.А. Хомутниковым его отношение к “красным русским” стало заметно меняться. […]
Экспедиция В.А. Хомутникова пробыла в Лхасе 3 недели, до 1 мая 1922 г. Обратно в Россию она возвращалась другим, более коротким сухопутно-морским путем, через Индию и Китай. По дороге заехали в монастырь Ташил-хумпо в Южном Тибете, чтобы поклониться Панчен-ламе, второму по значению лицу после Далай-ламы. “Я представится ему, не говоря кто я такой”, – пишет в отчете В.А. Хомутников. […]
Немало поволноваться советским эмиссарам пришлось в Индии. В Дарджилинге за ними увязались полицейские, сопровождавшие их в поезде до самой Калькутты. “Чтобы не было подозрений, мы захватили большое количество духовных книг, как это обычно делается ламами-паломниками”, – сообщал В.А. Хомутников» (А.И. Андреев «Время Шамбалы. Оккультизм, наука и политика в советской России». С. 252-254, 256-258, 259-261).
Тем временем советский режим подавал себя (всегда это умели) самым невинным образом. Г.В. Чичерин в интервью корреспонденту газеты «Юманите» 24 июля 1921 г., характеризуя «восточную политику» Советской России, подчеркивал: «…Нашему методу чужды тайные происки и дипломатические интриги. […] Когда народы Востока пробуждаются к новой жизни, Англия приписывает этот факт нашим эмиссарам. Мы весьма охотно обязались не посылать тайных эмиссаров, т.к. мы знаем, что полное отсутствие в нашей политике всякой империалистической идеи является единственным и действительным источником потрясений, наблюдаемых в странах Востока» (Г.В. Чичерин «Статьи и речи по вопросам международной политики». М. 1961. С. 193).



М.И. Калинин, Г.В. Чичерин и А.С. Енукидзе во время приема монгольской делегации. Москва. 1925 г.

«В будущем, – пишет современный исследователь, – как это представляли себе “архитекторы мiрового пожара”, в Центральной Азии планировалось создать новое государство. Целую восточную федерацию, которая объединила бы в себе огромные территории с преимущественно монгольским народом и близкими ему тибетцами, жителями Западного Китая Государственность здесь должна была основываться и на религиозном признаке. Большинство жителей были бы буддистами. Федерация включила бы в себя территорию от русского Байкала, Бурят-Монгольскую республику, Внешнюю, Внутреннюю Монголию, Туву, Баргу, Западный Китай с Кашгаром и, наконец, все области Тибета вплоть до границ с Британской Индией. Такая идея когда-то была высказана бароном Унгерном […] Возможность создания такого общемонгольского государства показалась стратегам ОГПУ и Коминтерна весьма заманчивой» (О.А. Шишкин «Путь в Шамбалу. Битва за Гималаи». М. 2003. С. 87).
Время от времени в беседах с политически им близкими влиятельными иностранцами они зондировали почву.
Известно, к примеру, что один из создателей японской компартии, член Исполкома Коминтерна Сэн Катаяма, посетив Улан-Батор заявил в разговоре с советским полпредом Васильевым: «Идея воссоединения всех монгольских племен в одну самостоятельную федеративную республику, с ближайшим курсом на советизацию и с отделенной перспективой вхождения в СССР […] кажется […] прекрасной идеей» (Там же. С. 245).
Всё это свидетельствовало о том, что приходящую в себя после коминтерновской атаки Европу (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/240714.html) подстерегала другая не менее грозная опасность – «громадное обходное движение в Азии».
Обрисуем ее, опираясь на две статьи И.П. Якобия: уже цитировавшуюся нами «Сдвиги Азии» и еще одну – «Сполохи на Востоке», появившиеся в выходившем в то время в Париже монархическом журнале «Двуглавый Орел» (первая – в декабре 1926 г., вторая – в январе следующего).
Роль большевиков в разжигании пожара в Азии, по мнению Ивана Павловича, не умалялась даже тем в общем-то весьма важным обстоятельством, что «в советской власти восточные народы видят лишь временного союзника против общего врага, как то же видели в коммунизме немцы в 1917 году».
«…Против порядка подняты слепые народные массы, обманутые ложными лозунгами узкого, варварского национализма».
«Искры брошены по всей Азии, и пожары безпрерывно вспыхивают то здесь, то там».
«Остро-национальное брожение происходит во всем мусульманском мiре».
Индия. «Молодые индусы ездят учиться в Европу и возвращаются оттуда с той внешней культурой, которая необходима для организационной работы».
«…Один из ключей к Индии – Афганистан, уже находится в сфере прямого влияния иудо-большевицких советов».
«Резня на Яве, бунт на Суматре».
«Какая упорная, настойчивая пропаганда, – замечает И.П. Якобий, – потребовалась для того, чтобы поднять на убийства и бунт это мирное, ленивое и спокойное малайское население!»
Уровень же понимания тамошними обитателями событий в далекой России вряд ли сильно превосходил услышанное в конце 1927 г. от губернатора в Нагчу в предгорьях Тибета Н.К Рерихом: «Жил человек Ненин, который не любил Белого царя. Ненин взял пистолет и застрелил царя, а азтем влез на высокое дерево и заявил всем, что обычаи будут красными и церкви должны быть закрыты. Но была женщина, сестра царя, знавшая и красные и белые обычаи. Она взяла пистолет и застрелила Ненина» (Н.К. Рерих «Избранное». М. 1979. С. 138-139).



«Ленин и Восток». Рисунок В.С. Орлова. Журнал «Новый Восток», издававшийся в Москве в 1922-1930 гг. Научной ассоциацией востоковедов при ЦИК СССР. 1924 г.

Особое значение для большевиков играл Китай. «Китайская национальная революция есть тыл СССР», – заявлял Н.А. Бухарин.
(Не забудем, что современный Красный Китай – один из самых серьезных нынешних вызовов – детище большевиков-коминтерновцев, пусть со временем и вышедшее из-под контроля своих отцов-основателей и даже обратившееся против них.)
Продолжим, однако, выписки из статей И.П. Якобия:
«…В Китае большевики выдают себя за освободителей китайцев от угнетения злостных империалистов европейцев, американцев и японцев».
«Наступление Москвы в Китае, – писал французский ученый Legendre в газете “Matin”, – было столь же счастливым и настойчивым, сколь и мощным».
«Москва опирается в Китае на южных националистов партии Гоминьдан […] Кантонская “национальная” армия, под командованием генерала Чан Кайши, фактически управляется штабом красных офицеров из Москвы…»
«Цель красных – завладение Шанхаем…»
«…Мы присутствуем при странном зрелище: выполнение исторической задачи, которая пока оказывается не под силу великим державам, берет на себя дружина доблестных русских людей, заброшенных судьбой-мачехой на край Азии. На защиту опоры Европы в Китае – города Шанхая двинута пятитысячная дивизия русского генерала Нечаева».
«…На дальних китайских равнинах русские герои “полягут костьми”, спасая Европу от полчищ ослепленных иудо-большевизмом азиатов».
«Там, в Китае, – писал Иван Павлович, – где настоящая Россия представлена не дипломатами, а воинами, выковываются ныне будущие судьбы мiра. […] Слава доблестным сынам Родины, творящим в Китае великое русское национальное дело».



Шанхайский Русский полк.

Для современного русского читателя то, о чем писал И.П. Якобий, – малоизвестная страница истории. Дело в том, что после гражданской войны на территории Китая одних русских офицеров оказалось не менее пяти тысяч человек. В ходе нестроений в самом Китае русские части зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. Это привело к объявлению мобилизаций русских военных эмигрантов, нередко даже «под угрозой высылки в Совдепию» (С.В. Волков «Трагедия русского офицерства». М. 1999. С. 281, 282).


Продолжение следует.
Tags: julius evola, Атаман Г.М. Семенов, Барон Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг, Коминтерн, Ленин, Н.К. Рерих
Subscribe

  • ЦАРСКИЕ МОЩИ: МАТЕРИАЛЫ (23, окончание)

    «Синяя шкатулка» и «брюссельские мощи» (окончание) «…Храм в 1938 году уже стоял, как сейчас, – вспоминает помнящая всё, что здесь…

  • ЦАРСКИЕ МОЩИ: МАТЕРИАЛЫ (20)

    «Синяя шкатулка» и «брюссельские мощи» (начало) Мнение, кто так или иначе занимался судьбой «синей шкатулки», находившейся среди…

  • ВЕНОК БАРОНУ (1)

    К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА БАРОНА УНГЕРНА Завершая нашу публикацию о бароне Р.Ф. фон Унгерн-Штернберге, предлагаем подборку стихов, ему…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments