sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

БАНКИ НАЧИНАЮТ И …ВЫИГРЫВАЮТ (2)


Илья Репин. Портрет С.Ю. Витте. 1901-1903 гг. Третьяковская галерея. Фрагмент.


ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ


«Священная Дружина»


Заметную роль в карьере С.Ю. Витте сыграло его участие в многослойной провокации, известной под название «Священная Дружина». Так называлось учрежденное после убиения Императора Александра II конспиративное аристократическое сообщество для борьбы с революционерами, существовавшее в 1881-1882 гг.
Цель ее учреждения зафиксирована в официальном документе: «Доведенная до отчаяния ужасными преступлениями группа мужественных добровольцев решила организовать с оружием в руках, тайный крестовый поход против врагов порядка. Целью этого похода было вырезать анархистов, род тайных судилищ в средние века» (Л.Т. Сенчакова «“Священная Дружина” и ее состав» // «Вестник Московского университета». Сер. «История». 1967. № 2. С. 62).
«На́большим» в «Священной Дружине» был генерал-адъютант граф И.И. Воронцов-Дашков (1837–1916), в 1881-1897 гг. министр Императорского Двора и Уделов, а в 1905-1915 гг. – Кавказский наместник.



Граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков.

Сравнительно молодой Витте был не только причастным к созданию Дружины, но едва ли не главным ее организатором. «Витте принадлежит идея пресловутой дружины против нигилистов, – занес в дневник под 28 февраля 1893 г. А.С. Суворин. – Он приезжал сюда тогда из Киева и высказал это Воронцову-Дашкову. Идея иезуитская» («Дневник Алексея Сергеевича Суворина». Изд. 2-е, испр. и доп. М. 2000. С. 101).
«Единственное средство борьбы с террористами, – писал он дяде генералу Р.А. Фадееву, – это – создание общества по подобию террористических обществ, для борьбы с ними теми же средствами, какие пускают в ход террористы. Это должно быть общество преданных Государю лиц, которые были бы готовы отвечать на действия террористов такими же действиями по отношению к ним самим, в случае их покушений, – совершать покушения на них, в случае совершения террористами убийств – убивать их. А полиция ничего не будет в состоянии одна сделать с революционерами» (Л.Т. Сенчакова «“Священная Дружина” и ее состав». С. 68).
Сообщество, поставившее своей целью оградить Монархию от угрожавшей ей опасности, делало это своеобразными средствами, получившими впоследствии название «провокация». «…В основу деятельности “Священной Дружины”, – пишет специально исследовавшая ее деятельность и состав Л.Т. Сенчакова, – была положена идея мистификации, стремление сбить с толку революционные организации, натравить их друг на друга, посеять взаимное недоверие» (Там же. С. 69).



Знамя «Священной Дружины».

Носившую такой характер издательскую деятельность «дружинников» осуществлял главным образом С.Ю. Витте. Достоверно известно, что Дружина финансировала в Женеве издание таких газет, как «Вольное слово» и «Правда». С первой из них связывали т.н. Земскую лигу, инспирировавший «конституционалистское течение» и одновременно украинофильство (Б.В.Ананьич, Р.Ш. Ганелин «С.Ю. Витте и его время». С. 20-21). Вторая была «ультратеррористической, призывавшей к революционным действиям и террору не только в России, но и чуть ли не во всем мiре» (Л.Т. Сенчакова «“Священная Дружина” и ее состав». С. 69).
«Правду» редактировал некий Иван Климов. В сей газете Царь «именовался не иначе, как “коронованный тромбонист”, и Климов запрашивал на потеху публике: “говорят, что Александр III последнее время особенно занят разучением на тромбоне похоронного марша. Уж не инстинктивное ли это предчувствие?” “Царь-Митрофанушка”, “Немазаный истукан”, – так называли в “Правде” Царя и рассказывали о том, что он с перепугу целый день пьет водку, а в Александро-Невскую Лавру его могли отвести, только уложив пьяным в карету. Как-то на пути царского поезда неправильно поставлена была стрелка, и поезд едва не потерпел крушение. Царь отделался испугом. “Дуракам – счастье”, – кратко заметила по этому поводу “Правда”. Не щадили и Царской Семьи» (Заславский Д. «Взволнованные лоботрясы». (Из истории «Священной Дружины») // Былое. 1924. № 25. С. 81).
Порой было неясно, где кончается провокация и начинаются собственные взгляды Витте.
Агентом «Священной Дружины», довольно часто наведывавшимся в Женеву наблюдать за работой прессы, был человек под кличкой «Антихрист». Как установлено недавно, им был Витте (Б.В.Ананьич, Р.Ш. Ганелин «С.Ю. Витте и его время». С. 21, 24). Как будто антигерой, сошедший со страниц последних романов отошедшего незадолго перед этим в мiр иной Ф.М. Достоевского…
Уже сегодня совершенно ясно, что деятельность Витте в этом тайном сообществе отличалась многообразностью. Будучи «братом» под № 113, он возглавлял «пятерку», был главным по Киевскому району, принимал активное участие в литературно-провокационной кампании «Священной Дружины» (Там же. С. 22, 32).
Именно с тех пор для достижения нужных ему целей Сергей Юльевич стал широко пользоваться инспирированными им статьями в газетах.
Еще более важной была другая связь, о которой в 1913 г. поведал к тому времени оставивший службу в Охранном отделении (в котором занимал высокие посты) Л.П. Меньщиков: «У Священной Дружины было несколько услужливых перьев: штатный “писатель” (доносов, главным образом) К.А. Бороздин, а затем бывший сотрудник газет “Новости” и “Русский еврей”, а впоследствии – начальник секретного отделения Священной Дружины П.И. Рачковский…» (Hez «Из дел давно минувших дней. Правда о “Правде”. (Письмо из Америки)» // «Русская Молва». 1913. № 141. 5/18 мая).
«Давнишние, старые связи» Витте с Рачковским отмечал и начальник С.-Петербургского Охранного отделения генерал А.В. Герасимов (Герасимов А. В. На лезвии с террористами. М. 1991. С. 36).



П.И. Рачковский, заведующий Заграничной агентурой Департамента полиции в 1884–1902 гг.

Наша справка: Петр Иванович Рачковский (1851–1910) – происходил из дворянской семьи почтмейстера Дубоссарского уезда Херсонской губернии, по происхождению поляка-католика. Получил домашнее образование. Мелкий чиновник почтового ведомства (1867). Чиновник канцелярии Одесского градоначальника, прикомандированный в распоряжение Одесского полицмейстера (1869). Чиновик канцелярии Варшавского губернатора (1873). Служил чиновником в Калише, Ковно, Пинеге Архангельской губернии. Уволен с причислением к Министерству юстиции (1878). Был известен либеральными настроениями и обширными знакомствами с социалистами. В Петербурге был домашним воспитателем в семье генерал-майора И.В. Каханова (1878). Арестован в связи с подозрением в укрывательстве террориста польского шляхтича Л.Ф. Мiрского после покушения на шефа жандармов Д.Р. Дрентельна (весна 1879). Выпущен после дачи им подписки о сотрудничестве с III Отделением. Сотрудничал в газете «Русский еврей». Разоблачен как двойной агент тайным агентом «Народной воли» секретарем III Отделения Н.В. Клеточниковым (авг. 1879). Служил чиновником Министерства юстиции в Вильне, а с конца 1882 г. – в Охранном отделении в Москве. Зачислен в штат Министерства внутренних дел. Назначен заведующим заграничной агентурой Департамента полиции в Париже (1884).

Впоследствии Витте втянул Рачковского в свои аферы, связанные с привлечением в Россию иностранного капитала (Б.В.Ананьич, Р.Ш. Ганелин «С.Ю. Витте и его время». С. 338).
Хотя Император Александр III в конце 1882 г. и распустил Дружину, однако среди тех, кто впоследствии сделал сколько-нибудь значительную служебную карьеру, оказалось немало ее членов. Не был исключением и Витте: «он своею деятельностью в “Дружине” обратил на себя внимание и установил связи, которые в конечном итоге привели его на министерский пост» (Л.Т. Сенчакова «“Священная Дружина” и ее состав». С. 66).
Один малоизвестный аспект, связанный со «Священной Дружиной», поведал 6 июня 1951 г. писатель и масон Марк Алданов в письме другому вольному каменщику (потомку двух декабристов) А.В. Давыдову: «Как курьез (и малоизвестный), сообщу Вам, что еврейские миллионеры давали деньги, лет 70 тому назад, и контрреволюционной “Священной Дружине”. Она получила немало денег от барона Г. Гинцбурга, от Полякова и от киевского сахарозаводчика (моего деда по матери) Зайцева, который давал деньги на это Витте […] Кажется, финансировал “Священную Дружину” и еще один еврей: Малькиель, но я в этом не вполне уверен» (Давыдов А. Воспоминания 1881-1955. Париж. 1982. С. 228. Факсимиле письма на с. XVIII).



Барон Гораций Осипович Гинцбург (1833–1909), банкир, неофициальный представитель еврейских интересов перед Русским правительством.

Имя барона Горация Гинцбурга действительно значится в списке членов «Священной Дружины» (Л.Т. Сенчакова «“Священная Дружина” и ее состав». С. 75).
Что же касается упомянутого Зайцева, то им оказался Йона Мордков Зайцев (1828–1907) – хасид, основатель в Киеве небезызвестного кирпичного завода, на котором 12 марта 1911 г. был убит отрок Андрей Ющинский. Йоне Зайцеву наследовали сыновья Марк (?–1930) и Давид (1861–1936).



Йона Мордков Зайцев.

Интересно, что исследователи того громкого дела ни словом не обмолвились о том, что Зайцевы были известны, главным образом, в качестве богатейших сахарозаводчиков, обладавших обширными связями.
Именно юридическая неприкасаемость их со стороны русского истеблишмента позволило одному из адвокатов Менделя Бейлиса на процессе в Киеве, О. Грузенбергу открыто издеваться над русским судом: «Если вы считаете, что молельня должна строиться на христианской крови, если вы считаете, что для молельни принесли в жертву и замучили несчастного мальчика, что же вы молчите… Тогда ищите того, кто строил молельню, для кого была эта молельня… Вы видели этого человека… Это Зайцев, сын старого Зайцева, миллионер, он строил ее… почему же он не сидит здесь, строитель этой молельни […]



Адвокат О. Грузенберг с одним из своих подзащитных-соплеменников Л.Д. Троцким (Бронштейном). 1906 г. Рисунок.

У вас, русской власти и правительства, достаточно власти, достаточно мощи, чтобы не останавливаться ни перед богатством, ни перед положением, ни перед чем…» («Убиение Андрея Киевского. Дело Бейлиса – “смотр сил”». М. 2006. С. 549).
Иными словами в лицо судьям было брошено: руки коротки!
Остается дать краткую справку об авторе письма – писателе М.А. Алданове.



Марк Александрович Ландау (1886–1957).

Настоящая его фамилия была Ландау. Он был сыном Александра (Израиля) Марковича Ландау и Софьи (Шифры) Ивановны – дочери Йоны Мордкова Зайцева. Женой Алданова была двоюродная его сестра – Татьяна Марковна (?–1968), дочь Марка Зайцева. Таким образом, киевский сахарозаводчик приходился дедом и писателю и его жене. В Киевском деле 1913 г. были замешаны его мать, отец и дядя.

Странная, следует признать, была эта «Священная Дружина», на которую щедро жертвовали такие люди. Очень странная…



Продолжение следует.
Tags: Александр II, Александр III, Николай II, С.Ю. Витте
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments