sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Categories:

РОССIЙСКАЯ ИМПЕРIЯ и||und DEUTCHES REICH (25)




Рассыпающееся единство (начало)


Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет.
Лк. 11, 17.

Разве разделился Христос?
1 Кор. 1, 13.

Разделилось сердце их, за то они и будут наказаны.
Осия 10, 2.


Через четыре дня после первого вышло второе воззвание Верховного главнокомандующего «К русскому народу», датированное 5 августа:
«Братья! Творится суд Божий. Терпеливо, с христианским смирением в течение веков томился Русский народ под чужеземным игом, но ни лестью, ни гонением нельзя было сломить в нем чаяний свободы. Как бурный поток рвет камни, чтобы слиться с морем, так нет силы, которая остановила бы русский народ в его порыве к объединению. Да не будет больше подъяеремной Руси. Достояние Владимiра Святого, земля Ярослава Осмомысла, Князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, великой, нераздельной России. Да свершится Промысел Божий, благословивший дело Великих собирателей Земли Русской. Да поможет Господь Царственному Своему Помазаннику Императору Николаю Александровичу всея России завершить дело Великого Князя Ивана Калиты. А ты, многострадальная братская Русь, встань на сретение Русской рати.
Освобождаемые русские братья! Всем вам найдется место на лоне матери России. Не обижая мирных людей, какой бы они ни были народности, не полагая своего счастья в притеснении иноземцев, как это делали швабы, обратите меч свой на врага, а сердца свои – к Богу с молитвой за Россию, за Русского Царя.
Верховный главнокомандующий, генерал-адъютант Николай».

(М.К. Лемке «250 дней в Царской Ставке. 1914-1915». С. 23-24).



Листовка с воззванием «Русскому народу!» Великого Князя Николая Николаевича. 5 августа 1914 г.

Воззвание это было написано тем же князем Г.Н. Трубецким (Кн. Гр.Н. Трубецкой. «Русская дипломатия 1914-1917 гг. и война на Балканах». С. 35) Оно было принято на заседании Совета Министров 30 июля («Совет Министров Российской Империи в годы первой мiровой войны. Бумаги А.Н. Яхонтова». С. 25, 27, 364, 36). Этот документ, обращенный к «русскому населению» Австро-Венгрии, как полагали некоторые, «обезценивал» первое «воззвание к полякам» (Барон Н.Н. Врангель «Дни скорби». С. 35).
Наконец, 4 сентября было обнародовано третье воззвание Великого Князя – «к народам Австро-Венгрии»:
«Вступая во главе российского войска в пределы Австро-Венгрии, Именем Великого Русского Царя, объявляю вам, что Россия, не раз уже проливавшая свою кровь за освобождение народов от чужеземного ига, ничего иного не ищет, кроме восстановления права и справедливости. Вам, народы Австро-Венгрии, она также несет теперь свободу и осуществление ваших народных вожделений. Австро-Венгерское правительство веками сеяло между вами раздоры и вражду, ибо только на вашей розни зиждилась его власть над вами. Россия, напротив, стремится только к одному, чтобы каждый из вас мог развиваться и благоденствовать, храня драгоценное достояние отцов – язык и веру, и, объединенный с родными братьями, жить в мире и согласии с соседями, уважая их самобытность. Уверенный, что вы будете всеми силами содействовать достижению этой цели, призываю вас встречать русские войска, как верных друзей и борцов за ваши лучшие идеалы» (А.Н. Яхонтов «Первый год войны (июль 1914—июль 1915)». С. 285).



Герб Галицийской губернии. Рисунок Георгия Нарбута на обложке петербургского журнала «Лукоморье» (№ 24. 1914 г.).

Все три обращения «переносили идеологию войны в другую плоскость: из оборонительной она становилась как бы наступательной. Вынужденная защита против двинувшихся на Россию и славянство немецких держав претворяется в активную идею собирания разделенных и угнетенных славянских народностей под скипетром Русского Царя. […] Это являлось уже открытою политическою программою» (Там же.)
О том, как проходило обсуждение второго воззвания, ничего конкретного пока неизвестно, также как и о третьем воззвании, как таковом, за исключением, правда, весьма важного свидетельства А.Н. Яхонтова: «Совет Министров оказался в весьма щекотливом положении. Хотя о двух первых воззваниях он и был заранее осведомлен министром иностранных дел, но содержание их и фразеология, не лишенная преувеличений военного пафоса, были установлены без его участия. Другие же воззвания представляли собою, по-видимому, всецело инициативу Ставки. Между тем эти акты выдвигали на очередь сложнейшие вопросы государственного порядка, разрешение которых, разумеется, требовало большой подготовительной работы» (Там же. С. 286).
За спешкой (вполне вероятно, что цейтнот был даже специально создан) воззвания эти никем специально не анализировались. А жаль. Даже немногие из дошедших до нас суждений о них заставляют смотреть на воззвания отнюдь не как на документы, преследовавшие исключительно ура-патриотические цели.
Французский посол М. Палеолог расценивал второе воззвание Великого Князя, как призыв «к свержению ига Габсбургов». Подданные Австро-Венгрии должны были сами, «наконец, реализовать свои национальные устремления» (М. Палеолог «Дневник посла». С. 114-115). Обоснованность такого впечатления подтверждал составитель этого документа князь Г.Н. Трубецкой: содержащийся в нем «лозунг уважения к правам народностей был очень важен» (Кн. Гр.Н. Трубецкой. «Русская дипломатия 1914-1917 гг. и война на Балканах». С. 35).
Иные акценты содержатся в дневниковой записи президента Франции Р. Пуанкаре: «Россия опять выступила с новой инициативой, на сей раз Сазонов не является ее единственным виновником, однако она не более удачна. Великий Князь обратился к народам Австро-Венгрии с манифестом, призывающим их сбросить иго Габсбургов. И осуществить, наконец, свои национальные устремления. В этом же духе Русское правительство советует Румынскому правительству занять Трансильванию и предлагает ему участвовать вместе с русскими войсками в оккупации Буковины. Как ни относиться к этим проектам, они носят чисто политический характер, они затрагивают важные вопросы и предрешают условия мира. Недопустимо, чтобы Россия открыто устанавливала их по-своему, не посовещавшись ни с Англией, ни с Францией» (Р. Пуанкаре «На службе Франции 1914-1915». С. 247).
Акценты эти продиктованы были, несомненно, чувством ревности человека, ощущавшего себя своего рода арбитром. Однако, в свете дальнейших событий, реакция эта демонстрирует непроницательность Пуанкаре как политика. Дело в том, что заложенные в воззваниях Николая Николаевича идеи предвосхищали программу «о малых народах» американского президента Вудро Вильсона/Вольфсона (1856–1924), которого на родине называли «марионеткой Ротшильдов». Программа эта была сформулирована в его речи перед Конгрессом 8 января 1918 г., получившего впоследствии название «Четырнадцати пунктов».



«Совет четырёх» на Версальской мирной конференции 1919 г. Слева направо: Д. Ллойд-Джордж, В. Орландо, Ж. Клемансо и В. Вильсон.

Еще до окончания Великой войны по указанию Вильсона в США была создана государственная комиссия по геополитике «Расследование», ведущую роль в которой играл Исаия Боуман. Другим разработчиком этой внешнеполитической идеологии был советник президента «полковник Хауз» – Эдуард Мандель Хауз (1858–1938), говоривший о себе: «Я власть позади трона»: https://topwar.ru/4489-chto-takoe-plan-hausa.html
По свидетельству доктора политических наук И.Н. Панарина, этот влиятельный советник 28-го президента «создал еще в 1916 году неофициальную группу экспертов для выработки модели будущего мiра и роли в нем США. Исследователи отмечают не по чину огромное влияние этого серого кардинала, при котором Государственный департамент США сошел на положение промежуточной инстанции для воплощения его идей и архива официальной корреспонденции. Секретная дипломатическая переписка проходила непосредственно через маленькую квартиру на 35-й Ист-стрит. Послы воюющих стран обращались к нему, когда хотели повлиять на решения правительства или найти поддержку в паутине трансатлантической интриги. Связи полковника были весьма разнообразны и нетрадиционны: банкиры Вандерлип, Варбург и Шифф, молодые братья Аллен и Джон Фостер Даллес, раввин Уайз, журналисты и комментаторы, эксперты, Бальфур и Ллойд-Джордж» (И.Н. Панарин «Информационная война и геополитика». М. 2006. Гл. 6. Имперская геополитика США Вильсона).



Полковник Хауз. 1919 г.

В программе Вильсона, подчеркивал У. Черчилль, было «два непременных условия, – восстановление независимой Польши и возвращение Эльзас-Лотарингии Франции» (У. Черчилль «Мiровой кризис». Гл. VI. Четырнадцать пунктов). Однако не только они меняли резко карту послевоенной Европы. Были и другие важные пункты:
9. «Исправление границ Италии должно быть произведено на основе ясно различимых национальных границ».
10. «Народы Австро-Венгрии, место которых в Лиге Наций мы хотим видеть огражденным и обезпеченным, должны получить широчайшую возможность автономного развития».
12. «Турецкие части Оттоманской империи, в современном ее составе, должны получить обезпеченный и прочный суверенитет, но другие национальности, ныне находящиеся под властью турок, должны получить недвусмысленную гарантию существования и абсолютно нерушимые условия автономного развития».
13. «Должно быть создано независимое Польское государство, которое должно включать в себя все территории с неоспоримо польским населением, которому должен быть обеспечен свободный и надежный доступ к морю, а политическая и экономическая независимость которого, равно как и территориальная целостность, должны быть гарантированы международным договором».



Американская миссия, направленная на союзническую конференцию в Париж.

«Главное в этом проекте, – подчеркивает И.Н. Панарин, – это отказ от национального интереса как основы политики и снижение традиционной роли национальных государств, создание первого типа универсальной международной организации – Лиги Наций и интернационализация международных проблем. США сумели подменить цели войны, ради которых французы, немцы, англичане и русские гибли на фронтах» (И.Н. Панарин «Информационная война и геополитика». Гл. 6. Имперская геополитика США Вильсона).
И все-таки наиболее замаскированным выглядел 6-й пункт: «Освобождение всех русских территорий…» Как показало будущее, он носил демагогический характер, ничего общего с действительностью не имевший.
Хорошо известно сделанное незадолго до окончания Великой войны высказывание Хауза (дневник от 19 сентября 1918 г.): «…Остальной мiр будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мiре будут четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделенная европейская часть страны»:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Хауз,_Эдуард
«Уже в начале 1918 года полковник Эдуард Хауз под влиянием Исайи Боумана также начал разрабатывать планы расчленения России, рассматривая прежде всего Сибирь как американскую вотчину, аннексия которой для США являлась бы только делом времени. Россию ни в коем случае нельзя было оставить нерасчлененной, подчеркивал он: “Она слишком велика и слишком гомогенна для нашей безопасности”. […]
В октябре 1918 года правительство Вильсона разработало тайные “комментарии к 14 пунктам”, в которых предлагалось окончательно решить “русский вопрос” при помощи расчленения Советской России на отдельные “самостоятельные области”, подвластные США.
Американские правители объявили Россию “более не существующей” и требовали не только выделения Польши, Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии из состава бывшей Российской Империи, но также отделения от советской России Украины, Сибири, Кавказа и других территорий. Наглядным примером планов США уничтожения Советской России служит официальная карта, составленная госдепартаментом США для Парижской мирной конференции и озаглавленная “Предлагаемые границы в России”.
На этой карте от России не было оставлено ничего, кроме Среднерусской возвышенности. В приложении к этой карте говорилось: “Всю Россию следует разделить на большие естественные области, каждая со своей экономической жизнью. При этом ни одна область не должна быть настолько самостоятельной, чтобы образовать сильное государство”» (И.Н. Панарин «Информационная война и геополитика». Гл. 6. Имперская геополитика США Вильсона).
Постепенно от слов переходили к делу. «…На Парижской мирной конференции Совет четырех вынес в одностороннем порядке решение от 14 мая 1919 года о передаче Армении в качестве мандатной территории США. 21 мая 1919 года Совет четырех распространил мандат США на всю Армению, Азербайджан и на весь Кавказ. На заседании Совета глав делегаций 15 ноября 1919 года, по предложению Полка (США), полномочия верховного комиссара союзников в Армении, американского полковника Хакселя были распространены на Грузию и Азербайджан. США предполагали к 1920 году добиться полного господства на Каспийском море. Методы прикрытой интервенции во всех этих частях Советской России включали использование марионеточных, так называемых «национальных правительств» в качестве агентов установления американского господства» (Там же).
Не лучшая участь ожидала и остальные «реакционные» народы – подданных побежденных держав. Английский генерал Смутс в своем памфлете предлагал: «Несомненно, единственно возможный и правильный государственный подход это сделать Лигу Наций новым владельцем всех этих Империй в самом широком значении этого слова… Гигантская задача встанет перед Лигой Наций как правонаследника этих Империй». И далее: «Народы, образовавшиеся после распада России, Австро-Венгрии и Турции, в своем подавляющем большинстве совершенно неискушенные в политическом отношении, т.е. политически совершенно необразованные. Большинство из них или совершенно не в состоянии управлять собою, или проявляет явную недостаточность в силе самоуправления, – эти народы потребуют долговременного ухаживания и воспитания для достижения экономической и политической самостоятельности»:

http://www.us666.ru/sssr7.htm#ПЕРВЫЙ%20ПЛАН%20США%20РАСЧЛЕНИТЬ%20СОВЕТСКИЙ%20СОЮЗ


Вудро Вильсон после возращения с Версальской конференции. 1919 г.

За «миротворческие» усилия Вильсону в 1919 г. была присуждена Нобелевская премия.
«Президент, – саркастически вспоминал премьер-министр Великобритании Ллойд-Джордж о выступлениях Вильсона на мирной конференции, – глубоко уверовал, что он — миссионер, призванный спасти бедных европейских язычников…»
Знаменательный разговор произошел между бывшим командиром Отдельного Псковского добровольческого корпуса генералом А.Е. Вандамом и ближайшим сотрудником генерала Н.Н. Юденича, контр-адмиралом В.К. Пилкиным в Париже 11 мая 1920 г.:
«– Англо-саксы, – сказал мне почтенный Алексей Ефимович, – имеют теперь ключи от всего мiра. Даже Константинополь в их руках. Теперь они могут и будут эксплуатировать весь мiр. Не думайте, что Англия и Соединенные Штаты столкнутся на чем-нибудь. Нет, они, наверное, сговорятся. Они уже теперь сговорились. […]
– Если это факт, – сказал я, – то выводы напрашиваются сами собою: необходима коалиция континентальных держав против Англии. Необходим союз Франции, России и Германии. […]
– Вы знаете, – сказал он мне, – еще в 1916 г. Англия пришла к заключению, что война против Германии ею выиграна. Уже в 1916 г. она знала, что Америка в 1917 году выступит. В это время у английских политических деятелей, у Ллойда Джорджа родился план начать борьбу со следующим очередным противником Англии, с Россией. Говорят, что существует соответствующая записка по этому поводу Ллойда Джорджа. Совсем не для того, чтобы действительно была борьба с Германией, устроили англичане революцию в России. Это был удар, направленный Англией против России. И большевики, может быть, вовсе не германское, а английское изобретение.



Генерал-майор Алексей Ефимович Вандам/Едрихин (1867–1933) – военный разведчик и аналитик. 1920 г.

– Но ведь они всё время поддерживали, хорошо ли, худо ли, белые армии в борьбе с большевиками.
– Вот в том-то и дело, что нет. Англичане никогда бы не допустили победы Колчака, Деникина, Юденича. Они им были нужны, Деникин – чтобы защищать Кавказ с нефтяными богатствами, пока не вывезли в Англию; Юденич нужен был, чтобы под защитой Северо-Западной армии образовалась бы и окрепла новая английская колония “Республика Эстия”; Колчак был нужен, чтобы отвлекать силы большевиков от Деникина. Никогда бы Англия не допустила Деникину взять Москву, Юденичу – Петроград. […]
…Посмотрите… у меня целый ряд книг о политике и о войне немцев и англичан […], но у английских не открывается ни одна карта. Они знают, что политика и стратегия дело целых поколений, и молчат, понимая, что нельзя открывать секреты этой войны. Немцы этого не понимают, они считают, что наступил конец мiра с окончанием этой войны, и высказывают всё, все свои планы, свои цели…» (Адмирал В.К. Пилкин «В Белой борьбе на Северо-Западе. Дневник 1918-1920». М. 2005. С. 336-337).



Продолжение следует.
Tags: Великая война 1914-1918
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments