sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Categories:

ВЕНОК АДМИРАЛУ (8)




Леонид МАРТЫНОВ

АДМИРАЛЬСКИЙ ЧАС


1.
Парад. Толпы нестройный гул.
Бомонд вокруг премьер-министра.
«Шеренги, смирно! На к’раул!..»
Колчак идет, шагая быстро.
И помнишь – рейд. Республиканцы.
«Колчак, сдавай оружье нам!»
Но адмирал спешит на шканцы
Оружье подарить волнам.
И море страшно голубое:
«Жить, умереть, не всё ль равно?
Лети, оружье золотое,
Лети, блестящее, на дно!»
А после – Омск. И пыльный май.
Киргиз трясется, желт и глянцев.
Его узорный малахай –
Экзотика для иностранцев.
Моторов шум, торговцев крик...
Капризничают интервенты.
Коверкать английский язык
Пытаются интеллигенты.
Самарцы в каждом кабаке
Свой «шарабан» горланят хором.
И о «великом» Колчаке
Бормочет пьяный под забором.


2.
Над зданиями флаги ярки,
Но город сер и немощен.
За кладбищем, в воздушном парке,
Французских аппаратов стон.
Идут белогвардейцев взводы,
Перекликаясь и шумя;
Сторожевые пароходы
Плывут по Иртышу, дымя.
Вот к набережной мирный житель
Спешит, сопутствуем женой,
Смотреть, как черный истребитель,
Шипя, вползает в Омь кормой.
Стремительный автомобиль
Сбегает с наплавного моста.
Соленая степная пыль
Покрыла город, как короста...
И всюду – беженская тля.
Сенсации ей надо громкой:
«Вечерний выпуск! Близ Кремля
Пристрелен Троцкий незнакомкой!»
«Мсье Нулланс царскую семью
Увез в автомобиле крытом» –
Так уверяет интервью
С архангельским митрополитом...
А в общем – гниль. Эсерский вздор.
Конец бы этому кагалу!
И вот крадется, словно вор,
Посол казачий к адмиралу.
О том узнавшие – молчат.
Лишь шепчут старые вояки,
Что волк морской степных волчат
Готовит к предстоящей драке.


3.
А в «Люкс», «Буффало» и «Казбек»
И в залы дорогих гостиниц
Глядит прохожий человек
С таким же чувством, как в зверинец.
Возможен ли народный гнев,
Дерзнут ли выступить повстанцы,
Когда туземок, опьянев,
Взасос целуют иностранцы?
Таков неписаный закон!
И коль француз угоден даме,
То русский хоть и возмущен,
Но удаляется задами...
Жара. И в дорогих мехах
Сопят красотки, как зверухи.
Делец хлопочет, впопыхах
Жилет не застегнув на брюхе.
Купить-продать он всё готов:
Валюта, спирт, медикаменты,
Не покупает лишь домов, –
Спокойней есть апартаменты.
Какие? – Например, экспресс.
Вы помните судьбы уроки?
В Самаре сел, а после слез
Ну, скажем, во Владивостоке...
Ах, стала б Хлоя в этот час
Безпутнее, чем Мессалина!
Ведь плата страсти: первый класс
От Омска прямо до Харбина.
А те, кто, честью дорожа,
Удобный пропускают случай,
Пусть путешествуют, дрожа,
В теплушке вшивой и вонючей.


4.
Вот юноша (неловок он
В шинели длинной, офицерской),
Насилует здоровый сон
Он по ночам в таверне мерзкой.
Но юноша идет туда
Не пить и не забавы ради –
Поэтов сонных череда
Там проплывает по эстраде.
И песенка у всех одна –
Читают медленно и хмуро,
Что к гибели присуждена
Большевиками вся культура...
Вот девушка, она мила.
Из Мани превратилась в Мэри.
Она присуждена была
Чекой Московской к «высшей мере».
За что? – Не всё равно ли вам!
И тень на личике невинном:
Она недоедала там
И... торговала кокаином.
Теперь: наряды, хлеб в избытке,
Театр, купанье в Иртыше,
Наикрепчайшие напитки
И жуть какая на душе.


5.
Но алый пламень не погас, –
Он в хижинах мерцал нередко.
Угрюмых слов и дерзких глаз
Не уследила контрразведка.
И ночь была, и был мороз,
Снега мерцали голубые,
Внезапно крикнул паровоз,
Ему ответили другие.
На паровозные гудки
Откликнулся гудком тревожным
Завод на берегу реки
В поселке железнодорожном.
Центральный загудел острог.
Был телефонов звон неистов:
«Приказ: в наикратчайший срок
Прикончить пленных коммунистов!»
И быстро стих неравный бой.
Погибла горсть нетерпеливых.
И егеря трубят отбой.
У победителей кичливых
Банкеты, речи и вино.
И дам, до ужасов охочих.
Везет гусар в Куломзино
Смотреть расстрелянных рабочих.


6.
Был день последний безтолков.
«Падет ли Омск?» – кипели споры
Пьянчуг, а внутрь особняков
Уж заглянули мародеры...
А вечером, часам к восьми,
Просторы степи стали мглисты,
И, чтоб под Омском лечь костьми,
Вооружились гимназисты.
Но мягким снегом замело
И боя не произошло.
Без боя отдали былое.
Киргиз-погонщик закричал,
Затерянный в лохмах метели.
И, потянувшись на вокзал,
Обозы четко заскрипели.
Бегут вассалы Колчака,
В звериные одеты шкуры,
И дезертир из кабака
Глядит на гибель диктатуры.
. . . . . . . . . . . . . . .
Морозным утром город пуст.
Свободно, не боясь засады,
Под острый, звонкий, снежный хруст
Вступают красные отряды.
Буржуй, из погреба вылазь!
С запасом калачей и крынок,
Большевиков слегка страшась,
Идут молочницы на рынок.
Обосновавшись у лотка,
Кричит одна, что посмелее:
– Эй, красный, выпей молока,
– Поди-кось нет его в Расее!

1924 г.


Автор этой поэмы, первые наброски которой были написаны им еще в 14 лет, в 1919 году, – известный впоследствии поэт Леонид Николаевич Мартынов (1905–1980), принадлежавший к возникшей в 1928 г. в Новосибирске литературной группе «Памир» и ее преемнице – «Сибирской бригаде», созданной в Москве осенью 1930-го. Отличительной чертой входивших в них литераторов был интерес к адмиралу А.В. Колчаку.
Расколовшийся на чекистском следствии член «Сибирской бригады» поэт Павел Васильев (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/253466.html) показывал о Леониде Мартынове на допросе (4 марта 1932): «Талантливейший и честнейший человек. Романтик. Считает Сибирь незавоеванным краем. Колчака уважает. Ярый враг крестьянства. Сторонник цивилизации на английский манер. Вообще от Англии без ума. Областнические установки».
Областничество (сибирский сепаратизм) – явление давнее, возникшее еще до революции, в середине 1850-х, с явной демократической струей, представленное такими именами, как ученый Г.Н. Потанин, писатель Н.М. Ядринцев, атаман 1-го отдела Сибирского казачьего войска полковник Ф.Н. Усов и другие. Адмирал А.В. Колчак, как российский государственник, был его политическим противником, хотя именно при нем был учрежден орден «Освобождения Сибири», награждение которым однако не производилось.



Леонид Мартынов. Фото 1920-х годов.

Некоторое представление об этих идеях применительно к 1920-м годам дают показания самого Л.Н. Мартынова на допросах в ОГПУ, которые мы приводим по книге С.Ю. и С.С. Куняевых «Растерзанные тени» (М. 1995).
О том, как удалось Станиславу Юрьевичу с сыном получить допуск к этим делам – вопрос отдельный:

https://www.svoboda.org/a/30423620.html
https://gordonua.com/publications/zapiski-byvshego-podpolkovnika-kgb-literaturnaya-gruppa-5-go-upravleniya-komiteta-gosbezopasnosti-1490390.html
https://gordonua.com/publications/zapiski-byvshego-podpolkovnika-kgb-kem-v-deystvitelnosti-byl-hudozhnik-ilya-glazunov-1503413.html
https://gordonua.com/publications/zapiski-byvshego-podpolkovnika-kgb-literaturnaya-diskussiya-klassika-i-my-ili-politicheskaya-provokaciya-1504477.html

(8 апреля 1932): «Новая Сибирь, Сибирь будущего, о которой я говорил в моих предыдущих показаниях, – это прежде всего Сибирь, переставшая быть провинцией, переставшая быть колонией.
Это страна, ставшая сердцем мiра. Сибирь – все естественные возможности которой развернуты до предела на основе высочайших достижений индустриальной и аграрной техники.
Население этой страны, развернувшее все ее естественные возможности, это особая порода людей засухо- и морозоустойчивых – в прямом и переносном смысле этих определений. Эта порода людей создается из сочетания высоких социально-психологических и моральных качеств двух основных людских групп. […]
Развертывая все естественные возможности Сибири, эта новая порода людей превращает ее в высокоразвитую аграрно-индустриальную, экономически самостоятельную страну».
(16 апреля 1932): «В основе идей областничества лежала мысль о невозможности для Сибири развернуть все свои богатства, экономически и политически оформиться в тех условиях, в которых она находится. Поэтому смысл разговоров о независимости Сибири заключается именно в том, чтобы обезпечить условия, максимально благоприятствующие развертыванию всей потенциальной мощи Сибири как по линии природных богатств, так и по линии человеческого материала. Эти условия мною мыслились как обезспечение свободной борьбы свободных предпринимателей и исследователей с дикой мощной природой Сибири на основе применения последних достижений науки и техники, результатом чего должна быть победа и торжество сильнейших. Прообразом такой борьбы сильных может явиться история освоения Америки, в частности история освоения Аляски и Клондайка. Политическое и хозяйственное руководстве должно сосредотачиваться в руках людей, проникнутых идеей завоевания и освоения Сибири и представляющих собой лучших и сильнейших индивидуумов, идейно сплоченных и возглавляемых лучшими из лучших, авторитет которых свободно и законно признается остальными».



Продолжение следует.
Tags: Адмирал А.В. Колчак, Бумаги из старого сундука, Станислав Куняев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments