sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

СЛУЧАЙНЫЕ ЗАМЕТКИ (9)


Владимiр Пятницкий. «Всемiрный потоп». 1960-1970-е гг. Фрагмент.
Из книги Юрия Мамлеева «Московский гамбит» (М. «Традиция». 2016).



Отечество нам Южинский кружок (продолжение)


После изгнания из «Памяти» дороги Гейдара Джемаля и Александра Дугина разошлись: у каждого из них была теперь своя делянка. При этом связи с мэтром (Евгением Головиным) они никогда не прерывали, что ясно продемонстрировали и похороны учителя, и установка некоторое время спустя намогильного менгира.
Как написал автор одного из откликов на смерть Евгения Головина: «В политике, вернее в политической философии действуют, хотя и достаточно подспудно, явно головинские креатуры, “ученики чародея”, по старшинству, Гейдар Джемаль и Александр Дугин. Первый алхимическим путем синтезирует мистическую субстанцию исламо-троцкизма. Второй, путем мучительных инициаций и сложных инсталляций получил “евразийство”».

https://mylove.ru/aleksandrvladimirovich3/diary/sekta-dugina-pogrebenie-alhimika/


Гейдар Джемаль на открытии менгира на могиле Евгения Головина. Волково кладбище в Москве. 2 декабря 2012 г.

Автор другого отзыва указывает на важные последствия деятельности Головина, не завершившиеся, увы, с его смертью: «…Cамый последовательный у нас
язычник и антихристианин, последний русский Дионисиец, Евгений Головин стал, как это ни удивительно, и Отцом “русского духовного возрождения”. Кого из нынешних “идеологов” Православия ни поскреби – Андрей Кураича, Александра Дугина, околоцерковных Бобчинского и Добчинского – Малера и Фролова, Гаслов-Шарикова –Тук-Тук или деспоту Григория Лурье, – везде под личиной гламурной Ортодоксии обнаруживается всё тот же, Головиным столь успешно востиражируемый, постмодерновый микс из барочного византизма, “неоплатонического синтезу”, аттическаго Дионисийства, Нитшеанской “белокурой бестии”, святоотечьего “обожения” и сребряновекного розлива “эзотерики” – “Дионис-христианство”. Иначе говоря, “бочка меду” с дохлой крысою на самом донышке, один аграменной Хлыстовский корабль, почему-то искусно ряженой, под самое что ни на есть “истинутое православие”...»

https://kalakazo.livejournal.com/694951.html


Евгений Головин и Юрий Мамлеев после возвращения последнего в Москву. 1994 г.

Эта вторая генерация Южинского кружка представляется наиболее эффективной и значимой: она до сих пор оказывает ощутимое влияние на политические процессы в стране, порождая множество новых адептов, каждый из которых, в свою очередь, выкидывает в разные стороны множество новых побегов.
Как тут уследишь, от кого тянется ниточка и куда идет дальше. Тем более, что, отпочковываясь, они нередко воюют со своими «отцами», отрицают их (иногда, не исключаем, даже искренно), спорят друг с другом, но всё равно несут на себе невыводимые родимые пятна.
Один из подобного рода примеров – деятельность «архиепископа Готфского и всех Северных Земель» Амвросия («фон Сиверса») – лидера «церкви истинно-православных христиан России», разоблачавшего в свое время того же Александра Дугина, но – по известной поговорке «Милые бранятся – только тешатся» – повторявшего вслед за ним и его учителем Евгением Головиным весь «южинский символ веры».
На самом деле у этого «архиерея», конечно, всё заемное: имя, фамилия, сан, церковь.
В действительности зовут его Алексей Борисович Смирнов. Кличку «Граф» он получил в начале 1980-х, когда тусовался в среде московских хиппи. Обратившись в православие в середине 1980-х, недолгое время был послушником в Троице-Сергиевой Лавре. Был даже, как говорят, диаконом, но из-за неприличного скандала оказался в сложном положении, из которого вышел после того, как Русская Православная Церковь Заграницей стала открывать свои приходы на постсоветском пространстве.
В 1990 г. епископ Берлинский и Германский Марк (Арндт), которого псевдо-Сиверс убедил не только в своем монашестве, но и в существовании на территории СССР неких будто бы немецких приходов, назначил его главной «немецкого благочиния». После того, как обман раскрылся, Владыка избавился от авантюриста, а Амвросий, «разочаровавшись», в свою очередь, в Зарубежной Церкви, становится ее яростным обличителем.
Вскоре авантюрист объявил себя архиереем. По его словам, в 1994 г. на «Освященном соборе Русской катакомбной церкви истинно–православных христиан старого и нового обрядов» было якобы объявлено о восстановлении упраздненной в 1798 г. «Готфской епархии». В следующем году Освященный собор Русской Православной Старообрядческой Церкви во главе с Митрополитом Алимпием (Гусевым) отверг просьбу о присоединении к ней «в сущем сане» именующего себя «Амвросием Сиверсом, катакомбным архиепископом Готфским».
В 2012 г., продолжая искать, к кому бы присосаться, «архиепископ Амвросий» предложил «Киевскому патриарху» Филарету (Денисенко) титул «патриция» с последующим установлением общения, которое, по его словам, обезпечит «признание Украины международным сообществом», а заодно и «легитимизацию действующей (украинской) государственной власти». В письме он использовал титул «Наследственный Император Ромеев, Архиепископ Готфов, Митрополит Шведов, Амвросий I Палеолог, граф фон Сиверс-Галицкий».

http://aslesarev.livejournal.com/160419.html


«Архиепископ Готфский» в облачении и на светской тусовке.
https://idise1231111.livejournal.com/22668.html

Внес «псевдо-архиерей» свою лепту и в фальсификацию церковной истории, распространяя находящиеся якобы в его распоряжении документы «Новоселовского архива» о т.н. «Кочующем соборе» Катакомбной Церкви, за которые сразу же ухватились как неразборчивые исследователи, так и криптостарообрядцы для продвижения версии принадлежности Преподобного Серафима Саровского к староверам (Б.П. Кутузов «Так был ли Кочующий Собор?» // «НГ-религии». 1999. № 23. 8 декабря).
Прельщался всеми этими байками (во многом по природной склонности) и В.И. Карпец:

https://karpets.livejournal.com/1193383.html
В свое время нам приходилось разбирать этот бред, показывая невозможность тех или иных действий для указанных в «документах Кочующего собора» архиереев, исходя из фактов их биографий (См. наши к комментарии к книгам: «Свете Тихий». Жизнеописание и труды епископа Серпуховского Арсения (Жадановского). Т. 3. М. «Паломник». 2002. С. 23-24; Митрополит Вениамин (Федченков) «Записки Архиерея». М. «Правило Веры». 2002. С. 834-836).
Обращался к этой теме позднее и церковный историк священник Александр Мазырин. «Можно было бы, – пишет он, – и не придавать значения подобным публикациям, если бы создаваемые в них мифы не оказались весьма привлекательными для некоторых светских исследователей, принявших грубые фальшивки за ценный исторический источник и активно использовавших их при написании своих работ. Так, например, в книге И.И. Осиповой “Сквозь огнь мучений и воды слез…” материалы, предоставленные “архиепископом Готфским”, занимают едва ли не самое видное место. Хуже того, сектантская версия церковной истории тех лет принимается уже и некоторыми священнослужителями Русской Православной Церкви, причем, как это ни парадоксально, в полемике с теми же сектантами. Обличая так называемых “катакомбников” наших дней, пытаются в как можно более мрачном свете выставить тех, кого эти лжекатакомбники изображают основателями своего течения. В результате многие подвижники Русской Церкви 1920-30-х годов, в том числе и уже канонизированные, обвиняются в том, чего они никогда не делали, например, в участии в том же мифическом “кочующем соборе”. Между святыми новомучениками и исповедниками, состоявшими в оппозиции митрополиту Сергию, и современными сектантами фактически ставится знак равенства, что, собственно, самим сектантам и нужно».

http://download.pstgu.ru/DATACENTER/DIR_FILES/DIR_ZIP/Docum/NIRPC/Book_5-442.pdf
Такой фальшью, несмотря на внешнее благообразие, отдают и другие тексты, вышедшие из-под пера как самого «архиепископа Амвросия», так и созданных им структур. «Всё равно, – вспомним тут Джона Р.Р. Толкиена, – как если бы какой-нибудь нехристианин ссылался на христианскую догму, которая на самом деле нимало его не трогает».
В чем же, однако, тут связь с Южинским кружком? – Для лучшего понимания приведем образчики творчества как самого «архиепископа», так и «окормляемого» им «Братства во имя святого преподобного Иосифа Волоцкого»: содержание одного из номеров альманаха «Ultima Thule» (№ 6. 2010):




















Всё тут своё, южинское, родовое…


«Священник» Роман Бычков (слева) и некий Эдди Эриксон, по кличке «Антихрист» – совершают обряд.

Что же, однако, сами посланцы Евгения Головина? – «…Буйные ветры Перестройки, дующие уже во всю мощь, – пишет журналист Владимiр Можегов, – направляют каждого по своему пути: Гейдар Джемаль создает Исламский комитет, приступая к подготовке мiровой исламской революции; делом жизни Дугина становится иллюминация профанного совкового сознания истинным светом современных эзотерических знаний».
http://magazines.russ.ru/continent/2010/144/mo7.html
В 1990 г. в Астрахани проходил учредительный съезд Всесоюзной Исламской партии возрождения. Гейдар Джемаль был избран на нем в Координационный совет. Он должен был курировать идеологические и организационные вопросы.
Ища контакты с исламскими лидерами, он активно ездит по Ближнему и Среднему Востоку, а летом 1992-го совершает хадж к мусульманским святыням в Саудовской Аравии.
Итогом этих поездок стало объявление Джемалем в начале 1995 г. о создании «Исламского комитета», задачи которого он сформулировал в интервью азербайджанской газете «Айна-Зеркало»:
«В 1993 году я был участником Хартумской конференции. Там, пользуясь поддержкой группы интеллектуалов, я предложил создать исламский координационный центр, который бы занялся разработкой серьезных политических проектов и их реализацией. Сверхзадачей этой структуры было бы сохранение ислама как единого цивилизационного целого. В качестве кандидатуры страны, где подобный центр развернул бы свою работу, я предложил Россию, которая перестала выполнять роль противовеса Западу и превратилась в источник исламофобских настроений. Духовный лидер суданских мусульман Тураби и другие поддержали эту идею...
– Кто даст России идеологию, которая возродит страну?
– Ее носителем являются мусульмане. Так было в 1917 году, когда антисемитская мужицкая Россия увидела выход из тупика в евреях-комиссарах. Теперь пришла очередь мусульман.
– Что конкретно вы собираетесь делать?
– В наших ближайших планах провести в Думу до 40 мусульман и добиться образования мусульманской фракции».
«Философские взгляды» Джемаля, по словам церковного журналиста Владимiр Можегова, «можно охарактеризовать как исламский марксизм (где мессианскую роль пролетариата играет умма)».
Была, однако, при этом одна существенная деталь: Джемаль «не раз выражал положительное отношение к деятельности исламистских террористов. В ваххабизме видит движение, ведущее к модернизации кавказского общества, а в перспективе и всей России. Считает джихад вершиной Ислама, а Кавказ – колыбелью исламской революции в России».
Чтобы подсластить пилюлю для легковерных, всё это он прикрывал привлекательной оберткой»: называл «Израиль “фашистским государством”, превратившим “тему Холокоста евреев в религиозный постулат”».

http://magazines.russ.ru/continent/2010/144/mo7.html


Басаев, Хаттаб и Джемаль.

В интервью газете «Коммерсант-Дейли» Джемаль высказался еще откровеннее: «Мы объединяемся не по принципу “враг моего врага – мой друг”, а исходя из соображений, что у мусульман и православных есть единые цели и задачи: Россия должна быть готова к мiровой войне на стороне исламского мiра».
Впрыскивание этих ядов в сознание русских патриотов обезпечивал ученик Юрия Мамлеева – Александр Проханов, почти сразу же в учрежденной им в декабре 1990 г. газете «День» заведя страничку «Славяно-исламская академия».
Проработав в ней с самого ее основания и вплоть до февраля 1991 г., не имея никакого понятия о южинской подоплеке, я искренне недоумевал по поводу политики главреда:
«Сам он не чувствовал всей нелепости этого скрещивания ужа и ежа: крови одних народов с верой совершенно иных этносов.
Совершенно напрасными были доводы о том, что безсмысленно смешивать масло с водой. Он упрямо стоял на своем. А моя вера препятствовала принять весь этот вавилон. Ибо – еще раз повторяю – речь шла не о политике, не о сосуществовании на едином географическом и политическом пространстве, а о вопросах Веры (об “идеологии”, в понимание А.А. Проханова, контуры которой – для пользы дела – были у него крайне нечеткими и размытыми. Иди – схвати.)
В связи с этим хотелось напомнить и о другом подобном завиральном проекте Александра Андреевича – примирение красных и белых.
Здесь опять-таки бросается в глаза шулерская подмена понятий».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/66544.html
Интересно привести также мнение одного из ведущих российских специалистов по проблемам ислама, доктора исторических наук профессора Алексея Всеволодовича Малашенко, высказанное им в специальном исследовании «Русский национализм и ислам», в которой он также отмечал особую роль в этом процессе газеты Проханова:
«…В 1990-1991 годах, на исходе “перестройки”, когда большинство мусульманских республик СССР выглядели на фоне России “оазисами стабильности”, их сравнительное благополучие неоднократно отмечалось будущими “патриотами”. Тогда они подчеркивали, что благополучие Центральной Азии (в действительности оказавшееся скоротечным) в значительной степени обусловлено приверженностью местных правящих элит традиционным социокультурным ценностям. В дальнейшем проявление такого рода специфических симпатий к исламу (и тут для нас неважно, было ли оно вызвано искренними чувствами или политическим расчетом) облегчило известное сближение части русских националистов, группирующихся вокруг газеты “День”/“Завтра”, с представителями политического ислама в России, активность которых особенно была заметна в 1991-1993 годах. Именно в этот период на страницах “Дня” существовала постоянная рубрика “Славяно-исламская академия”, публиковались тексты Хомейни, сравнительно часто выступали исламские радикалы, в том числе Гейдар Джемаль, открыто объявивший себя фундаменталистом.
Взаимопониманию помогало (и помогает) и то, что часть мусульманских деятелей до известных пределов разделяет идеи евразийства и, подобно русским националистам, делает упор на общность интересов России и мусульманского мира в их противостоянии Западу. Такую позицию занимает тот же Г. Джемаль; по его мнению, “интересы России лежат именно в союзе с фундаменталистами, которые мыслят в категориях и терминах халифата”, а “мощный антизападный ислам... находится в едином силовом блоке с российским государством против атлантического Запада... ” (См.: Круглый стол "Геополитика и ислам". 1993. Сентябрь. Стенограмма. С. 9-10)».

https://cyberleninka.ru/article/n/russkiy-natsionalizm-i-islam
Влияние Гейдара Джемаля не завершилось ни в 1990-х с чеченскими войнами, ни даже после акций исламских террористов, ни с самой его физической смертью. Оно проросло в наши дни, живет и здравствует.
«Сложно сказать, – пишет автор одной из статей, посвященных памяти Гейдара Джемаля, – сколько людей приняли ислам благодаря Гейдару Джемалю, как это сделал тот же Шевченко».

http://pustoshit.com/21/gelich_jemal.html
Речь идет о Максиме Леонардовиче Шевченко – известном российском журналисте и общественном деятеле, активно занимающемся политикой, отзывавшийся о Гейдаре Джемале как о «друге, брате и учителе».


Гейдар Джемаль и Максим Шевченко.

Примечателен отзыв Максима Леонардовича на смерть Джемаля, случившуюся 5 декабря 2016 г. в Алма-Ате, из которого виден не только взгляд автора на современные исламские проблемы, но и хорошая осведомленность ученика о духовных корнях покойного наставника:
«…Он выступал за права всех людей, особенно за права мусульман как наиболее униженной части современного человечества, подвергающейся войнам, репрессиям, расправам и террору.
И при этом Гейдар был московский интеллектуал высочайшего уровня, принадлежал в юности к кругу рафинированных интеллектуалов: Евгения Головина, Юрия Мамлеева, Александра Дугина – последний был его учеником. […] Его могучий интеллект создавал движение в этом мiре, который давно уже напоминает стоячее болото, – Гейдар до последнего момента двигался и шел через эту стоячую воду. […] Я думаю, что после его смерти мы – его друзья и ученики – всё издадим. Всё, что он наработал, очень важно для интеллектуальной мысли на русском языке».

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/05/70785-intellektual-kotoryy-ne-boyalsya-nikogo-krome-boga


Максим Шевченко с сыном Гейдара Джемаля – Орханом, журналистом, одним из создателей «Мусульманского союза журналистов России», погибшим в июле 2018 г. в Центрально-Африканской республике.

Рекомендуя книгу одного из ближайших сотрудников А.Г. Дугина – члена Евразийского комитета и Изборского клуба, лидера Евразийского союза молодежи и сооснователя «Нового университета» Валерия Коровина – Максим Шевченко пишет:
«Я считаю, что книга Валерия Коровина “Геополитика и предчувствие войны” является прекрасным результатом некоего почти алхимического сочетания политической воли, интеллекта, направленного на понимание мiра, и понимания тех задач, к которым эта воля может быть приложена для изменения мiра в лучшую сторону. […] И эта интерпретация приводит его и к серьёзным масштабным геополитическим концепциям, к пониманию связи человека со временем, пространством, и в какой-то мере с вечностью».
Тут, как видите, и «алхимия» (Головин), и «геополитика» (Дугин), и, пусть и непроговоренный, но самим Максимом Шевченко ставящийся во главе угла исламский фактор (Джемаль), – как видим, всё стянуто крепким южинским узлом.
Всё это важно, учитывая политические амбиции самого М.Л. Шевченко.
С октября 2017 г. он член правления «Левого фронта»; в начале 2018 г. – доверенное лицо кандидата в Президента РФ от коммунистов Павла Грудинина; в июне 2018 г. – один из руководителей избирательного штаба кандидата от КПРФ Вадима Кумина на выборах мэра Москвы; 16 июня 2018 г. был выдвинут коммунистами кандидатом в губернаторы Владимiрской области.



Похороны Гейдара Джемаля на кладбище Баганашыл в Алма-Ате.

Не менее плодовитым на поприще уловления учеников был Александр Гельевич Дугин. В хвосте дугинской кометы можно обнаружить многое: и крупные астероиды и звездную пыль…
«…Головин, – читаем в досье историка Владимiра Прибыловского, – породил в 80-е годы эпигона и популяризатора-профанатора Александра Дугина, а уже тот ввел моду на европейско-аристократический мистический и эстетический фашизм среди молодежи в 90-е годы на постсоветских просторах».

https://v-strane-i-mire.livejournal.com/17444.html
Небезызвестный лидер Национал-большевицкой партии писатель Эдуард Лимонов в своих тюремных воспоминаниях называл Дугина «Кириллом и Мефодием» русского фашизма.
Примечательно при этом, что Лимонов не сосредоточивается на одном лишь имени: «Бродский, Венедикт Ерофеев, Юрий Мамлеев, Евгений Головин, Гейдар Джемаль, Дугин и я, наконец, все мы вышли из этого безкомпромиссного, сверхсвободного, странного мiра тоски по абсолюту идеала», – весьма показательный ряд имен, демонстрирующий духовное родство.



«Все свои». Алексей Венедиктов, Сергей Шаргунов, Александр Проханов и Эдуард Лимонов. День рождения писателя Сергея Шаргунова. Москва. 12 мая 2014 г.

В своей книге «Анатомия Героя» Эдуард Лимонов описывает, как произошло его знакомство с Александром Дугиным, переросшее затем, с его точки зрения, в дружбу, завершившееся политическим сотрудничеством:
«…Мы с ним познакомились […] в забавном вакхическом контексте […] Как сам Дугин как-то, стесняясь, заметил: “Когда слишком много времени живешь в духовном, то плоть затем требует своего, мстит тебе в гротескной форме”.
Знакомство произошло поздней осенью 1992 года или даже в начале зимы 93-го в […] коллективной вакханалии оппозиции. После супероппозиционной тусовки для генералов оппозиции состоялся “пир”. Был накрыт стол в закрытом зале Центрального Дома Литераторов.
За Т-образным столом оказались такие зубры, как академик Шафаревич, генерал Титов, Проханов, Зюганов, Бабурин, Куняев, Макашов, и еще множество лидеров, среди прочих – я. Помню, что слева от меня сидел Зюганов, аккуратно чокавшийся со мной и выпивавший каждый раз по полрюмки, наискосок сидел хмурый Шафаревич. […]
– Это наш Саша Дугин, очень талантливый философ, – объяснил Зюганов, по-отечески поглядывая на юношу. […]



Александр Дугин и Эдуард Лимонов. 1994 г.

Вечер закончился тем, что я увязался за Прохановым, дабы он вывел меня к метро. За нами же увязался Дугин в расстегнутом пальто, с длинным шарфом и в мохнатой шапке, съехавшей па затылок. […] Проханов, сославшись на какое-то свидание с женщиной, сбежал от нас […]
Мы […] переходили дорогу, когда мимо нас повернула, закрыв нам дорогу, иномарка. Дугин пнул ее ногой, да так, что разбил задний огонь. Иномарка резко затормозила, из нее метнулась крупная фигура и неприятно клацнул затвор: “Стой, гад!” Я обернулся. Человек из иномарки знал свое дело: он стоял, растопырив ноги, вытянув перед собой пистолет, и держал Дугина в прицеле. “А я Эдуард Лимонов!” – вдруг сказал, ничуть не испугавшись, Дугин. И так шаркнул даже ногой и улыбнулся вызывающе.
Я был возмущен. “Это я Эдуард Лимонов, – сказал я. – Мой товарищ не хотел, извините нас”. (Ну а что еще можно было сказать в этой идиотской ситуации, под дулом?).
Человек из иномарки опустил пистолет, воскликнул: “** твою мать!”, в досаде махнул рукой, сел в машину и уехал. […]
С такой вот истории […] началась наша дружба с Александром Дугиным, философом, политиком, идеологом.
Своим существованием он делает честь России. Возвышает ее в ранг мiровой державы».



Продолжение следует.
Tags: Александр Дугин, Александр Проханов, Мысли на обдумывание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments