sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

СВИДЕТЕЛЬ «РУССКОЙ АГОНИИ» РОБЕРТ ВИЛЬТОН (34)




«По долгу совести, службы и присяги»


«Мы не выбираем времена. Мы можем только решать, как жить в те времена, которые выбрали нас».
Дж.Р.Р. ТОЛКИЕН.


Со времени выхода русского издания в Берлине в 1923 г. Роберту Вильтону оставалось жить чуть больше полутора лет. О его жизни в это время мало что известно. Какое-то представление мог быть дать просмотр газет, в которых он работал во Франции или находка семейного архива. К сожалению, пока что это всего лишь возможности и мечтания…
С уверенностью можно сказать лишь одно: наверняка он продолжал свое общение с Н.А. Соколовым, правда с течением времени делать это было всё сложнее.
В первое время, когда Вильтон наезжал из Лондона в Париж, а потом когда и вовсе переехал туда, он запросто приходил к своему другу в гостиницу «Le Bon La Fontaine» на улице Святых Отцов в Латинском квартале.
Николай Алексеевич жил там в Варварой Владимiровной, второй своей женой, и только что появившейся на свет дочерью Наташей. В номерах по соседству устроились капитан П.П. Булыгин и П. Жильяр со своей супругой, няней Царских Детей А.А. Теглевой. – Все старые, по Сибири еще, знакомые.
Вскоре, однако, всё изменилось: Булыгин, покинув Францию, начал свои многолетие скитания; Жильяры переселились на жительство в Швейцарию; Соколов с семьей, по приглашению князей Орловых, переехал в Самуа-сюр-Сен.
Потом (осенью 1923-го) следователь совершил свою известную поездку в США, после которой перебрался в Сальбри – городок, в который и ныне так просто не наездишься.
Однако повод для встречи – и весьма весомый – всё же был. В начале 1924 года в парижском издательстве «Payot» вышла на французском языке долгожданная книга Н.А. Соколова, которую не подарить ее автор своему английскому другу и сотруднику, конечно, не мог.
Была и еще одна причина: Николай Алексеевич чувствовал себя после поездки в Америку к Генри Форду неважно (о чем он сообщал в своем прощальном письме и к П.П. Булыгину). Одолевала его и интуитивная тревога…
Скончался Н.А. Соколов вечером 23-го ноября 1924 г. от паралича сердца в Сальбри.



Один из немногих некрологов Н.А. Соколова. «Руль». Берлин. 1924 29 ноября. С. 3.

Хоронили Николая Алексеевича 26-го всем городом во главе с мэром. Приехали и некоторые его знакомые. Был ли среди них Вильтон, достоверно неизвестно; также как не можем мы подтвердить и присутствие его на отпевании, состоявшемся в четверг 2 декабря в Париже в Соборе Александра Невского на рю Дарю.
Дело в том, что Роберт Вильтон в это время и сам был тяжело болен, доживая, как выяснилось, последние дни.
18 января 1925 г. он и последовал за своим другом, скончавшись от рака в 56 лет…
Точная дата и обстоятельства были приведены в официальном ответе из газеты «The Times», полученном в марте 2007 г. Шотой Чиковани: «Он скончался 18 января 1925 г. Hertford British Hospital в Париже. О месте погребения в архиве нет данных».
Британская больница Хертфорд была основана в 1871 г. сэром Ричардом Уоллесом, незаконнорожденным сыном маркиза Хертфорда в парижском пригороде Леваллуа-Перре специально для английских подданных и англоязычных пациентов. Функционировала она под патронатом британской Королевской Семьи. Ныне это один самых дорогих районов в Париже.



Главное здание больницы Хертфорд, построенное в 1882-1883 гг. французским архитектором Эрнестом Сансоном в неоготическом стиле. В 1987 г. оно было внесено в список исторических памятников. В настоящее время там находится штаб-квартира одного из рекламных агентств.
На нижнем изображении – улица Леваллуа-Перре. Справа за оградой видна больница. Открытка 1914 г.



Похоронили же Роберта Вильтона, как удалось установить, неподалеку, на кладбище Levallois Perret, открытом в 1868 г. К сожалению, могила его не сохранилась.


Вход на кладбище Леваллуа-Перре.

Кончина его прошла почти что незамеченной. Нам удалось найти всего лишь два небольших отклика его русских друзей – Н.Н. Чебышева и Е.А. Ефимовского; оба – в белградской газете «Новое Время» (отрывки из них мы не раз уже приводили).
По словам Николая Николаевича Чебышева, русского судебного деятеля и журналиста, Роберт Вильтон был «искренним другом» России, «оставшимся ей верным в самые тяжелые годы» («Новое Время». 1925. 27 января).
Историк и адвокат Евгений Амвросиевич Ефимовский отмечал: «Книга Вильтона останется ценнейшим историческим памятником его многополезной жизни. Он покоится теперь на парижском кладбище. Английские газеты напечатали сообщение о нем на задних страницах мелким шрифтом» («Новое Время». 1925. 1 февраля).
С особой бережностью хранил у себя Вильтон документ, полученный им от Николая Алексеевича Соколова как раз в годовщину цареубийства в Тюмени, вскоре после памятного – в виду уже появившихся красных разъездов – последнего их пребывания на Ганиной яме – месте уничтожения Царских Тел:


«М[инистерство] Ю[стиции]
СУДЕБНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ
по важным делам
при
Омском Окружном суде
Н.А. СОКОЛОВ
Июля 18 дня 1919 г.
№ 120
Тюмень, Тобольской губ.


СВИДЕТЕЛЬСТВО
Выдано это свидетельство Великобританскому подданному Роберту Альфредовичу Вильтону в том, что при производствен предварительного следствия, волей Господина Верховного Правителя на меня возложенного, по делу об убийстве отрекшегося от Престола Государства Российского ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА Николая Александровича и ЕГО АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ, он, Господин Вильтон, был приглашен мною для фотографирования многих, к сему делу относящихся, предметов, и сие фотографирование он производил. При осмотре местности, где были скрыты большевиками трупы АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ, он, Господин Вильтон, по моей просьбе, также присутствовал для исследования сей местности и нахождения вещей, принадлежащих АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬЕ, и сии вещи обнаруживал.
Изложенное, по долгу совести, службы и присяги, своим подписом и должностною печатью удостоверяю.
Выдано настоящее свидетельство Господину Вильтону, по его желанию, и записано по реестру за № 120.
Судебный следователь по особо важным делам Н. СОКОЛОВ [подпись].

[Печать.]



Память о его английском друге была и у Н.А. Соколова. Подаренная ему Вильтоном старинная икона Преподобного Сергия Радонежского осталась у вдовы следователя Варвары Владимiровны, которая, поступив в Лесненский монастырь, завещала ее обители:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/239625.html



После кончины Роберта Вильтона остался внушительный архив, касающийся расследования цареубийства.
Встречавшийся с ним в Париже брат убитой большевиками в Перми фрейлины Императрицы Александры Феодоровны А.В. Гендриковой, последний Орловский губернатор граф Петр Васильевич Гендриков, вспоминал: «Последние сведения [о сестре] мне сообщил г. Вильтон (ныне покойный), корреспондент газеты “Times”, с которым я был близко знаком и который лично присутствовал на похоронах моей сестры в Перми. У г. Вильтона на руках, вообще был очень большой материал, т.к. он был командирован своей газетой в Сибирь для выяснения судьбы Царской Семьи» («Двуглавый Орел». Париж. 1929. № 30).
Этот-то архив (резервная копия дела, письма и фотографии) хранился после кончины Роберта Вильтона у его вдовы Люси.
В 1937 г. она, наконец, решила продать его, воспользовавшись посредничеством аукционного дома Сотбис. Документы ушли с молотка 15 июня 1937 г. («The Times». 22.5.1937) за 100 фунтов стерлингов, став собственностью лондонского антикварного дома Maggs Brothers Ltd. («The Times». 16.6.1937) – одного из крупнейших и старейших (основанных в 1853 г.) центров антикварной книжной торговли в мiре.
«Мы жили в Лондоне, но решили найти копию Вильтона, – так описывают начало своих поисков английские журналисты Энтони Саммерс и Том Мангольд в своей книге “Досье на Царя” (1975). – Сначала мы направились в Париж, где он умер. Дом, в котором он проживал в последние годы, был единственным зданием, не сохранившимся на этой улице. Мы разыскали старую домовладелицу Вильтона, но она ничем не смогла нам помочь.
Затем мы дали объявление в личной колонке газеты, в которой он работал, обращаясь к его родственникам с просьбой отозваться. Некоторые из них нам ответили, и рассказали нам, что вдова Вильтона продала материалы на аукционе Сотбис в 1937 году.
В Сотбис горячо взялись нам помочь и посоветовали для того, чтобы найти покупателя, поднять старые отчеты в Британском музее. Мы так и сделали и обнаружили, что документы были проданы Maggs Brothers of Mayfair, торгующим редкими книгами и рукописями; но, несмотря на то, что с момента исчезновения Романовых прошло полвека, Maggs Brothers не сказали нам, кто купил у них бумаги.
Единственное, на что они согласились, – это написать покупателю от нашего имени письмо и получить разрешение на передачу нам информации. Оказалось, что их клиент умер, но его вдова, госпожа Дюшнес, была еще жива».



Последняя фотография Роберта Вильтона. Из архива газеты «Таймс».

Нью-йоркский книготорговец Филип К. Дюшнес (1897–1970), занимавшийся своим бизнесом с 1931 г., помогал формировать университетские библиотеки и частные собрания. После смерти мужа его вдова Фанни Дюшнес, продолжавшая дело супруга, рассказала журналистам о дальнейшей судьбе интересовавших их документов: «Она сказала нам, что ее покойный муж продал бумаги за сумму с четырьмя нулями Байярду Килгору, бывшему председателю телефонной компании в Цинциннати».
По словам Роджера Стоддарда, хранителя редких книг Гарвардской библиотеки, а также главного хранителя Хоутонской библиотеки, дело по цареубийству было приобретено Килгуром на аукционе в 1964 г. и передано в дар два года спустя – в 1966-м.
Экземпляр дела Роберта Вильтона (по внешнему виду – это первая копия на пишущей машинке через копировальную бумагу) послужила основой публикации известного сборника Н.Г. Росса «Гибель Царской Семьи» (1987).
При написании своих книг ею пользовались: Павел Николаевич Пагануцци («Правда об убийстве Царской Семьи», 1981) и публиковавшаяся под псевдонимом «Марина Грей» Марина Антоновна Деникина («Enquête sur le massacre des Romanov» / «Расследование убийства Романовых», 1987).
Последняя передала через посла в Россию три коробки с микрофильмами дела, полученными ею из Гарвардского университета. Еще одну копию вильтоновского экземпляра привезли в 1995 г. из зарубежной поездки директор ГАРФа С.В. Мироненко и следователь В.Н. Соловьев.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/274637.html
В заключение расскажем о дальнейшей судьбе семьи Роберта Вильтона.
Согласно сведениям, полученным из архива газеты «Таймс», супруга его Люси скончалась в Париже 17 декабря 1961 г.
Старший сын Джон Дэвид Кэндлер Вильтон (1897–1931), тот самый, который во время Великой войны сражался сначала в составе Русской, а затем Британской армии, служил затем в английском консульстве в Гондурасе, скончавшись 10 августа 1931 г. в Тегусигальпе – тамошней столице. После него осталась жена Энид; были ли у них дети – неизвестно.



Джон Дэвид Кэндлер Вильтон – вольноопределяющийся Лейб-Гвардии Преображенского полка.

Еще меньше сведений сохранилось о младшем сыне Роберта Вильтона. Даже имени его мы не знаем. В архиве «Таймса» нашлось лишь единственное упоминание о нем, как работавшем в 1922 г. в морской транспортной конторе.


Продолжение следует.
Tags: Н.А. Соколов, Р. Вильтон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments