sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (14)


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Этот и следующий пост мы иллюстрируем снимками, взятыми из публикаций:
https://d-m-vestnik.livejournal.com/1038340.html
http://alexei–sf.livejournal.com/209615.html
http://ruskline.ru/monitoring_smi/2005/01/10/pamyati_alapaevskih_muchenikov_v_zemle_kitajskoj_pod_spudom_nahodyawihsya/
https://rusk.ru/st.php?idar=103496



ОПАМЯТОВАНИЕ
ЧЕРЕЗ... ГРОБОКОПАТЕЛЬСТВО



Авторские комментарии к ВЫНУЖДЕННОЙ публикации
(начало)


Платон мне друг, но истина дороже.


Бывают обстоятельства, когда собственная правота не радует, ибо есть вещи несоизмеримо выше и важней каких бы то ни было человеческих амбиций и честолюбий.
Именно таковой оказалась ситуация вокруг захоронения Алапаевских мучеников в Пекине в связи с опубликованным мною сначала в Интернете, на сайте Правая. ru, а потом в «Русском вестнике» очерком «Убиты и... забыты».
Лейтмотивом его стали слова одного из поэтических посланий румынского классика Михая Эминеску: «Так оставьте же хоть мертвых, пусть они лежат спокойно...». (Тема, затронутая ранее в другом очерке о сожжении тела Григория Распутина).
Особенность или даже, если хотите, необычность обстоятельств появления самого материала об Алапаевских мучениках была подчеркнута в его подзаголовке: «Необходимое предуведомление перед ВЫНУЖДЕННОЙ публикацией».
Но обо всем по порядку.
Еще с конца 2004 года известный в православно–патриотических кругах сайт «Русская линия» [с апреля 2010 г. Русская Народная линия. – С.Ф.] (далее РЛ) стал «раскручивать» эту тему. За дело взялся лично А.Д. Степанов. Это стало возможным благодаря тому, что в Пекине оказался нужный человек – гражданин России Дмитрий Геннадьевич Напара, поселившийся в посольстве РФ с семьей.



Русское Северное подворье в Пекине. Середина XIX века. Рисунок из альбома К.А. Скачкова.

Сам он, правда, к МИДу, по крайней мере формально, отношения не имел. Зато, судя по всему, обладал связями одновременно с архиереями Зарубежной Церкви и ОВЦС Московской Патриархии, а также с правительственными кругами.
Он и развил инициативу, в освящении своей деятельности сделав ставку на «Русскую линию». Первые публикации Напары на эту тему появились, заметим, в интернете на сайте «Православие ru» Сретенского монастыря, настоятелем которого является архимандрит [ныне уже митрополит] Тихон (Шевкунов).
Ход делу был дан, однако, на «Русской линии».



Первоначальный вид Российской духовной миссии в Пекине.

В 2004 г. во время представления в С.–Петербурге книги О.Н. Куликовской Романовой «Царского Рода» Напара через Интернет задал ей вопрос «о судьбе Алапаевских мучеников». Наконец, 19 ноября 2004 г. РЛ разместила его материал «Алапаевские Мученики в Пекине» с говорящим подзаголовком: «Православная общественность надеется, что власть возьмется наконец за решение проблемы».
http://ruskline.ru/analitika/2004/11/19/alapaevskie_mucheniki_v_pekine/


Русская Православная Миссия в Пекине. 1874 г. Здание миссии, запечатленное на этом старинном снимке, было разрушено в 1900 г. во время боксерского восстания.

«По свидетельству родной сестры владыки Виктора [начальника Русской Духовной миссии в Китае (далее РДМК)], записанному с ее слов ее родной дочерью – Ксенией Кепинг, в 1947 году, – читаем в самой статье, – по приказу советских властей владыка Виктор вынужден был перевезти гробы с останками Алапаевских мучеников с территории РДМК обратно на территорию миссийского кладбища и поместить их в склепе часовни в честь св. преп. Серафима Саровского.


Архиепископ Виктор (Святин) и архимандрит Феодор у входа в архиерейские покои на территории Миссии.

В период так называемой “великой культурной революции” 1966–1976 гг. русское кладбище подвергалось надругательствам и разрушениям. Окончательно русское кладбище было стерто с лица земли по решению муниципальных властей Пекина в 1987 году.
Но – сколько мы не искали и не расспрашивали очевидцев тех событий – нет ни одного устного или письменного свидетельства о том, что в этот период государственного вандализма были уничтожены гробы с останками Алапаевских Мучеников.



Дмитрий Геннадьевич Напара.

Напротив, личный переводчик Мао Цзэдуна – товарищ Ли Юэжань (я был с ним очень близко знаком с конца 80–х гг. прошлого века до самой его смерти в 2003 году, неоднократно бывал у него дома в Пекине, хорошо знаю его жену и сыновей) на мои расспросы о судьбе останков Алапаевских vучеников неоднократно заявлял, что “эти гробы были забетонированы властями и находились в парке Цинняньху”.


Пекинский парк Цинняньху с искусственными водоемами, устроенный на месте уничтоженного православного кладбища при храме Преподобного Серафима Саровского.

По мнению этого старого убежденного коммуниста, “еще не пришло время возвращать эти гробы России, т.к. при их возвращении надо будет давать политическую оценку деятельности тех, кто в них покоится, поскольку эти люди были против строя, победившего в Китае в 1949 году...”
Оставим эти суждения без комментариев. Нам важно лишь его свидетельство, что гробы с останками Алапаевских Мучеников не были уничтожены в годы “культурной революции” и покоятся в забетонированном склепе на месте расположения часовни в честь св. преп. Серафима Саровского. Вряд ли пекинские власти стали их переносить в иное место.



Предположительное местонахождение мощей на современной карте–схеме парка.

Предположение, что гробы с останками Алапаевских мучеников все еще находятся в земле названного парка косвенно подтверждается также и тем, что никто из живших в то время и здравствующих доныне потомков так называемых “албазинцев” [Потомков русских пленных 1685 г., с тех пор составлявших православную диаспору в Китае. – С.Ф.] [...] не помнит, чтобы кто–либо, когда–либо упоминал о факте надругательства над гробами Алапаевских мучеников, их уничтожения, уничтожения склепа храма в честь св. преп. Серафима Саровского, эксгумации и т.д. Потомки албазинцев упорно и уверенно утверждают, что склеп не скрыт водой озера Молодежи, а находится под нынешней гольф–площадкой в одноименном парке».


Площадки для игры в гольф на месте кладбища.

Со слов Д.Г. Напары выходило, что в сохранившемся склепе до конца 1980–х стоявшей в нынешнем парке часовни Преподобного Серафима «до сих пор лежат в забытьи шесть гробов невинно убиенных членов Русского Императорского Дома».
Через некоторое время (10.1.2005) РЛ разместила на своем сайте другой материал Дмитрия Напары, написанный им 5 января: «Памяти Алапаевских Мучеников, в земле Китайской под спудом находящихся».

http://ruskline.ru/monitoring_smi/2005/01/10/pamyati_alapaevskih_muchenikov_v_zemle_kitajskoj_pod_spudom_nahodyawihsya/
«В серый промозглый декабрьский вечер, – пишет автор, – затрепетала ярким живым огоньком в Пекине поминальная свеча, зажженная на территории помольства РФ в Пекине – бывшей территории Российской Духовной Миссии в Китае [...] Зажег ее и установил на камень, некогда служивший частью памятника 222 китайским мученикам за Веру Христову, внук Бориса фон Кепинга – Борис Александров, приехавший на несколько дней в Пекин для того, чтобы увидеть воочию места, которые знал с детства из рассказов своего дяди, митрополита Виктора (Святина) [...]


Надпись на памятнике, установленном 222 китайским мученикам, ввергнутым в колодец на территории Русской Духовной Миссии, разрушенном в 1950-е годы, когда эта территория отошла советскому посольству.

В 1947 г. в связи со все более овеществляющейся угрозой прихода к власти коммунистического режима, святыни были вывезены с территории Миссии обратно на миссийское кладбище. Руководить этой тайной операцией владыка Виктор (Святин), до пострига – офицер Русской армии Леонид Святин, поручил своему верному соратнику – дьякону Михаилу Решетникову. Борис Александров вспоминает, что бабушка рассказывала ему о подводах с шанцевым инструментом, которые готовились в Миссии для перевозки гробов Алапаевских мучеников на миссийское кладбище.
А его дед – Борис Михайлович фон Кепинг, артиллерист Русской армии, хранил молчание об этой операции и не посвящал в ее детали даже самых близких членов семьи. Просто молился об Алапаевских Мучениках всю свою жизнь. Офицеры, как известно, не становятся “бывшими”».
В высшей степени многозначительное замечание, особенно если учесть, что сам Д.Г. Напара закончил Военный институт иностранных языков [ныне Военный университет Министерства обороны РФ], выпускники которого поставляли кадры для Главного разведывательного управления. Подтверждение тому мы находим в самых разных источниках:

https://www.bbc.com/russian/features–44422845


Дмитрий Геннадьевич Напара в alma mater.

То, что человек он «служивый», выяснилось после того как по нашей просьбе на сайте Федеральной службы безопасности РФ в разделе «Письма» было найдено вот это послание, отправленное 26 октября 2002 г. (после известных трагических событий в Москве): «Дорогие наши воины Христовы! В далеком Пекине мы молимся за ваше здоровье и плачем по убиенным. [...] Дай вам Бог всем здоровья и счастья, родные вы наши. Дмитрий, майор запаса».
Всё это было написано до публикации нашего очерка, об обстоятельствах появления которого теперь и расскажем.
В конце 2004 г. (точной даты сейчас не припомню, но, кажется, одновременно с появлением первых материалов о судьбе мощей Алапаевских мучеников на РЛ) ко мне позвонил А.Д. Степанов, который настоятельно просил меня написать для них материал об истории захоронения, обязательно используя при этом имеющиеся у меня (о чем он знал) копии не публиковавшихся до тех пор документов о перезахоронении их останков после установления в Китае социалистического режима.
Напрасно я пытался убеждать, что сейчас не время для этого. Говорил об осторожности. О том, что можно погубить искомое, что мы пока не хозяева в своем доме, что нужно же, наконец, считаться с таким фактором, как Китай – в реально–политическом и эсхатологическом плане. Впрочем, все эти аргументы были потом изложены в моем очерке.
Однако Степанов твердо продолжал стоять на своем. Не нам, мол, решать. Мы–де должны сделать, что можем, а в остальном, мол, – Бог управит.
Своими словами он как бы снимал с автора ответственность, вопреки давно уже сказанному по этому поводу народом: Береженого Бог бережет и На Бога надейся и сам не плошай. Ну и т.д.
Убедить меня он не сумел, доступ же к документам, о чем я уже писал, был, увы, не в моей власти. Местонахождение А.Д. Степанову подсказал, не думая о последствиях, наш общий знакомый. Публикация же документов без соответствующего введения в проблему, первые результаты осмысления которой были изложены автором этих строк еще в 1997 г. в комментариях, предисловии и послесловии к книге игумена Серафима (Кузнецова) «Православный «Царь-Мученик», могли привести к нежелательным, на мой взгляд, впоследствии результатам.
Никаких иллюзий не оставлял и план последующих действий, откровенно изложенный редакцией РЛ во введении к материалу Д.Г. Напары «Алапаевские Мученики в Пекине» (19.11.2004). (Это потом уже, после публикации моего очерка об Алапаевских Мучениках и вполне определенных заявлений О.Н. Куликовской–Романовой о ее отношении к переносу останков Императрицы Марии Феодоровны в С.–Петербург, РЛ подкорректировала «свою позицию», по крайней мере внешне).
Но вот как тогда, в декабре 2004 г., редакция РЛ обозначила ее: «...Мы хотели бы внести лепту в великое дело разыскания и перенесения на родину Алапаевских мучеников. В последнее время в Россию перенесен прах многих видных деятелей русской культуры, скончавшихся в изгнании. Готовится перезахоронение Государыни Императрицы Марии Федоровны. Этот процесс опамятования русского народа можно только приветствовать. Надеемся, что Священноначалие нашей Церкви поставит перед соответствующими государственными структурами вопрос о необходимости переноса честных останков Алапаевских мучеников. Это стало бы важным шагом на пути духовного оздоровления общества, окончательного преодоления трагического разделения русского народа на “красных” и “белых”».
Иными словами: копали и будем копать, переносили и будем переносить. Процесс пошел! И вообще: так надо! Верной дорогой идете, т... Простите, госпо.. Фу, опять не то! Одним словом, братья и сестры. Вот так!
«Сила через радость», опамятование через гробокопательство. Такой вот оживляж.



Святые ворота Русской Православной Миссии с колокольней, взорванные в 1956 г. по приказу советского посла П.Ф. Юдина.

Итак, статью писать все же пришлось. Одновременно я вел переговоры о ее публикации на другом сайте Интернета.
Но на то обстоятельство, почему материал был опубликован другим сайтом, на само предисловие, в котором прозрачно намекалось на информационное вымогательство, решительно вскрывалась страшная язва современного преступного, прикрывающегося мнимым благородством «возвращения на Родину», гробокопательства, – на всё это инициаторам и исполнителям дела было, как оказалось, наплевать.
Предисловие с авторской позицией можно было выбросить в корзину и, вырезав то, что подходило, поместить у себя на РЛ без лишних слов и рассуждений, превратив меня, таким образом, в своего единомышленника, а, может, и подельника. И если считать всё это чьей-то спецоперацией, то цели своей она достигла: необходимые документы были обнародованы самой противостоящей инициаторам «Пекинского действа» стороной.
Как бы то ни было вскоре из Пекина, от Д.Г. Напары, пришел отзыв: «Ваш материал “Алапаевские Мученики” прочитан мною с благодарностью и благоговением. Усилия по поиску останков жертв Алапаевского преступления будут мною продолжены. Бог даст – на территории РДМК с применением георадара. Вопрос о перезахоронении и т. д. будет решаться властями России и Священноначалием РПЦ и РПЦЗ. Сейчас главное, на мой непросвещенный взгляд, найти место их нахождения под спудом. С моей т[очки] зр[ения], необходимо приложить максимум усилий, чтобы место нахождения Алапаевских останков не было утрачено, не было окончательно исковеркано китайскими властями и чиновниками МИД РФ».
Совсем как в известной присказке: В огороде бузина, а в Киеве дядька, я за то тебя люблю, что в середу праздник... Иными словами, очерк прочитал, а о чем он, не понял. Правда, может, не захотел. И получив информацию, несмотря на предупреждение, продолжил дело, которому служит...
Но откуда уверенность у частного лица, что удастся противостоять и «китайским властям, и чиновникам МИД РФ», согласовать действия властей России и иерархов нашей и зарубежной Церквей? Свет на это проливали другие послания с Дальнего Востока:
«26-го прилетает владыка Марк (Егорьевский) с Дмитрием Петровским – сражаться с мидовцами за воссоздание храма Успения Пресвятой Богородицы, который до сих пор оскверняется гаражом (там уникальные фрески в нестеровском стиле под побелкой).



Посольский гараж в Пекине.

В это же время от МИД РФ сюда прибывает заместитель министра иностранных дел Доку Завгаев – юмор: чеченец едет решать вопрос православного храма!!! Как они не противились, но митрополит Кирилл их добил – ВВП подписал распоряжение о воссоздании храма, теперь они пытаются это решение ВВП заиграть и замозолить в своих бюрократических традициях. [...]
...Почему такое яростное сопротивление МИД РФ? Потому что, когда будут обнаружены и будут явлены, надеемся, мощи мучеников за Веру, Царя и Отечество, то и переносить их никуда не надо, а придется храм Всех Святых Мучеников восстанавливать – будут биться в припадке...: мощи в Пекине на территории РДМК в самом сердце... посольства. Поэтому надо все очень грамотно провести. Поэтому и статья С.Ф. – в самую точку».
«1. Отзвонил владыке Иллариону Австралийскому и Новозеландскому, он речь ведет исключительно об обретении МОЩЕЙ. [...]
3. Надо молиться, чтобы во время визита владыки Марка мы отстояли (!) наше видение реконструкции Успенского храма – т.е. с куполом и крестом [...], (2) право на проведение археологических изысканий с применением георадара на участке, где ранее находился храм Всех Святых Мучеников».
Так что уж не такое «частное» лицо – получалось – этот Дмитрий Геннадьевич Напара.



Продолжение следует.
Tags: А.Д. Степанов, Алапаевские Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments