sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ И ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ (15)




К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА АДМИРАЛА А.В.КОЛЧАКА


Пока в Кремле решали судьбу захваченного Верховного Правителя и инструктировали местных большевиков, в Иркутске вели допросы А.В. Колчака.
О составе Комиссии мы уже писали ранее (см. 4-й пост этой серии).
Весьма важные подробности содержатся в публикациях современного историка Сергея Владимiровича Дрокова: его блоге и книге «Адмирал Колчак и суд истории» (М. «Центрполиграф». 2009). На них мы и будем опираться.
Согласно документам, инициированное Политцентром следствие по делу правительства адмирала А.В. Колчака началось 7 января 1920 г., «когда была учреждена ЧСК в составе: председателя – юриста, присяжного поверенного, меньшевика-интернационалиста К.А. Попова; членов: представителя от Политцентра – члена Учредительного собрания, эсера Л.Я. Герштейна, Исполкома Совета профсоюзов Сибири – эсера Г.И. Лукьянчикова, земского политбюро – члена Учредительного собрания, бывшего председателя Амурского правительства, секретаря Государственного экономического совещания правительства Колчака эсера А.Н. Алексеевского и председателя Иркутской уездной земской управы эсера И.И. Головко; М.Г. Гордина; инструктора Союза кооперативных объединений “Центросибири” социал-демократа меньшевика-интернационалиста В.П. Денике».
При этом «фактически установленную дату в производстве следствия по персональному делу Колчака следует отнести на 17 января 1920 г»:

http://svdrokov.blogspot.com/2013/06/blog-post_6.html?m=0
Вся работа ЧСК носила ярко выраженные следы спешки, что демонстрирует, во-первых, что не в расследовании был смысл, а в создании видимости «законности» расправы над плененным, а во-вторых, показывает, кто в действительности рулил Политцентром.


Историк С.В. Дроков атрибутирует этот снимок как заседание Чрезвычайной Следственной Комиссии, однако в довоенных советских изданиях (внизу мы приводим скан одного из них) запечатленное определяют как «Заседание Иркутского губернского комитета РКП(б)».
Крайний слева на снимке – председатель Иркутской ЧК С.Г. Чудновский; третий слева – заместитель председателя Иркутского ревкома В.Л. Букатый. Справа на фотографии (ближе к зрителю) – председатель ревкома А.А. Ширямов.



В указанной нами книге С.В. Дрокова содержится весьма содержательная сводка фактов, свидетельствующая о том, как происходил перехват рычагов управления ЧСК большевиками. Сделаем из нее несколько выписок:
«Спустя пять дней со дня ареста Верховного Правителя Политцентр обратился к К.А. Попову с просьбой ускорить “судебное рассмотрение” дел, проведя его в недельный [sic!] срок. Ответ председателя комиссии [от 20 января] звучал довольно официально: “Рассмотрев вопрос […] считаем возможным произвести расследование не менее чем в двухнедельный срок. О чем ставим Вас в известность”.
Скорее всего, запрос и подтолкнул комиссию к спешному открытию заседаний, начавшихся с допросов Колчака 20 января, без предварительно выработанных программы, плана и обвинений. Последние будут опубликованы лишь 29-го числа, когда сменятся не только председатель ЧСК, но и власть в городе. […]
22 января 1920 г. в Иркутске был подписан акт о мирной передаче власти Политцентром (действовавшим во исполнение постановления Временного Совета Сибирского народного управления, принятого днем раньше) Военно-революционному комитету (ВРК) РКП(б).
Центр констатировал, что передал “всю полноту принадлежащей ему государственной власти на всей территории, освобожденной от власти реакции” […]
Приказом № 1 Иркутского ВРК (12-м параграфом) назначение на пост председателя следственной комиссии с правами комиссара юстиции получил С.Г. Чудновский. […]
…Новый председатель ЧСК Чудновский практически не участвовал в ее работах. Его подпись можно видеть на документах, написанных и составленных К.А. Поповым, и в приказах об арестах и расстрелах. Впрочем, нельзя не отметить интерес председателя к изъятым у разных лиц денежным суммам и “мешку с золотыми и бриллиантовыми вещами”.
На допросах Колчака Самуил Гдальевич появился всего дважды – 23 января и 6 февраля. Однако повторное “посещение” весьма спорное: в книге “Допрос Колчака” указывается, что он пришел на последнее заседание, задал единственный вопрос и что-то напомнил адмиралу, но в выявленных подлинных протоколах допроса подпись Чудновского за 6 февраля отсутствует.
Зная скрупулезность Попова при заполнении следственных документов, можно предположить: председателю было не до Колчака с его показаниями для истории или намеченного на 27 января показательного суда»:

https://iknigi.net/avtor-sergey-drokov/42467-admiral-kolchak-i-sud-istorii-sergey-drokov.html


Фрагмент протокола одного из допросов адмирала А.В. Колчака. Центральный Архив ФСБ РФ.

Все эти сами по себе весьма интересные наблюдения не должны привести нас однако к ложным выводам: о том, например, что Чудновскому якобы «было не до Колчака» или к тому, что его-де вообще не интересовал будущий «показательный суд».
Просто Самуил Гдальевич твердо знал, что никакого суда не будет, а потому получение какой-либо информации от допрашиваемого его не особо интересовало. Главной его задачей было как можно более точное исполнение инструкции Ленина: ликвидировать Верховного Правителя, не засвечивая участие в этом большевиков.
Насколько успешными оказались эти усилия видно из выводов, к которым на основании изучения «исторической фактологии» пришел уже в наши дни тот же историк С.В. Дроков:
«…Инициатива ареста и следствия по “делу самозваного и мятежного правительства Колчака” принадлежала земско эсеро меньшевицкому Политическому центру. […]
…Образованный 22 января 1920 г. (приказом № 1) Иркутский ревком к следствию имел опосредованное отношение. […]
…Соблюдена важная сторона процессуального порядка: адмирал Колчак был ознакомлен с протоколами допросов, на тексте которых самолично расписался. […]
…Отсутствие публично заявленной конечной цели, которую преследовал центр при производстве следствия, позволило иркутским большевикам перехватить инициативу и 27 января всенародно объявить: “Чрезвычайная следственная комиссия Ревкома спешно собирает материалы, относящиеся к деятельности Колчака и Пепеляева, с целью предания их суду”».
Далее автор делает важное замечание, вскрывающие суть проблемы: «“Советский” этап следствия практически ничего существенного в ход сбора вещественных доказательств, выработки программы, заключений и предъявленных обвинений адмиралу не внес. Все расследование осуществлялось и юридически оформлялось теми же членами комиссии, что и при Политцентре. Единственное “достижение” этого этапа – расстрел Колчака и Пепеляева».
Мотивы маскировки и политической мимикрии просматриваются и в деятельности К.А. Попова – первого председателя ЧСК, к которому весьма кстати приходится бытовавшее в 1920-1930-х гг. определение «редиска», только наоборот: снаружи белая (точнее розовая), а внутри – красная.
Константин Андреевич Попов (1876–1949) родился в Омске в семье чиновника канцелярии Степного губернаторства. Окончил Омскую гимназию и юридический факультет Дерптского университета со званием кандидата права. (1898). Направленный в Петербург в канцелярию Казенной Палаты, за антиправительственную деятельность был вскоре арестован и заключен в Петропавловскую крепость. С тех пор он начинает жизнь профессионального революционера, вехами которой были короткие пребывания на свободе, ссылки и тюрьмы.
Важно подчеркнуть, что партийная принадлежность Попова всё время колебалась. В своей анкете он писал: в 1899-1900 гг. был «экономистом», в 1901-1903 гг. «искровцем», в 1903-1906 гг. меньшевиком. Весной 1907 г. выступал в Лондоне на V съезде РСДРП как член большевицкой фракции. Согласно постановлению ЦКК РКП(б) от 23 января 1923 г., партийный стаж его как большевика считался с 1906 г.

https://cyberleninka.ru/article/n/konstantin-andreevich-popov-rekonstruktsiya-biografii-omskogo-sotsial-demokrata
Избранный в марте 1918 г. председателем Омского Совета, К.А. Попов боролся за установление там власти большевиков. Арестованный чехо-словаками, бежал по дороге в районе Слюдянки. Под прикрытием фальшивого паспорта работал в иркутском подполье, в декабре 1919 г. был одним из организаторов антиколчаковского восстания в городе. Став одним из лидеров Политцентра, способствовал большевизации меньшевицко-эсеровской власти, содействуя переходу власти к большевикам.
Таким на деле был этот «меньшевик-интернационалист».



К.А. Попов в молодости и в 1920 г.
В 1920-1922 гг. К.А. Попов был сначала заместителем, а затем председателем Омского губисполкома и членом губкома РКП(б). Летом 1922 г.его перевели в Москву, назначив заместителем заведующего Агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП(б), а 17 октября 1924 г. – заместителем председателя Антирелигиозной комиссии при ЦК РКП(б). С 1928 г. Попов проректор Института красной профессуры. В 1936 г. он получил степень доктора исторических наук. Преподавал в Московском государственном университете и в столичном историко-архивном институте. Скончался он 5 декабря 1949 г. в Москве.


Некоторыми исследователями высказывается мнение об ответственности К.А. Попова за казнь адмирала А.В. Колчака и В.Н. Пепеляева («С Колчаком – против Колчака. Краткий биографический словарь». Сост. А.В. Квакин. М. «Аграф. 2007. С. 117).
И хотя формально решение о расстреле было принято Иркутским ВРК, а под постановлением о расстреле Верховного Правителя и Премьер-министра подписи К.А. Попова нет, доля его вины в безсудной расправе, несомненно, есть.
Вообще говоря, Попов и Чудовский – две стороны одной медали: последний, после прихода к власти в Иркутске большевиков, сменил его на посту председателя ЧСК, а тот переместился на должность заместителя. В свою очередь, Попов с конца января по апрель 1920 г. был заместителем Чудновского в карательной красной Иркутской ГубЧК.
Так что человек этот был «свой», проверенный, которому доверяли играть роль в среде социально близких, осуществляя тем самым большевицкий контроль за их действиями.



Продолжение следует.
Tags: Адмирал А.В. Колчак, Бумаги из старого сундука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments