sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

СЛУЧАЙНЫЕ ЗАМЕТКИ (10)


Владимiр Пятницкий. «Всемiрный потоп». 1960-1970-е гг. Фрагмент.
Из книги Юрия Мамлеева «Московский гамбит» (М. «Традиция». 2016).



Отечество нам Южинский кружок (продолжение)

Ну, а теперь проследим за вектором общественно-политической деятельности А.Г. Дугина, опираясь на фактологию, содержащуюся в ряде разнонаправленных публикаций, сам пафос которых мы, как правило, не разделяем.:
– в статье историка Михаила Диунова «Главный кочевник России. Александр Дугин в преддверии нового политического перерождения»:

http://www.russ.ru/layout/set/print/pole/Glavnyj-kochevnik-Rossii
– в обширном исследовании журналиста Владимiра Можегова «Ползущий ангел», опубликованном в 2010 г. в журнале «Континент» (№№144-145):
http://magazines.russ.ru/continent/2010/144/mo7.html
http://magazines.russ.ru/continent/2010/145/mo13.html

– в публикации Михаила Бойко и Романа Сенчина «Доктор Дугин», напечатанной в «Литературной России» (13.4.2007):
https://web.archive.org/web/20121022031837/http://www.litrossia.ru/2007/15/01412.html
– в записях интернет-сообщества «Код Дугина»:
https://vk.com/koddugina
– в биографической подборке на ресурсе Антимодернизм.ру:
https://antimodern.ru/dugine/
1991 год. Начало вброса в массовое сознание патриотически настроенных читателей публикаций А.Г. Дугина через только что созданную газету «День», основанную старым южинцем писателем А.А. Прохановым.
Направил же его туда Юрий Мамлеев, о чем вспоминал в своем эссе о Проханове «Последний прыгун империи» Дугин:
«Своим знакомством с Александром Прохановым я обязан Юрию Мамлееву […] Вернувшись из глупой эмиграции в перестройку, […] Мамлеев своим классическим полушепотом сообщил мне в конце 80-х: – А Вы знаете, Саша, что Проханов “наш”...
– Как “наш”?, – удивился я. Мне казалось, что он по ту сторону баррикад, что он – кадровый, человек, покорно и безропотно обслуживающий догнивавшую Систему. А это в моих глазах в то время было полнейшей дисквалификацией.
– Нет, Вы ошибаетесь, – продолжал уверять меня Мамлеев, – он все-таки “наш”, “потаенный”, “обособленный”... […]
После нашей встречи я смутно почувствовал, что Мамлеев был прав».
Разумеется, у Дугина было своё «чувствилище».
«Проханов, – пишет он, – родом из кавказских молокан, из крайней спиритуалистической русской секты, одержимой мечтой о “волшебной стране”, где вместо воды источники земные дают молоко, белое райское молоко... Туда же к Кавказу тянулись согласия и толки “параллельной России”, бежавшие прочь от романовской скуки и зевотной чиновничьей веры. Из родных моих ярославских земель, где около половины населения были староверами, и где в знаменитом селе Сопелково обосновался всероссийский центр бегунского согласа, тянулась нить национальных сектантов, хлыстов, скопцов, прыгунов, шелапутов, безденежников к русскому Кавказу, прохановскому Кавказу, белой святой арийской горе Эльбрус, недалеко от которой первые молокане нашли таинственные источники белого, молочного цвета.
Все повторяется. Линии русских судеб сходятся в конце тысячелетия в последний узор».
Раскрывал Александр Дугин и назначение прохановской газеты, также некоторые методы работы самого «Прыгуна империи»:
«Прохановский “День” стал настоящим “кораблем” [sic!] в океане безстыдства и гиперконформизма. […] …Чтобы не пугать кадровых, Проханов добавлял в кипящий котел нонконформизма полотна угрюмых авторов из “старых правых”, бубнящих о своем в привычном для среднего патриота ключе. Эта шифровка Проханова была необходима, как разбавление лекарства, иначе, в более концентрированном виде, пост-советские люди (даже самые лучшие из них) новаторства переварить не смогли бы».

https://web.archive.org/web/20130509082848/http://www.arctogaia.com:80/public/txt-prohan.htm
Тех, кто пожелает узнать, как Проханов осуществлял дрессуру работавших в его журнале «Советская Литература» «старых правых», отсылаем к одному из наших по́стов, в котором говорится о нарочитой кощунственной публикации одновременно материалов о прославлении святого праведного о. Иоанна Кронштадтского и статьи члена Южинского кружка Игоря Дудинского о художнице оккультного московского андеграунда Лидии Кирилловой.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/220752.html


Александр Проханов.

Как совершенно верно передавал последствия всей этой акции Михаил Диунов, «первые статьи Дугина публиковавшиеся в оппозиционной газете “День” у Александра Проханова, произвели, во всяком случае на сознание правоориентированного читателя, эффект разорвавшейся бомбы».
«Сегодня, – справедливо замечают, – очевиден вторичный, цитатный и компилятивный характер многих текстов Дугина. Но двадцать лет назад они воспринимались как откровение». Решающую роль здесь сыграло знание Дугиным языков, изучать которые ему настоятельно советовал Евгений Головин, а также знакомство, благодаря возможностям отца, с литературой, остававшейся недоступной для большинства его соотечественников.
Однако это показалось недостаточным и была предпринята попытка проникнуть в наиболее авторитетный в то время журнал русского направления – «Наш Современник». В этом Александру Гельевичу оказывал всемерную поддержку член редколлегии В.В. Кожинов, имевший большое личное влияние на главного редактора С.Ю. Куняева. Сам Вадим Валерьянович был ярым приверженцем и пропагандистом национал-большевизма и евразийства – идей, которыми вскоре заболел и А.Г. Дугин.
В 1990-1992 гг. автору этих строк довелось работать и в газете и в журнале и таким образом лично наблюдать за всеми этими процессами, правда, тогда еще не понимая их подоплеки.
В то время Дугиным было основано издательство «Арктогея». Кроме собственных книг (таких как «Пути Абсолюта», «Конспирология», «Гиперборейская теория»), им были напечатаны труды Рене Генона, Юлиуса Эволы, Густава Майринка. Стало выходить «евразийское обозрение» «Элементы» и альманах «Милый Ангел».



Обложки некоторых номеров журнала «Элементы».

В сентябре 1993 года А.Г. Дугин сумел совершить информационный прорыв: по первому и четвертому каналам ТВ вышел цикл передач «Тайны Века», посвященных «оккультному фашизму» и деятельности масонских лож в Европе:
https://www.youtube.com/watch?v=hFHKwKNmYoY&list=PLrdZBfBRFMoL8XyNsjyWBqPKxghGaYMqz
В эфир вышло четыре передачи, а пятая была запрещена. Известного сорта пресса активно возмущалась: «Фашисты захватили “Останкино”» («Московский комсомолец»); «Сеанс телевизионной магии с последующим её разоблачением» («Московские новости»).
В обороте было несколько версий случившегося: «Первая: эфир закупили фашисты. Вторая: свою телевизионную продукцию показал оккультный отдел КГБ. Третья: на самом деле за всем этим стоят масоны».
Всё это еще более подогрело интерес. Записи передачи расходились на видео-кассетах сотнями. Наиболее расторопные на этом тогда неплохо заработали.
В православно-патриотической среде сегодня почему-то все лавры в создании этого цикла отданы исключительно одному Юрию Воробьевскому. «Документальной основой сериала, – утверждают, например, на Русской Народной Линии, – стали уникальные находки автора в Особом архиве КГБ СССР».

http://ruskline.ru/author/v/vorob_evskij_yurij_yur_evich/


Юрий Воробьевский.

Спору нет, Юрий Юрьевич не был человеком с улицы: после окончания Ленинградского университета он более десяти лет (!) проработал в ТАСС, куда в ту пору брали людей хорошо проверенных, а в 1991-м и вовсе поступил на первый канал ТВ – «святая святых» официальной госпропаганды.
Однако допуск к трофейным документам из Особого архива, находившегося в ведении КГБ СССР, обезпечил сыну всё же генерал-лейтенант ГРУ Гелий Александрович Дугин.
Люди непредвзятые понимают, что к чему. «Роясь в секретных архивах КГБ (куда ему помогли проникнуть связи отца), – пишет журналист Владимiр Можегов, – Дугин якобы находит материалы, связанные с деятельностью “Аненербе” и других оккультных структур времен Третьего рейха. Его телепередача “Тайны Века” транслируется по Первому каналу…»



Александр Дугин. Кадр одного из фильмов цикла «Тайны Века».

Впоследствии А.Г. Дугин не раз использовал материалы «Аненербе» в своих статьях и книгах. Активно прибегал к ним в многочисленных своих книгах и видеофильмах и Ю.Ю. Воробьевский, напрочь при этом «забыв» об Александре Гельевиче.
Об этом, прибавляя и другие примеры плагиата, писал в свое время и В.И. Карпец:

http://www.pravaya.ru/dispute/2080
В свое время мне также приходилось лично слышать, что думает А.Г. Дугин о поведении своего соавтора, но воздержусь; ограничусь упоминанием лишь еще одного вымаранного задним числом имени «неудобного» участника цикла «Тайны Века».
Гостем второй части цикла был небезызвестный Евгений Головин, рассказывавший о вампирах и тамплиерах.



Евгений Головин вещает о происхождении науки из черной магии в одном из фильмов цикла «Тайны Века». 1992 г.

Секрет нынешнего молчания Воробьевского прост: сегодня он пишет о том же со «строго православных позиций».
Но вполне ли он освободился от прежнего, с оккультным душком, прошлого?
Дело в том, что изначально при работе над циклом путеводной звездой неупомянутого А.Г. Дугина и в итоге оставшегося «единственным автором» Ю.Ю. Воробьевского была появившаяся в 1960 г. во Франции книга «Утро магов» журналиста Луи Повеля (1920–1997), называвшего своим учителем Гурджиева, и писателя-фантаста Жака Бержье (1912–1978), на самом деле одессита Якова Бергера, знатока каббалы, двоюродный брат которого участвовал в Екатеринбургском цареубийстве 1918 г.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5073.html


Издательская обложка первого французского издания «Утра магов» 1960 г. и автограф Жака Бержье.


«Утро магов» занимало особое место в среде участников Южинского кружка. Именно из опубликованных еще в СССР отрывков из нее Евгений Головин впервые узнал о книгах Рене Генона и Юлиуса Эволы, затем разыскал их, привив интерес к ним – по наследству – своим ученикам, один из которых (Александр Дугин) перевел и переиздал их в начале 1990-х в своем издательстве «Арктогея».
Рассказывая о том, как они в Переделкине в течение года работали над главной книгой Гейдара Джемаля «Ориентация – Север», Игорь Дудинский вспоминал о том как, по его словам, он время от времени повторял: «…Мы с тобой, как Повель и Бержье, когда они писали “Утро магов”. В основном писал Повель, а Бержье – вдохновитель. Если бы меня не было, этой книги точно бы не было. Я его заставлял писать, он много пьянствовал тогда».



Обложка одного из первых изданий книги Повеля и Бержье на русском языке (сокращенного), вышедшего массовым стотысячным тиражом в столичном издательстве «Московский раритет» в 1992 г.

На постулаты этой французской книжки во многом опирался и Александр Дугин: «Утро магов» невидимо присутствует в его книгах, статьях, риторике.
Околдовала она и Юрия Воробьевского, а через его книги крепко въелась в сознание православной среды, для которой он пишет, и, в силу ее специфики, очень не скоро выветрится оттуда, особенно учитывая крайнюю заинтересованность в поддержании соответствующего градуса «фобий» занимающих в РПЦ командные высоты лоялистских и филосемитских кругов.
Между тем, «Утро магов» является одной из главных книг, на основе которых (сначала на Западе, а потом и у нас) сформировался пропагандистский миф об «оккультном Рейхе»:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/4788.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5073.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5231.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/5559.html



Жак Бержье и Луи Повель. 1961 г.

В самом начале 1993 года, по словам историка Михаила Диунова, «эзотерические увлечения Дугина привели его к встрече с Кристианом Буше, издателем журнала “Вулюар” (“Vouloir”) и главой французского отделения влиятельной организации “Орден Восточных Тамплиеров”, являющейся частью “Великого Востока Франции”. В это же время отмечается увлечение Дугина работами Алистера Кроули, бывшего с 1922 года великим магистром этого ордена, имя которого тесно связано с магией, оккультизмом, телемизмом, проповедью раскрепощения сексуальности и отрицания христианства».
Именно визит Буше, по словам Владимiра Можегова, «вдохновил Дугина на публикацию основополагающих трудов Кроули в альманахе “Конец света”. Увлечение кроулеанством становится вершиной дугинского радикализма […] А скрепляется этот переломный для российской истории год новым “алхимическим браком”: после поражения Верховного Совета Эдуард Лимонов приглашает Александра Дугина принять участие в создании Национал-Большевицкой Партии. Теургический союз венчает Егор Летов, лидер психоделической группы “Гражданская Оборона” – пламенное сердце и мотор молодежной панк-революции».
Итак,
1 мая 1993 г. при самом активном участии Александра Дугина была создана Национал-большевицкая партия. Возглавил ее писатель Эдуард Лимонов. Само знакомство лидеров, как мы уже писали, состоялось годом раньше.
Прежде, однако, хотя бы несколько слов следует сказать о главе НБП.
Рассматривая биографию Лимонова в ракурсе интересующего нас Южинского кружка, мы вдруг находим немало «странных сближений» с некоторыми жизненными обстоятельствами Юрия Мамлеева. Такое впечатление, что кто-то, причем практически синхронно, выкраивал их по единому лекалу…
1974 год – недобровольный выезд обоих из страны. В биографической справке пишут, что Лимонов вынужден был уехать после того, как не согласился на предложение КГБ стать «секретным сотрудником».
Некоторые, правда, подозревали, что его таким образом просто «засылали» на Запад, приводя в подтверждение своей версии известную там левую активность Эдуарда Вениаминовича. В американской эмигрантской прессе он писал обличающие капитализм статьи, принимал участие в деятельности Социалистической рабочей партии США, в связи с чем вызывался на допросы в ФБР. Прибыв во Францию, он связался там с коммунистами, писал для печатного органа ФКП журнала «Революсьон». Французская контрразведка активно возражала против его натурализации. Гражданство Франции он получил в результате давления левой общественности.
И Лимонов, и Мамлеев первоначально оказались в США, переехав во Францию соответственно в 1980 и 1983 гг.
В 1991 и 1994 гг., одними из первых русских эмигрантов, оба вернулись на родину.
Что касается Дугина, то с Мамлеевым его свели Джемаль и Головин. При этом следует обратить внимание на одно важное для нас обстоятельство, касающееся продвигавшегося Дугиным упоминавшегося нами Жана Парвулеско.
По словам историка М.Ю. Диунова, «существует гипотеза, что к появлению романов Парвулеско приложил руку один из членов “Южинского кружка” Юрий Мамлеев, который в 1983 году как раз переехал в Париж из США». Серия же романов Жана Парвулеско, напомним, берет свое начало как раз с середины 1980-х…



Юрий Малеев, Эдуард Лимонов и Александр Проханов. 2014 г.

Признанием заслуг Александра Дугина в создании Национал-большевицкой партии было вручение ему партбилета за номером 2. Четвертый номер был у поэта и музыканта, лидера группы «Гражданская Оборона» Егора Летова (1964–2008), возглавившего впоследствии национал-коммунистическое рок-движение «Русский Прорыв».
И это вовсе не случайно. НБП, по словам Владимiра Можегова, «меньше всего была политической партией. Это был арт¬проект, сродни дадаизму, футуризму, сюрреализму».
И влияние тут Евгения Головина совершенно очевидно. Это был свойственный именно ему подход.
Песни на его стихи исполняли, как известно, Василий Шумов с группой «Центр», Александр Скляр с группой «Ва-банкъ», Вячеслав Бутусов с музыкантами группы «Кино» (альбом «Звёздный падл»). Евгений Всеволодович даже написал книгу, посвященную группе «Центр», – «Сентиментальное бешенство рок-н-ролла».




«Газета “Лимонка” и альбомы “Гражданской Обороны” (в то время переименованной Летовым в “Егор и Оп**деневшие”, – что, несомненно, вернее отражало суть происходящего), – продолжает свои рассуждения Владимiр Можегов, – стали самым ярким и экзистенциально точным отражением тогдашнего бытия. И, как и во всей этой революции, здесь не было ничего феноменального. Всё это было лишь повторением западных путей (конечно, с характерным русским привкусом). […]
…Одним из символов того времени стало фото в “Лимонке”, на котором была запечатлена группа питерских художников под руководством Тимура Новикова: серьезные, в три ряда парни с окладистыми бородами, каждый – с топором в руках (посередине негр, тоже с топором).



Первый номер центрального печатного органа НБП «Лимонка», выходившей с 28 ноября 1994 г. по 20 сентября 2002 г. Газета стала рупором «контркультурной» оппозиции и постмодернистским литературным проектом. Запрещена ВС РФ 7 апреля 2007 г.

Венчала это фото безкомпромиссная подпись: “Все будут схвачены и от**ячены” – типичное постмодернистское послание, которое среди царящего кругом разброда и разложения (когда поздний советский тоталитаризм изо всех сил старался прикинуться демократией) становилось необходимым контрапунктом, мощным источником позитивных эмоций и знаком надежды на конечное торжество правды и справедливости.
Но, конечно, еще более концептуальным выражением этой вечной раскольниковской рефлексии стал монструозный флаг НБП».
Впервые публично он был продемонстрирован на концерте Егора Летова в московском клубе «Armed Forces».
«Это было, – вспоминал Лимонов, – шокирующее зрелище: четырехметровый красно-бело-черный монстр, висящий над сценой. Конечно, наш флаг был раздражающим, провокационным, скандальным проявлением панка».



Эдуард Лимонов на фоне флага НБП.

Дугин тоже зажигал. В открытом эфире он прямо, без околичностей заявлял:
«Мы начинаем консервативную революцию, которая вас сметет, прокатится стальным эхом по всей планете!
Мы стоим на пороге мiровой революции, которая спалит либерализм, как сухую ботву истории!
Мы дети великого континента!
Над нами звездной бездной дышит наша родная Евразия!
От Дублина до Владивостока слышны победные марши наших колонн!.. Атлантисты с их мондиалистским заговором будут сокрушены и повержены, а их скользкий морской Тритон будет разрублен на части сияющим мечом Нибелунгов!..
Агенты атлантизма будут рассеяны стальным ураганом нашей мистической победы!..»



Александр Дугин «Консервативная революция». М. «Арктогея». 1994.

Многие верили опытному дрессировщику человеческих инстинктов и до сих пор вспоминают об этом с изрядной долей ностальгии…
«Не менее скандальным, – по словам Владимiра Можегова, – было превращение самого Летова, экзистенциального анархиста и антитоталитариста (призывающего “убить в себе государство”, проклинавшего в своих песнях русский и всякий иной фашизм), а ныне с прежней анархистской яростью под четырехметровым монстром НБП кричащего: “И Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди!” […]



Егор Летов на митинге НБП 1 мая 1994 г.

Но, разумеется, и фиаско этой гротесковой “тоталитарной пародии” было предрешено. Летов же первый и покинул НБП, быстро разобравшись, что всё это гораздо более политический балаган, нежели экзистенциальный вызов. […]
С уходом Летова идея НБП стала выдыхаться и иссякать. Еще некоторое время партия продолжала плыть по инерции, держась во многом на демиургическом таланте и энтузиазме Курёхина».
Джазовый музыкант, композитор и аранжировщик Сергей Курёхин (1954–1996), создатель и руководитель проекта «Поп-Механика», познакомившись с Александром Дугиным в начале 1995 г., вскоре также вступил в НБП, получив партбилет № 418 (номер, заметим, не случайный, вскоре давший о себе знать).
Число было взято из эзотерического учения Алистера Кроули (1975–1947), английского поэта, одного из известных деятелей оккультизма и сатанизма, черного мага, основателя британского отделения «Ордена Восточных Тамплиеров».
Александр Дугин, поклонник и пропагандист учения этого, как он когда-то сам себя называл, «Великого Зверя», также мечтал прорваться во власть. Его попытку баллотироваться в Государственную думу по одномандатному округу поддержала «Гражданская Оборона» Егора Летова и «Поп-Механика» Сергея Курёхина.
Последний устроил
23 сентября 1996 г. завершающий (как выяснилось) концерт группы, получивший название «Поп-Механика № 418» – по магическому числу Кроули и одновременно номеру партбилета самого Курёхина. Участие в нем принимали Эдуард Лимонов и Александр Дугин, читавший отрывки из Кроули на русском и французском.



Владимiр Можегов так описал это последнее представление «Поп-Механики»: «Горящие каббалистические знаки… свастики… люди, распятые на перевернутых крестах… громадные вращающиеся колеса (“вращай колесо, о сатана, о солнце!”)... В кульминации этого зловещего шабаша Курёхин прочел краткую лекцию об Алистере Кроули, после чего всем присутствующим было предложено встать и принести клятву верности “Великому Зверю 666”… Всего этого, собственно, и следовало ожидать в апофеозе курёхинского постмодернистского радикализма.
Однако связываться с Кроули мало кому удавалось безнаказанно. Начиная с первого ученика “Великого Зверя”, Рауля Лавдея, умершего от отравления после того, как учитель поднес ему чашу с кошачьей кровью, многие из тех, кто сближался с Кроули, теряли рассудок, большинство его бывших жен и любовниц после расставания с ним попадали прямиком в психиатрические клиники, ну и так далее.
С Курёхиным все вышло даже как¬-то исключительно символично. Молодой и здоровый, в расцвете сил и таланта, он вдруг заболел странной, почти невероятной болезнью (всего несколько случаев которой зафиксировано в мiре) и в считанные недели сгорел от злокачественной опухоли сердца…»



Александр Дугин и Сергей Курёхин.

Егор Летов скоропостижно скончался у себя на родине в Омске 19 февраля 2008 г. в 43 года, по официальной версии от остановки сердца, а по другой – от острой сердечной недостаточности, развившейся от отравления алкоголем. В последнее время он много пил…
Вскоре после того, как избирательная кампания с треском провалилась (Александр Дугин в своем округе набрал 0,85% голосов, став шестнадцатым из семнадцати кандидатов), идеолог НБП разочаровался в своем детище.
Вплоть до
1998 г., по словам завсегдатаев московской штаб-квартиры НБП на улице Марии Ульяновой, «Дугин неустанно и вдохновенно, как Шехерезада, рассказывал в Бункере свои правые сказки», но вскоре он публично, в «Лимонке» назвал их «безполезными полудурками», обвинив четверых ребят в краже у него 248 рублей. Возмутившись, нацболы потребовали извинений.


Александр Дугин и Эдуард Лимонов.

Состоялось объяснение с Лимоновым, во время которого Дугин заявил: «Эти люди – неадекватный человеческий материал. Вместо того чтобы быть благодарными за то, что их допустили в Историю, они хамят. Я требую, чтобы эти четверо были исключены из партии. Я не пoтерплю... Выбирайте, Эдуард, или я, или эти подонки...»
Лимонов отказался и Дугин хлопнул дверью. Старые члены НБП до сих пор уверены, что Александр Гельевич намеренно выдумал всю эту истории, чтобы поудобней соскочить с поезда, который был неспособен привезти его во власть.
О его замыслах свидетельствуют его предложения услуг, которые он предлагал, обращаясь, через посредников, к Лужкову, Куликову, Коржакову и даже Ельцину, которого еще так недавно люто ненавидел за расстрел Верховного Совета…

Во время недолгой интермедии после ухода в 1998 г. из НБП у Александра Дугина возник мимолетный роман с лидером хорошо известной в 1980-х в Москве концептуальной рок-группы «ДК» Сергеем Жариковым.
Талантливейший креативщик (кстати, автор терминов «Русский рок» и «Новые русские»), рок-музыкант, поэт и композитор, он был еще и известным в ту пору публицистом, политтехнологом и идеологом контркультуры.



Сергей Алексеевич Жариков (Жаринов). Начало 1990-х.

В самом начале Перестройки он издавал книги Григория Климова, Ивана Солоневича, Бенито Муссолини, Теодора Герцля и Юлиуса Эволы.
Самым успешным его детищем был проект «Жириновский». В 1989 г. Сергей Жариков стал имиджмейкером Владимiра Вольфовича, а позднее даже министром культуры «теневого кабинета» ЛДПР. (Между прочим, главой Федерального бюро расследований этого неофициального «правительства» числился Эдуард Лимонов.)
Будучи главредом газеты «Сокол Жириновского», Жариков в качестве приложения к ней выпустил в 1993 г. получивший скандальную известность «пятый» (а по сути единственный) номер журнала «К топору».




По словам Владимiра Можегова, «летом 1997 года Дугин с Жариковым организовали московское отделение Ассоциации “Европейская синергия” (международной организации, являющейся мозговым центром европейских Новых правых)». Генеральным ее секретарем был Роберт Стойкерс (Бельгия). Одним из русских изданий АЕС был журнал «Атака», выходивший под редакцией Жарикова.
«…”Европейская синергия”, – пишет историк Михаил Диунов, – включала в свой состав множество организаций, имеющих весьма сильную оккультную подоплеку, – различные этнические группы типа “нью-эйдж”, неоязычников, движения изучения рун, кельтского прошлого Европы и многое другое, в том числе политический ислам».
Вскоре, однако, пути Дугина и Жарикова разошлись. Оба были весьма амбициозны. Да и при некотором идейном сходстве это были всё же антагонисты. По своим взглядам Жариков был националистом, западником и антиклерикалом. Ну, а в «Европейской синергии» в конце концов возобладали идеи евразийского мультинационализма.



Продолжение следует.
Tags: Александр Дугин, Александр Проханов, Вадим Кожинов, Мысли на обдумывание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments