sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Categories:

«ПЕТЛЯ СТОЛЫПИНА» (7)


Памятник П.А. Столыпину в Москве. Установлен 27 декабря 2012 г. у Дома Правительства РФ.


ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ



Оборотной стороной заигрывания П.А. Столыпина с еврейством были его отношения к черносотенцам.
По словам одного из ветеранов Союза Русского Народа Н.Е. Маркова, организация эта «возникла стихийно, как народный порыв для защиты Царского Самодержавия, оказавшегося под ударами сорганизовавшихся сил разрушения» (Н.Е. Марков «Войны темных сил». М. 2002. С. 148).
Союз Русского Народа, говорили черносотенцы, – это не политическая партия, а сам Русский Народ. Черные Миллионы.
«Изданный в конце 1906 года список, – отмечал известный современный общественный деятель скульптор В.М. Клыков, – включал 272 патриотических организации, действовавших в более чем 200 городах и селах Российской Империи. По подсчетам Департамента полиции, черносотенцев насчитывалось около 500 тысяч человек. […] Сами же черносотенцы числили в своих рядах значительное большее число единомышленников – до трех миллионов. […] Но даже если взять на вооружение минимальную цифру (400 тысяч человек), то при сравнении с численностью других политических организаций станет очевидным вся нелепость широко распространенного мифа о маргинальности и малочисленности Черной сотни. Так, октябристы числили в своих рядах около 80 тысяч человек, кадеты – до 70 тысяч, эсеры – около 50 тысяч, социал-демократы всех толков и течений – около 30 тысяч человек» («Воинство Святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала ХХ века». Сост. А.Д. Степанов и А.А. Иванов. СПб. 2006. С. 17-18).
При этом Союз действовал весьма эффективно. Первая смута в России 1905-1907 гг. была задавлена во многом именно черносотенцами.



Манифестация черносотенцев в Одессе вскоре после объявления «Манифеста 17 октября». Фотография из английского журнала. 1905 г.

«Конечно, по своему преобладающему составу членов и по приемам борьбы, – замечал член Совета министра внутренних дел тайный советник Н.Ч. Зайончковский, – Союз с его Отделами был орудием грубым; но ведь пушки, пулеметы, ружья со штыками – орудия еще более грубые, однако, необходимые. Самый факт возникновения Отдела Союза в какой-нибудь весьма революционной местности сразу полагал в ней конец революционным выступлениям. Деятельность Союза поощрялась сверху, его Отделы, иногда искусственно, насаждались губернаторами. Окончилась смута – и от Союза с его Отделами как-то сразу отвернулись» («Власть и крайне правые партии. Запись беседы Дворцового коменданта В.А. Дедюлина (1908 г.) и Записка члена Совета министра внутренних дел Н.Ч. Зайончковского (1913 г.)». Публ. Ю.И. Кирьянова // «Исторический Архив». 2000. № 1. С. 104).
«…Союз наш, – вспоминал старейший деятель черносотенного движения Н.Е. Марков, – вначале имел достаточно интеллигентных сил из представителей состоятельных классов; но потом, когда первая революция прошла, состоятельные классы от нас отошли, и наш Союз состоял из того, что называется демократией в чистом виде, т.е. беднота…» («Падение Царского режима». Т. VI. М.-Л. 1926. С. 197).
Связь союзников с Правительством и даже их определенная зависимость от него также вполне объяснимы. Такое положение дел имело основания более давние и глубокие. Либералы, подчеркивал еще в 1889 г. К.Н. Леонтьев, «сильны сами по себе, а наши начала держатся только тем, что Правительство теперь за нас» (К.Н. Леонтьев – И.И. Фуделю, 20.8.1889). Однако отнюдь не Правительство было причиной возникновения движения.
Вот, между прочим, к каким выводам вынужден был прийти современный либеральный (что далее будет видно из его «политкорректной» риторики) историк: после февральского переворота 1917 г. «с упразднением Департамента полиции и Охранных отделений, с арестами покровителей и вождей, с началом обысков у активистов и прочими акциями движение не исчезло. Оно только потеряло элемент организованности сверху: стало стихийным и самоорганизующимся. Последнее обстоятельство показывает, что это было не просто искусственно вносимое, навязанное части народа и поддерживаемое извне движение, но и (как это ни печально признать) движение части самого народа» (П.Ш. Чхартишвили «Черносотенцы в 1917 году» // «Вопросы Истории». 1997. № 8. С. 142).
«Грозный призрак Союза Русского Народа, – обращался в январе 1907 г. к ненавистникам Исторический России астраханский купец Н.Н. Тиханович-Савицкий, – который вас так страшит, – не призрак; это тот самый русский народ поднимается, над чувствами которого вы издевались и который потребует уже скоро вас к ответу. Это встает грозный Мститель за поруганную честь России, за ее растоптанное вами знамя. Союз Русского Народа растет, отделы его покрывают всю Россию… Ни ваша злоба, ни ваши вопли, ни хватанье за Правительство не остановят могучий рост Мстителя… Он освободит Россию от вас и выведет ее на тот путь истинной свободы народной, на котором не место вам, презренным обманщикам! Русь идет. Расползайтесь гады» («Воинство Святого Георгия». С. 18-19).
Депутацию Союза Русского Народа Император впервые принял 23 декабря 1905 г. в канун Рождественского сочельника.
Председатель СРН А.И. Дубровин поднес Государю нагрудные знаки для Него и Наследника Цесаревича Алексия. (Автором этого знака был один из основателей и руководителей СРН художник, сын известного русского поэта А.А. Майков.)
Царь приветствовал «союзников» словами: «Объединяйтесь, русские люди. Я рассчитываю на вас» («Черносотенцы у Царя» // «Московские Ведомости». 1906. № 12).



Император Николай II принимает депутацию у Мариинского Дворца в Киеве. За Государем – П.А. Столыпин. Август 1911 г.

Членами Союза Русского Народа состояли люди из ближайшего окружения Государя: духовники епископ Феофан (Быстров) и протоиерей Александр Васильев, Дворцовый комендант генерал В.Н. Воейков, штаб-офицер для поручений при Дворцовом коменданте, ктитор Государева Феодоровского собора в Царском Селе полк. Д.Н. Ломан, флигель-адъютант, гофмейстер Высочайшего Двора, личный секретарь Государыни граф П.Н. Апраксин, граф А.С. Гендриков и другие («Воинство Святого Георгия». С. 717-777).
Знаменитая Именная телеграмма Государя, отправленная 4 июня 1907 г. на имя А.И. Дубровина, завершалась словами: «Да будет же Мне Союз Русского Народа надежной опорой, служа для всех и во всем примером законности и порядка» («Русское Знамя». 1907. 5 июня).



Александр Иванович Дубровин (1855–1921) – создатель и лидер Союза Русского Народа.

Год спустя после первой Царской аудиенции, 26 ноября 1906 г., в день памяти святого Великомученика и Победоносца Георгия в Киеве св. праведный о. Иоанн Кронштадтский совместно с епископом Сергием (Страгородским), будущим Патриархом, освятили хоругвь и знамя Союза Русского Народа.
«Как тело без души мертво, – сказал Кронштадтский Пастырь, – так и Россия без всепросвещающей Православной Веры и жизнетворной Самодержавной Власти мертва» («Воинство Святого Георгия». С. 13). Осенью 1907 г. Всероссийского Батюшку избрали почетным членом СРН, а вскоре – пожизненным почетным членом. В марте 1917 г, после разгрома Главного Совета СРН в Басковом переулке знамя и хоругвь в качестве боевого трофея доставили в революционную Думу (П.Ш. Чхартишвили «Черносотенцы в 1917 году». С. 135).
«Вполне естественно, – писал Н.Е. Марков, – что еврейство и зависимая от еврейства российская либеральная и революционная печать со всех сторон накинулась с бранью, клеветой и доносами на сразу ставший им ненавистный Союз Русского Народа… Самые гнусные, самые нелепые обвинения посыпались на эту народную организацию. “Погромщики”, “убийцы”, “сыщики”, “черная сотня” – пестрели страницы “освободительной” печати, не могшей простить Союзу Русского Народа провала революции. “Союзник” изображался в жидовских карикатурах не иначе как в виде дюжего волосатого мужика с бутылкой водки в кармане и с отрубленной головой еврея в окровавленной руке. […] “Освободительные” демократы более всего издевались над Союзом Русского Народа за то, что он состоял преимущественно из простонародья» (Н.Е. Марков «Войны темных сил». С. 147).




Хотя, заметим, среди его членов было немало выдающихся представителей русской культуры и науки: художник В.М. Васнецов, скульптор А.М. Опекушин, академики Н.П. Кондаков, А.А. Соболевский, К.Я. Грот, Н.П. Лихачев и В.Л. Комаров (впоследствии президент Академии Наук), член-корреспондент Академии Наук Ю.А. Кулаковский, ученые-слависты А.С. Будилович и В.И. Ламанский, медик проф. С.С. Боткин, историки И.Е. Забелин, Д.И. Иловайский, руководитель первого оркестра русских народных инструментов, виртуоз-балалаечник и композитор В.В. Андреев, актриса М.Г. Савина, книгоиздатель И.Д. Сытин и многие другие («Воинство Святого Георгия». С. 717-777).
«…Интерпретация Союза Русского Народа, как борющихся извергов рода человеческого, – заявил Н.Е. Марков следователям ЧСК Временного правительства, – результат газетного измышления» («Падение Царского режима». Т. VI. С. 190).
«Разве дал бы святой праведный отец Иоанн Кронштадтский свое благословение Союзу, а тем более вступил бы он в его ряды, – вполне резонно задавался вопросом наш современник скульптор В.М. Клыков, – если бы Союз Русского Народа был причастен к тем преступлениям, в которых его обвиняли недоброжелатели и враги Исторической России?» («Воинство Святого Георгия». С. 28).
Но, заметим, Кронштадтский Пастырь был не одинок. Перечислим некоторых (и, кстати, далеко не всех) Архипастырей Русской Православной Церкви, не только состоявших в СРН, но и занимавших там руководящее положение (почетные председатели и председатели губернских отделов): митрополит Агафангел (Преображенский); архиепископы: Анатолий (Каменский), Андроник (Никольский), Димитрий (князь Абашидзе), Димитрий (Сперовский), Иннокентий (Беляев), Иннокентий (Ястребов), Митрофан (Краснопольский); епископы: Алипий (Попов), Виталий (Максименко), Ефрем (Кузнецов), Павел (Гальковский), Серафим (Чичагов), Феодор (Поздеевский) и др.
Активное участие в черносотенном и монархическом движении (вплоть до занятия официальных постов) принимали также первые три послереволюционные Патриарха Московские и всея Руси – Тихон (Беллавин), Сергий (Страгородский) и Алексий (Симанский); первоиерарх Зарубежной Церкви митрополит Антоний (Храповицкий), основатель «парижского раскола» митрополит Евлогий (Георгиевский) и «американской автокефалии» митрополит Платон (Рождественский) («Воинство Святого Георгия». С. 717-777).




Одним из многочисленных лживых «лэйблов», которые пытаются навесить на Россию западные демократы, – конечно же, погромы. Слово pogrom «внедрили» во все основные языки мiра, превратив его в символ Российской Империи – «родины погромов».
Разоблачивший и подробно разобравший смысл и происхождение этой клеветнической напраслины, В.В. Кожинов пишет о том, что столь же голословны были обвинения в организации еврейских погромов черносотенцами. Он подчеркивал, что «вылеплен “страшный” образ Союза Русского Народа» был исключительно из воинственной «риторики» «союзников».
При этом «их слова преподносятся как нечто гораздо более опасное и жестокое, нежели бомбы революционеров». Более того, по словам В.В. Кожинова, ни один еврейский автор так и не смог привести ни одного достоверного факта, «свидетельствующего об “организованных” Союзом Русского Народа погромах» (В.В. Кожинов «Россия. Век ХХ-й (1901-1939)». М. 1999. С. 131).
Если не знать этого, то «возникает по меньшей мере странная картина: в октябре 1905 года погромы достигают прямо-таки невероятных масштабов (их, по подсчетам Д.С. Пасманика, было около 700), хотя “черные сотни” только еще “организуются”, а после того, как они “уже организованы”, происходит всего 2 или, точнее, 3 погрома (начиная с 1907 года погромов уже вообще не было, если не считать позднейшего военного – то есть по самой своей сути погромного – времени, когда громилась вся Россия вообще). Помимо этого, нельзя не отметить, что Белосток и Седлец (Седльце) – это чисто польские города (а Тальсен – ныне Талсы – латышский), которые после 1917 года стали (и сейчас являются), естественно, городами возрожденной Польши, и те части их населения, к которым мог апеллировать Союз Русского Народа, были весьма небольшими (основное население этих городов относилось к Союзу Русского Народа заведомо враждебно)» (Там же. С. 129).



Так подавал патриотические манифестации 1905 г. австрийский воскресный иллюстрированный журнал «Wiener Bilder».

Выводы В.В. Кожинова подтверждают и другие современные профессиональные русские историки (С.А. Степанов «Черная сотня в России (1905-1914 гг.)». М. 1992. С. 156; С.П. Бутин «Черносотенцы». СПб. 1998. С. 8).
«…Образовавшийся в ноябре 1905 г. СРН, – пишет доктор исторических наук Ю.И. Кирьянов, – не мог быть организатором этих столкновений различных групп населения: они возникали как стихийная реакция консервативно-монархически настроенной части населения на поведение либералов и радикалов (восторженное или, наоборот, критическое) в связи с объявлением Манифеста 17 октября 1905 г.» (Ю.И. Кирьянов «Правые партии в России 1911-1917». М. 2001. С. 58).
«Революционерам, – подчеркивает воронежский историк В.Ю. Рылов, – противостояли в те дни монархически настроенные слои населения, а не черносотенцы. […] …Обвиняли евреев в денежной поддержке забастовочного движения, наличия большого числа лиц еврейской национальности в революционном движении» (В.Ю. Рылов «Правомонархическое движение в Воронежской губернии (1903-1917 гг.)». Дисс. …канд. ист. наук. Воронеж. 2000. С. 52-54).
Однако эти новые и весьма важные выводы являются по сути повторением давно забытого. В доказательство приведем слова товарища председателя Главного Совета СРН В.П. Соколова, сказанные им еще весной 1911 г.: «Левая печать, обвиняя Союз в устройстве жидовских погромов, сознательно закрывает глаза на то обстоятельство, что главная полоса погромов относится к тому времени, когда Союз и не существовал. А последний белостокский погром имел место тогда, когда там не было отдела Союза» («Воинство Святого Георгия». С. 29).
Пытавшихся было развить тему погромов деятелей ЧСК Н.Е. Марков быстро поставил на место:
«Марков: Со времени организации Союза Русского Народа в России не было ни одного погрома; может быть, теперь они и будут, после закрытия. […]
Соколов: Но демонстрации и выступления были?
Марков: Т.е. какие демонстрации? Ходили по улицам с хоругвями, – это бывало» («Падение Царского режима». Т. VI. С. 191).



Николай Евгеньевич Марков Второй (1866–1945) на думской трибуне.

По поводу самих погромов деятели Союза Русского Народа высказывались неоднократно. И каждый раз – резко отрицательно. Примером могут послужить слова А.И. Дубровина на закрытом заседании одного из Отделов летом 1908 г.: «На создание революции в России Ротшильды, Нобели и другие еврейские банкиры сыпали миллионами, – но бороться с ними надо не погромами, так как погромы нас ни к чему не приводят, от погромов страдает только беднейший еврейский класс, “пархи”, да русские люди, которых хватают на погромах, таскают их по тюрьмам и судам и ссылают, а в это время главные виновники – богатые жиды – остаются в стороне и еще больше богатеют. Чтобы изгнать жидов из России, необходимо объявить им бойкот: порвать всякое с ними общение, не покупать у них ничего и не продавать им ни на 1 копейку, не обращаться к их докторам, адвокатам и т.д.; как одно из средств экономической борьбы с еврейством [можно рекомендовать] устройство потребительских обществ, торговых складов, обществ взаимопомощи, артелей и т.д., приводя в пример г. Кременчуг, где в первые же дни обороты лавки Союза Русского Народа выразились по 500 рублей в день, а теперь эта лавка заставляет евреев прекратить торговлю и выехать из города; если так дело пойдет повсеместно, то евреям остается одно: уехать в такие места, где они могут жить паразитами за счет коренного населения» («Союз Русского Народа. По материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г.». Сост. А. Черновский. М.-Л. 1929. С. 402).
Таким образом, в борьбе с еврейством черносотенцы предлагали чисто экономические меры, но они-то, в действительности, и представляли самую страшную угрозу. А поскольку возразить против такой мирной и законной борьбы было нечего, еврейству выгодно было перевести стрелки на выглядевшую внешне предосудительно физический стихийный народный протест, всячески его провоцировать, а затем раздувать в глазах российской и мiровой общественности.



Продолжение следует.
Tags: Николай II, П.А. Столыпин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments