sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ И ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ (24)




К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА АДМИРАЛА А.В.КОЛЧАКА


Одновременно исследователи обратили внимание и на некоторые другие цепочки фактов, позволившие поставить под сомнение еще недавно считавшуюся незыблемой версию о том, что убийство произошло за пределами тюрьмы.
В середине 1990-х упоминавшийся нами ранее историк С.В. Дроков пришел к выводу, что расстрел, а потом, как он полагает, и погребение произошли на территории самой тюрьмы. Сделал он это исходя из обнаруженных им списков вещей, оставшихся после адмирала А.В. Колчака, и некоторых документов Чрезвычайной следственной комиссии.
Свою версию он впервые изложил в 1997 г. в уже цитировавшейся нами статье «Палец Будды» в газете «Совершенно Секретно».



Фасад Иркутской тюрьмы. Современный снимок.

«Особой заботой, – писал в ней Сергей Владимiрович, – для Иркутского ВРК после ареста поезда Верховного Правителя стало составление описей находившегося при нём имущества. Специально созданная комиссия учитывает всё: от портянок до меховой шапки, с последующей мандатной раздачей “трофеев” отличившимся. Различного рода записок и удостоверений хватило на формирование объёмных дел, ныне хранящихся в Иркутском государственном архиве.
Мне удаётся отыскать чрезвычайно любопытные документы, которые помогли переосмыслить некоторые известные факты из биографии адмирала. Например, опись вещей, бывших при нём в губернской тюрьме: “Шуба, шапка, подушечка, 2 носовых платка, 2 щётки, электрический фонарь, банка вазелина, 1 платок носовой, чемодан с мелкими вещами, расчёска, машинка для стрижки волос, портсигар серебряный, кольцо золотое, 4 куска мыла, именная печать, часы с футляром, бритва с футляром, кружка, чайная ложка, губка, помазок, мыльница, одеяло, чай, табак, дорожная бутылка, френч, полотенце, простыня, Георгиевский офицерский крест, зубная щётка, чайная серебряная ложка, банка консервов, банка сахара, кожаные перчатки, бельё: 3 пары носок, 2 простыни, 2 рубахи, 3 носовых платка, платок чёрный, 2 пары кальсон, стаканчик для бритья, ножницы. Февраля 7-го дня 1920 года”.
Проставленная на документе дата заставила насторожиться – это не совпадало с воспоминаниями председателя Иркутской ЧК Самуила Чудновского, руководившего (по его словам) расстрелом Верховного Правителя, который произошёл в ночь на 7 февраля.
“Я застал ‘правителя’ стоящим недалеко от двери, одетым в шубу и в папахе, – пишет он. – Видимо, ‘правитель’ был наготове, чтобы в любую минуту выйти из тюрьмы и начать ‘править’... Выходим за ворота тюрьмы. Мороз 32–35 градусов по Реомюру. Ночь светлая, лунная...”
Так что же, главный чекист Иркутска снимает с трупа (ещё тёплого, перед утоплением в полынье) вещи, упомянутые в описи: шубу, френч, Георгиевский крест, кожаные перчатки, кальсоны?..
Или Колчака не выводили за пределы тюрьмы, а расстреляли вместе с премьером его правительства В.Н. Пепеляевым и Чин-Пеком во внутреннем дворе?



Иркутская тюрьма:
https://varandej.livejournal.com/436291.html

Так, 17 февраля 1920 года вдова В.Н. Пепеляева, а 19-го числа – А.В. Тимирёва (близкий друг адмирала, находившаяся вместе с ним в тюрьме) независимо друг от друга подают прошения в Чрезвычайную следственную комиссию с просьбой выдать им тела расстрелянных.
20 февраля комиссия постановляет передать заявление Е.В. Пепеляевой в Иркутский ревком с заключением, что со стороны комиссии “препятствий к выдаче тела не имеется”. А 23-го Пепеляеву и Тимирёву письменно извещают: тела В.Н. Пепеляева и А.В. Колчака “погребены и никому выданы не будут”. Что следует понимать под словом “погребены”: ледяную прорубь на речке Ушаковке или могилу во дворе тюрьмы?»

http://rusblog31.blogspot.com/2012/10/blog-post_1365.html
Предположение это подтверждает и шум автомобильного мотора в ночи, который запомнился М.А. Гришиной-Алмазовой: «Где-то загудел автомобиль». Совсем как в момент убийства Царской Семьи в Ипатьевском доме...
Осматривавший внутренний двор старого здания тюрьмы в Иркутске С.В. Дроков делится своими впечатлениями с посетителями блога: «Пространство …небольшое. Если бы раздели на Ушаковке, то вещи (шуба, папаха и т.д.) надо было бы нести в руках. А это дурная примета…»

http://svdrokov.blogspot.com/2010/10/3.html


Двор Иркутского тюремного замка.

В сентябре 2003 г. в интервью газете «Комсомольская Правда» историк так формулирует претензии к общепринятой версии, предлагая для обсуждения свою:
«Якобы около 4 утра Колчака и Пепеляева вывели из Иркутской тюрьмы и повели на Ангару. Весь путь до места казни адмирал пел “Гори, гори, моя звезда!”. Перед расстрелом он выкурил сигарету и подарил на английский манер перед казнью палачу портсигар. Затем и принял смерть, отказавшись завязывать глаза. Тела Колчака и Пепеляева после казни утопили в проруби.
Это официальная версия. Несмотря на то, что рассказана она лично участниками казни, а именно ее руководителем Самуилом Чудновским, у историков до сих пор возникают сомнения в ее подлинности. Уж очень много противоречий.
В сорокаградусный мороз за ночь застынет любая прорубь и заклинит оружие, если это только не пистолет, спрятанный за пазухой. От тюрьмы до места казни 2 километра. Сложно представить, что все это время Колчак распевал романсы.
И самое главное – в иркутском музее хранится вся одежда адмирала без единой дырочки. Включая кальсоны, набрюшник, носки и трусы без всяких следов крови.
Современные историки склоняются к мысли, что адмирала банально расстреляли голым в тюремном дворе».
Далее следует редакционное примечание: «Просим считать эту публикацию официальным обращением о реабилитации А.В. Колчака в Главную военную прокуратуру»:

https://www.kp.ru/daily/23116/23328/
Всё это, как известно, ни к чему не привело: в реабилитации было отказано. Более того, обнаруженные С.В. Дроковым в 1990 г. в запасниках Иркутского музея некоторые вещи адмирала А.В. Колчака из списков 1920 г. оказалась впоследствии (в 2008-2009 гг.) недоступными съемочной группе фильма «Адмирал». Им заявили, что их нет:
http://svdrokov.blogspot.com/2013/11/blog-post_19.html?m=0



Но вообще само это трепетное отношение к вещам «злейших врагов трудящихся» весьма показательно и симптоматично для характеристики самих «хранителей».
Хорошо известны фотографии барона Р.Ф. фон Унгерн-Штернберга, сделанные после того как его захватили красные и во время судилища над ним в Новониколаевске: фуражка, сапоги, монгольский княжеский халат из золотой парчи с Георгиевским Крестом на груди и погонами генерал-майора Забайкальского казачьего войска с шефским вензелем «А.С.» («Атаман Семенов»).




«Режет глаза белый офицерский Георгий, генеральские погоны, – вспоминал о бароне видевший и говоривший с ним в это время писатель В.Я. Зазубрин. – Халат яркий, золотистый, лиловый кушак из материи. Острыми концами гнутся мягкие монгольские сапоги».
Халат этот ныне хранится в Центральном музее Вооруженных Сил в Москве.




Скорее всего, личные вещи Адмирала (шуба, папаха, френч, Георгиевский Крест, кожаные перчатки, белье) также до сих пор хранятся в «надежном месте», подобно одежде Царственных Мучеников, демонстрирующейся ныне от случая к случаю на выставках.
Это лишение одежды перед убийством, как одно из последних унижений, было одним из составных частей ритуала – далеко, разумеется, не единственное.
Вообще немотивированное (с точки зрения здравого смысла) мучительство, применяемое не для получения ценной информации или достижения согласия на какое-либо публичное действие, было практически обязательной частью такой ликвидации.
Этот процесс изощренного уничтожения намеченной жертвы, не противоречащий версии о ритуальном характере всех этих «красных казней», сопровождался операцией прикрытия – созданием документов, свидетельств участников экзекуции с публикацией их в подходящее время и последующим (много лет спустя) чудесным обретением захоронения, необходимым палачам – для обеления, другим – для поклонения. Как говорится, каждой сестре по серьге.
В феврале 1950 г., в тридцатую годовщину гибели Верховного Правителя, в брюссельском журнале «Часовой» появилась статья ее долголетнего редактора, капитана В.В. Орехова (см. о нем в 10-м по́сте нашей публикации).




Собственно, ничего нового в ней не было: основывалась она на фактах общеизвестных…



За исключением одного абзаца, напечатанного на 3-й странице:



Но и тут – ничего сногсшибательного. Нечто подобное, исходя из общего фона событий тех лет, вполне ожидаемо. Приводятся, правда, конкретные имена, как известные (Самуил Чудновский, Василий Ишаев), так и неведомые (Баранов, Винник, Меерович, Вад. Пророков), личности которых хорошо было бы по возможности прояснить. Да и самого информатора «С.И.Б.» можно было бы, наверное, попытаться расшифровать.
Информация эта бросает еще и особый отсвет на некоторые свидетельства об обстоятельствах убийства Царской Семьи, информация о которых содержалась в том числе и в сообщениях официоза колчаковской прессы (впрочем, контент этот весьма сложный: в нем немало наслоений самого разного характера):

http://www.rv.ru/content.php3?id=7017
http://www.nashaepoha.ru/?page=obj26977&lang=1&id=608
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/286603.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/304149.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/305504.html

Всё это заставляет задуматься и о том, как принял смерть барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг, участь которого была продиктована также лично «Кремлевским мечтателем». Обстоятельства ликвидации его в стенах Новониколаевской ЧК до сих окружены непроницаемой стеной молчания…
Подобные версии, время от времени обсуждаемые, некоторые называют «готическими». Люди верят в разум, пока в каких-то точках, где рвётся средостение, силы тьмы не вырываются наружу, опровергая тот самый «здравый смысл».
Так это было и сто лет назад.
В размещенной в Википедии биографии одного из убийц Верховного Правителя Бурсака-Блатлиндера читаем:
«После расстрела Александра Колчака возглавил карательную операцию по уничтожению приверженцев и последователей адмирала, а также им сочувствующих, социалистов-революционеров и монархистов, охарактеризовав данную операцию, как “очищение Иркутска от белогвардейской шушеры”, вновь проявил себя как жестокий и безжалостный борец с врагами большевизма.
Осталось немало свидетельств, как отряды Бурсака под его личным командованием мучили, садистски пытали и расстреливали огромное количество народа; иногда зверства доходили до того, что уничтожению подвергались целые деревни и села, сотни людей были посажены в тюрьмы, особая охота велась за интеллигенцией и гимназистами»:

https://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=Бурсак,_Иван_Николаевич&oldid=105180022
Вот такие это были люди. Только вот люди ли?..


Продолжение следует.
Tags: Адмирал А.В. Колчак, Барон Р.Ф. Унгерн фон Штернберг, Бумаги из старого сундука, Ленин, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments