sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Categories:

РОССIЙСКАЯ ИМПЕРIЯ и||und DEUTCHES REICH (74)




Поход на Версаль (продолжение)


Особого разговора заслуживает боевое сотрудничество русских и немецких добровольцев, не забудем: после четырех лет кровавой борьбы на полях Великой войны!. (Над освещением этой, почти неведомой, страницы нашей истории в последние годы немало потрудился исследователь В.В. Акунов.)
Еще в 1918 г., опасаясь большевицкого нашествия, различные круги Прибалтики обратили свои взоры на подразделения Германской армии, единственную реальную силу, которая могла бы остановить красное нашествие.




В ноябре 1918 г. Балтийский национальный комитет вступил в переговоры с Германским верховным командованием о возможности найма германских добровольцев для защиты Балтии (Baltenland). Предусматривалось, что каждый доброволец, подписавший контракт, по которому он должен был нести военную службу в течение не менее 6 месяцев, получал не менее 80 моргенов [1 морген = 0,25 га] земли для поселения. Входившие в состав национального комитета курляндские и лифляндские землевладельцы немецкого происхождения («остзейцы») изъявили готовность пожертвовать на это треть своих земельных владений (около миллиона моргенов).
В переговоры с правительством Германской Империи вступило и временное латвийское правительство Ульманиса. Германский имперский комиссар в Прибалтике Август Винниг 18 декабря заключил договор, согласно которому германские солдаты, изъявившие согласие защищать Латвию от внешнего врага, после окончания военных действий получали гражданство и землю.
29 декабря договор был ратифицирован премьер-министром Ульманисом. Однако в марте 1919 г., после того, как натиск большевиков был отбит, Ульманис вероломно заявил, что то соглашение утратило, мол, силу в результате заключения Версальского договора.



Август Винниг (1878–1956) – немецкий политик, писатель и публицист; вскоре после германской оккупации русских балтийских губерний правительственный комиссар 8-й германской армии, в начале сентября 1917 г.занявшей Ригу. С октября 1918 г. официальный государственный посланник на этих оккупированных территориях. С началом революционных событий в Германии – генеральный уполномоченный Германии в Прибалтике. Впоследствии от имени Германии подписал официальное признание Латвии и Эстонии. В 1920 г. поддержал Капповский путч.

Возмущенные германские добровольцы взбунтовались.
«Мужественному солдату, – вынужден был подтвердить даже член социалистического Веймарского правительства, – рисовалась в Остзейском крае, куда уже сотни лет до этого направлялись немецкие колонизаторы, новая родина в новой стране с многообещающим будущим. Тысячи людей охватила так называемая “балтийская лихорадка”… […] Солдаты успели сжиться с мыслью о поселении и приобретении права на землю. Многие продали все свое имущество в Германии, чтобы на добытые деньги купить себе землицы в Курляндии. Они составили землячества, устроили кассы и начали обработку полученной земли на артельных началах. Очень решительно они отказывались от всякой мысли о возвращении в Германию. Прогнав большевиков опять за Митаву, они считали себя освободителями страны и думали, что своей кровью приобрели право на поселение и на землю» (Г. Носке «Записки о германской революции» // «Вильгельм II. События и люди 1878-1918. Воспоминания. Мемуары». Минск. 2003. С. 425, 426). А когда они поняли, что их обманули, снова взялись за оружие.
Спровоцировавшие их на эти действия разбежавшиеся латышские министры объявили заключенный договор утратившим всякую силу. В ответ германские добровольцы привели к власти другое правительство, во главе которого стал пастор Андриевс Ниедра, непримиримый не только по отношению к большевикам, но и вообще ко всяким социалистам. 22 мая балто-немецкие, русские и германские добровольцы (без какого-либо участия латышей) освободили Ригу от красных войск.
В ходе дальнейшего очищения территории Латвии от большевицких отрядов, германские добровольцы вошли в соприкосновение со сформированными и оснащенными Антантой эстонскими и латышскими (ульманисовскими) вооруженными силами. Под давлением англичан правительство пастора А. Недры в июле в полном составе вынуждено было выйти в отставку (В.В. Акунов «Почти забытая война (серия очерков)» // «Доброволец. Северо-Запад в Белой борьбе. Приложение». 2004. № 2. С. 76-83).



Андриевс Ниедра (1871–1942) – пастор лютеранской церкви, учитель богословия, журнальный редактор. Премьер-министр прогерманского Временного правительства Латвии с 10 мая по 29 июня 1919 г., после чего выехал в Германию. По возращению на родину в 1924 г. был арестован и обвинен в измене родине и сотрудничестве генералом Бермонтом-Аваловым. На суде пастор заявил: «Не умные речи и договоры решают народную судьбу, а сила… В апреле 1919 года в Лиепае вся власть была в руках немецких войсковых частей. Рига стонала под большевиками. Вопрос был в том, как привести эти войска в Ригу». Осужден на три года, а через два года выслан из страны, поселившись в Восточной Пруссии. Принял немецкое гражданство, продолжал служить пастором, писал мемуары и пьесы. С началом в 1941 г. войны вернулся в Ригу, где вскоре скончался и похоронен на Лесном кладбище.

В такой сложной напряженной обстановке произошло переподчинение германских добровольческих формирований Западному добровольческому имени графа Келлера корпусу.
В его состав вошли чисто немецкие формирования, наиболее значительными из которых были Железная дивизия под командованием майора Йозефа Бишофа, Германский легион под начальством капитана фон Зиверта и добровольческий корпус капитана Карла фон Плеве. Начало русско-немецкому военному сотрудничеству было положено в июле 1919 года.



Знамя Железной дивизии.

В результате Западный добровольческий имени графа Келлера корпус 5 сентября был преобразован в Русскую Западную добровольческую армию. Сформирован был также Гусарский графа Келлера полк под командованием полк. А.Л. Долинского (С.В. Волков «Белое движение. Энциклопедия гражданской войны». С. 148).


7-й эскадрон Гусарского имени графа Келлера полка. Митава 1919 г.
В центре (в гусарских сапогах с розетками) – командир полка полковник Адрей Львович Долинский (1890–1934). Окончил Киевский кадетский корпус (1890) и Николаевское кавалерийское училище (1892). Офицер 11-го гусарского Изюмского Его Королевского Высочества Принца Генриха Прусского полка (1909). Полковник (1919). В эмиграции во Франции. Скончался в Тарбе.


Отличительной эмблемой армии был белый восьмиконечный православный крест из галуна или тесьмы, нашитый на левом рукаве, высотой 9 см (Там же. С. 472). Такой же крест был помещен на оборотной стороне бронзовой медали с изображением св. Великомученика и Победоносца Георгия, учрежденной в память боев в Курляндии осенью 1919 г.


Медаль «За бои в Курляндии». Учреждена для награждения для всех чинов, русских и немцев, состоявших в рядах Западной Добровольческой Армии и германских фрайкоров, принимавших в боях на территории Курляндии. Носилась на черно-оранжевой ленте.

Для чинов армии 6 сентября был учрежден знак двух степеней в виде черного мальтийского креста с серебряной каймой и перекрещенными мечами с серебряной Адамовой головой над верхним лучом. Этот «Крест Русского корпуса» носился на ленте одновременно двух национальных цветов: с одной стороны русских (бело-сине-красная), а с другой – германских (черно-бело-красная) (В.В. Акунов «Фрайкоры. Германские добровольческие отряды в 1918-1923 гг.» С. 124).



Символом армии стало белое знамя с большим черным мальтийским крестом посредине, напоминавшее о предстоящем крестовом походе по освобождению России от большевиков.
«Мальтийский крест на белом поле, – писал историограф армии, – это знак крестоносный, так как весь свой путь прошлый (киевский) сочли крестным, и весь будущий (здесь, в краях, где когда-то жили рыцари) предполагают пройти под белым ограждающим крестом терпения и неутомимой борьбы» («Полковник П.Р. Бермонт-Авалов» // «Вопросы Истории». 2003. № 7. С. 16).



Одно из уцелевших знамен Западной Добровольческой Армии.

Приверженность этому символу князь Бермонт-Авалов сохранил и позднее. В 1920-е гг., при поддержке соратников по Русской Западной Добровольческой армии он провозгласил создание «Императорского Российского Мальтийского Ордена», просуществовавшего до начала 1940-х гг. Знаком принадлежности Ордену был белый мальтийский крест с золотым православным восьмиконечным крестом на верхнем луче (В.В. Акунов «Фрайкоры. Германские добровольческие отряды в 1918-1923 гг.» С. 80, 91, 123).
В марте 1919 г., в знак траура по графу Ф.А. Келлеру, в качестве нагрудного знака армии был учрежден новый черный, такой же формы, крест, получивший название «креста Авалова-Бермонта», часто носившийся в розетке георгиевских черно-оранжевых цветов (В.В. Акунов «Фрайкоры. Германские добровольческие отряды в 1918-1923 гг.» С. 90, 123).




Мундиры старого немецкого сукна. Фуражки с голубыми, белыми и красными околышами. Ослепительно белые погоны. – Таково было это крестоносное белое воинство.
Все эти приготовления происходили при бешенном сопротивления держав Согласия.
Первоначально второй частью 12-й статьи о перемирии, заключенного 11 ноября 1918 г. Антантой с Германией, вопрос о выводе германских войск с оккупированной ими территории России всецело предоставлялся на усмотрение «союзников». Когда настанет момент вывода, принимая «во внимание внутреннее положение этих территорий», решали державы Согласия («Международные отношения. 1870-1918 гг. Сб. документов». М. 1940. С. 390). Такое положение подтверждалось и нотой «союзников» германскому правительству от 24 декабря 1918 г. Германская армия, таким образом, превращалась в инструмент Антанты.
Проходившая в начале 1919 г. Парижская мирная конференция вскрыла, однако, разные взгляды англичан и французов на будущее своей «союзницы» России. Представители Франции склонялись к автономии Эстонии и Латвии в пределах «единой России». Англичане – за предоставление независимости этим самочинным образованиям.
Параграфы 292-й и 293-й подписанного 28 июня Версальского договора требовали очистить Прибалтику от германских войск.
Французский премьер-министр масон Клемансо 5 июня заявил: «Если Германия получит контроль над Россией, война для нас будет проиграна» (В.В. Акунов «Германские белогвардейцы» // «Доброволец. Северо-Запад в Белой борьбе. Приложение». 2004. № 2. С. 56). Так судьба России оказалась тесно связанной с судьбой Германии. Оставалось или вместе победить, или погибнуть.
Германское правительство социалистов запретило дальнейшую вербовку людей для пополнения Русской Западной армии. Один за другим закрывались пункты, однако, по признанию военного министра Веймарской республики, «на месте одного закрытого вербовочного бюро сейчас же возникало другое, и приток людей в Курляндию еще долго продолжался» (Г. Носке «Записки о германской революции». С. 427).
Наконец социалисты «объявили, что кто не вернется на родину, тот потеряет право на германское подданство; затем прекратили всякую выдачу жалования и, наконец, строжайше запретили поступление на службу к русским. Тем, кто уже состоял на такой службе и занимал при этом в ней какую-либо командную должность, мы разрешили перевестись на соответствующие должности в Германию». Но и это не помогло: «большинство упорствовало и отказывалось от своей родины» (Там же. С. 431).
Автор этих слов военный министр Густав Носке, как это свойственно социалистам всех мастей, передергивает: не от Родины отказывались германские солдаты, а от порядков, установленных там его сотоварищами.



Густав Носке (справа) с генералом Вальтером фон Люттвицем, игравшим ведущую роль в Капповском перевороте. 1920 г.
Густав Носке (1868–1946) – немецкий политик, социал-демократ, депутат Рейхстага. Родился семье рабочих. Сыграл ключевую роль в подавлении пробольшевицкого восстания спартаковцев, целью которого было установление советской власти в Германии. С его санкции были ликвидированы Карл Либкнехт и Роза Люксембург. В 1919-1920 гг. министр обороны Веймарской республики; в 1920-1933 гг. возглавлял администрацию провинции Ганновер. В Третьем Рейхе подвергался аресту за участие в антигитлеровском заговоре. Скончался в британской оккупационной зоне.


Уже 4 августа глава Союзной военной миссии в Прибалтике английский генерал Губерт Гоф предупреждал генерала Н.Н. Юденича: «…Кто будет сотрудничать с Германией, тот лишится всякой поддержки союзников» (В.В. Акунов «Германские добровольческие корпуса в составе Западной Добровольческой Армии». С. 30). А 10 августа от имени командующего обосновавшейся в Риге Союзной военной миссии английский генерал А. Кинан угрожал П.Р. Бермонту: «Я должен со всей ясностью заявить Вам, что нахождение германских войск в этих районах является нарушением Парижского мирного договора. В дополнение к этому я должен сообщить Вам о том, что русские военнопленные из Германии и Польши не будут более ввозиться Вами в Латвию и Литву» («Полковник П.Р. Бермонт-Авалов» // «Вопросы Истории». 2003. № 1. С. 14).
«Мне кажется, – делился своими мыслями по этому поводу Бермонт в письме Колчаку, – что достаточно пролито русской крови и погублено русского добра для достижения победы Антанты, чтобы русские люди имели право стать на собственные ноги и брать себе помощь там, где она дается. Французы ведь имеют свой “Иностранный легион”, наполовину состоящий из немцев, говорят, что в Галлерской польской армии много немцев, отчего же вдруг русскому делу в этом отношении ставят препятствия. Ведь это прямо бросает Россию в объятия Германии» (То же // «Вопросы Истории». 2003. № 5. С. 5).



Бермонт-Авалов.

«Версальский договор, – говорилось в меморандуме Железной дивизии, – требует вывода всех германских войск из Прибалтики и таким образом обрывает прямые связи между Германией и Россией». Протестуя против этого, воины германской Железной дивизии с русскими добровольцами Бермонта вечером 24 августа факельным шествием прошли по улицам древней Митавы, требуя начать совместную борьбу с большевизмом (В.В. Акунов «Германские добровольческие корпуса в составе Западной Добровольческой Армии». С. 30, 32).
21 сентября генерал-майор Рюдигер фон дер Гольц и П.Р. Бермонт подписали договор о переходе всех германских войск в Курляндии под начало Русской Западной добровольческой армии. Сам переход официально был оформлен 6 октября.



Граф Густав Адольф Иоахим Рюдигер фон дер Гольц (1865–1946) – сторонник создания Балтийского Герцогства. С 1 февраля вступил в командование антибольшевицкими силами в Курляндии. Разоружив в апреле в Либаве латышские военные формирования, сверг правительство Ульманиса и вступил 22 мая в Ригу. В 1941-1944 г. один из рижских бульваров носил его имя. В октябре, по требованию англичан, отозван правительством Веймарской республики. Находившиеся под его командованием части перешли в подчинение Бермонту-Авалову. Находясь в Германии участвовал в Капповском путче.

«Будучи обречены у себя на родине на безработицу и голод, – доносил 8 ноября разведывательный отдел штаба армии, – немцы толпами поступают к нам в надежде на сытое и обезпеченное существование» («Полковник П.Р. Бермонт-Авалов» // «Вопросы Истории». 2003. № 5. С. 22).
«К нам в отряд, – вспоминал очевидец, – почти каждый день вступают добровольно на службу отлично снаряженные, крепко слаженные немецкие роты. Они вливаются в ряды “Железной дивизии” или существуют вполне автономно, подчиняясь только служебным приказам нашего штаба (не хозяйственным)» (То же // «Вопросы Истории». 2003. № 7. С. 21).
«…Очень они серьезны, сосредоточенны, правдивы», – писал о бойцах германских фрайкоров/Freikorps офицер штаба Бермонта (Там же. С. 23).




Будто воскресли древние времена. Германские добровольцы распевали песни ландскнехтов времен Тридцатилетней войны. Вместо безкозырок и фуражек часто мелькали бархатные береты. Празднично пестрели знамена и значки, уснащенные древними эмблемами (В.В. Акунов «Фрайкоры. Германские добровольческие отряды в 1918-1923 гг.» С. 13).
Свободы теперь на земле не найдешь –
Застыли рабы на коленях.
И властвуют злоба, коварство и ложь
В трусливых людских поколеньях.
И только солдат никому не слуга,
Он смерти самой обломает рога!

Он страха не знает, робеть не привык,
Опасность его не тревожит;
Навстречу судьбе он летит напрямик
И завтра с ней встретиться может.
Что ж, завтра так завтра! А нынче сердца
Остаток веселья допьют до конца!

Фридрих ШИЛЛЕР «Солдатская песня».


Офицеры Западной Добровольческой Армии и германские добровольцы. В центре (в папахе) Бермонт-Авалов.

В соответствии с традициями, добровольцы хранили верность, прежде всего, командирам своих подразделений. Союз германских унтер-офицеров русской службы письменно свидетельствовал князю Бермонт-Авалову «свое почтение» и клялся «в нерушимой верности до последней минуты» («Полковник П.Р. Бермонт-Авалов» // «Вопросы Истории». 2003. № 1. С. 19).


Бермонт-Авалов и его добровольцы.

Среди германских добровольцев, сражавшихся тогда в Прибалтике, был будущий организатор вермахта фон Фрич, генерал-фельдмаршал фон Кюхлер, генералы Гудериан и фон Штюльпнагель, командир всех штурмовых отрядов НСДАП Пфеффер фон Заломон, «русский немец» Макс-Эрвин фон Шейбнер-Рихтер, спасший во время Мюнхенского путча 1923 г. ценою собственной жизни А. Гитлера (В.В. Акунов «Почти забытая война». С. 85).


Продолжение следует.
Tags: Адмирал А.В. Колчак, Великая война 1914-1918
Subscribe

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (36)

    Бюст А.П. Ганнибала в селе Петровском. Пушкинские Горы. «В родню свою неукротим…» (окончание) Самым талантливым из потомков «арапа…

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (35)

    Бюст А.П. Ганнибала в селе Петровском. Пушкинские Горы. «В родню свою неукротим…» (продолжение) Вернемся, однако, к Абраму Петровичу…

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (34)

    Бюст А.П. Ганнибала в селе Петровском. Пушкинские Горы. «В родню свою неукротим…» (продолжение) Помимо отмеченных в дневнике А.Н.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (36)

    Бюст А.П. Ганнибала в селе Петровском. Пушкинские Горы. «В родню свою неукротим…» (окончание) Самым талантливым из потомков «арапа…

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (35)

    Бюст А.П. Ганнибала в селе Петровском. Пушкинские Горы. «В родню свою неукротим…» (продолжение) Вернемся, однако, к Абраму Петровичу…

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ В БЕССАРАБИЮ (34)

    Бюст А.П. Ганнибала в селе Петровском. Пушкинские Горы. «В родню свою неукротим…» (продолжение) Помимо отмеченных в дневнике А.Н.…