sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (13)


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Где искать? И для чего?..


В 1945 г. храм Святых Мучеников отошел к Московской Патриархии. В 1954 г. он был закрыт. Участок русской земли был занят советским посольством.
Уничтожение святынь и наследия Русской Духовной Миссии в Пекине лежит всецело на совести коммуниста-большевика с 1918 г., закоренелого богоборца Павла Федоровича Юдина (1899–1968).
Большевицкую карьеру этот сын крестьянина-бедняка из Сергачского уезда Нижегородской губернии начал красноармейцем. Участвуя в гражданской войне, он стал, в конце концов, членом ЦК (1952-1961), депутатом Верховного совета (1950-1958).
Юдин избрал себе научную карьеру, достигнув впечатляющих результатов: в 1936 г. он стал доктором философских наук; с 1953 г. – членом-корреспондентом, а с 1953-го – академиком.
Философию сей ученый муж постигал в Ленинградском коммунистическом университете имени Сталина (1924) и на т.н. «философском факультете» Института красной профессуры (1931), со следующего года став директором этой кузницы красных мракобесов.
Впрочем, и сам Сталин знал цену этому «певцу сталинизма», отзываясь о нем вкупе с другим «академиком», творцом истмата и диамата Марком Митиным (Гершковичем), с присущей ему прагматикой весьма откровенно: «Митин и Юдин звезд с неба не хватают, но технику знают хорошо».
Эта хватка способствовала его стремительной карьере. В 1934-1937 гг. Юдин был заместителем заведующего агитпропом, в 1935-1937 гг. заместителем заведующим отделом печати ЦК ВКП(б), в 1937-1947 гг. директором ОГИЗа, в 1939-1944 гг. директором Института философии советской Академии, в 1943-1948 гг. руководил кафедрой марксизма-ленинизма в Московском университете.
Окончание войны принесло ему новое поприще: Павла Федоровича назначили политическим советником Советской контрольной комиссии в Германии и заместителем Верховного комиссара СССР.
Наконец, его бросили в дипломатический прорыв, назначив в декабре 1953-го чрезвычайным и полномочным послом СССР в Китайской народной республике.



Вручение верительных грамот послом СССР в Китайской народной республике П.Ф. Юдиным. Пекин. 15 декабря 1953 г.

Этому предшествовала личная просьба Мао товарищу Сталину помочь ему в редактировании его трудов, прислав человека, сведущего в марксизме-ленинизме, что предотвратило бы какие-либо «теоретические» ошибки. Таким образом, в Китае П.Ф. Юдин находился задолго до официального назначения в посольство: собранием сочинений Мао он занимался еще с 1950 года.
Назначение Юдина совпало с передачей коммунистическим китайским руководством советскому посольству территории и зданий Русской Духовной Миссии, что привело не только к закрытию всех храмов, но и к уничтожению всех построек и поруганию православных святынь.
В 1956 г., по распоряжению «философа», взорвали колокольню, а старейший Успенский храм превратили в посольский гараж.



Марксистское превращение православного храма в гараж.


Располагавшаяся в Архиерейском доме Свято-Иннокентьевская церковь была разрушена, превратившись вместе с покоями Владык в «зал для торжественных приемов» и гостиницу. В уничтоженной ризнице разместился консульский отдел. Богатейшее собрание книг, по приказу фанатика марксизма-ленинизма, сожгли.
В 1957 г. Юдин добрался и до храма Всех Святых Мучеников со склепом, в котором покоились мощи. Храм уничтожили, а крипту затопили. На его месте оборудовали детскую площадку и другие посольские постройки.



Одна из последних фотографий храма Всех Святых Мучеников. В самом конце 1946 г. ее сделал приезжавший в Пекин фотограф американского журнала «Life» Дмитрий Кессель (1902–1995), по происхождению еврей с Украины.

Трудно сказать, что бы еще наворотил этот «слон в посудной лавке», если бы 15 октября 1959 г. Юдина не отозвали из Пекина. Одной из причин такого решения были, как говорят, его теоретические разногласия с Мао, другой – несоответствие новой линии Москвы.
Лауреату Сталинской премии (1943), построившему свою карьеру на теоретическом обосновании сталинизма, трудно было воспринимать текущую действительность.
«Доходило до казусов, – вспоминал управделами Совмина М.С. Смиртюков. – Уже после XX съезда и начала борьбы с культом личности на пленуме ЦК выступал академик Юдин. […] Заканчивает выступление и вдруг по привычке как крикнет: “Да здравствует товарищ Сталин!” В первый момент у многих руки рефлекторно сложились для хлопков. А потом – полная тишина. Юдин сообразил, что маханул лишнего, и говорит: “Извините, я, кажется, ошибся”».
На родине без дела П.Ф. Юдин не остался (в 1960-1968 гг. он работал в Институте философии, в 1961-1963 гг. на недолгое время даже входил в состав членов Президиума Академии наук), но всё это было уже доживание…
10 апреля 1968 г. он скончался, выслужив «верностью генеральной линии» место на Новодевичьем кладбище.



П.Ф. Юдин.

Следует заметить: когда советский самодур отдавал приказы уничтожить храм на территории посольства, основных святынь там уже не было.
Известно, что мощи святых китайских мучеников, останки митрополита Иннокентия (Фигуровского) и архиепископа Симона (Виноградова), по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия (Симанского), в январе 1957 г. были перенесены в храм Преподобного Серафима Саровского на Русском кладбище (Свящ. Дионисий Поздняев «Православие в Китае (1900-1997 гг.)». М. 1998. С. 153).
Однако в 1986 г. коммунистические китайские власти решили снести и церковь и само кладбище.
На месте кладбища возник парк Озера молодежи, примерно треть которого занимает искусственный водоем, а остальное – поле для игры в гольф С тех пор мощи св. китайских мучеников покоятся на дне искусственного водоема.
В июне 1990 г. доктор исторических наук Г.В. Мелихов пытался узнать в Российском посольстве в Пекине что-либо о судьбе захоронений Алапаевских мучеников.
«...В посольстве, – пишет он, – мои вопросы были встречены с полнейшим изумлением: никто ничего об этом не знал... А когда выяснилось, что я занимаюсь историей российской эмиграции в Китае, то обо всем этом стали... расспрашивать меня самого» (Г.В. Мелихов «Белый Харбин. Середина 20-х». М. 2003.С. 137).
Само отсутствие каких-либо данных о мощах Алапаевских мучеников весьма красноречиво. Любое объявление о них советским дипломатам в конце 1950-х годов и позднее означало бы, во-первых, надругательство над ними, а, во-вторых, их немедленное уничтожение. Вот почему оставалась надежда на обретение их там, где они были в свое время с большими предосторожностями укрыты – на месте храма Всех Святых Мучеников на территории нынешнего посольства России в Китае.
Задача эта, однако, была не столь проста и однозначна. И дело тут не в одних лишь технических или политических сложностях. И более того, вовсе не в них.
Перечислим ряд проблем, которые нужно было постараться решить, прежде чем вообще браться за это дело.
Как мы уже писали, Русской Православной Церковью Заграницей в 1981 г. в лике святых были прославлены Алапаевские мученики: Великий Князь Сергий Михайлович, Князья Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи, Великая Княгиня Елизавета Феодоровна и инокиня Варвара, князь Владимiр Палей.
Русская же Православная Церковь (Московский Патриархат) в 1992 г. прославила только Великую Княгиню Елизавету Феодоровну и инокиню Варвару. Об остальных Алапаевских мучениках и речи не было.
Таким образом, если в Пекине приступят к делу, то обязательно привлекут к этому представителей Русской Православной Церкви (Московского Патриархата). И потому это будет эксгумацией останков православных, а не обретением мощей святых, уже прославленных – подчеркнем это – Зарубежной Церковью.
Другое важное обстоятельство: следует хорошенько помнить, что Промыслом Божиим мощи Августейших Алапаевских мучеников оказались тесно связаны с мощами Мучеников китайских, в свое время навсегда, казалось, сокрытых и уничтоженных руками советских и китайских безбожников.
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей в 1996 г. прославил «жертвы первого в мiре красного террора рубежа нынешнего века». Была написана даже специальная икона «Собор святых мучеников китайских».




В свою очередь, Св. Синод Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) 17 апреля 1997 г. постановил «восстановить исполнение Указа Синода о почитании в лике местночтимых святых мучеников священномученика Митрофана и 221 православного мiрянина с ним в Китае пострадавших. Днем их памяти определить 24 июня (н. ст.)».
Отсюда видно, что проблема эта не только политическая, но главным образом мистическая. Целый ряд ее аспектов сегодня известен (имеем в виду, прежде всего, проблему Китая в связи с эсхатологией), но никак еще не обдуман.

См. сводку высказываний православных святых и подвижников благочестия в связи с ролью Китая в конце времен в сборнике: «Россия перед Вторым пришествием. (Материалы к очерку Русской эсхатологии)». Изд. 3-е. Сост. С. и Т. Фомины. Т. II. СПб. 1998. С. 469-474.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/263344.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/256914.html

Все эти обстоятельства и следует учитывать сегодня тем, кто выступает с инициативой обретения мощей Алапаевских мучеников, тем самым дерзая взять на себя ответственность за последствия перед Церковью, Россией и – так уж получается – остальным мiром.

11/24 декабря 2004 г.


Продолжение следует.
Tags: Алапаевские Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments