sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

АННА ВЫРУБОВА И ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ (21, окончание)




«…Всяк зол глагол на вы лжуще Мене ради»
Мф. 5, 11.


Не всех, однако, радовало это возвращение долголетних отношений в нормальное русло.
«…Из-за Анны Александровны и Григория Распутина, – записала 25 августа в свой дневник старшая сестра лазарета В.И. Чеботарева, – столько грязи набросали на Ее светлый образ […] Вчера Государыня была веселая, бодрая, довольная. Приехала после обедни в Екатерининский собор, была вдвоем с Марией Николаевной, а сегодня была там же… с Анной Александровной! И к нам с нею же приехала. И стало так грустно, так больно. Зачем этот вызов, эта бравада? Ведь знает же А.А., как ей не верят, зачем в такую минуту дразнить гусей» («Скорбный Ангел». Царица-Мученица Александра Новая в письмах, дневниках и воспоминаниях». Сост. С. Фомин. М. 2005. С. 301).



Слева направо: старшая хирургическая сестра В.И. Чеботарева, Великая Княжна Татьяна Николаевна, хирург княжна В.И. Гедройц, и доктор Неделин перевязывают корнета Д.Я. Маламу. Осень 1914 г.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/355964.html

Как видите, общество считало себя не только вправе судить, но уже и диктовать, с кем могла дружить и даже встречаться Государыня, а с кем нет. Отсюда было уже полшага до измены.
«…Постоянное пребывание Распутина в Царском Селе, – писал, имея в виду частые приезды Григория Ефимовича в Царское Село к поправлявшейся от ран А.А. Вырубовой, генерал В.Ф. Джунковский, – явилось причиной еще большего наплыва к нему посетителей, которые являлись к нему за разными благами. В течение месяца, с 9 января до 9 февраля, несмотря на то, что Распутин большую часть времени проводил в Царском, у него на квартире в Петрограде перебывало разных лиц – 53 человека, посещений же было 253» (В.Ф. Джунковский «Воспоминания». Т. 2. С. 481)
Это не могло не волновать врагов Царского Друга и Анны Александровны, а заодно недругов Самодержавия. «Каждое слово госпожи Вырубовой, – подчеркивала баронесса С.К. Буксгевден, – каждый ее жест улавливались и комментировались сотнями и сотнями людей» (С.К. Буксгевден «Венценосная Мученица». М. 2006. С. 274). Духовные связи были чреваты аналогичными последствиями. По словам той же Анны Александровны, «фигура Гр[игория] Еф[имовича] всегда привлекала любопытство, подозрение и интерес публики» («Дорогой наш Отец». С. 219).
Ю.А. Ден свидетельствовала: «После этого она смогла ходить только на костылях, тело ее было изуродовано, но даже после этого клеветники не оставили ее в покое, а некоторые злые языки в Петербурге утверждали, будто Анна Вырубова не только подруга Государыни, но и любовница Императора!» (Ю. Ден «Подлинная Царица». С. 45).



Императрица Александра Феодоровна с А.А. Вырубовой и Ю.А. Ден.

Одна из любительниц подобного рода сплетен, старшая сестра лазарета Царицы В.И. Чеботарева записала в дневнике (17.7.1915):
«Ходят слухи, что Драчевский требует удаления и Ани [А.А. Вырубовой]… Того [Г.Е. Распутина] уже выслали, болтают что-то про письма, только теперь от него отобранные. Ведь в его чистоту верит и как жестоко страдает эта Благородная, Чудная Женщина [Императрица] ввиду только непонимания, глубоко объясняющего Ее истерический страх перед этим человеком. Всякое вмешательство в Ее личную жизнь так больно бьет по самолюбию. Ведь никто не знает, как Она высоко благородна и кристаллически чиста, потому и не допускает и не понимает необходимости уступок, отказа от своей [немецкой] крови даже» (В. Чеботарева «В Дворцовом лазарете в Царском Селе. Дневник: 14 июля 1915 – 5 января 1918». Публ. В.П. Чеботаревой-Билл. Прим. Д. Скалона // Новый журнал. № 181. Нью-Йорк. 1990. С. 175).



Бывший с 1907 г. градоначальником С.-Петербурга, генерал-майор Даниил Васильевич Драчевский (1858–1918), поддерживавший польско-еврейский элемент в Градоначальстве, был причастен к убийству его предшественника В.Ф. фон дер Лауница (см. об этом в кн.: С.В. Фомин «Боже! Храни Своих!» Изд. 2. М. 2013. С. 426-429). В 1915 г. против Драчевского было возбуждено уголовное дело о растрате 150 тысяч рублей, продолжавшееся влоть до февральского переворота. Генерал Драчевский был исключен из Свиты Его Величества. Убит большевиками во время красного террора под Адлером.

Реакция на подобного рода мерзкие домыслы Государыни хорошо известна. В дни царскосельского заключения 1917 г. Императрица высказала Свое резкое неприятие поведением фрейлин, которые избегали посещать А.А. Вырубову во время ее болезни корью.
В ответ на объяснение обер-гофмейстерины Е.А. Нарышкиной: «…Это потому, что они считали, что она принесла Вам много зла», Государыня в сердцах воскликнула: «Она Мне всю жизнь отдала […] Я не могу им этого простить» («С Царской Семьей под арестом. Дневник обер-гофмейстерины Е.А. Нарышкиной» // «Последние Новости». № 5553. Париж. 1936. 7 июня. С. 2).
Правда иной раз даже те, которые собирали и распространяли всяческие сплетни, становились в тупик: настолько искусственно созданный образ разительно отличался от подлинника. Так, французский посол М. Палеолог, видевший А.А. Вырубову на обеде у Великого Князя Павла Александровича в воскресенье 2/15 августа 1915 г., писал: «Госпожа Вырубова еще не поправилась полностью после ужасного происшествия […] и она появилась на обеде, опираясь на костыли. […] На ней неброская одежда, соответствующая самому заурядному провинциальному стилю. На ней жемчужное ожерелье стоимостью не более тысячи рублей. Ни один фаворит какого-либо Монарха не выглядел столь скромно» (М. Палеолог «Дневник посла». С. 342).



Государыня и А.А. Вырубова после выздоровления последней от ранения.

Однако не одним лишь повышенным интересом и злословием было чревато дальнейшее развитие событий.
Всю эту взаимосвязь и опасность понял еще летом 1914 г. во время покушения на Г.Е. Распутина в Покровском протоиерей Иоанн Восторгов, написавший на следующий день после случившегося Анне Александровне доверительное письмо:
«Трудно разобраться на первых порах в мотивах и обстановке преступления. Но ясно одно: человека затравили газетами, на нервнобольных людей воздействовали зажигательными речами в Думе и статьями в прессе буквально ежедневными, подготовили убийц […] …Надобно быть ему осторожным. И Вам лично нужно иметь осторожность; опасность ближе, чем Вы можете думать и предполагать; она – и из мести выйти может, и из нервной психопатии может родиться. […] …Вообще мысль об убийстве живет, это уже несомненно. […] От души желаю и молю Вам мира душевного и успокоения. Я сам много времени ходил под бомбами (в Тифлисе и здесь в 1905-6 гг.), испытал и выстрелы в упор в меня, – и знаю, как ожидания, волнения бывают мучительнее самой непосредственной опасности. Храни Вас Бог на то дело, о котором я писал Вам, и да подаст Он Вам и терпение, и смирение, и благодушие, и ту настроенность, без которой нельзя довести добра до конца» (ГАРФ. Ф. 623. Оп. 1. Е.х. 25. Л. 1-2).
И действительно, сразу же после выздоровления А.А. Вырубова стала получать письма с угрозами физической расправы. Приходили они в таком количестве, что Анна Александровна не могла игнорировать это. Посоветовавшись с Царем и Царицей, она, собрав их, 31 июля 1915 г. послала Дворцовому коменданту В.Н. Воейкову, сопроводив краткой пояснительной запиской: «Я получаю эти письма ежедневно. Их В[величества] мне приказали послать Вам, узнать, если возможно, кто и что – вчера я получила три. Тысячу приветов. А[нна] В[ырубова]» (Б.Г. Колоколов «Жандарм с Царем в голове. Жизненный путь руководителя личной охраны Николая II». М. 2009. С. 388. Со ссылкой на: ГАРФ. Ф. 1467. Оп. 1. Е.х. 627).



Императрица с Анной Вырубовой на зимней прогулке.

И всё-таки были люди, пусть и находившиеся вдали от Двора, но духом они были близки Царю и Царице, а вместе с Ними и Анне Александровне и Григорию Ефимовичу. Пусть их было не так много, но они были, да к тому же впоследствии подтвердили свои слова верности кровью.
Речь идет о выдающемся военачальнике, рыцаре Империи, генерале от кавалерии графе Ф.А. Келлере.



Генерал от кавалерии граф Федор Артурович Келлер (1857–1918) с личным своим значком с изображением Спаса Нерукотворного, Собственноручно вышитым для него Императрицей Александрой Феодоровной.


Судя по письму Императрицы Государю (17.6.1916), Федор Артурович заявил встретившемуся с ним брату Анны Александровны, что он и А.А. Вырубова одинаково, каждый на своем месте, служат Государю и Государыне. «Он так мило сказал Сержу Тан[ееву], что он (Келлер) и Аня одинаково Нам служат, каждый на своем месте, и вот почему он ее так любит. Поэтому Я сказала А[не], чтоб она попросила Нашего Друга за него помолиться, Я сказала ей вчера вечером, чтоб она передала Ему это сегодня».
Tags: Анна Вырубова, Баронесса С.К. Буксгевден, Распутин и Царская Семья, Царственные Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments