sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

АННА ВЫРУБОВА И ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ (6)




Размолвка (продолжение)


Но вернемся вновь к событиям весны 1914 г. в Крыму, описанных А.А. Вырубовой в ее мемуарах: «Писать всего не хочу, но помню, как один молоденький офицер, подойдя при всех на tennis к Государю, сказал дрожащим голосом, став в [1 сл. нрзб.]: “Ваше Императорское Величество, не верьте тому, что Саблин говорит Вам на Анну Александровну”. Их Величества очень рассердились невиданной выходке молодого офицера, дерзнувшего сказать так Царю» («Дорогой наш Отец». С. 215).
Важные подробности содержались и во втором изводе мемуаров А.А. Вырубовой, опубликованных уже после ее кончины: «Для меня это лето было далеко не веселым. После многих лет дружбы я тяжело переживала недоверие к себе Императрицы. Как-то я рассказала Ей об одном из офицеров “Штандарта” правду, что, я думала, было моей обязанностью. Царская Семья недоумевала и даже была обижена тем, что этот молодой человек уклонялся от ежедневного участия в игре в теннис или от прогулок в горы. Его друзья знали о его сердечном увлечении где-то на стороне. Чтобы отомстить мне, этот офицер стал сеять слухи о моих любовных отношениях с Государем. Эти слухи дошли и до Государыни. Задолго до того, как чувство ревности завладело Ею, я заметила Ее настороженное отношение ко мне. Вспоминая обстановку тех дней, я вполне могу понять Ее чувства. Императрица была прикована к постели или должна была сидеть в Своем соломенном кресле; Она почти не выходила. Кроме того, все Ее заботы были сосредоточены на Наследнике и состоянии Его здоровья. А Государь любил свежий воздух и далекие прогулки, как я уже говорила, и я часто сопровождала Его.
Один из офицеров “Штандарта”, играя с Государем в теннис, воспользовался случаем, чтобы сказать: “Не верьте тому, что говорят об Анне Александровне, она никогда ничего плохого не говорит о Ваших Величествах”. Конечно, эти слова возымели совершенно противоположное действие. В те дни ни один офицер не имел права так говорить с Царственными Особами, это почти умаление достоинства Их Величеств, и офицер должен был быть наказан. Ничего подобного не случилось. Государь побледнел, но не сказал ни слова, хотя и был весьма рассержен.
Этот молодой офицер был очень влюблен в Великую Княжну Татьяну, конечно, издали – Ей никогда не был бы разрешен брак вне Царской Семьи. Многие молодые люди были влюблены в Великую Княжну, всегда очень милую и сдержанную. Был влюблен в Нее и один из адъютантов, и между нами тогда даже возникло что-то вроде чувства ревности, так как этот адъютант мне очень нравился» («Дорогой наш Отец». С. 221-222). Эти подсказки из мемуаров А.А. Вырубовой позволяют нам с большой долей вероятности назвать имя этого офицера, частого партнера Государя по теннису, – старшего лейтенанта Гвардейского экипажа (впоследствии капитана 2-го ранга) Николая Николаевича Родионова (1886–1962), о котором у нас будет еще случай рассказать в одном из следующих наших по́стов.




Внешне инициатива последовавшей размолвки принадлежала Государыне. Разумеется, кроме Нее, этого никто бы и не смог сделать. Однако то, что время этого разрыва подозрительно предшествовало, с одной стороны, убийству Наследника Австро-Венгерского Престола в Сараеве, а, с другой, совпало с отъездом Г.Е. Распутина на родину и готовившимся там покушением на его жизнь, всё это наводит нас на мысль о неслучайности всего произошедшего в Крыму.
Обратим в связи с этим внимание также на особую роль, которую в нагнетании ситуации сыграли флигель-адъютанты Его Величества: начальник Военно-походной канцелярии ЕИВ генерал-лейтенант князь В.Н. Орлов и капитан II ранга Н.П. Саблин.
По словам Дворцового коменданта В.Н. Воейкова, его возмущало «высмеивание князем Орловым отношений Государыни к А.А. Вырубовой» (В.Н. Воейков «С Царем и без Царя». С. 67).



А.А. Вырубова (стоит в центре) с офицерами Лейб-Гвардии Гусарского полка. Сидят: генерал В.Н. Воейков (слева) и П.П. Гротен. Стоят слева направо: Н.Н. Най-Пум (1883 – 1947), спутник Сиамского Принца Чакрабона, крестник Императора Николая II (https://ar-am-at.livejournal.com/382.html), Н.А. Соллогуб, А.И. Воронцов-Дашков.

Князь В.Н. Орлов был ярым ненавистником не только А.А. Вырубовой, но и Г.Е. Распутина, а также известным распространителем злостных слухов о Государыне. «Состоя в переписке с видными политическими деятелями, – высказывался о князе его более осторожный во внешних проявлениях единомышленник генерал А.А. Мосолов, – он был хорошо осведомлен об окружающей его действительности и один из всей Свиты был политически зрелым человеком. К его несчастию, окружение Государыни было ему явно несимпатично, он не скрывал своего отношения к распутинскому штату, и Императрице об этом доносили» (А.А. Мосолов «При Дворе последнего Российского Императора». С. 111).
Поразительно солидарен с генералом был французский посол М. Палеолог. «Чтобы уравновесить зловредные происки этой шайки, – писал он, имея в виду усиление влияния Царского Друга, – я вижу около Государя только одно лицо – начальника военной Его Величества канцелярии, князя Владимiра Орлова, сына прежнего посла в Париже. Человек прямой, гордый, всей душой преданный Императору, он с первого же дня высказался против Распутина и не устает бороться с ним, что, конечно, вызывает враждебное к нему отношение со стороны Государыни и г-жи Вырубовой» (М. Палеолог «Дневник посла». М. 2003. С. 131).
Вопреки лживой информации генерала А.А. Мосолова о том, что «Государю пришлось [sic!] настоять на исполнении желания Императрицы – более не видеть князя в Своей близости» (А.А. Мосолов «При Дворе последнего Российского Императора». С. 111), в действительности всё обстояло иначе.
Вот как передавал искреннее недоумение Государя, высказанное Им в разговоре с флигель-адъютантом А.А. Дрентельном: «Я не могу Себе объяснить, – говорил Государь, – почему князь Орлов выказывал себя таким нетерпимым по отношению к Распутину; он не переставал говорить Мне о нем плохое и повторял, что его дружба для Меня гибельна. Совсем напротив…» (М. Палеолог Дневник посла. С. 377).
Через свое близкое знакомство со скандально известной воспитательницей Царских Детей С.И. Тютчевой и генералом-масоном В.Ф. Джунковским князь В.Н. Орлов был связан с московским кружком Великой Княгини Елизаветы Феодоровны.



Софья Ивановна Тютчева (слева) со своим московским окружением.

Судя по дошедшим до нас многочисленным дневниковым записям вдовствующей Императрицы, князь пользовался и Ее особым доверием и уважением; благосклонно относилась Мария Феодоровна и к его супруге. Известны доверительные контакты князя с еще одним антираспутинцем и ненавистником Государыни – протопресвитером Армии и Флота о. Георгием Шавельским, а также его близкие отношения с Великим Князем Николаем Николаевичем. Что касается Н.П. Саблина, то, несмотря на свою внешнюю преданность Государыне, он ненавидел Г.Е. Распутина, причем деятельно, не останавливаясь и перед злословием, направленном против А.А. Вырубовой, с которой внешне поддерживал дружеские отношения.
Близкие связи (особенно это было явно во время выездов Государя за пределы Царского Села) связывали князя В.Н. Орлова, с одной стороны, с генералом В.Ф. Джунковским, а с другой, с адмиралом К.Д. Ниловым и «всезнающим осведомителем ближайшей Свиты» – князем Н.Г. Тумановым
[1] (В.Ф. Джунковский «Воспоминания». Т. 2. М. 1997. С. 423; Н.В. Саблин «Десять лет на Императорской яхте “Штандарт”». С. 322). Нужно ли говорить, что все эти люди были не только врагами Г.Е. Распутина и А.А. Вырубовой, но также и скрытыми недоброжелателями Императрицы.

[1.] Князь Николай Георгиевич Туманов / Туманишвили (22.7.1848 – после 1918) – окончил Николаевский кадетский корпус (1866), учился в Николаевском кавалерийском училище и Елисаветградском кавалерийском училище. В службу вступил в 1866 г. Участник Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Корнет (1878), поручик (1881). Переведен в Гвардию (1885). Штабс-ротмистр (1889). Армейский подполковник (1890). Начальник Л.-Гв. Команды крымских татар Собственного ЕИВ Конвой (1889-1894). Полковник (6.12.1894). Состоял в распоряжениии дежурного при ЕИВ генерала (1894), а затем Дворцового коменданта (1896-1905). Генерал-майор (1903). Генерал для особых поручений при Министерстве Императорского Двора (15.11.1905). Помощник начальника Дворцовой полиции. Генерал-лейтенант (6.12.1911). В 1918 г. мобилизовывался большевиками. По некоторым сведениям расстрелян 28 февраля 1938 г.


Императрица с дочерью, Великой Княжной Татьяной Николаевной во время прогулки.

Удалить от Государыни А.А. Вырубову, через которую шло общение Царской Семьи с Их Другом, – значило, с одной стороны, заставить Царя и Царицу вновь обратиться к услугам черногорок и их мужей (прежде всего, Великого Князя Николая Николаевича), а, с другой, – поставить эти контакты под жесткий контроль.
Свидетельством того, что люди, причастные к этому разрыву, прекрасно это понимали, являются вот эти слова Н.П. Саблина, записанные одним из его знакомых уже в эмиграции: «На мой вопрос, почему сейчас Распутин ближе к Вырубовой, чем Великому Князю Николаю Николаевичу и его окружению, Вырубова ответила, что это желание Императрицы: Ей легче и удобней сноситься с Распутиным через Вырубову, чем через Николая Николаевича или через Сандро Лейхтенбергского» (Р. Гуль «Я унёс Россию». Т. II. Нью-Йорк. 1984. С. 277-278).
Был и еще один нюанс, который удаление Анны Александровны от Государыни делал выгодным для сторонников Великого Князя. Именно через А.А. Вырубову, считал П. Жильяр, Императрица получала сведения о подготовляемом Великим Князем Николаем Николаевичем дворцовом перевороте («Император Николай II и Его Семья. По личным воспоминаниям П. Жильяра». С. 98-99).
Лишаясь А.А. Вырубовой, Государыня вообще теряла независимые (неконтролируемые заинтересованными лицами) контакты с внешним мiром, что, в случае последующего физического устранения Г.Е. Распутина, вело к Ее тотальной изоляции и лишало, таким образом, возможности оказывать действенную помощь Своему Августейшему Супругу.
«Госпожа Вырубова, – писала одна из фрейлин Государыни, – считала, что ее служба Императрице заключается в том, что она выступает в качестве связующего звена между Александрой Феодоровной и мiром за стенами Дворца» (С.К. Буксгевден «Венценосная Мученица». М. 2006. С. 274).
«Эти события в Крыму, – вспоминала А.А. Вырубова, – наполняли сердце горечью и болью. Даже три года страданий при большевиках не причинили мне столько горя – большевики были мучителями, но они были чужды мне, а здесь, в Крыму, я теряла доверие моей Государыни, Которой я верно служила всю жизнь. Злобность придворных усиливала мои тяжелые переживания. Часто, когда я выходила к дневному завтраку, присутствующие делали вид, что не замечают меня, и перешептывались друг с другом. Позднее я узнала, что князь Орлов телефонировал своей жене, которая всегда мечтала приблизиться к Государыне: “Приезжай немедленно, они поссорились”. В конце концов и фрейлины стали игнорировать меня окончательно.
Как раз в это время в Ялту приехала моя сестра. [Скорее всего, А.А. Пистолькорс, урожденная Танеева, приезжала в Ливадию вместе со своим отцом. В дневнике Государя имеется запись (10.5.1914): “После завтрака [принял] Танеева на полчаса”. – С.Ф.] Она ничего не знала о происходящем. Ее сейчас же призвала к Себе Государыня и рассказала, что Она слышала обо мне, нарекая на мое поведение. Тогда Государыня пожаловалась на меня и моей приятельнице, баронессе Фредерикс [Баронессе Эмме Владимiровне Фредерикс. – С.Ф.], дочери министра Двора. Даже Дети слышали что-то обо мне, и Их отношение ко мне тоже изменилось.



Александра Александровна Пистолькорс (1885–1968), урожденная Танеева с мужем Александром Эриковичем фон Пистолькорсом (1885–1944), камер-юнкером Высочайшего Двора и офицером Л.-Гв. Конного полка с дочерьми.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/39274.html

Я пришла к заключению, что мое пребывание в Крыму нежелательно, и решила уехать. В день, назначенный к отъезду, Государыня начала сознавать, что что-то не в порядке и взяла меня в автомобиле в Свое имение, находившееся высоко в горах, над Ливадией. Мы, бывало, часто приезжали сюда раньше в жаркие летние дни, чтобы отдохнуть и полакомиться свежим молоком. Обе мы плакали, расставаясь и в глубине души понимали, что всё происшедшее – недоразумение. Отсюда Государыня поехала в Ливадию, а я направилась по крутой горной дороге в маленькое татарское местечко – Бахчисарай, где была железнодорожная станция» («Дорогой наш Отец». С. 222)..
Сказанное подтверждал в своих написанных уже в эмиграции мемуарах ходивший на «Штандарте» капитан II ранга Н.В. Саблин (не путать с Н.П. Саблиным!): «Их Величества по-прежнему приезжали обедать на яхту, всё, как и раньше, было так мило, так просто, так милостиво, но, надо сказать, многое всё же изменилось. У А.А. Вырубовой уменьшилось число друзей и просто хорошо расположенных к ней лиц, как среди Свиты, так и среди наших офицеров. Даже, можно сказать, что и среди [Великих] Княжон чувствовалось неоднозначное отношение к этой, самой близкой Им, особе» (Н.В. Саблин «Десять лет на Императорской яхте “Штандарт”». С. 316).



Г.Е. Распутин с А.А. Вырубовой (слева) и Т.А. Родзянко (?). Гурзуф. 1911 г. (?). Фото М.Е. Головиной (?).
Тамара Антоновна Родзянко (1881–1938), урожденная Новосильцева – дочь генерала и троюродная сестра М.Е. Головиной, духовной дочери Г.Е. Распутина:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/43242.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/219586.html

Была замужем за гвардейским офицером Павлом Павловичем Родзянко (1880–1965), сыном шталмейстера Высочайшего Двора и племянником председателя последней Государственной Думы:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/356574.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/356822.html


Отъезд Анны Александровны произошел настолько незаметно для окружающих, что для установления хронологии этой размолвки, нам пришлось предпринять специальные разыскания.
Как известно, в 1914 г. Царская Семья прибыла в Ялту 30 марта в Вербное Воскресенье. Приехавшая вместе со своими Августейшими Друзьями А.А. Вырубова жила в домике для свитских дам, оставшемся еще от старого Дворца и располагавшемся рядом с храмом Воздвижения Честнаго Креста Господня, в котором 21 октября 1894 г. Принцесса Гессенская Аликс была мvропомазана, став Великой Княгиней Александрой Феодоровной.
Пребывала Царская Семья в Крыму вплоть до 31 мая, когда на «Штандарте» отплыла в Констанцу для свидания с Румынской Королевской Семьей. С 14 по 23 мая в Ялте находился Г.Е. Распутин, трижды (15, 18 и 21 мая) встречавшийся с Царской Семьей.
Знал ли Григорий Ефимович о произошедших недоразумениях? Скорее всего, тогда нет, поскольку в Царских дневниках имя А.А. Вырубовой (до этого за всё время отдыха ни разу не встречавшееся) упоминается дважды в последующие дни.
(23 мая): «Отличным утром в 10 час. поехал с Дочерьми и почти всеми живущими в Ливадии – в Козмодемьянский монаст[ырь]. […] Зашли в церковь и присутствовали на кратком молебствии. Затем Дети и Аня, и Я выкупались в студеном источнике».
(25 мая): Троицын день совпал с днем рождения Императрицы. «В 9 ¼ началась обедня. В 10 ½ церковный парад и вечерня с тремя красивыми молитвами с коленопреклонением. Затем поздравления и большой завтрак. […] Обедали с Аней на балконе и покатались по Массандре».
Таким образом, отъезд А.А. Вырубовой мог произойти в период с 25 по 31 мая, когда Из Величества покинули Крыма.



Продолжение следует.
Tags: Анна Вырубова, Елизавета Феодоровна, Распутин и Царская Семья, Царственные Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments