sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

РОССIЙСКАЯ ИМПЕРIЯ и||und DEUTCHES REICH (30)




«Рычи, Китай!»


Берегите Гнездо и Дом…
Обведите свой дом – межой,
Да не внидет в него – Чужой…

Марина ЦВЕТАЕВА.


Другим национальным военным формированием, созданным большевиками для производства наиболее жестоких репрессий, которые, даже под страхом смерти, отказывались исполнять русские красноармейцы и другие интернационалисты, были китайские красные части.
Историки оценивают численность китайцев в рядах Красной армии и партизан приблизительно в 30-50 тысяч человек. Китайские дипломаты полагают эту цифру заниженной, называя свою: 60-70 тысяч: https://istorja.ru/files/file/130-larin-a-krasnoarmeytsyi-iz-podnebesnoy/
Нужно пояснить причину массового появления китайцев в русских землях. Использование дешевого китайского труда в России известно, по крайней мере, с 1860-х гг., после присоединения Приамурья к Российской Империи. Только в 1906-1910 гг. на Дальний Восток въехало около 550 тысяч китайцев. В 1912 г. в одних лишь Амурской и Приморской областях их было более 200 тысяч: http://tank.uw.ru/books/opolev/soviet-chinese-history-61/
Пребывание китайцев на территории Империи в первые дни Великой войны не вызывало у военных, жандармских и полицейских чинов особого энтузиазма. В циркуляре от 28 июля 1914 г. Департамент полиции доводил до сведения начальников всех жандармских управлений: «…Рассеиваясь и проживая без всякого надзора по всей стране, китайцы представляют собой элемент, из которого могут легко вербоваться военные разведчики в пользу иностранных держав». По словам авторов документа, китайцы в обеих столицах живут сплоченными группами, из «коих каждая представляет собой правильно тесно сплоченную дисциплинированную организацию»; торговлей же, явно убыточной, занимаются лишь «для отвода подозрений». В результате из Петрограда в августе 1914 г. было выслано на родину 114 китайских подданных, а в начале сентября из столицы и губернии были высланы вообще все китайские торговцы, как подозреваемые в шпионаже. На местах китайцы вызывали и еще более сильное подозрение. «Германия, – доводил в августе 1914 г. до сведения подчиненных ему жандармских управлений начальник штаба Иркутского военного округа, – направила из Китая партии и одиночных китайцев для внезапных разрушений […] мостов и тоннелей» (Н.В. Греков «Русская контрразведка в 1905-1917 гг. Шпиономания и реальные проблемы». М. 2000. С. 232-233). (Подозрения по своему уровню вполне сопоставимые с обвинениями следователями ОГПУ-НКВД ими арестованных в шпионаже в пользу Аргентины или в рытье тоннеля в Бомбей.)



Китайские рабочие в России.

Впоследствии, однако, экономические соображения взяли верх. Дефицит рабочей силы, в связи с призывом в армию, вынудил власти сначала расширить использование женского и детского труда, затем обратились еще к одному резерву: военнопленным. Параллельно рассматривался вопрос о расширении ввоза рабочей силы из Китая. Разрешение найма «желтых» рабочих для использования их на казенных предприятиях Российской Империи было оформлено Особым журналом Совета Министров от 21 и 25 июля 1914 г. («Совет Министров Российской Империи в годы первой мiровой войны. Бумаги А.Н. Яхонтова». С. 360).
«Пришлось, – вспоминал помощник управляющего делами Совета министров А.Н. Яхонтов, – прибегнуть еще к другой чрезвычайной мере, а именно, в противоречие с прежде строго проводившейся правительственной политикою, дозволить проникновение в наши пределы дешевого желтого труда. Первоначально это было допущено в случаях крайней необходимости и в определенных районах Дальнего Востока и Сибири. Однако, желтолицые стали просачиваться за Уральский хребет, так что Совет Министров был вынужден поставить грань их продвижению в европейские губернии, издав специальное постановление о воспрещении их пропуска через Волгу» (А.Н. Яхонтов «Первый год войны (июль 1914—июль 1915)». С. 281).
По данным «Союза китайских граждан», с 1915 до осени 1917 годов в Россию, в том числе и Европейскую, прибыло около 80 тысяч китайцев.
В августе 1915 г. первые партии китайцев, по 250-300 каждая, стали прибывать и на Урал, занимая места ушедших на фронт горнорабочих. Нередко попадались среди них и хунхузы («краснобородые») – члены организованных банд, действовавших в Маньчжурии (М.С. Каменских «О причинах волнений китайских рабочих на Урале в период первой мiровой войны» // «Вестник Пермского университета». История. Вып. 1 (8). Пермь. 2009). Примечательно, что впоследствии коммунисты именовали этих разбойников с большой дороги «китайскими боевыми друзьями» и «революционерами».



Плененные хунхузы.

Встречу одной из таких партий с Г.Е. Распутиным, имевшую место как раз в 1915 г., описала в своих воспоминаниях А.А. Вырубова: «Вспоминаю случай на одной из маленьких станций на Урале, который не могу объяснить. Стояли два поезда теплушек с китайцами-рабочими, ехавшими в Россию. Увидя Григория Ефимовича у вагона, вся толпа китайцев кинулась к нему, его окружили, причем каждый старался до него добраться. Напрасно уговаривали их старшины… Публика высыпала из вагонов посмотреть, что будет, но наш поезд тронулся. Китайцы провожали его восклицаниями, махая руками» («Верная Богу, Царю и Отечеству». С. 121).


Китайские рабочие на строительстве Мурманской железной дороги. 1916 г.
Из разбредшихся после того, как в связи с революцией строительные работы были свернуты, китайцев большевики сформировали красные отряды. В феврале 1919 г. целый такой полк, стоявший на станции Медвежья Гора, под давлением белых вынужден был отступить к одному из озер по соседству. Местные жители, ненавидевшие интернационалистов за их грабежи и безчинства, не предупредили, что на лёд в это время года выходить опасно. В результате практически весь полк утонул; озеро же с тех пор называют «Китайским».


Именно в этой среде, по словам современников, «большевики нашли потом преданных слуг интернационала и умелых палачей…» (А.Н. Яхонтов «Первый год войны (июль 1914—июль 1915)». С. 281).



Отряды красных китайцев действовали повсюду, в т.ч. в местах, связанных с цареубийством, вполне вероятно даже имея к этому какое-то, пока что не выясненное, касательство. Одним из таких отрядов командовал Жен Фучен (1884–1918) – выпускник Мукденской офицерской школы, дослужившийся до звания подполковника, китайский консул в Харбине, участник Второй революции 1913 г. в Северо-Восточном Китае, после подавления которой с группой рабочих уехал в Россию. Обосновавшись в 1914 г. в Алапаевске и сблизившись здесь с большевиками, весной 1918 г. Жен Фучен сформировал китайский добровольческий батальон, считавшийся одним из самых надежных подразделений в тех краях.


Жен Фучен (в центре в белом) среди командиров китайского батальона.

Осенью Жен Фучен принял командование уже над 225-м Китайским интернациональным полком. 29 ноября 1918 г. он был убит с большей частью своего красного полка в бою под станцией Выя. После штыковой атаки выжило лишь 62 интернационалиста. Командовал белыми капитан А.А. Куренков, участвовавший в освобождении Екатеринбурга и обладавший, как выяснилось впоследствии, некоторыми сведениями о цареубийстве: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/254883.html


Жен Фучен был посмертно награжден орденом Красного знамени, а с его вдовой встречался Ленин. Памятники ему установлены на родине в Телине, на Урале на станции Выя и вот этот – в китайском Лояне.

«Четвертый год… гнется спина русского народа под игом самодержцев коммунистов и их приспешников – мадьяр, латышей, китайцев», – читаем в воззвании к народу есаула А.П. Кайгордова, командовавшего Сводным Русско-Инородческим партизанским отрядом войск Горно-Алтайской области (А.В. Жуков «Опричный барон». Улан-Удэ. 2012. С. 190).
Заинтересованность коммунистов в таком материале вполне понятна. Китайцы отличались высокой дисциплиной и диким фанатизмом. Помимо этого, для осуществления мер подавления требовались именно такие наемники, не связанные с интересами коренного населения, отделенные от него глухим языковым барьером. Отличавшиеся особой преданностью, они несли охрану Смольного и Кремля, служили в органах безопасности и разного рода охранных частях. В составе подразделения латышских стрелков, охранявшего Кремль, был и китайский отряд: https://istorja.ru/files/file/130-larin-a-krasnoarmeytsyi-iz-podnebesnoy/
Весьма показательна в этом смысле запись в дневнике В.Г. Короленко от 2 августа 1919 г.: «Расстреляли несколько китайцев. Большевики поставили их на карауле в разных местах на Южном вокзале и… забыли снять с караула. Когда пришли деникинцы, – они стояли на местах, ничего не понимая, и только твердо помнили, что снять их может только разводящий. Очевидец рабочий рассказывал мне, что одного из этих несчастных застрелили при нем. Он до конца не отдавал винтовку».



Первый коммунистический китайский отряд перед отправкой на фронт. Петроград. 1918 г.

Крайне привлекательными для большевиков были и иные присущие им качества. «Не только мужество китайцев-интернационалистов (в России их называли еще “китайцами-пулеметчиками”) в боях с врагами cоветской России отмечали советские военные руководители. Отмечалась и их безчеловечная, восточная жестокость. Китайские отряды бросали на самые сложные участки фронтов или использовали в качестве карательной силы при подавлении крестьянских и рабочих антисоветских выступлений. По этой причине в плен китайцы-интернационалисты предпочитали не сдаваться. Если кто-то из них все-таки попадал в плен к белогвардейцам или “зеленым”, к восставшим крестьянам или рабочим, то их также безчеловечно убивали»: http://tank.uw.ru/books/opolev/soviet-chinese-history-61/


«Работа» карательных отрядов китайцев и латышей в русской деревне. Плакат Отдела пропаганды Добровольческой армии в Ростове-на-Дону 1919 г. Автор, художник П. Греков, погиб во время отступления из Ростова.

В рассказе «Китайская история» (1923) М.А. Булгаков так описывает пулеметчика-китайца – «гордость Железного полка и виртуоза» своего дела: «…Ходя Сен-Зин-По явился в мiр, чтобы стрелять из пулемета. Первоначально поползли неясные слухи, затем они вздулись в легенды, окружившие голову Сен-Зин-По. Началось с коровы, перерезанной пополам. Кончилось тем, что в полках говорили, как ходя головы отрезает на 2 тысячи шагов».
Эти особенности китайского менталитета еще в дореволюционное время вызывали у русских людей чувства опасения. О наличии оснований для тревоги свидетельствовал в 1910 г. один из офицеров русского Генерального Штаба: «Как известно, мысль о кончине мiра в обиходных сказаниях и верованиях русского народа иногда связывалась с каким-то конечным подъемом Китая, который должен был покорить весь мiр. В Средней Азии я также встречал это поверие. Я никогда не забуду, как в Китайскую войну, наткнувшись случайно в Кашгарии на китайца, командовавшего конной лянзой, я лично мог удостовериться в том исключительном ужасе, который он внушал сопровождающему меня киргизу… “Он ужасный”, – повторял мой киргиз с перекошенными от страха глазами. И вот это убеждение в могуществе Китая, его конечном пробуждении и в покорении им затем всего мiра является, по-видимому, поверием многих народов, распространенным на огромной площади Европы и Азии» («Афганские уроки. Выводы для будущего в свете идейного наследия А.Е. Снесарева». М. 2003. С. 95).
Как пойдет на нас Китай – плуги, бороны бросай, – такая поговорка сложилась на востоке России.

См. также: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/263344.html


Убийство китайцами священника Иоанна Восторгова. Плакат Отдела пропаганды Добровольческой армии в Ростове-на-Дону 1919 г. Рисунок В.А. М-дта.

Попади победитель в эту страну,
Опары не сдвинешь – пойдешь ко дну.
В чинных детях сдохнет разгул.
Глаза замесятся парою скул.
Иди ищи родовые ключи.
Внучат от китайцев, поди различи.
Всё растворится, размякнет, растает
В крепко замешанной гуще Китая.

Сергей Третьяков. Рычи, Китай! (1924).


Красные китайцы входят в Одессу.

Ну, а какой был интерес у самих китайцев? Что заставляло их, рискуя жизнью, ввязаться в кровавые разборки в чужой стране? Лишь в последнее время появились исследования, авторы которых смогли более или менее объективно ответить на эти вопросы.
В одном из донесений китайских дипломатов читаем: «Секретарь Ли пригласил завербованных в армию рабочих в посольство и откровенно поговорил с ними. Они разрыдались и сказали: “Разве можно забыть свою родину? Но в России очень трудно найти работу, а у нас нет денег на обратный путь. Мы не можем свести концы с концами, потому и записались в солдаты”»: https://istorja.ru/files/file/130-larin-a-krasnoarmeytsyi-iz-podnebesnoy/
Недаром, между прочим, одной из главных задач созданного в декабре 1918 г. в Петрограде «Союза китайских рабочих в России» являлось возвращение рабочих на родину: http://tank.uw.ru/books/opolev/soviet-chinese-history-61/




В этих трудных обстоятельствах им подсказали путь. Весной 1917 г., когда толпы голодных китайцев бродили по малороссийским степям, вспоминал Ли Фуцин (позднее служившей в охране Ленина), он встретил одного русского, давшего совет: «Товарищи, чтобы остаться в живых, надо организоваться и начать бить царские войска. У них в пакгаузах есть и хлеб, и одежда»: https://istorja.ru/files/file/130-larin-a-krasnoarmeytsyi-iz-podnebesnoy/



«На жалованье, – писал в воспоминаниях организатор одного из первых китайских частей комиссар И. Якир, – китайцы очень серьезно смотрели. Жизнь легко отдавали, а плати вовремя и корми хорошо. Да, вот так. Приходят, это, ко мне их уполномоченные и говорят, что их нанималось 530 человек и, значит, за всех я и должен платить. А скольких нет, то ничего – остаток денег, что на них причитается, они промеж всеми поделят. Долго я с ними толковал, убеждал, что неладно это, не по-нашему. Все же они свое получили. Другой довод привели – нам, говорят, в Китай семьям убитых посылать надо».


Иона Эммануилович Якир.

Кстати, о посылке денег домой. Страна от Киева до Владивостока в кольце фронтов. Красные, белые, зеленые, немцы, интервенты. Китайцы воюют на всем этом необозримом пространстве. Получают заработок и пересылают его домой, словно нынешние рабочие-отходники из Средней Азии. Но тогда, выходит, и банки работали. Ведь не с почтовыми же голубями жалованье посылали. Но чьи банки? И еще: в какой валюте платили? И кто в действительности платил? Насколько известно, на эти вопросы никто еще не пытался ответить. Более того, их даже не ставят. А ведь это, между прочим, одна из существеннейших тайн закулисья Русской Катастрофы.


Продолжение следует.
Tags: Алапаевские Мученики, Великая война 1914-1918, Николай II, Распутин на родине, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments