sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

СЛУЧАЙНЫЕ ЗАМЕТКИ (18)


Владимiр Карпец и Александр Дугин. «Имперский Марш». Москва. 8 апреля 2007 г.


«Долгое прощание» (продолжение)


«Лучше выслушать самую злую критику, чем заблуждаться и продолжать оставаться в заблуждении».
Михаил БУЛГАКОВ.


Последние наши разговоры и споры с В.И. Карпецом, помимо староверия, были сосредоточены вокруг Английской проблемы, князей Юрьевских и …балета.
Тема «Балет и Власть» (именно об этом шла речь) интересовала Володю. Он знал, что я ею занимаюсь, собираю в копилку всякие мелочи. До сих пор, правда, никаким текстом в связи с этим я не разродился, да и не знаю, напишу ли когда-нибудь, составив из разнородных заметок нечто цельное.
Карпеца тема интересовала в связи с его романом «Любовь и Кровь» да, насколько я понимал, и с некоторыми жизненными обстоятельствами тоже.

А еще он жил в Большом балете,
Не преувеличивая, жил –
Сколько дам знавал на этом свете,
Были все балетных вен и жил.
. . . . . . . . . . . . . . . . .
Ох, уж эти были балерины,
Ох, уж это вечное ла-ла,
И жена последняя Марина
Тоже балериною была.



Обложка октябрьского номера «Роман-газеты» 2011 г. с публикацией второй части романа В.И. Карпеца «Любовь и Кровь». Художник Александр Дудин.

Говорили мы и о Виндзорах. В то время я как раз изучал обстоятельства убийства Г.Е. Распутина, а потому сама тема мне также была небезразлична, хотя в нее я и не углублялся. Помню очень хотелось побыстрее увидеть его текст напечатанным. Рассказывал он вдохновенно и увлекательно. Как мог, я подбадривал его, убеждал писать, да побыстрее.
Однако, когда его текст, наконец, появился, он был другим, нежели мне представлялось. Так, правда, бывает часто: либо ведущий разговор приноравливается к своему собеседнику, либо активный соучастник разговора превращается отчасти в нечто вроде соавтора…
Работу В.И. Карпеца «Виндзоры против Рюриковичей» напечатали только в 2015 г. в «сборнике научных трудов», составленных А.И. Фурсовым, «De Aenigmate / О Тайне».
Обширному тексту, жанр которого определялся в аннотации, как «увлекательный историко-детективный», предшествовали его колонки в «Завтра», а также записи и комменты в его ЖЖ, являвшиеся как бы предварительными кроками этой работы.



В этом и следующем по́стах работу В.И. Карпеца мы цитируем по этому изданию, ссылаясь на страницы (в круглых скобках).


Именно эти разговоры с Карпецом и чтение его текстов об этом и подтолкнули меня во многом на нынешние мои размышления.
Совсем недавно поймал себя на мысли о том, что в последнее время со всех сторон всё настойчивее говорят об «англосаксах». Назойливое повторение этого «заклинания» отдает какой-то совсем не стихийной кампанией, что само по себе не может не настораживать.
Одни вбрасывают, другие подхватывают, не разбираясь в степени обоснованности, третьи всё это, пока что еще рыхлое и неопределенное, прописывают, вводят в рамки, подбирают фактуру, получая за это («почетные грамоты» сейчас не в ходу) гонорар.
В такой обстановке трудно да и не хочется (а потом вполне вероятно еще и боязно будет) разбираться: ведь напечатанное это уже как бы и общеизвестное. Кому же хочется услышать: «Товарищ, а ты почему шагаешь не в ногу?!»
Так обезличенные «англосаксы» почти что уже вытеснили из сознания не менее загадочных «сионских мудрецов» с их «протоколами».




Сразу же предупрежу: дальнейшие мои заметки основаны не на изучении проблемы, а всего лишь на частных размышлениях. Это, скорее, вопросы самому себе. Прошу к ним именно так и относиться.
Вряд ли с ними согласится большинство, но всегда придерживаясь принципа: если действительно так думаешь, никогда не бойся остаться в меньшинстве, – я и решился предать их огласке. Да и какое влияние может оказать мнение частного человека, никогда не занимавшего никакого особого положения.




С Британской Империей Российская была иногда во враждебных, порой в союзнических отношениях; постоянным было только одно – соперничество.
Я уже упоминал, что с темой этой я отчасти соприкасался, исследуя убийство Г.Е. Распутина. Пойдя в моем ЖЖ по ссылке «Убийство Распутина: английский след», каждый может познакомиться с опубликованными там материалами.

При этом следует подчеркнуть, что убийство Царского Друга, активное участие в котором безспорно принимали британские спецслужбы, дипломаты и некоторые государственные деятели, нацелено было всё же не на уничтожение Монархии в России (что вряд ли планировалось; другое дело, что получилось именно так), а на устранение влиятельного сторонника заключения сепаратного мира с Германией, чего в Лондоне опасались больше всего. (То, насколько эти подозрения соответствовали действительности, мы оставляем в стороне.)



Главной задачей англичан было всеми способами удержать России от выхода из войны, быть может, даже и ослабление России как таковой, но в свержении Монархии и упразднении Династии – да еще в том, что это осуществлялось по воле непосредственно самого Короля, двоюродного брата Императора – в это, как хотите, лично мне верится с трудом, хотя именно это мнение и возобладало в нынешнем общественном сознании у нас в стране.
Одной из главных проблем является отказ от предоставления убежища Царской Семье после февральского переворота 1917 г.
С такими обвинениями выступили оказавшиеся в эмиграции деятели Временного правительства. Авторами наиболее значимых на сегодняшний день обвинительных версий являются временщики (П.Н. Милюков и А.Ф. Керенский), как раз и несшие основную долю ответственности за арест Царской Семьи, которым, по образному выражению управделами Временного правительства В.Д. Набокова, «завязан был тот узел», который был впоследствии «разрублен» большевиками в Екатеринбурге. По словам следователя Н.А. Соколова: «Лишение Царя свободы было поистине вернейшим залогом смерти Его и Его Семьи, ибо оно сделало невозможным отъезд Их за границу».
С временщиками не спорили (в своих, разумеется, интересах) и их преемники – большевики, то есть те, которые и «разрубили узел», спланировав и организовав бойню в Ипатьевском доме.
Взгляд этот утвердился, наконец, и в постсоветской патриотике, став одним из краеугольных ее камней.
Такое единодушие внешне непримиримых друг другу сил не может не вызывать вопросов.
Да и изученность этой проблемы – особо подчеркнем это – во многом лишь кажущаяся. Наличие свидетельств участников этой коллизии и даже исследований, авторы которых, особенно в русскоязычной их части, склоняются примерно к одному и тому же выводу (исключение составляют труды известного эмигрантского историка С.П. Мельгунова), нельзя приравнивать к окончательным доказательствам. Но – главное – нет пока что никаких весомых документов, подтверждающих непосредственное участие в этом Короля Георга V.



Дневниковые записи Короля Георга V, сделанные в тот день, когда он узнал об убийстве Императора Николая II, своего кузена. В тот день Король посетил русскую церковь на Уэллбек-стрит в Лондоне, «в память о дорогом Ники, Который, боюсь, был расстрелян большевиками. Подробности нам пока неизвестны, но это чудовищное преступление». И далее: «Я был очень предан Ники, это был добрейший человек, настоящий джентльмен, Который любил и Свою Семью, и Свой народ».
Дневник, хранящийся в Королевской коллекции, представлен на выставке «Россия, Королевский Двор и Романовы», проходящей в Королевской галерее в Букингемском дворце.

https://www.bbc.com/russian/features-46061979

Настораживает и еще одна странность: почему молчит Altera pars? Речь тут не идет об отсутствии английских работ на эту тему (они есть, но их немного и у нас их почти что не знают), а об ориентированных специально на русского читателя и профинансированных английской стороной.
Сам Королевский Дом, будучи вроде бы заинтересованным и обладая, несомненно, достаточными возможностями, никак особо не реагирует на часто звучащие обвинения. Или уж, действительно были причастны (но ведь всем известно, представить черное – белым не составляет большого труда), или считают унижением оправдываться в том, чего не делали?
Значит почему-то не нужно… Но тогда как это совместить с «нашей» уверенностью, что они-де «спят и видят как установить контроль над Россией», «взобраться на Русский Престол?» – Не может ли это, как и многое другое, оказаться фантомом нашего сознания? И если такое мнение все-таки «широко распространено», то не значит ли, что оно кому-нибудь нужно, а потому поддерживается и подпитывается? И, может, не нужно все-таки искать кошку в темной комнате, особенно если там ее нет?
Если оставить за скобками то, на чем зиждится нынешнее российское общественное мнение, то понять, кто заинтересован в этой «разводке», совсем нетрудно. (Вот почему нам так важно эти скобки раскрыть!) Однако это общественное мнение подкреплено теми самыми текстами, о которых мы писали; именно поэтому их и следует тщательно изучить, поняв степень их достоверности.
Еще раз повторю: всё это не утверждения, а всего лишь очевидные вопросы, требующие, прежде чем дать на них ответ, серьезного изучения, а не новых пропагандистских поделок, которых и без того предостаточно.
Весь этот узел, в развязывании которого никто, кроме нас самих, не заинтересован, крайне важен для нашего возможного будущего, которое определяется не только прошлым. В конце концов, ведь речь идет о Крови – близкородственной Той, что была пролита в подвале Ипатьевского дома.



На своей картине «Семья Королевы Виктории в 1887 году», хранящейся ныне в Королевском коллекции замка Виндзор в Лондоне, датский художник Лауриц Туксен (1853–1927) изобразил собравшуюся в Зеленой гостиной Виндзорского замка на золотой юбилей правления Королевы Виктории (1837–1901) всю ее обширную семью. В центре картины, в белом платье (на заднем плане) – внучка Королевы, будущая Императрица Александра Феодоровна. На картине также изображена Ее сестра – Великая Княгиня Елизавета Феодоровна. Здесь же и будущая Великая Княгиня Виктория Феодоровна, супруга Великого Князя Кирилла Владимiровича.

При рассмотрении вопроса с отказом в убежище следует учитывать реальное положение Английского Короля, сильно отличавшегося от положения Императора Всероссийского, даже ослабленного последствиями Манифеста 1905 г.
Общеизвестно, что Монарх в Великобритании «царствует, но не правит», однако почему-то никто из тех, кто клеймит предательство Короля Георга V, не пытается посмотреть на события того времени через призму этой формулы.
В.И. Карпец (и по профессиональному образованию, и по интересам) это, разумеется, прекрасно (гораздо лучше многих других) знал, но почему-то сделал вид, что всё тут ясно, вынеся свой приговор:
«Участие Британского королевского дома [sic!] в заговоре думских и правительственных кругов и интеллигенции против последнего российского императора – доказанный [sic!] факт, как и отказ от предоставления царской семье убежища весной 1917 г. по просьбе А.Ф. Керенского (насколько искренней – вопрос иной). Британская корона не только способствовала свержению династии Романовых, когда-то, быть может, и “посаженных” ею в России [sic!], но и обрекла [вопреки ясно высказанным мнениям участника событий В.Д. Набокова и следователя Н.А. Соколова. – С.Ф.] царскую семью на неизбежную гибель. […] Важен сам факт отказа, факт обречения на смерть. Что означает неотменимое воспрещение когда-либо призывать кого-либо из Виндзорской династии на русский престол» (238).
По-настоящему важна именно последняя фраза об «неотменимом воспрещении», ради которой, собственно, и городился весь огород. Заметим также, что подозревать и доказать – вещи все-таки совершенно разные. (И Карпецу ли, как кандидату юридических наук, это было не знать!) На основании подобных «свидетельств» того же Г.Е. Распутина в свое время в чем только не обвиняли, превратив измышления в общеизвестные факты.



Орландо Нори «Отбытие Российской Императорской Семьи из замка Балморал, 1896 год». Осенью 1896 г. Император Николай II с Государыней Александрой Феодоровной и десятимесячной дочерью, Великой Княжной Ольгой Николаевной приезжали навестить Королеву Викторию в ее Шотландской резиденции.

В качестве доказательств своего главного своего тезиса («В XIX в Британская корона окончательно сливается с кланом Ротшильдов, которые происходят из хазар, бежавших в Европу после разгрома Каганата Великим Князем Святославом. […] Объединение Британской короны и Ротшильдов против России становится реальной силой мiровой политики». – 201, 205), оказывающего на патриотов волшебное воздействие, В.И. Карпец прибегает к краеведческим публикациям Олега Фомина-Шахова, от которых, как неправославных и соблазнительных, автор незадолго до кончины, публично отрекся, затерев свой ЖЖ вместе с ними. (В одной из тех своих «отреченных» работ, цитировавшихся Карпецом, Олег писал: «…В самом начале романовской династии заложена идеологическая бомба британских спецслужб».)
Не обошелся, Владимiр Игоревич и без извлеченного на свет Божий А.Г. Дугиным Парвулеско: «Дадим слово недавно ушедшему от нас великому геополитику, писателю, духовидцу, “лицу особого назначения” Жану Парвулеско […] Любой его текст, если читать внимательно, проясняет многое. Если не всё» (221).
«Британская же империя, – цитирует Карпец им же переведенную книгу “Путин и евразийская империя”, – оставалась, как и старое Британское королевство, извращённым, тотально отчуждённым образованием, наделённым особой миссией – миссией предательства и преступления, субверсии и вероломства, за что она уже платит, а в известный час и ещё заплатит не только справедливую цену, но и неизбежный, тайный, адский процент». (Книга эта, как мы писали, с весьма невнятной историей; кому на самом деле принадлежит этот текст – Парвулеско, Мамлееву, Дугину или Карпецу – определенно сказать невозможно.)
Еще одной опорой «Виндзоров против Рюриковичей» стали книги полковника Татьяны Васильевны Грачевой.
Опора, конечно, не ахти…
«Одна из самых заметных фигур в ряду российских аналитиков», – характеризуют ее издатели; именуют ее также «политологом». В.И. Карпец пишет о ней: «заведующая кафедрой Академии Генерального штаба ВС РФ, профессор» (162).
Это спрямление и упрощение не случайно. В действительности Грачева заведующая кафедрой русского и иностранного языков, никакого отношения к политологии не имеющая; в 1985 г. она защитила диссертацию на степень кандидата педагогических наук по теме «Отбор и активизация лексики французских военных материалов».
В книгах ее собрано всё подряд, без какого-либо критического отбора, а потому присутствуют факты, нередко противоречащие друг другу.
Учитывая уровень ее писаний, Т.В. Грачева для противной стороны весьма удобна. Используя ее как своего рода таран для пробивания брешей, они подверстывают к ней гораздо более опасных для них исследователей, вроде Л.Н. Гумилева или Николая Козлова (А.А. Щедрина), спорить с которыми напрямую они не рискуют, а тут удобно: можно постричь всех под одну гребенку, слив всех разом.

http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/docs/forumruss18/04Shnirelman.pdf


Книги Т.В. Грачевой «Невидимая Хазария» и «Святая Русь против Хазарии» в 2009-2011 гг. выходили в рязанском издательстве «Зёрна» дважды массовым, по нынешним временам, тиражом: 17 и 35 тысяч экземпляров соответственно.

Будучи весьма недовольным интерпретацией Т.В. Грачевой происхождения Меровингов (она отождествляла их с коленом Дановым), В.И. Карпец, тем не менее, оценивал ее труды «сугубо положительно» (225).
Чем же В.И. Карпецу так приглянулась Т.В. Грачева? Возможно, причина в ее контактах с А.Г. Дугиным, также преподававшим в Академии Генштаба. По словам Владимiра Игоревича, «Татьяна Грачева, жёстко отрицающая политику Ватикана, тоже в конечном счете стоит на позиции “Священство выше Царства”. Это совместная позиция Священного синода и Генерального штаба Российской империи накануне Февраля. Она сохраняется и сегодня» (233-234).
А еще в своих работах Татьяна Васильевна четко выдерживает «основную линию». К тому же ее тексты состоят из легко запоминающихся формул, способствующих формированию и закреплению у читателей клишированного сознания. Подобно большевицким лозунгам или «Краткому курсу», они, благодаря крайней лаконичности и доходчивости, весьма импонируют невзыскательному потребителю, являясь одновременно безсмысленными по сути.
Приведем две характерные цитаты:
«…Дух Данов вместе с англосаксами проник и в Америку. Этот же дух ныне правит этой страной».
«Они хотят, манипулируя святыми для русского сознания идеями монархии, установить у нас лжемонархическую власть с представителем черной аристократии во главе».
А вот и еще некоторые простые мысли полковника Грачевой «о главном».
Оправдывая террор 1930-х годов, она представляет его «борьбой государственнического блока Сталина против антигосударственнического блока Троцкого, самой настоящей войной за освобождение от хазарского нашествия и оккупации». По ее словам, «Сталин продолжил поход Святослава Храброго».
В.И. Карпец пишет о том же, но, разумеется, поизящней. Вот, например, как он объясняет пользу для России от захвата ее большевиками в 1917 г.: «Русский престол опустел. Если бы не “большевистская остановка истории”, а затем сталинская “подморозка России” (в точности по Константину Леонтьеву), он был бы захвачен и присвоен немедленно» (224).



Полковник Татьяна Васильевна Грачёва.

Ну, а теперь от конспирологии, плетения словес и игры в бисер, попробуем всё же вернуться к реальной Истории.
В 1917 году Российская власть спасовала перед Революцией. (Случилось то, что напророчил когда-то тот же Константин Леонтьев: «...Республиканская все-Европа придет в Петербург ли, в Киев ли, в Царьград ли и скажет: “Откажитесь от вашей Династии или не оставим камня на камне и опустошим всю страну”. И тогда наши Романовы, при своей исторической гуманности и честности, – откажутся сами, быть может, от власти, чтобы спасти народ и страну от крови и опустошения».)
Народ Русский также оказался неспособным отстоять свою Историческую власть – Самодержавную Монархию. (Видимо, не такой уж дорогой она показалась ему тогда.)
Потому все эти ссылки на «заговоры», «иностранную поддержку» и т.д. – точные в смысле фактов – по большому счету, однако, несостоятельны: способность отвечать на вызовы, как Власти, так и Народа, – всё это и показывает, чего они на самом деле стоят.
В этом выборе мы оказались, увы, не одиноки. То же примерно случилось и с немцами, расставшимися с двумя Династиями: Габсбургами и Гогенцоллернами. И в последующей своей попытке национального возрождения – после позора поражения, унижения и ограбления победителями – немцы не выказали верности своему еще живому (к счастью, хотя бы не убитому) Императору.
Иной выбор сделали англичане, прошедшие тоже ведь непростой путь.
Пережив в XVII в. Революцию и даже убийство Короля, пройдя в середине ХХ в через разрушительный послевоенный кризис, они сумели всё же не выйти из пределов своих берегов, трансформировав павшую Империю в Содружество, народы которого в целом с уважением относятся к Королевской власти. Традиционное течение народной жизни, пусть и в сильно искаженном русле, всё же продолжается.
Что бы там ни говорили, какие бы объяснения ни предлагали, а островитяне оказались тем не менее более стойким, укорененным в своей истории народом. Пройдя через ряд политических кризисов, сопровождавшихся призывами отказаться, «наконец, от устаревшей Монархии», они не только сумели ее сохранить, но по-прежнему гордятся ею как одной из главных своих национальных ценностей.
Вообще реальные («ограниченные», «конституционные») Монархии в современном мiре заслуживают серьезного разговора, не в столь легковесном, вульгарном (чисто пропагандистском) тоне, какой, например, пытается задать главред Русской Народной Линии А.Д. Степанов, заявляющий: «А я бы не хотел жить при конституционной монархии».

http://ruskline.ru/news_rl/2018/10/08/a_ya_by_ne_hotel_zhit_pri_konstitucionnoj_monarhii/
По его мнению, конституционная монархия, являющаяся «профанацией монархии», «фиговым листком для буржуа», «возникла на закваске фарисейской».
Сегодня, по словам А.Д. Степанова, «конституционная монархия ничем, по сути, не отличается от современных ей республик. Ну чем, скажите на милость, отличается, английская конституционная монархия от французской и германской республик?! Да, ничем. […] Вымирают с одинаковой скоростью, что западные монархии, что республики».
И потому: «Я считаю, что никакой конституционной монархии России не нужно. […] Это – попытка влить новое вино в старые обветшалые мехи. […] Какие-то европейские династии, с которыми русский царь должен находиться в родстве! Какие династии?! Мiр изменился. Россия давно развернулась на Восток. А там никаких династических браков и прочей дребедени не знают. […] Легитимизм и династизм – это также и дорога для нашей Церкви в экуменизм, от которого она благодаря большевикам освободилась!»
«Пусть уж лучше, – считает Анатолий Дмитриевич, – у нас останется “управляемая демократия”». (Точнее было бы, конечно, сказать «манипулируемая».)
Решающими для понимания сущности этого государственно-патриотического интернет-ресурса являются, конечно, вот эти слова его руководителя о том, какие, мол, еще Династии, «мiр изменился», а династические браки – «дребень» и, конечно, ударное «освобождение» …«благодаря большевикам».
Никто из сторонников традиционного монархизма не станет, разумеется, утверждать, что конституционная Монархия лучше Самодержавной. Но ведь нам попущением Господним определено жить в нынешних условиях. И у нас есть только тот выбор, который нам оставлен. Выглядит он примерно так: что лучше – президентская (парламентская) республика или всё же конституционная Монархия? Что же из этого ближе нашему идеалу?
«В северных странах, в Англии, Норвегии, Швеции, как мы знаем, – сказала в одном из недавних интервью вдова писателя Н.Д. Солженицына, – сохранились королевы и короли. Да, они теперь не управляют политической жизнью. Но это не просто рудимент, они сохранились не только как символы, зачем-то они своим странам нужны».

http://www.colta.ru/articles/literature/17197
Нам же почему-то, согласно рассуждениям А.Д. Степанова и Ко, такой Монарх без надобности.


В Королевской галерее Букингемского дворца во время выставки «Россия, Королевский Двор и Романовы». 2018 г.

И еще один важный вопрос, неизбежно возникающий в связи с затронутой темой. Близкородственность по Крови Романовых и Виндзоров несомненна, что, тем не менее, не является основанием для автоматического признания кого-либо из представителей Королевского Дома Великобритании претендентом на Российский Престол. Да, насколько мне известно, никто из них пока что открыто и не заявлял на это своих претензий. Все эти «Михаилы» и «Игори» – пока что не более, чем плод нашего воображения.
Это примерно то же самое, что кричать на всех углах о том, что за имярек замуж ни за что не выйду, в то время, как тебя еще никто не сватал, а, может, и в мыслях даже этого не держал.
«Совершенно очевидно и в каком-то смысле даже естественно, – пишет, однако, В.И. Карпец, – что Британская корона (в истинном, широком смысле) стремится “дозахватить” то, что по разным причинам не было захвачено ни в 1613, ни в 1917 г. Британские спецслужбы стремились не к установлению демократии в России, а к превращении подданных Российской короны в подданных Британской короны» (234).
Однако эти «дозахватить», «совершенно очевидно» и «естественно» – не есть ли всё это ложные страхи, то есть по сути временны́е ловушки, ключ к пониманию которых дают, на наш взгляд, слова А.И. Солженицына из его телеинтервью Би-би-си в феврале 1976 г.: «В годы пятидесятые, после окончания войны, мы буквально молились на Запад, мы считали Запад солнцем свободы, крепостью духа, нашей надеждой, нашим союзником; мы всё возлагали, что нам трудно освободиться, но Запад поможет нам подняться из рабства. Постепенно, с ходом десятилетий, эта вера испытала колебания и начала падать. […] …Мы с недоумением видели, что Запад не проявляет той твёрдости, той заинтересованности в свободе также и у нас. Запад как бы отделяет свою свободу от участи нашей».
Не является ли оборотной стороной тех упований на «помощь в освобождении» нынешний алармизм («нас захватят и закабалят»), когда, под возмущенные крики о «претендентах», мы упускаем, возможно, что-то очень важное, идя по инерции на разрыв по всем направлениям, даже в том, в чем мы должны были бы быть едины?..

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/238025.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/234854.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/277823.html



Окончание следует.
Tags: Владимiр Карпец, Мемуар, Мысли на обдумывание
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author