sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

Category:

ОХОТА НА ЦАРЯ (1)




В канун очередной годовщины цареубийства 1/14 марта 1881 г. напомним ряд событий, ведших к этому чудовищному преступлению, предвосхищавшему, в свою очередь, Трагедию в подвале Ипатьевского дома, свершившуюся 37 лет спустя. Всё это звенья одной цепи, сковавшей, в конце концов, Русский народ, виновный в попустительстве этому страшному греху.
Текстовая часть публикации представляет из себя фрагмент нашей книги «Золотой Клинок Империи» – биографии Свиты ЕИВ генерала от кавалерии графа Федора Артуровича Келлера (1857–1918), вышедшей двумя изданиями: в 2007 г. в «Посеве», а в 2009-м в издательстве «Форум».
Особо следует сказать об изобразительном ряде, сопровождающем публикацию. Кроме некоторых хорошо известных иллюстраций, это в основном малоизвестные иностранные изображения.
Время, о котором идет речь, было эпохой, когда фотография только-только появлялась; ее место в периодических изданиях заменяли работы рисовальщиков, литографов и граверов.
По вполне понятным причинам при освещении интересующих нас событий отечественная печать была более сдержанной. Потому в нашей публикации будут представлены в основном работы европейских художников, в большинстве своем не столь широко известные. Многие из них, в особенности французские, не оставляют ни малейшего сомнения в том, какой стороне сочувствовали их авторы и заказчики.
Хотелось бы подчеркнуть, что в нашей публикации мы даем сканы с оригиналов журналов того времени, находящихся в собрании московского Царского музея «Наша Эпоха».



Памятный рубль 1898 г. в честь открытия памятника Императору Александру II в Московском Кремле.


«Почему они преследуют Меня словно дикого зверя?»
Император АЛЕКСАНДР II.


Первое покушение на Государя произошло в Санкт-Петербурге 4/16 апреля 1866 г. во время прогулки в Летнем саду
Стрелял Дмитрий Каракозов из террористического центра под коротким «говорящим» названием «Ад».



Дмитрий Кардовский. Покушение Каракозова на Императора Александра II.

В тот раз руку преступника отвел шляпных дел мастер Осип Комиссаров, возведенный за спасение Государя в потомственное дворянство.


Медаль «Осип Иванович Комиссаров-Костромской. В память чудесного спасения Императора Александра II 4 апреля 1866 г.».

Первое слово Каракозова – и это очень характерно – было: «Я, русский». Это, значит, что он готовился именно так ответить. Кому-то именно эта русскость была почему-то крайне важна.
Но вот один из первых поэтических откликов на покушение:


Кто ж он злодей? Откуда вышел он?
Из шайки ли злодейской,
Что революцией зовется европейской?
Кто б ни был он, он нам чужой,
И нет ему корней ни в современной нам живой,
Ни в исторической России.

Аполлон МАЙКОВ.

То же читаем в первых корреспонденциях о покушении в катковских «Московских ведомостях»: «Никто не хочет верить, чтобы злодей был действительно настоящий русский; какие ни подбирайте доводы, не придумаете мотива, который в силах был бы побудить русского на цареубийство. Если бы, паче чаяния, злодей и оказался таковым, то он, очевидно, может быть только орудием партии, конечно, нерусской, ибо ничто не может быть враждебным самому себе».



Костромской крестьянин Осип Комиссаров versus саратовский дворянин Дмитрий Каракозов.

Обращает на себя внимание, что наша либеральная общественность западнического толка посмела и в этих явно неблагоприятно складывающихся для нее обстоятельствах проводить все же свою линию.
«…Есть люди, – читаем в тех же “Московских ведомостях”, – столько безсовестные, что даже и в эту минуту, при первом серьезном внимании, обращенном на зло, начинает говорить о какой-то будто бы начинающейся у нас реакции, грозящей нашему общественному прогрессу. Политические злоумышленники […] начинают возбуждать в обществе толки о том, что слишком сильные действия против нигилизма угрожают нашему прогрессу и просвещению и что с либеральной точки зрения не следует желать, чтобы исследование дела простиралось слишком далеко и глубоко. Толки эти идут из Петербурга…»



Каракозов перед повешением на Смоленском поле в Петербурге 3 сентября 1866 г. Зарисовка Ильи Репина.

«…Здесь, – писал в апреле 1866 г. из Петербурга Ф.М. Достоевский, – очень многие верят, что дело так и кончится одними нигилистами, а корень зла скажется разве только через несколько лет, сам собою, путем историческим».
Так, собственно говоря, и вышло.



Часовня во имя Святого благоверного Князя Александра Невского, воздвигнутая на месте покушения на Царя. На фронтоне ее была надпись: «Не прикасайся к Помазаннику Моему». Снесена большевиками.

Тщательно изучавший прошлое Русской Земли и одновременно чрезвычайно внимательный и чуткий к современным ему общественным процессам историк Д.И. Иловайский писал: «В 1866 году, вслед за усмирением польского восстания и за наделом землёю польских крестьян, совершается покушение Каракозова. Следственная комиссия не сумела добраться до его корней; но русское общественное мнение сильно заподозрило тут участие польской революционной партии, и действительно, в следующем году эта партия обнаружила себя с покушением Березовского».


Продолжение следует.
Tags: Александр II
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments