sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

РОССIЙСКАЯ ИМПЕРIЯ и||und DEUTCHES REICH (34)




«Москвофилы» и «мазепинцы» (начало)


«Ошибки сердца есть вещь страшно важная: это есть уже зараженный дух иногда даже во всей нации, несущий с собою весьма часто такую степень слепоты, которая не излечивается даже ни перед какими фактами, сколько бы они ни указывали на прямую дорогу; напротив переработывающая эти факты на свой лад, ассимилирующая их с своим зараженным духом, причем происходит даже так, что скорее умрет вся нация, сознательно, то есть даже поняв слепоту свою, но не желая уже излечиваться».
Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ.


Чтобы лучше понять развитие событий при завоевании Галиции, нужно знать положение дел в Прикарпатских и Закарпатских землях Австро-Венгрии, причем в связи с процессами, которые происходили в малороссийских областях Российской Империи.
Отсчет русофильского движения в принадлежавших Дунайской Монархии Галиции, Буковине и Закарпатье следует вести с начала XIX в. – с появлением культурного русофильства. После подавления в 1848-1849 гг. русскими войсками революции в Австрии там появляется и политическое русофильство. (Местные жители воочию убедились, что пришедшие к ним с востока воины одного с ними корня.) Сами они свое движение называли «русско-народным», другие именовали их обычно «москвофилами». В этом последнем названии уже заложено некоторое искажение реальной ситуации.
Дело в том, что движение это, если не считать внутренних потребностей русин, было вызвано отнюдь не эмиссарами из Петербурга или Москвы, а сложностями национальной ситуации в самой Габсбургской Монархии: «Австрийцы учли настроения широких масс Галиции и всячески содействовали их антипольской и проавстрийской активности. При покровительстве австрийского генерал-губернатора Франца Стадиона в 1848 г. была создана первая русинская политическая организация – Главная Русская рада (Галицийская рада), которую возглавил [униатский] епископ Григорий Яхимович.
Особенностью русинского национального движения этого периода была резкая враждебность польским либералам, представляющим интересы помещиков, и подчёркнутая лояльность Императору. Это предопределило появление элементов национального конфликта в революции 1848 г. в Галиции. […] Конфликт между поляками и русинами в Галиции то затихал, то разгорался в зависимости от внутренней политики Австрийского правительства в национальном вопросе. Поддерживая то одну, то другую сторону, Австрийское правительство создавало в Галиции некое равновесие, дававшее, в конечном результате, возможность управлять этим краем»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Галиция



Зарубежная Русь. Этнографическая карта, составленная Д. Н. Вергуном. 1915 г.
Восточная Галиция с городом Львов (Лемберг) вошла в состав владений Габсбургов (Цислейтания) в результате первого раздела Польши (1772). По третьему разделу (1795) к Австрии была присоединена Западная Галиция с городом Краков. Эти земли получили наименование Королевства Галиции и Лодомерии и Великого Герцогства Краковского.
Занятая в 1769 г. русскими войсками в ходе войны с Турцией, Буковина (культурно-историческое ядро Молдавского княжества, населенная по большей части румынами) в 1775 г. была уступлена Австрии. В 1786 г. в качестве Черновицкого дистрикта она вошла в Королевство Галиции и Лодомерии. В 1849 г. получила статус особой Коронной земли, а в 1867 г. стала Герцогством в составе Цислейтанской части Австро-Венгрии. В полном своем титуле Император именовался в т.ч. Королем Галиции и Ладомерии и Великим Герцогом Буковины.
Карпатская/Угорская Русь, Карпатская Рутения – область, населенная русинами, входившая сначала в состав Венгерского Королевства, а затем в венгерскую часть Австро-Венгерской Империи, разделенная на несколько комитатов. Ее не коснулось действие конституции 1867 г., согласно которой Галиция и Буковина, например, обладали своими сеймами – органами местного законодательства и самоуправления.
«Наиболее твёрдыми сторонниками традиционной карпаторусскости, а сейчас русинства остаются лемки, частично населяющие нынешние Подкарпатское и Малопольское воеводства Польши и Прешовский край Словакии. Основной массив карпатских русинов – долиняне (долишнякы) представлен на территории Закарпатской области Украины (исторической Подкарпатской Руси). Самоназвания автохтонных жителей Карпатского региона весьма разнообразны. В Галичине (Галицкой Руси, Червонной Руси, Галиции, Галицкой Украине) – галицкие русины, червоноруссы, рускi, галицькi украïнцi, галичане. На Закарпатье (Угорской Руси, Подкарпатской Руси) – угрорусы, угорские русины, карпатороссы, подкарпатские русины, руськi, закарпатцы. На Лемковщине (Лемковской Руси, Пряшевской Руси) – руснакы, карпатороссы, лемкы (лемакы), рус(ь)кы. Особняком стоит полурумынская, полуукраинская Буковина, где самоназвание “русин” ещё в период оккупации края Румынией в 1918-1940 гг. было заменено на “гуцул” или “украинец” (а если не устраивало ни то, ни другое, тогда “румын”). В целом нужно отметить, что и в самоназваниях населения, и в локальных названиях восточнославянских карпатских земель почти всегда присутствует корень “рус/Русь”. Карпатских русинов (за исключением украинизированных галичан, гуцулов, бойков и буковинцев) объединяет то, что исторически они ощущали себя “русскими в Карпатах” и все земли своего края в совокупности веками считали Карпатской Русью»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Галицкие_русофилы


Гербы Королевства Галиции и Лодомерии, Герцогства Буковина и Карпатской Руси.

Интересно, что сам желто-голубой флаг, впоследствии символизировавший украинский национализм, первоначально был вручен молодым Императором Францем-Иосифом, через губернатора Галиции графа Франца Стадиона, представителям галичан (Руськой раде) в знак Высочайшего благоволения за то, что те во время революции были надежной опорой Короне против взбунтовавшейся польской и мадьярской знати, с условием, однако, что те не будут считать себя частью русского народа, который живет в России. Об этом писал в одной из своих работ карпаторусский общественный и политический деятель, писатель и публицист А.Ю. Геровский (1883–1972): https://www.politforums.net/ukraine/1402986567.html По преданию флаг сшила мать Франца-Иосифа – София Фридерика Доротея Вильгельмина (1805–1872) – дочь Короля Баварии и сестра Королевы Саксонии.


Желто-голубая кокарда Легиона украинских сичевых стрельцов, сформированных в составе Австро-Венгерской армии во время Великой войны.

Другой конфликтной областью, в которой обитали русины, было Закарпатье. Там угнетателями местного населения выступали мадьяры.
Главным цементирующим элементов Австро-Венгрии, несомненно, были, немцы. У этого фактора было и экономическое выражение: «За первое десятилетие ХХ в. немцы, составлявшие 35,58% от населения, обезпечили 63% прямых налоговых поступлений. Немец платил в среднем в два раза больше налогов, чем чех или итальянец, в четыре с половиной раза больше, чем поляк, и в семь раз больше, нежели представитель южных славян» (О. Яси «Распад Габсбургской Монархии». С. 352). Тем не менее «концепция объединенной немецкой нации во главе национального государства никогда не была политической идеей, в отличие от Венгрии, где гегемония мадьяр составляла фундамент политической жизни» (Там же. С. 364).
Нетерпимость последних по отношению ко всем проживающим рядом с ними народами была просто потрясающа. Австрийский историк Оскар Яси в одной из своих монографий приводил примеры некоторых бытовых венгерских народных поговорок и присловий: «Каша – не еда, словак – не человек», «вонючий валах», «немец подлец» (Там же. С. 391).



Карпаторосы.

А вот венгерская народная песня:
Не верь, мадьяр, немцу,
Чем бы ни манил он,
Пусть сулит он грамоту,
Что с твой плащ длиною,
Пусть скрепит печатью
С луну величиною.
Веры нет ему ни в чем,
Рази его Господень гром!

(Там же. С. 337).


Русинки.

Это народная поэзия, а вот какие стишки сочиняли в венгерских дворянских усадьбах:
В человеческом обличье дикий зверь, кровожадный валах,
Старый пёс, кусающий Актеона, тявкающий на хозяина,
Горная крыса его породила, волчица вскормила злодея лихого…

(Там же. С. 379).
Вполне понятно, почему русинские крестьяне с Угорщины, так же, как и их румынские собратья из Трансильвании, единодушно вступили в борьбу со взбунтовавшейся в 1848 г. против Австрийского Императора спесивой мадьярской аристократией, за что их гневно осудили Карл Маркс с Фридрихом Энгельсом. «Классики», как известно, «превозносили революционную роль венгерского дворянства в борьбе против “реакционных славян”, которых они называли инструментом Габсбургского абсолютизма» (Там же. С. 384).
Что им было за дело, на что обрекали этих простецов передовое мадьярское дворянство во имя химеры свободы. «Победа венгров, – заявлял в начале 1840-х гг. главный инспектор словацкой лютеранской церкви и школ граф Кара Зая, – есть одновременно победа Свободы и Разума. Мадьяризация славян – священная обязанность каждого истинного венгерского патриота, каждого борца за Свободу и Разум и каждого верноподданного Династии Габсбургов…» (Там же. С. 391).



Угрорусы.

Вплоть до конца существования Двуединой Империи венгры из кожи лезли вон, чтобы любыми способами, включая прямое насилие, закрепить свое преимущество над чужим и всё более отчуждающимся от них, в результате применения таких методов, иноязычного населения. Широко проводилась мадьяризация названий сел и мадьяризация фамилий. Притчей во языцех стали выборы. Во время последних предвоенных, состоявшихся в 1910 г., в венгерских областях было «такое скопление войск, что иностранные наблюдатели решили, будто началась всеобщая мобилизация. […] Описание ужасов венгерских выборов стало излюбленной темой в иностранной печати» (Там же. С. 422).
«Может показаться, – описывал свои впечатления от посещения мадьярских областей Австро-Венгрии француз Луи Айзенман, – будто венгерскому государству постоянно угрожает масштабный заговор. Если граждане Венгрии словацкой национальности требуют каких-то прав для словацкого языка, их называют “панславистами”. Если то же самое делают румыны, их называют “сепаратистами” или “дако-румынами”! Даже дети в детских садах способны угрожать безопасности государства, и венгерское государство принимает меры предосторожности в яслях…» (Там же. С. 416-417).



Крестьянские мальчики. Буковина.

Важно заметить, что сначала (в 1840-е гг.) национальное движение среди русинов возглавляло униатское духовенство. Вышедшие на подавление венгерской революции русские войска, пишут местные историки, «прошли через всю Галицкую Русь в нескольких колоннах и перевалили Карпаты через все перевалы. Так с ними познакомились как русские галичане, так и карпатороссы, не только интеллигенты, но и большинство крестьян. Народ как галицкий, так и угро-русский встречал их всюду как своих братьев, приглашал их в свои, официально униатские, храмы. По просьбе населения православные священники служили в их церквах, против чего не только не протестовали униатские священники, но во многих случаях служили с ними вместе»: https://www.politforums.net/ukraine/1402986567.html
Однако со временем положение стало меняться. Русинские крестьяне в Галиции были отданы под власть польской аристократии. Вскоре инициатива из рук униатов перешла к православным. (Греко-католическое духовенство постепенно оказалось настроенным провенгерски.) Вообще всё национальное движение в этих областях Австро-Венгрии носило главным образом (не считая, конечно, культурной составляющей – изучения русского языка) исключительно церковный характер. Как правило, оно было связано с массовым переходом из униатства в православие (часто целыми селами), причем во главе со своими священниками.
С течением времени отношения между австро-венгерскими властями (центральными и краевыми), с одной стороны, и русофильскими организациями, с другой, становились всё более напряженными. Власти не могли не понимать сердцевины всей проблемы. Как писал один из наместников Галиции, известный краковский историк, покровитель украинофилов-мазепинцев Михал Бобжиньский, «вся издательская и просветительская деятельность русофилов была направлена на формирование в народе чувства единства с Россией и на борьбу с католичеством и украинизмом» (М. Клопова «Защита на Днестре и Сане. “Русское движение” и его судьба накануне Первой мiровой войны» // «Родина». 2010. № 3. С. 89).
Но как пресечь? Какие выдвинуть обвинения? Ведь пропаганда перехода из конфессии в конфессию, равно как пропаганда любой признаваемой законом религиозной юрисдикции, включая Православие, не являлись противозаконными. Также как и организация курсов изучения любого языка, включая русский.
И всё-таки наблюдать и терпеть это не было сил. Первым пробным камнем был «Процесс Ольги Грабарь» 1882 г. – получивший названии по одной из главных обвиняемых – дочери лидера закарпатских русинов А. Добрянского и матери известного русского искусствоведа И.Э. Грабаря. По сути всё дело заключалось в переходе в Православие нескольких униатов, однако, как мы уже упоминали, это не было преступлением и потому на процессе было выдвинуто иное обвинение: подсудимые, мол, стремились «возбудить симпатии к России и тем самым оторвать Галичину, Буковину […] и северную Угорщину от Австрийской державы» (Н.М. Пашаева «Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв.». М. 2007. С. 90).
Доказать это было невозможно и обвиняемые отделались незначительными наказаниями, однако «Процесс Ольги Грабарь» послужил прологом к государственному преследованию русского движения в Австро-Венгрии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Процесс_Ольги_Грабарь



Крестьяне – участники одного из инициированных австро-венгерскими властями процессов.

Следующее судилище власти организовали в 1904 г. Это был т.н. «Первый Мармарош-Сиготский процесс», по названию административного центра одного из комитатов в северо-восточной части Венгрии. Одним из его инициаторов было греко-католическое духовенство (О. Яси «Распад Габсбургской Монархии». С. 494).
К суду было привлечено 22 русина, крестьяне из села Иза, пожелавшие перейти в Православие. Первоначально они обвинялись в «государственной измене», однако вскоре, в результате явной абсурдности, это обвинение было заменено на более туманное «подстрекательство против мадьярской народности». Реально наказать смогли лишь трех активистов, приговоренных к нескольким месяцам тюрьмы и штрафам: https://ru.wikipedia.org/wiki/Первый_Мармарош-Сигетский_процесс
Живший в этих краях среди русинов митрополит Вениамин (Федченков) с искренним восхищением писал о них: «Какая девственная нетронутость! Какая простота, какая физическая красота и чистота! Какое смирение! Какое терпение! Какое трудолюбие! И всё это при бедности» (Митр. Вениамин (Федченков) «На рубеже двух эпох». С. 495).
«Репрессии не остановили тягу русинов к православной вере. Люди сами совершали требы, а детей крестить отправляли в Буковину, к румынскому православному священнику. На собранные средства выстроили общий молитвенный дом, но он был вскоре разрушен венгерскими жандармами, команда которых с 1904 г. была размещена в Изе. Православные крестьяне стали собираться для молитв в лесах и горах, скрываясь от полиции»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Второй_Мармарош-Сигетский_процесс
В 1911 г. в этих краях появился иеромонах Алексий (Кабалюк), выдающийся миссионер и подвижник, причисленный впоследствии к лику святых. Его деятельность привела к массовому переходу крестьян в Православие и, соответственно, к новому процессу, известному в истории как «Второй Мармарош-Сиготский», открывшемуся в декабре 1913 г.



Группа обвиняемых угрорусов перед зданием суда во время «Второго Мармарош-Сиготского процесса» (декабрь 1913 – март 1914).

Еще в 1912 г. было арестовано около двухсот крестьян. Под суд попали 188 человек, не считая о. Алексия, добровольно приехавшего из США и предоставившего себя в распоряжение правосудия. Было выдвинуто обвинение в обращении «униатских жителей государства в православную русскую веру […] с целью присоединения означенных территорий к Русскому государству и подчинения их скипетру Русского Царя» (А. Геровский «Иза и Сиготский процесс» // «Свободное слово Карпатской Руси». Нью-Йорк. 1961. № 9-10, 11-12. С. 4-8).
«В обвинительном акте, составленном мадьярским королевским прокурором Иллешем Андором, значилось, что они находились в сношениях с графом Владимiром Бобринским (который был почему-то назван членом Синода), с епископами Евлогием Холмским, Антонием Житомиро-Волынским, православными афонскими, холмскими, московскими, киевскими, почаевскими и яблочивскими монахами, Всероссийским национальным союзом и Галицко-русским обществом и получали от них денежную поддержку»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Второй_Мармарош-Сигетский_процесс



Крестьянки Мария Сочка и Олена Глушманюк, приговоренные в марте 1914 г. к 6 месяцам тюрьмы, вместе с другими обвиняемыми на «Втором Мармарош-Сиготском процессе».

Начиная с этого процесса, власти стали внедрять в среду русофилов агентов-провокаторов. В 1913 г. перед судьями «божились» два корчмаря-еврея, утверждавшие, что у одного из арестованных видели тысячерублевую купюру, хотя, как известно, денег такого огромного номинала никогда не существовало » (А. Геровский «Иза и Сиготский процесс». С. 4-8). Как на предыдущих и последующих процессах, доказать обвинения в измене или шпионаже и на сей раз оказалось делом невозможным. 3 марта 1914 г. был оглашён приговор 34 подсудимым: большинство получили около года тюрьмы и около 70 крон штрафа. Главный подсудимый – отец Алексий – был приговорен к 4 годам и 6 месяцам тюрьмы, а также к уплате 100 крон штрафа.


Иеромонах Алексий (Кабалюк) во время процесса. 1914 г.

Одновременно в Австро-Венгрии проходили еще два суда. Разбирательство в ходе первого из них – «Львовского процесса» – длилось с марта по июнь 1914 г. Однако все четверо обвиняемых (двое из них священники), арестованные в 1912 г., провели к тому времени около двух лет в заключении, подвергаясь сильному давлению. Обвинения были серьезными: шпионаж и подготовка к отрыву Галиции и Лемковщины от Австро-Венгрии с последующим присоединением к России.
В качестве доказательств использовались сведения, добытые полицейским провокатором, известным еще со времени «Второго Мармарош-Сиготского процесса», а также показания поляков, жандармов и других сотрудников полиции. В состав коллегии присяжных входило 13 человек, причем исключительно поляки и евреи; ни одного русина ни русо- ни украинофильской ориентации среди них не было. Однако и этот хорошо подобранный состав суда не оправдал надежд властей. Согласно решению присяжных, оглашённому 6 июня 1914 г, все обвиняемые были признаны невиновными по всем пунктам, и должны были быть немедленно освобождены из-под стражи: https://ru.wikipedia.org/wiki/Львовский_процесс



Угрорусы идут на суд. Мармарош-Сигот.

Был и еще один процесс – «Братьев Геровских».
В декабре 1913 г. в Черновцах арестовали братьев Алексея и Георгия Геровских (племянников Ольги Грабарь). Первый издавал в Черновцах еженедельную газету «Русская правда» и ежемесячник «Вера и Церковь». Второй был известным ученым, карпато-русским филологом. Алексей Геровский рассказал о том, что он был арестован после того, как он отказался сотрудничать с буковинскими властями и местными украинскими активистами. Предложение ему было передано летом 1913 г. через одного еврейского маклера (М. Клопова «Защита на Днестре и Сане». С. 91). Братья обвинялись как вдохновители и руководители организации, замышлявшей государственную измену. По существовавшим законам это означало смертную казнь. Однако в самый канун Великой войны Геровским удалось бежать из тюрьмы и перебраться в Россию.
Основными пунктами обвинений на всех подобных процессах, как мы убедились, были действия подсудимых в пользу России. Но насколько эти подозрения были обоснованы?
15 декабря 1902 г. в Петербурге было образовано Галицко-русское благотворительное общество. Согласно утвержденному Министерством внутренних дел уставу оно провозглашало своей целью «оказывать всякого рода нравственную и материальную поддержку русским галичанам и их семействам, временно или постоянно проживающим в Санкт-Петербурге». Помимо благотворительной помощи уроженцам Галиции, общество стремилось также содействовать ознакомлению русского общества с жизнью Прикарпатской Руси, её прошлым и настоящим. К 1914 г. общество насчитывало около 700 членов. В 1907 г. его возглавил граф В.А. Бобринский (1867–1927) – русский политический деятель, монархист, член Думы трёх созывов.



Граф Владимiр Алексеевич Бобринский.

Однако дело было не только в культуре. В 1909 г., ссылаясь на опасения проникновения в Россию идей украинского сепаратизма из Галиции, Министерства внутренних дел и финансов Российской Империи приняли решение «о регулярном выделении средств на “помощь прикарпатским русским”. В 1911 г. П.А. Столыпин отпустил единовременно 15 тыс. рублей на расходы по выборам в австрийский парламент. Речь шла о помощи организациям “москвофильской” ориентации. Ежегодно по запросу министра внутренних дел выделялось 60 тысяч рублей и 25 тысяч рублей непосредственно через министра финансов. Распределение и передача государственных сумм на поддержание и развитие русских культурно-просветительных учреждений прикарпатских славян были полностью в ведении В.А. Бобринского и камергера Гижицкого. Правительство доверяло им указанные суммы, не контролируя их и не требуя отчета в расходовании денег.


Участники Второго Мармарош-Сиготского процесса десять лет спустя. 1924 г.

Это делалось, в первую очередь, для того, чтобы исключить возможные осложнения на дипломатическом уровне. Выделяя средства, российское правительство полностью устранялось от того, как и на что они используются. Помимо государственных субсидий, ещё 10-12 тысяч рублей ежегодно давали частные пожертвования. Все перечисленные средства в соответствии с уставом Галицко-русского общества должны были расходоваться на культурно-просветительные цели. Фактически это были самые разнообразные мероприятия, как культурного, так и политического характера. Центральное место в культурной работе отводилось распространению русского языка в Галиции, поскольку вопрос о культурно-языковой ориентации составлял основу программы галицийских “москвофилов” и с 1909 г. приобрел политическое звучание»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Галиция
Позиция графа В.А. Бобринского была ясно выражена в его докладной записке на имя Председателя Совета Министров В.Н. Коковцова, датированной 26 маем 1913 г.: «Защита русского дела на Днестре и Сане есть защита его на Днепре и, работая в Галиции, мы работаем для нашей национальной самообороны» (М. Клопова «Защита на Днестре и Сане». С. 88).



Празднование двадцатилетнего юбилея Второго Мармарош-Сиготского процесса. 1934 г.

В составленной в начале ХХ в. секретной записке штаба Киевского военного округа, в ведении которого находилась организации разведки против Австро-Венгрии, говорилось: «По наступлении в пределы Галиции предполагается воспользоваться тяготением Русской Галицийской Партии к России, с целью расположить к ней местное население. Орудием этого могут служить, во-первых, сельские священники, пользующиеся огромным влиянием на местное население; далее некоторые представители этой партии, которые при необходимости (если война, безусловно, предвидится в ближайшем будущем) могли бы и в мирное время вести агитацию в пользу России» (Там же. С. 90).
Взгляды русской общественности отражало распространенное в политическом обиходе (в речах и прессе) название населенных русинами областей Австро-Венгрии – «Подъяремная Русь».



Продолжение следует.
Tags: Великая война 1914-1918
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments