sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

ЖОРЖ САНД ЦАРСКОГО СЕЛА (4, окончание)


Императрица Александра Феодоровна и княжна В.И. Гедройц.


После кончины княжны В.И. Гедройц остался ее небольшой архив. Среди прочего в нем находились и вот эти приводимые нами далее стихи, написанные Верой Игнатьевной уже при советской власти и явно не рассчитанные на публикацию.
Каялась ли она тем самым или просто вспоминала о хороших временах – кто знает…


Печатается по: «Новое о Сергее Гедройц». Предисловие, публикация и комментарии А.Г. Меца // «Лица». Вып. 1. СПб. 1992. С. 296-298.



ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ ВОКЗАЛ

Вокзал таинственный, и низкий
Звук громыхающих колес.
Где Царскому Селу бросает
Свистками вызов паровоз,
И дерзко клубами плюется
В лицо под каску иль плюмаж,
И смехом огненным несется.
Рукою придержав палаш,
Скосив изящно треуголку,
Паж, лицеист иль камергер,
Любуясь дамой втихомолку,
Плывут в застекленную дверь.
Там глуби мягкие диванов,
Лакеев фраки и буфет,
А у подъезда ряд рыдванов,
Дворцовых дрожек и карет.
Нет шума – тишина немая,
Невольно гаснет громкий смех…

Сам в горне жизненном пылая,
Кузнец налаживает мех,
Сердито искры раздувает.
Он близок, мiровой пожар,
И перья алые роняет,
Плывет в высотах птица-жар.

21.II.1926.
Киев.




ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ ДВОРЕЦ

Пустынный, белый, одинокий,
С красой раскинутых крылец,
Средь тьмы ночной зимы жестокой,
Как прежде, высится дворец.
Как встарь, решетка вдоль ограды
Покой былого сторожит,
Мороза щедрого награда,
Сугробом снег вокруг лежит.
Молчанье реет злее вьюги,
Не слышен часового шаг,
И только филин – солнца враг
С безумным смехом в час досуга
Напомнит о ушедшем круге,
В котором скрылися года,
Что не вернутся никогда.
О том, что более не будет,
О том, что мозг не позабудет.
Повсюду звезд огнистый мак
И реет гордо алый флаг.

29.XII[.1925]
Детское Село.



Августейшие Сестры Милосердия. Из альбома А.А. Вырубовой.


ГОСПИТАЛЬ

Квадрат холодный и печальный
Среди раскинутых аллей,
Куда восток и север дальний
Слал с поля битв куски людей.
Где крики, стоны и проклятья
Наркоз спокойный прекращал,
И непонятные заклятья
Сестер улыбкой освещал.
Мельканье фонарей неясных,
Борьба любви и духов тьмы,
Где трех Сестер, Сестер прекрасных
Всегда привыкли видеть мы.
Молчат таинственные своды,
Внутри, как прежде, стон и кровь,
Но выжгли огненные годы –
Любовь.

29.XII.1925.
Ц[арское] С[ело].




ДОМИК АЛЕКСЕЯ

Перекошённые столбы,
Снегов декабрьских аметисты,
Избы, что строили рабы,
А разрушали коммунисты.
И нет остатков, ни следа,
Того, что ты воздвиг когда-то.
Снесли огнистые года
Валы, что были возле хаты.
Воспоминанье, унеси
Тот труд, покрытый легкой мглою,
Где лед колол перед толпою
Последний Царь всея Руси.

29.XII.1925.
Ц[арское] С[ело].



В последнем стихотворении речь идет о деревянном домике, подаренном Императору Николаю II по случаю юбилея Царского Села Обществом Московско-Виндаво- Рыбинской железной дороги специально для Наследника Цесаревича Алексея Николаевича.



Домик был построен по проекту художника И.Я. Билибина как павильон для Высочайших Особ, прибывших на охоту, близ станции Павловск II. Интерьеры Охотничьего домика были выполнены по проекту И.Я. Билибина и В.М. Васнецова.



В Царскую Резиденцию Охотничий домик перенесли во время Юбилейной Царскосельской выставки 1911 г., установив в Александровском парке, возле Белой башни. Он был уничтожен во время Великой Отечественной войны: разобран на дрова и землянки.
http://tsarselo.ru/photos/1685



Tags: Княжна В.И. Гедройц, Царственные Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments