sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Categories:

РОССIЙСКАЯ ИМПЕРIЯ и||und DEUTCHES REICH (26)




Рассыпающееся единство (окончание)


А теперь рассмотрим, как в русской жизни преломлялись идеи, заложенные в предвосхищавших вильсоновские «пункты» воззваниях Николая Николаевича.
Не лишенной интереса была реакция на эти документы «прогрессивной» общественности России. «Если одну часть газет привлекали внимание преимущественно те мысли, которые касались идеи всеславянской, то другие останавливались более охотно на словах об “осуществлении народных вожделений”. Инородческая интеллигенция, вскормленная нашими окраинными культурно-просветительными начинаниями, не могла не подхватить этих многообещающих слов. Если они даются будущим российским подданным, то они должны распространиться и на те народности, которые давно входят в состав Российской Империи» (А.Н. Яхонтов «Первый год войны (июль 1914—июль 1915)». С. 285). Как видим, сладкая славянская конфетка была приманкой для продвижения идей совершенно другого рода.
Созвучны воззваниям Николая Николаевича были также пункты программы «Прогрессивного блока», созданного во время сессии Совещания для обороны и комиссии, выбранной законодательными учреждениями для выяснения всех военных нужд и открытой Государем 22 августа 1915 г.: «4) Автономия для Царства Польского и отмена постановлений, ограничивающих права польских подданных. 5) Отмена ограничений прав для евреев. 6) Примирительная политика в отношении Финляндии и изменение в администрации ее Сената. 7) Свобода украинской прессы и восстановление прав украинского духовенства, осужденного за принадлежность к униатам» (П.Л. Барк «Воспоминания» // «Возрождение». № 172. Париж. 1966. С. 84). Сразу же бросается в глаза тождество этих пунктов с будущей Вильсоновской программой.
Итак, думцы и общественность, как и всегда, шли рука об руку. Для Правительства подобные новшества были подозрительны, однако глобальный характер войны, соблазн получить дополнительные, да к тому же, как уверяли, весьма боеспособные формирования был весьма велик. Тем не менее, в Совете Министров вполне отдавали себе отчет в необходимости «согласовать создающиеся условия с органическими началами политики в отношении к инородцам вообще, хотя бы и далеко живущим от театра войны, но, наряду со всеми лояльно несшими тяготы борьбы с Германией, Австрией и затем Турцией. Не только Польша проявляла “имперский” патриотизм. Такие же настроения были и на других окраинах» (А.Н. Яхонтов «Первый год войны (июль 1914—июль 1915)». С. 286).
Весь вопрос был только в степени искренности «имперского патриотизма». Однако та сторона также умела напустить туману.
До сих пор в Русской Армии национальные формирования предусмотрены не были. Подлежавшие призыву народности направлялись в различные воинские части без учета национальной принадлежности. Подлежали призыву, правда, не все. С началом Великой войны старый порядок оказался нарушенным. Вслед за польскими легионами появились иные национальные формирования.
26 июля 1914 г. генерал-адъютант, Наместник Кавказа граф И.И. Воронцов-Дашков, через посредство Военного министра, обратился к Государю с предложением использовать «воинственные кавказские народы», чтобы сформировать из них войсковые части. Буквально на следующий день, 27 июля последовало Высочайшее соизволение: https://ru.wikipedia.org/wiki/Татарский_конный_полк



Дикая дивизия в Галиции. 1916 г.

Так было положено начало Кавказской туземной конной дивизии, более известной как «Дикая дивизия». На 90% она состояла из добровольцев-мусульман – уроженцев Северного Кавказа и Закавказья, которые, как и все туземные жители Кавказа и Средней Азии, по законодательству Российской Империи, призыву на военную службу не подлежали. Дивизию составляли три бригады из шести кавказских туземных конных полков (каждый в 4 эскадрона). В 1-ю бригаду входили: Кабардинский конный полк (из кабардинцев и балкарцев) и Дагестанский конный полк (приблизительно из 20 народностей). Во 2-ю – Татарский конный полк (из азербайджанцев) и Чеченский конный полк (из чеченцев). В 3-ю – Черкесский конный полк (из черкесов, абхазов и карачаевцев) и Ингушский конный полк (из ингушей). Дивизии была придана также Осетинская пешая бригада: https://ru.wikipedia.org/wiki/Кавказская_туземная_конная_дивизия
От добровольцев не было отбоя. И для этого у падких на всё внешнее, блестящее горцев были все основания.
Военный публицист и писатель Н.Н. Брешко-Брешковский, сын «бабушки русской революции», служивший впоследствии в Министерстве пропаганды Третьего Рейха и погибший во время английской бомбардировки Берлина, в романе, созданном на основе фронтовых корреспонденций, писал: «…Дикая дивизия совмещала несовместимое. Офицеры ее переливались, как цветами радуги, по крайней мере, двумя десятками национальностей. Были французы – принц Наполеон Мюрат и полковник Бертрен; были двое итальянских маркизов – братья Альбици. Был поляк – князь Станислав Радзивилл и был персидский принц Фазула Мирза. А сколько еще было представителей русской знати, грузинских, армянских и горских князей, а также финских, шведских и прибалтийских баронов? По блеску громких имен Дикая дивизия могла соперничать с любой гвардейской частью, и многие офицеры в черкесках могли увидеть имена свои на страницах Готского альманаха» (Н.Н. Брешко-Брешковский «Дикая дивизия». Рига. Б.г.).



Офицеры Дикой дивизии.

Начальником штаба дивизии был назначен полковник Яков Давидович Юзефович, литовский татарин магометанского вероисповедания, служивший в Ставке Верховного главнокомандующего.
Однако наиболее значимым было назначение Высочайшим приказом от 23 августа командиром дивизии младшего брата Царя, Свиты ЕИВ генерал-майора Великого Князя Михаила Александровича. «…Полки, видя Великого Князя на передовых позициях своих, – писал Н.Н. Брешко-Брешковский, – воспламенялись, готовые идти за ним на верную смерть. Он одним появлением своим наэлектризовывал горцев. И они полюбили его, полюбили за многое: прежде всего за то, что он брат Государя и храбрый джигит, а потом уже за стройность фигуры, тонкость талии, за умение носить черкеску, за великолепную посадку, за приветливость и за то, наконец, что у него была такая же ясная, безхитростная душа, как у них, этих наивных всадников» (Там же).



Великий Князь Михаил Александрович в Галиции. 1916 г.

Формирование дивизии завершилось в сентябре 1914 года. «Мусульмане льстят себя надеждой, – телеграфировал Великому Князю Михаилу Александровичу Елисаветпольский губернатор Г.С. Ковалев, – что с Божьей помощью они... дадут “просвещенным врагам” уроки рыцарства и чести»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Татарский_конный_полк
В октябре Дикая дивизия была доставлена эшелонами в Подольскую губернию, а в конце ноября воины ее вступила в бои на Юго-Западном фронте.
Во время Своего пребывания в Тифлисе в ноябре 1914 г. Государь обратился к депутации мусульман со следующими словами: «Выражаю Мою сердечную благодарность всем представителям мусульманского населения Тифлисской и Елисаветпольской губерний, отнесшегося так искренно в переживаемое трудное время, доказательством чему служит снаряжение мусульманским населением Кавказа шести конных полков в состав дивизии, которая под командою Моего брата отправилась для борьбы с общим нашим врагом. Передайте Мою сердечную благодарность всему мусульманскому населению за любовь и преданность России» («Летопись войны». № 17. Пг. 1914. 13 декабря. С. 272-273). Заметим, что многие воины дивизии были внуками, а возможно даже и сыновьями тех, кто еще сравнительно недавно с оружием в руках противостоял на Кавказе Русской Армии.
За три года Великой войны через службу в дивизии прошло в общей сложности более семи тысяч горцев. Около 3500 из них были удостоены Георгиевских крестов и медалей «За храбрость». Все офицеры дивизии были удостоены боевых орденов.
После переворота 1917 г. русская пресса имела все основания писать: «…Кавказская туземная дивизия, все те же многострадальные “дикие”, жизнями своими оплачивающие торгово-предательские счеты русской армии, “братания”…. […] “Дикие” спасли русскую армию в Румынии; “дикие” безудержным ударом опрокинули австрийцев и во главе русской армии прошли всю Буковину и взяли Черновицы. “Дикие” ворвались в Галич и гнали австрийцев неделю тому назад. И вчера вновь “дикие”, спасая отступавшую митинговую колонну, рванулись вперед и отбив позиции, спасли положение… “Дикие” инородцы… они заплатят России кровью за всю ту землю, за всю ту волю, которых требуют сегодня же организованные солдаты, бегущие с фронта на тыловые митинги»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Татарский_конный_полк
Существует красивая легенда о том, что части Дикой дивизии и после 1917 г. сохраняли верность данному им слову (присяге), не поддаваясь разрушительной пропаганде. Увы, всё это не соответствует фактам. Свою лепту в разложение наверняка внесла группа горских евреев, вступившая в свое время в Кабардинский конный полк (Ф. Кандель «Книга времен и событий. История российских евреев». Т. 2. Ч. 3. М. 2002. С. 811). Известно также, например, что 3-я бригада (в составе Ингушского и Черкесского конных полков), участвовавшая в ходе «корниловского мятежа» в походе на Петроград, отказалась исполнять приказ, а 350 всадников и вовсе перешли на сторону Керенского («Дневник и переписка Великого Князя Михаила Александровича 1915-1918». Сост. В.М. Хрусталев. М. 2012. С. 539).



Карачаевцы из 3-го Черкесского конного полка Дикой дивизии.

1 мая 1917 г. во Владикавказе открылся I съезд горских племен Кавказа. Одним из главных его инициаторов был ротмистр Чеченского конного полка Чермоев. 3 мая, по его предложению, председатель отправил на имя командира дивизии одобренную всеми делегатами телеграмму: «Представители всех горских племен Северного Кавказа и Дагестана, собравшиеся во Владикавказе на свой первый съезд для организации постоянного Союза объединенных горцев, написали на своем красном знамени борьбу всеми силами против реакции и за торжество федеративной демократической республики…» (О.Л. Опрышко «Кавказская конная дивизия. Возвращение из забвения…» Нальчик. 1999).
Вскоре после большевицкого переворота горцы стали расходиться по своим национальным саклям. Части переформированной в августе 1917 г. в Кавказский туземный корпус Дикой дивизии перешли в подчинение Центральному Комитету Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, двинувшись в места своего первоначального формирования. Там они вошли в подчинение образованному 1 декабря Терско-Дагестанскому правительству: https://ru.wikipedia.org/wiki/Ингушский_конный_полк
Татарский конный полк вошел в состав Мусульманского корпуса, а после провозглашения 28 мая 1918 г. Азербайджанской демократической республики был включен в состав Конной дивизии этого «государства». Командовать ею был назначен генерал-майор Персидский принц Фейзулла Мирза Каджар (1872–1920), бывший когда-то (с фев. 1915) командиром Чеченского конного полка, а затем (с сент. 1917) начальником 1-й Кавказской туземной конной дивизии. Впоследствии Принц был расстрелян большевиками: https://ru.wikipedia.org/wiki/Татарский_конный_полк



Подъесаул 2-го Дагестанского полка Принц Фейзулла Мирза Каджар.

Для России Дикая дивизия была не только потеряна, но послужила одним из орудий ее разрушения. Тысячи хорошо обученных воинов, обладавших большим боевым опытом, используя полученные ими навыки, яростно дрались между собой и с войсками метрополии.
Примерно тем же кончило и другое прославленное боевое подразделение – Текинский конный полк – сформированная на средства местного населения добровольческая часть, развернутая из Туркменского конного дивизиона. Полковым его праздником было 6 мая – день рождения Императора Николая II. Из 627 конников, состоявших в полку, 67 было награждено Георгиевскими крестами, более 70 – медалями «За храбрость»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Текинский_конный_полк
В 1917 г. часть была расформирована в Киеве, однако текинские всадники приняли активное участие в гражданской войне – сначала в составе Добровольческой армии, а затем в басмаческом движении под началом лидера нескольких туркменских племен Мухаммеда-Курбан Сердара, более известного в истории как Джунаид-хан. Ожесточенные столкновения с ним продолжались с 1918 г. до самой его смерти в 1938 г. сначала в Хорезме и Хиве, потом в Туркменистане и наконец в пограничных с Ираном и Афганистаном областях: https://ru.wikipedia.org/wiki/Басмачество



Штандартный эскадрон Текинского конного полка во главе с командиром полковником С.П. Зыковом (слева) на смотре частей войск 9-й армии, проводившегося Императором Николаем II под Хотином 29 марта 1916 г.

В сентябре 1914 г. в Закавказье началось формирование армянских добровольческих дружин, завершившееся в октябре-ноябре. Первоначально было образовано четыре дружины, но приток добровольцев буквально со всех концов мiра (особенно из США), поступление больших материальных средств и активность общественности подталкивали власти к дальнейшим шагам. Добровольческие дружины были преобразованы в отдельные батальоны, число которых возросло до шести.
Еще накануне Великой войны русский деятель правого толка А.С. Шмаков предупреждал об ожидающих на этом пути Российскую Империю серьезных опасностях: «На Кавказе, где ни татары [азербайджанцы], ни лезгины, ни чеченцы, ни осетины, ни даже изменявшие нам в последнюю турецкую войну абхазцы не мечтают о воссоздании самостоятельных государств, а лишь просят, чтобы над ними властвовал русский, потому что русский их победил, отнюдь не армянин, либо не грузин, – на Кавказе русские люди позорно изгоняются, а милость власти сперва еще колеблется между армянами и грузинами, мечтающими о Великой Армении и самостоятельной Грузии, в конечном же результате предпочтение отдается именно армянам, увы, не только более враждебным России и сильнее организованным, но и воочию пользующимся поддержкою Англии. – Власть как бы сама желает создать, под британским протекторатом, армянское владычество на Кавказе…» (А.С. Шмаков «Международное тайное правительство». М. 1912. С. 180-181).



Армянские федаи (жертвующие).

Следует помнить, что многие процессы, проходившие в начале ХХ в. в Закавказье контролировала образованная в 1890 г. в Тифлисе армянская революционно-националистическая партия Дашнакцутюн, ставившая себе целью «приобретение в Турецкой Армении с помощью восстаний политической и экономической свободы». Вскоре, однако, дашнаки перенесли свою деятельность на Русский Кавказ, открыв свои комитеты не только в местах постоянного поселения армян, но даже в Тифлисе и Баку (Н.Н. Дурново «Русская панславистская политика на Православном Востоке и в России». С. 51).


Федаин.

Еще в годы первой русской революции в Закавказье дашнаки выдвинули идею создания Закавказской федерации. По их мысли, все народности Кавказа должны были образовать ряд самоуправляющихся единиц. Руководить ими должен был парламент, который предполагалось создать в Тифлисе. При этом армяне не забывали и о себе. «Для усиления армянской народности в Закавказье» Дашнакцутюн активно привлекал «из Малой Азии десятки тысяч армянских выходцев, которых Кавказское наместничество предпочло русским» (Там же. С. 52).
Причина такого благоволения заключалась в том, что «русская власть оказалась нравственно захваченной армянскими заправилами-сепаратистами» (Там же. С. 51). Кавказский наместник граф И.И. Воронцов-Дашков и его предшественник, главноначальствующий Кавказской администрацией князь Г.С. Голицын были «окружены армянскими крезами, оборудующими нефтяные промыслы» (Там же. С. 45).
Аргументом в проведении своей линии дашнаки выставили грубую силу. Под предлогом борьбы с турецкими насилиями «армянским революционерам удалось вооружить значительное число армянской молодежи маузеровскими винтовками и другим оружием и даже добыть горную артиллерию, пулеметы и снарядить множество бомб» (Там же. С. 52).
«Не раз кавказские власти арестовывали армянские комитеты и их главных руководителей, – но каждый раз Тифлис их освобождал, благодаря сильному влиянию армян в закавказских канцеляриях» (Там же. С. 53). Революционеров перед русскими властями поддерживали не только крупные представители армянского финансового, торгового и промышленного капитала, но и армянское духовенство.



Армянские федаи из Шуши (Карабах).

В связи с этим приведем любопытный отрывок из стенографической записи заседания Совета Министров 4 августа 1915 г., участие в котором приняли государственный контролер П.А. Харитонов, Военный министр А.А. Поливанов и министр земледелия А.В. Кривошеин:
«П.А. Харитонов: А на Кавказе шествие вперед не прекращается.Чхеидзе […] кричал в Думе во время перерыва, что кавказскою армией командует не Верховный главнокомандующий и не Наместник, а графиня Воронцова-Дашкова, опутанная армянскими сетями. В самом деле, куда мы там, с позволения сказать, прём.
А.А. Поливанов: Известно куда – к созданию Великой Армении. Я вчера имел случай говорить с Его Величеством о кавказском движении и возможных печальных его последствиях, причем отметил, что собирание Земли Армянской составляет, по-видимому, основное стремление графа Воронцова-Дашкова. На этих словах Государь Император, ласково улыбнувшись, соизволил поправить меня – не графа, а графини.
А.В. Кривошеин: Господа, обратите внимание, какое знаменательное историческое совпадение: на значение графини Воронцовой в кавказской стратегии указывает Его Императорское Величество и… лидер социал-демократической фракции Государственной думы г-н Чхеидзе» («Тяжелые дни. (Секретные заседания Совета министров 16 июля – 2 сентября 1915 года)». С. 37).



Графиня Елизавета Андреевна Воронцова-Дашкова (1845–1924), урожденная графиня Шувалова – фрейлина Двора, позднее статс-дама, кавалерственная дама ордена Святой Екатерины. Скончалась в Висбадене.
Граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1837–1916) – личный друг Императора Александра III, организатор «Священной Дружины» (1881), министр Императорского Двора и Уделов (1881-1897), Наместник на Кавказе (1905-1916). Скончался 15 января 1916 г. в Алупке.


В июле 1917 г., уже после переворота, по настойчивым просьбам армянских общественных организаций Петрограда и Тифлиса, не так давно преобразованные из добровольческих дружин батальоны были развернуты в полки. К октябрю уже существовали две армянские дивизии, а в декабре, с разрешения советского верховного главнокомандующего Н.В. Крыленко, был образован добровольческий армянский корпус в составе двух дивизий, конной бригады, западноармянской дивизии, Лорийского, Шушинского, Ахалкалакского и Хазахского полков и езидской конницы Джангира-Аги: https://ru.wikipedia.org/wiki/Армянский_корпус_(Российская_империя)


Вторая армянская дружина. Молебен перед выступлением. Третий справа Драстамат Канаян (генерал Дро). 1915 г.

Таким образом, армия провозглашенной 28 мая 1918 г. сепаратистской Республики Армения была сформирована в результате странного единства военного руководства Российской Империи и Советской власти.
Еще в дореволюционную пору некоторые, наиболее дальновидные и государственно мыслившие представители властей с опаской смотрели на расширение армянских военных формирований, резонно замечая, что отряды эти вполне «могут послужить основой для создания национальной армии»:

https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Farmeniansite.ru%2Fistoriya-armenii%2F194-pervaya-mirovaya-vojna-genotsid-armyan-v-osmanskoj-imperii-1915-g.html
И для подобных опасений, заметим, были все основания. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с биографиями деятелей армянского добровольчества. Итак, вот всего лишь несколько имен, но за скупыми строчками «объективок» скрываются прямо-таки удивительные вещи, которые не могут нас не заставить задуматься.


А. Срванцтян.

Амазасп Срванцтян (1873–1921) – вместе с другими дашнаками арестован в 1908 г. и выслан в Сибирь на 15 лет. В 1913 г. смог бежать и уехал в Европу. Во время Великой войны командовал 3-й армянской добровольческой дружиной. Его дружина сражалась во многих боях. В 1918 г. участвовал в сражениях за Баку, командуя Армянской бригадой (3500 чел.). После установления советской власти был арестован и убит в Ереванской тюрьме.


Д. Канаян («генерал Дро»).

Драстамат Канаян (1882–1956) – в 1903 г. вступил в ряды Дашнакцутюн. Уже в том же году принимал участие в покушении на командующего войсками Кавказского военного округа князя Г.С. Голицына. В мае 1905 г. в Баку взорвал Бакинского губернатора князя М.А. Накашидзе. Вместе со своим другом Мартиросом в Александрополе (Гюмри) уничтожили Кутаисского генерал-губернатора генерал-майора А.М. Алиханова-Аварского. Во время Великой войны командовал 2-м Армянским добровольческим полком армии на Кавказском фронте. В 1917 г. комиссар Армянского корпуса. В 1918 г., во время армяно-грузинского конфликта был командующим военной группировки Армянской армии в Лори. В 1920 г. назначен военным министром Республики Армения. После установления советской власти был временно назначен командующим войсками Советской Армении. В феврале 1921 г. участвовал в восстании против коммунистического режима. После подавления восстания перешёл границу и эмигрировал в Румынию. Перед началом Второй мiровой войны вошёл в контакт с правящими кругами Германии и принял активное участие в создании батальонов Армянского легиона, будучи назначенным его командующим. После войны ему удалось выехать в США. В 2000 г. останки генерала Дро были привезены в Армению.


Гарегин Нжде во время Балканский войн 1912-1913 гг.

Гарегин Нжде (Тер-Арутюнян) (1886–1955) родился в семье священнослужителя. В 1904 г. вступил в Дашнакцутюн В 1909 г. занимался на Кавказе организацией закупок и транспортировкой оружия и боеприпасов для иранской революции.
Как пишет в одной из своих работ исследователь Вольфганг Акунов, «активное участие “дашнаки”, вместе с другими кавказскими революционерами, принимали в революционных событиях, разыгравшихся в описываемое время в Персии (Иране), за полное подчинение которой своей власти боролись две тогдашние величайшие империи мiра – Российская и Британская. Россия поддерживала Персидского шаха Мохаммада Али, Англия – сторонников оппозиционного Шаху персидского парламента-меджлиса (своего рода персидский аналог “младотурок”). В помощь Шаху при помощи русских военных советников была сформирована Персидская казачья бригада […] …В рядах этой бригады служил Мохаммад Реза-Хан, будущий основатель новой Иранской династии Пехлеви (фактически свергнутый в 1941 г. англо-советскими силами вторжения, оккупировавшими Иран). После роспуска шахом меджлиса 23 июня 1908 г. столица персидского Азербайджана – г. Тебриз – оказался во власти революционеров. Последние обратились к кавказским социал-демократам с просьбой о помощи в борьбе против “шахского деспотизма”. Кавказский комитет РСДРП направил в Персию десятки революционных боевиков и бывших солдат, вооруженных пистолетами (главным образом – маузерами) и бомбами. Грузинские социал-демократы и “дашнаки” приняли активное участие в обороне Тебриза от шахских войск. Несмотря на то, что полковник Ляхов со своими персидскими казаками прочно удерживал под властью Шаха столицу Персии Тегеран, Мохаммад Али так и не смог распространить свою власть на Тебриз. Персидские революционеры-националисты под командованием “дашнака” Ефрем-Хана Давидянца овладели г. Решт, столицей провинции Гилян. Впоследствии Ефрем-Хан Давидянц даже вошел в состав революционного персидского правительства»: https://proza.ru/2015/04/06/1144
Занимаясь поставками оружия для персидских революционеров, Гарегин Нжде был арестован и в течение трех лет находился в заключении. В 1912 г., выйдя на свободу, уезжает в Болгарию и вместе с Андраником организует там Армянские добровольческие формирования для участия в Балканской войне против Турции. В составе Македоно-Одринской воинской группировки принимает участие в 1-й Балканской войне, удостаиваясь вместе с Андраником высших офицерских чинов, наград, а также звания «герой Балканских народов» и Греции.



Один из армянских национальных лидеров Андраник Озанян (1865–1927) в годы Великой войны возглавлявший добровольческие дружины. Рисунок из московского журнала «Искры» 1915 г.

В 1914 г., получив амнистию, возвращается на Кавказ, где участвовал в создании Армянских добровольческих отрядов, полков и батальонов. Костяк армянских добровольческих дружин составляли федаи (жертвующие), члены повстанческих вооруженных отрядов, с конца XIX в. действовавших в Западной (турецкой) Армении, в целом проникнутых революционным и националистическим духом. Лучше всего об этом свидетельствуют слова их боевой песни:
Да здравствует наша Армения-мать!
Свободной должна ты, Армения, стать!

В годы Великой войны Нжде командовал различными воинскими частями на разных участках Кавказского фронта.



Нжде командующий добровольческими частями в Северной Армении. Почтовая открытка 1918 г.
За участие в боях он был удостоен орденов: в 1915 г. – Св. Владимiра 3-й степени и Св. Анны 4-й степени, а в 1916-м – Св. Георгия 3-го и 2-го класса.


После переворота 1917 г. Нжде участвовал в создании армии Республики Армения (1918-1920), а в 1930-е гг. тесно сотрудничал с руководителями Третьего Рейха.
«В Германии и в других странах Европы, – пишет в другой своей работе В. Акунов, – были созданы молодежные националистические организации, национал-социалистические и фашистские организации армянских эмигрантов, действовавшие в Берлине, Мюнхене, Бухаресте, Софии и других городах стран Европы. В Болгарии и Румынии были сформированы боевые группы армянских националистов […] Ряд […] бывших бойцов отрядов Нжде – вошли в состав частей специального назначения германской контрразведки (абвера) и, в частности, в состав особого соединения той же структуры “Бранденбург” (выросшего к […] 1939-1945 гг. до размеров дивизии). До конца 1944 г. Имперское министерство пропаганды доктора Йозефа Геббельса публиковало еженедельник “Айастан” (“Армения”) для армянских легионеров, издававшийся на армянском и немецком языках. 15 декабря 1942 г. […] был учрежден Армянский Национальный Совет, ратовавший за интересы армян “Новой Европы” (под германским руководством). […] В феврале 1944 г. по приказу министра Восточных территорий Альфреда Розенберга был сформирован Объединенный Армянский Штаб под руководством Вардана Саркисяна, координировавший действия всех армянских воинских и разведывательных формирований в составе вермахта и абвера. [Существует] портрет Гарегина Нжде – генерала трех армий (Русской, Армянской и Германской), награжденного Железным крестом, – в форме Армянского Легиона вермахта […] Тема сотрудничества армянской эмиграции – в первую очередь, бывшего городского головы Тифлиса и премьер-министра Армянской республики – руководителя парижского Армянского комитета Александра Хатисяна (Хатисова) [хорошего знакомого Великого Князя Николая Николаевича: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/232289.html], бывшего военного министра независимой Армении генерала Драстамата Канаяна, Альфреда Мурадяна (попечителя Армянского легиона германского вермахта), Сурена Бекзадяна, Арменика Джамаляна, Вардана Саркисяна – командира “Армянской боевой группы (полка) Кавказского соединения СС” – и многих других с Третьим Рейхом Адольфа Гитлера слишком обширна»: https://myrt.ru/read/186537-bor-ba-davida-s-goliafom.html
Нжде постоянно посещал учебные лагеря, центры и батальоны Армянского Легиона, а также был одним из создателей Кавказского блока, находившегося в ведении рейхсминистра Альфреда Розенберга. Последний подготовил и представил план-проект Главного комиссариата Армении, подчеркнув, что это образование явится «разделяющим поясом, препятствующим распространению пантюркизма на Восток».
В конце октября 1944 г. Гарегин Нжде был арестован СМЕРШем в Болгарии и перевезён в Москву. Допросы и следствие было завершено в 1948-м. Вплоть до 1952 г. он был заключен во Владимiрскую тюрьму. 1952-1953 годы Нжде провел в Ереванской тюрьме. Летом 1953-го последовал еще ряд переводов: в Сибирь, Ташкент, а оттуда снова во Владимiрскую тюрьму, где он и скончался. Как это ни удивительно, но брату выдали тело, правда погребен он был не в Армении. Но в 1983 г. его останки всё же перезахоронили на родине: http://forum.vardanank.org/index.php?showtopic=81579
А в 2016 г. в самом центре Еревана Гарегину Нжде был отрыт бронзовый памятник.




Еще одним национальным воинским формированием в Закавказье в период Великой войны стали созданные 6 апреля 1915 г. Тифлисская и Кутаисская добровольческие дружины, позднее реорганизованные в Грузинский стрелковый батальон.
В марте 1916 г. Великий Князь Николай Николаевич (в то время уже Наместник Кавказа) обратился к начальнику штаба Верховного главнокомандующего генералу М.В. Алексееву с просьбой разрешить сформировать Грузинский конный полк. 23 апреля разрешение было дано. (Обращаем внимание вновь на эту связку: Николай Николаевич – генерал Алексеев, – как и в случае с польскими легионами.) Основой части стала конная сотня стрелкового полка. 31 октября 1916 г. формирование полка было завершено. После переворота 1917 г. – по общей схеме – приступили к организации Грузинского армейского корпуса (5 ноября), послужившего, как и в других описанных нами случаях, основой сепаратистской армии Грузинской демократической республики, провозглашенной 26 мая 1918 г. после распада Закавказской федерации: https://ru.wikipedia.org/wiki/Грузинский_корпус



Командир Грузинского армейского корпуса генерал-лейтенант В.Д. Габаев со своими адъютантами. 1918 г.

Свершилось то, о чем еще совсем недавно сепаратисты могли лишь мечтать. Еще в 1907 г. Гаагской мирной конференции был передан «Меморандум грузинского народа», в котором содержалось требование о предоставлении Грузии национальной автономии. Тогда же думские депутаты-меньшевики, вольный каменщик И.Г. Церетели (1881–1959) и близкий к масонским кругам И.И. Рамишвили (1859–1937) обратились в Гаагский международный трибунал с требованиями «восстановить Грузинское Царство» (Н.Н. Дурново «Русская панславистская политика на Православном Востоке и в России». С. 19).


Продолжение следует.
Tags: Великая война 1914-1918, Михаил Александрович, Николай II
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments