sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ И ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ (2)




К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА АДМИРАЛА А.В.КОЛЧАКА


Однако и помимо тех, связанных с трагическими событиями 1920 года, отметин Иркутск до сих пор хранит немало других свидетельств, связанных с жизнью адмирала Александра Васильевича Колчака.
Связь у него с городом была давняя и прочная. Прослеживается, начиная с 1902 года.
Документально подтверждающиеся его приезды сюда зафиксированы на мемориальной доске, установленной несколько лет назад в здании городского железнодорожного вокзала.




В первый раз молодой флотский офицер побывал на вокзале, в декабре 1902 года. Тогда Александр Васильевич спешил в Петербург с сообщением о пропаже в ходе исследования Арктики начальника Русской Полярной Экспедиции барона Э.В. Толля, 5 июля в сопровождении спутников покинувшего шхуну «Зарю».
Без вести пропавший руководитель Арктической экспедиции Эдуард Васильевич Толль высоко ценил своего помощника, выполнявшего важнейшую работу – гидрологические исследования. В 1901 г. барон назвал именем Колчака один из открытых островов в Таймырском заливе и мыс. А сам Александр Васильевич получил впоследствии возможность дать имя другому острову и мысу – в честь своей невесты Софии.



Участники экспедиции на борту шхуны «Заря». Во втором ряду в центре в шляпе барон Э.В. Толль. Третий справа в верхнем ряду над ним – А.В. Колчак.

Перед тем, как снаряжавшаяся Императорской Академией Наук поисковая экспедиция, возглавлять которую должен был А.В. Колчак, отправилась в Арктику, офицер-исследователь вновь прибыл в Иркутск.
«1903 год, 18 февраля, – читаем в Иркутской летописи, – прибыли из С.-Петербурга участники экспедиции барона Толля: лейтенанты Ф.А. Матисен и А.В. Колчак. Первый едет в устье Лены разоружать яхту “Заря”, а второй с шестью матросами – на Ново-Сибирские острова в поиски за бароном Толлем».



А.В. Колчак, Н.Н. Коломейцев и Ф.А. Матисен у борта шхуны «Заря».

А 21 февраля – во время краткого пребывания в Иркутске – Колчак в Восточно-Сибирском отделе Императорского Русского географического общества прочел доклад о современных обстоятельствах полярной экспедиции Академии Наук.
Учрежденный в 1851 г. Отдел Общества располагался в здании, построенном в 1883 г. прямо напротив резиденции генерал-губернатора.
Это здание из красного кирпича в мавританском стиле с характерными башенками и арабесками и до сих пор сохранилось. В нем разместился краеведческий музей, между прочим старейший, если не считать двух столиц (основан он был еще в 1782 году).
Фриз дома украшают имена крупнейших исследователей Сибири. Несколько табличек и до сих пор пустуют, напоминая, что в этих краях еще есть место открытиям.



Восточно-Сибирский отдел Императорского Русского географического общества в Иркутске.

Напротив здания Восточно-Сибирского отдела, на берегу реки Ангары в 1908 г., в честь завершения строительства Транссибирской железной дороги, был установлен памятник Императору Александру III. Государь запечатлен на нем в форме атамана Сибирских казачьих войск.
Под Ним на постаменте – Двуглавый Орел со свитком Царского рескрипта на имя Наследника Цесаревича Николая Александровича с повелением «положить во Владивостоке в 19-й день мая [в день Ангела будущего Царя-Мученика. – С.Ф.] 1891 года начало сооружению предначертанного Мною сплошного Сибирского железнодорожного пути» и поручением «привести это дело мира и просветительной задачи России на Востоке к концу».
«Твердо верю, что Вы оправдаете надежды Мои и дорогой России. Искренне от всей души любящий Вас Александр», – так завершался Царский рескрипт.
Памятник был украшен бронзовыми горельефами атамана Ермака Тимофеевича и генерал-губернаторов Восточной Сибири М.М. Сперанского и графа Н.Н. Муравьева-Амурского, а также гербами Царства Сибирского, Иркутской и Енисейской губерний и Якутской области.



Памятник Императору Александру III. Справа видно здание Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества.

В том же 1920 г., когда большевиками был расстрелян Верховный Правитель адмирал А.В. Колчак, они изуродовали и этот памятник, сняв статую Императора Александра III, из переплавленного металла отлив фигуру Ленина, которая и ныне стоит около управления Иркутской ГЭС.
Этот принцип (ничего своего, всё за счет захваченного и награбленного!) подтверждается и другим, самым известным, иркутским памятником Ленину, установленным в центре города в 1952 году. Гранитные плиты для его пьедестала варварски сняли с могил разоренного большевиками известного Иерусалимского кладбища. Если хорошо приглядеться, то и до сей поры на них можно прочесть проступающие, несмотря на тщательную шлифовку, имена усопших иркутян.
(Именно перед этим «памятником на костях» меня и принимали в 1962-м в пионеры, потом снимали для местной молодежной газеты «Смена», а за несколько лет до этого обо мне, еще дошкольнике, здесь же «пророчествовал» моей бабушке сидевший на постаменте старичок, облик которого навсегда отпечатался в моей памяти…)
Характерно, что именно в Иркутске хотели установить первый памятник (еще при его жизни!) вождю мiрового пролетариата, планируя превратить в постамент для него тот самый монумент Императору Александру III, взгромоздив на место свергнутой статуи Государя ленинский идол. Двуглавый Орел при этом с постамента планировалось содрать, а горельефы атамана Ермака и генерал-губернаторов заменить на изображения Халтурина, Плеханова и Свердлова.
Но не получилось, а осенью 2003 г., к 100-летию Транссибирской железной дороги, вновь отлитая статуя Императора Александра Александровича вернулась на свое законное место.
Однако покушения на памятник красной нечисти с той поры не прекратились. В течение последующих семи лет его калечили, как минимум, пять раз: срывали гербы с ограды, спиливали кресты с корон, а сами короны – с Двуглавого Орла, вырывали буквы из надписи.



У постамента разоренного памятника Императору Александру III. Лето 1955 г.

Вернемся, однако, к прерванному рассказу. Поисковая экспедиция 1903 г. под руководством лейтенанта А.В. Колчака в ходе семимесячной работы, включая сложнейший 90-дневный морской санно-шлюпочный поход, сумела обнаружить место стоянки барона Э.В. Толля, найти его дневники и другие материалы.
Отправлялся в экспедицию А.В. Колчак опять-таки из Иркутска, в феврале 1903 года.



Без вести пропавший барон Эдуард Васильевич Толль (1858–1902).

Выдающийся русский ученый П.П. Семенов-Тян-Шанский оценил экспедицию А.В. Колчака как «важный географический подвиг». 6 декабря 1903 г. молодой офицер был награжден орденом Святого Владимiра 4-й степени, а Императорское Русское географическое общество избрало его действительным своим членом.
17 февраля 1904 г. – и снова из Иркутска – Колчак направил в Санкт-Петербург четырех завербованных специально для экспедиции мезенских поморов: Алексея Дорофеева, Илью Инькова, Алексея Олупкина и Михаила Рогачёва под командой рулевого старшины Василия Железникова, отписав при этом секретарю Комиссии по снаряжению экспедиции В.Л. Бианки, что задерживается в городе для подготовки отчета.
Вечером 2 марта в зале Сиверса Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества в Иркутске А.В. Колчак выступил с «большим докладом о своей спасательной экспедиции по розыску барона Толля».
Рассказав об экспедиции, большую часть своего выступления докладчик посвятил трудностям поисков, а также добытым научным результатам, не забывая передать при этом слушателям свой восторг первозданными красотами Приполярья. (Доклад был сразу же опубликован в местных газетах: «Восточном обозрении» и «Иркутских губернских ведомостях».)



Лейтенант А.В. Колчак в кают-компании шхуны «Заря».

Слушателя отреагировали на это весьма эмоционально, а председатель Н.Е. Маковецкий, «под непрекращающиеся аплодисменты присутствующих, вставших с мест, […] выразил наилучшие пожелания молодому лейтенанту, который после трудной полярной экспедиции сразу отправляется на театр военных действий в Порт-Артур».
С этим последним обстоятельством и связаны были другие дела, задерживавшие А.В. Колчака в Иркутске.
Еще 2 февраля в связи с началом боевых действий на Дальнем Востоке здесь было объявлено о начале призыва запасных нижних чинов по плану мобилизации Сибирского военного округа. Однако перед тем, как отправиться на войну, Александру Васильевичу нужно было уладить свои личные дела.
28 января из Якутска, где он узнал о произошедшей накануне атаке японцев на русские корабли в Порт-Артуре, А.В. Колчак отправил телеграммы. Одну из них в Петербург Председателю Императорской Академии Наук Великому Князю Константину Константиновичу с просьбой о переводе на военный флот и отправке на войну; вторую – невесте, прося скорее приехать к нему Иркутск.



Телеграмма А.В. Колчака, отправленная им в Петербург в Академию Наук из Якутска: «Еду на войну из Иркутска, документы и отчёты высылаю из Иркутска, если есть распоряжения телеграфируйте срочно».

Избранницей Александра Васильевича была Софья Федоровна Омирова, дочь действительного тайного советника, выпускница Смольного института благородных девиц, о помолвке с которой было объявлено еще летом 1900 г.
24 февраля на перроне иркутского вокзала Колчак встречал свою невесту.



Перрон иркутского железнодорожного вокзала.
https://humus.livejournal.com/5953945.html

Остановились они в небольшой деревянной гостинице «Метрополь» на улице Луговой (Марата), между переулками Юнкерским (Я. Гашека) и Большаковским (Большевистским). (Вот какие фортели выкидывает красная топонимика!)
«Гостиница “Метрополь”, – сообщалось в рекламном объявлении в “Спутнике пассажира по Сибирским железным дорогам” за 1903 год, – в центре города, против театра, вблизи банков и магазинов. Вновь отделаны и роскошно обставлены к услугам приезжающих 42 номера, семейные квартиры, первоклассный ресторан, превосходная французская, русская и польская кухня, большой и разнообразный выбор русских и иностранных вин, кабинеты в стилях, биллиарды, ванна со всеми удобствами, телефон, везде электрическое освещение, ко всем поездам посылаются омнибусы. Извозчикам не верить, что все номера заняты или ремонтируются. Управляющий Черных».



Гостиница «Метрополь». Дореволюционный снимок.
28 июля 1918 г. гостиница была реквизирована для нужд военного ведомства. По некоторым сведениям, в «Метрополе» в конце 1919 г. проживали члены правительства А.В. Колчака, заседавшие по соседству – в здании Русско-Азиатского банка.
Здание «Метрополя» сохранилось и до сей поры.



4 марта в Иркутск прибыл и отец – отставной генерал-майор по Адмиралтейству Василий Иванович Колчак, горный инженер, управляющий петербургским Обуховским заводом.
Семейная история адмирала как нельзя лучше показывает, как много и помимо Иркутска – города, где я родился и вырос и, одновременно, города его судьбы, – связывает меня с этим человеком
Живя и работая в конце 1970-х в Молдавии, написав и выпустив две книги о союзнике Императора Петра I – Господаре Димитрии Кантемире, его родичах и потомках, я и знать не знал о том, что предок Верховного Правителя – османский военачальник Илиас Колчак-паша – был главнокомандующим молдавским фронтом турецкой армии и комендантом Хотинской крепости, взятым в 1739 г. в плен русским главнокомандующим генерал-фельдмаршалом Христофором Антоновичем Минихом.
Впоследствии пленник поселился в Польше, а его потомки, переселившись в 1794 г. в Россию, приняли Православие.
Существенную роль во всей этой истории сыграл племянник того самого молдавского Господаря – командующий волошским корпусом Константин Кантемир. Участвовал в походе также легендарный барон Мюнхгаузен (тот самый) и грузинский поэт Давид Гурамишвили, в одной из двух своих поэм вспоминавший о том, как «в семьсот тридцать девятом с Хотина врата сорвали».
Русский же студент Михайла Ломоносов, учившийся в то время в Германии, написал по этому случаю оду, благодаря которой имя его впервые стало известно на родине.
Такая вот она наша память: неожиданная и всеохватная…
И вот что, между прочим, значит Империя. Как писал летом 1916-го, незадолго до крушения, В.В. Розанов: «Россия – это правда Русское Царство, потому что от Халилы [Императорский санаторий в Великом Княжестве Финляндском. – С.Ф.] до Бессарабии она вся сделана Царскою заботою и солдатским трудом и крестьянским и поповским долготерпением. И это что-то достойное и великое. Это самостоятельное и сильное, и “ни у кого совета и указания не спрашивает”. Потому что стоит на своих ногах» (В.В. Розанов «Последние листья». М. 2000. С. 172).
Да, так было...



Генерал-майор Василий Иванович Колчак (1837–1913).

Бывая в каждый свой приезд в Петербург у места чудесного явления иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость с грошиками, у часовни, церкви и у могилки Матроны-босоножки, в храме «Кулич и Пасха», куда в советское время был передан и сам этот чудотворный образ Пресвятой Богородицы, не ведал я о том, что именно в этих местах родился и был крещен Адмирал.


Церковь Святой Троицы в селе Александровском за Невской заставой. «Кулич и Пасха». Проспект Обуховской обороны, дом 235. Именно здесь 15 декабря 1874 г. был крещен родившийся 4 ноября в селе Александровском Александр Васильевич Колчак.

Вот так, потянешь за ниточку – сколько уже раз со мной это случалось! – и вдруг с удивлением понимаешь, сколько, оказывается, тебя связывает с человеком, с которым ты и не предполагал хоть как-то, хотя бы отдалённо, оказаться рядом. Так обыденно совершается чудо Истории!


Продолжение следует.
Tags: Адмирал А.В. Колчак, Бумаги из старого сундука, История Бессарабии, Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments