sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ И ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ (8)




К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА АДМИРАЛА А.В.КОЛЧАКА


Говоря об отношении адмирала А.В. Колчака к Царю и Его Семье, следует учитывать, что они не оставались неизменными даже в период, когда он занимал пост Верховного Правителя: одними они были в 1918-м, несколько иными – в 1919-м, не говоря уж о 1920-м. Без преувеличения тогда это был уже совершенно иной человек.
И еще одно важное уточнение: следует различать личное отношение А.В. Колчака от того, которое он считал для себя возможным (неизбежное бремя политика) высказывать публично, учитывая занимаемый им пост.
Именно в последней ипостаси его увидел и запечатлел в своих малоизвестных у нас воспоминаниях генерал-майор Александр Владимiрович Сыробоярский.
Это свидетельство важно для нас по многим обстоятельствам. Во-первых, эта оценка была результатом личного общения мемуариста с Адмиралом. Во-вторых, принадлежала она человеку, поступками своими запечатлевшему верность Престолу и Царской Семье. Те, кто так или иначе знаком со сборником писем Царственных Мучеников из заточения, не могут не помнить писем Императрицы Александры Феодоровны, адресованных Александру Владимiровичу Сыробоярскому и его матери Марии Мартиниановне (ок. 1865–1941), урожденной Бондаревой. Наряду с посланиями А.А. Вырубовой, они наиболее ценны по своей откровенности и содержательности.



А.В. Сыробоярский во время обучения в кадетском корпусе и Великой войны.
Александр Владимiрович Сыробоярский (1889–1946) родился в семье потомственных дворян в Харьковской губернии. (Его отец Владимiр Александрович (1861–1914) был полковником 9-й артиллерийской бригады, стоявшей в Полтаве.) Окончил Петровский Полтавский кадетский корпус (1908) и Киевское военное училище (1910). Выпущен подпоручиком в 34-й Севский пехотный полк. После окончания Офицерской артиллерийской школы (1913) произведен в поручики, получив назначение сначала в 9-ю (8 марта), а затем в 5-ю (26 мая) артиллерийскую бригаду, с которой он и выступил на войну.


В одном из первых боев Великой войны (17 августа 1914 г.) молодой поручик (ему было тогда всего 25 лет от роду) отличился и 3 февраля 1915 г. за проявленную храбрость был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.
После окончания в том же 1915-м Офицерской автомобильной школы А.В. Сыробоярскому было присвоено звание штабс-капитана. В 1916 г. во время наступления Юго-Западного фронта, будучи командиром 15-го броневого дивизиона, он первым по горящему мосту ворвался в Луцк.
Александр Владимiрович был трижды ранен, поступая в Собственном Ее Величества лазарете в Царском Селе, где состоялось его знакомство с Императрицей и старшими Ее Дочерьми, с которыми он и его мать впоследствии вели в переписку вплоть до того времени, когда Царская Семья находилась уже в заключении в Тобольске.



В Царскосельском лазарете. Этот и следующий снимок из собрания А.В. Сыробоярского.

О Своем раненом Государыня не раз писала находившемуся в Ставке Императору:
3.7.1916: «Мне хотелось бы, чтоб Ты повидал еще одного нашего героя, Я уже писала Тебе однажды о нем, он из бронир. пулем. мотора. Он никогда Тебя не видел, – он лег в Наш лазарет, чтобы, наконец, Нас увидеть; было бы хорошо, если б ему тоже можно было проехать через Ставку (ему 26 лет, он шт.-кап., его отец был на японской войне, командовал в Полтаве артиллерией и умер там перед самым началом войны) – Сыробоярский, георгиевское оружие, крест, все, что только можно получить, ранен уже третий раз. Можно ли им так проехать, могу ли Я что-нибудь ему сказать (они сами об этом не просили)? Он сейчас уезжает на неделю к своей матери в Полтаву, а после по делу вернется в СПб. Если они приедут в М[огилев], к кому они должны обратиться, чтобы быть представленными Тебе? Хотелось бы доставить удовольствие этим храбрецам, и Ты не без интереса послушаешь его рассказы».
1.10.1916: «Бедный Сыробоярский снова ранен – это уже в 3-й раз – в плечо, но серьезна ли его рана или нет, не знаю, он телеграфировал Вильч[ковскому] из Тарнополя. Ему не дали капит[анского] чина, он получил только Твою благодарность (как в мирное время). Странно, как все несправедливо делается – за настоящие, крупные подвиги дается маленькая награда, за незначительные дела в тылу – крупные; сколько народу испытало на себе подобную несправедливость!»




21 января 1917 г. за проявленную храбрость А.В. Сыробоярский был награжден Георгиевским оружием, получив его из рук Самого Государя (он стал одним из последних офицеров Императорской Армии, лично награжденных Августейшим Вождем).
Вскоре его произвели в капитаны, назначив командиром 33-го броневого автомобильного отделения, по произошло это уже после переворота: 25 апреля 1917 года.
Во время гражданской войны А.В. Сыробоярский оказался сначала в Сибири, а потом на Дальнем Востоке. Всё это время он находил возможность вести переписку с Царственными Узниками.
«Ты имеешь известие от Гахама? – обращалась 8 декабря 1917 г. Царица к А.А. Вырубовой из Тобольска. – Напиши ему и поклонись. Сыробоярский был у него [в санатории в Евпатории. – С.Ф.] летом, помнишь его? Он теперь в Владивостоке».
На протяжении всей гражданской войны, как великую святыню, носил Александр Владимiрович письма Царицы-Мученицы и Ее Дочерей в кармане военного френча. Обосновавшись в эмиграции в Америке, в 1928 г., к десятилетию цареубийства он выпустил книгу, в которой опубликовал многие из этих писем, вошедших позднее, как одна из жемчужин, в выпущенную Русской Православной Церковью Заграницей знаменитую книгу «Письма Царской Семьи из заточения».



Обложка, титульный лист и посвящение книги А.В. Сыробоярского.


В предисловии к «Скорбной памятке» А.В. Сыробоярский рассказал, каким опасностям подвергались Царские письма и он сам в поезде Верховного Правителя на подъезде к Иркутску, перед самым арестом Адмирала.







Оказавшись в 1918 г. в полосе отчуждения КВЖД, где сконцентрировались белые войска под командованием генерала Д.Л. Хорвата, А.В. Сыробоярский был поставлен во главе автоброневых сил на Дальнем Востоке с производством в подполковники.
В тех же местах в то время находился и адмирал А.В. Колчак.



Вице-адмирал А.В. Колчак (в форме КВЖД), начальник русских войск и главноначальствующий в полосе отчуждения КВЖД на Дальнем Востоке генерал от кавалерии Михаил Михайлович Плешаков и доктор Петр Леонидович Попов (агент ВЧК). КВЖД. Лето 1918 г.

В 1919 г. А.В. Сыробоярский вошел в подчинение атаману Г.М. Семенову. 18 апреля его зачислили в списки Отдельной Восточно-Сибирской армии. Произведя в полковники, Георгий Михайлович направил его в Омск своим официальным представителем при Верховном Правителе, каковым тот и оставался вплоть до самого падения столицы Белой Сибири. Числился Александр Владимiрович в Ставке при начальнике отдела снабжения.
Именно к этому времени и относятся вот эти воспоминания об адмирале А.В. Колчаке А.В. Сыробоярского в его книге «Скорбная памятка»:

















К содержанию приведенного фрагмента из мемуаров А.В. Сыробоярского мы еще вернемся впоследствии. Пока же дадим некоторые фактические пояснения к тексту.
О провокационной роли эсеровской омской газеты «Заря» при расследовании цареубийства мы уже подробно писали:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/233425.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/344753.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/358126.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/358471.html


Какой именно текст был опубликован в газете неизвестно. В настоящее время доступен лишь вышедший в советском издательстве, непонятно как соотносящийся с той первой публикацией.


Обложка и титульный лист книжки В.С. Панкратова «С царём в Тобольске. Из воспоминаний». Л. Кооперативное издательство товарищества «Былое» 1925. 88 с.

Наконец, надобно сказать и о самом авторе – Василии Семеновиче Панкратове (1864–1925).
Будучи по профессии токарем, в 1881 г. он примкнул к «Народной воле», входил даже в ее боевую дружину, участвовал в эксах. В 1884 г. при аресте убил жандарма, за что военно-окружным судом в Киеве был приговорен к смертной казни, замененной 20-летним заключением.
Угрызений совести в связи с этим он никогда не испытывал, чувства покаяния ему были чужды. «Посмотрите на меня! – восклицал он позднее. – Царь разрушил мою жизнь! Я никогда не совершал никаких преступлений. Всё, что я сделал – убил агента полиции, потому что он грубо разговаривал с моей близкой подругой. Мне было тогда 18 лет. Но царь не знал жалости; он держал меня 12 лет в тюрьме, потом сослал в Сибирь».
Наказание Панкратов отбывал в Шлиссельбургской крепости, а в 1896 г. по амнистии был отправлен на поселение в Якутскую область, откуда в 1903 г. нелегально выехал в Европейскую Россию, где вступил в партию социалистов-революционеров.
Несколько лет спустя он участвовал в декабрьском вооруженном восстании, в 1907 г. возглавлял эсеровский Летучий боевой отряд. Был вновь арестован и выслан в июле 1907 г. на пять лет в уже знакомую ему Якутскую область под гласный надзор.



В.С. Панкратов в ссылке в Якутской области.

В 1912 г. В.С. Панкратову было разрешено вернуться в Петербург, где он по-прежнему находился под гласным надзором. После февральского переворота 1917 г. выступал с призывами поддерживать Временное правительство. Во время июльской попытки большевиков захватить власть опубликовал в эсеровской газете «Живое Слово» (5/18.7.1917) совместную с Григорием Алексинским статью «Ленин, Ганецкий и Ко – шпионы!».
21 августа Временным правительством, по рекомендации «бабушки русской революции» Е.К. Брешко-Брешковской, В.С. Панкратова назначили комиссаром Отряда особого назначения и отправили в Тобольск вместе с Царской Семьей. Решающую роль при этом сыграл министр-председатель А.Ф. Керенский – не только однопартиец В.С. Панкратова, но и состоявший с ним в одной масонской ложе Великого Востока народов России.
По сравнению с пришедшими к нему на смену большевиками отношения Василия Семеновича к Царственным Узникам внешне выгодно отличались, однако, судя по сохранившимся его высказываниям, были все же весьма предвзятыми, основываясь на слухах, клевете и революционной пропаганде.
Государыня, высказывался он, «не была скупа во всех случаях, нет. Известны её пожертвования на германский [sic!] Красный Крест, уже во время войны. Известны её дары Григорию Распутину. Да, Алиса была скупа для России. Она могла бы быть с людьми, которые готовы были жертвовать Россией».



В.С. Панкратов. 1920 г.

Комиссарские полномочия В.С. Панкратов вынужден был сложить с себя 26 января 1918 г. по требованию радикализировавшегося к тому времени Солдатского комитета Отряда.
В сентябре 1918 г. он участвовал в работе Уфимского государственного совещания, образовавшем Директорию; был среди тех, кто поддержал приход к власти адмирала А.В. Колчака, а 1919 г. он входил в Омский блок, сформированный сторонниками Верховного Правителя. За это Василия Семеновича в ноябре 1919-го даже исключили из партии эсеров.
После завершения гражданской войны в Сибири В.С. Панкратов вернулся в Петроград. Состоял в Обществе политкаторжан и ссыльнопоселенцев, писал мемуары.
Скончался он 5 марта 1925 г. Был похоронен на «Литераторских мостках» Волкова кладбища.




Книга В.С. Панкратова «С Царем в Тобольске» вышла уже после кончины автора, что не может не наводить на разного рода размышления в связи с ее текстом. В любом случае, хорошо было бы найти первую публикацию в омской газете «Заря», о которой пишет А.В. Сыробоярский, и сравнить оба извода…


Продолжение следует.
Tags: Адмирал А.В. Колчак, Атаман Г.М. Семенов, Бумаги из старого сундука, Царственные Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments