sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Categories:

Ф.И. ТЮТЧЕВ: «…КОГДА ЗЛО УЖЕ НЕПОПРАВИМО» (1)



Федор Иванович Тютчев (1803–1873) – имя, безусловно, известное каждому: поэт, мыслитель, дипломат. Однако наследие его (в особенности публицистическое и эпистолярное) освоено всё еще недостаточно, осмысливаясь разными стратами нашего общества не только каждой по-своему, но и избирательно по отношению к самим тютчевским текстам.
Поэт и государственный чиновник высокого ранга (в 1865 г. был пожалован тайным советником – чином III класса), имевший придворное звание камергера Двора ЕИВ, он был близок целому ряду Членов Правившей Династии. Ему благоволили Великая Княгиня Мария Николаевна, любимая дочь Императора Николая I, и Супруга последнего – Императрица Александра Феодоровна, Император Александр II и Императрица Мария Александровна.
Все три старших дочери Тютчева: Анна (1829–1889), Дарья (1834–1903) и Екатерина (1835–1882) – были фрейлинами при Высочайшем Дворе. Анна Федоровна, вышедшая в 1866 г. замуж за И.С. Аксакова, будучи любимой фрейлиной Императрицы Марии Александровны, была близка Ее Детям, среди которых был будущий Император Александр III.
Что касается самого Федора Ивановича, то сейчас хорошо известны его «Записка» 1845 г., адресованная Императору Николаю I, а также такие его знаменитые статьи, как «Россия и Германия» (1844), «Россия и Революция» (1848), «Римский вопрос» (1849), «Россия и Запад» (1849), право-консервативный пафос которых очевиден.
Гораздо меньше известны тексты и факты иного рода. Именно Тютчев в апреле 1855 г. (вскоре после кончины Николая I) запустил слово «оттепель», а в 1857-м еще одно знаковое словцо – «гласность».
Последнее – из составленного в ноябре 1857 г. «Письма о цензуре в России», с некоторыми из положений которого не худо было бы познакомиться и сегодня.
Придавая его впервые тиснению в 1873 г. в «Русском Архиве», П.И. Бартенев подчеркивал, что печатает его «как произведение, знаменующее собою важную минуту в истории русского умственного развития».



***


«Ум притуплен, воля ослабела, дух упал, невежество распространилось, подлость взяла везде верх, слово закоснело, мысль остановилась, люди обмелели, страсти самые низкие выступили наружу, и жалкая посредственность, пошлость, бездарность взяла в свои руки по всем ведомствам бразды управления».
М.П. ПОГОДИН.
1857 г.


«Если среди всех прочих есть истина, вполне очевидная и удостоверяемая суровым опытом последних лет, то она несомненно такова: нам было строго доказано, что нельзя чересчур долго и безусловно стеснять и угнетать умы без значительного ущерба для всего общественного организма.
Кажется, всякое ослабление и заметное умаление умственной жизни в обществе неизбежно оборачивается усилением материальных аппетитов и корыстно эгоистических инстинктов. Даже сама Власть не может длительно избегать неудобств подобного образа правления. Вокруг сферы ее пребывания образуется пустыня, огромная умственная пустота. И правящая мысль, не находя вне себя ни контроля, ни указания, ни какой-либо точки опоры, в конце концов приходит в смущение и изнемогает под собственным бременем еще до того, как она падет по роковому стечению событий. [...]
Если в войне против злоупотреблений литература иногда увлекалась и доходила до очевидных преувеличений, то, надо заметить к ее чести, она в этом усердии никогда не отделяла в своей мысли интересы Верховной Власти от интересов страны: настолько она прониклась серьезным и честным убеждением, что вести войну против злоупотреблений означает бороться с личными врагами Императора… [...]
…Для завоевания нравственного влияния на достигшие зрелости умы, без чего нельзя помышлять о возможности руководить ими, следовало бы прежде всего вселить в них уверенность, что по всем значительным вопросам, заботящим и волнующим сейчас страну, в высших сферах Власти имеются если и не совсем готовые решения, то, по крайней мере, твердые убеждения и целостное воззрение, связное во всех своих частях и последовательное. [...]
Существенная задача заключается в том, чтобы Власть сама в достаточной степени удостоверилась в своих идеях, прониклась собственными убеждениями, испытала потребность распространять их влияние и внедрять как элемент возрождения, как новую жизнь в сердцевину народного сознания.
Власти надо понять как весьма существенную задачу, что в условиях тяготящих нас непосильных трудностей правительство как таковое ничего не сможет сделать ни во внутренней, ни во внешней политике, ни для своего блага, ни для нашего без сокровенной связи с самой душой страны, без полного и повсеместного пробуждения всех ее нравственных и умственных сил, без их искреннего и единодушного содействия общему делу.
Одним словом, следовало бы всем – и обществу, и правительству – постоянно говорить и повторять, что судьбу России можно сравнить с севшим на мель кораблем, который никакими усилиями команды нельзя сдвинуть с места, и только приливная волна народной жизни способна снять его с мели и пустить вплавь. [...]
И поскольку первым условием успеха при желании убедить людей является умение привлечь внимание слушателей к собственным словам, то, разумеется, для успеха этой спасительной пропаганды необходимо не только не стеснять свободу прений, но, напротив, делать их настолько серьезными и открытыми, насколько позволяют складывающиеся в стране обстоятельства.
Ибо надо ли в тысячный раз настаивать на факте, очевидность которого бросается в глаза: в наши дни везде, где свободы прений нет в достаточной мере, нельзя, совсем невозможно достичь чего-либо ни в нравственном, ни в умственном отношении. [...]
Весь вопрос состоит в том, как само правительство, в собственном сознании, рассматривает свои отношения с печатью; он, добавим, заключается в большей или меньшей доле законности, признаваемой за правом индивидуальной мысли. [...]
…До тех пор, пока наше правительство существенно не изменит всего склада своих привычных мыслей на отношение к нему печати, так сказать не порвет с ним, у нас невозможно предпринять ничего серьезного и действительно полезного с надеждой на какой-то успех; и ожидание приобрести влияние на умы с помощью таким образом управляемой печати всегда оставалось бы лишь заблуждением».


Ф.И. Тютчев «Письмо о цензуре в России» (ноябрь 1857).
Tags: Мысли на обдумывание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments