sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (9)


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


В Святую Землю


Вскоре после прибытия в Пекин тел Алапаевских мучеников о всех обстоятельствах их перевозки узнали брат и сестры Великой Княгини Елизаветы Феодоровны.
«Когда принцесса Виктория Феодоровна, – писал игумен Серафим, – узнала о кончине своей Августейшей сестры Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, то пожелала перевезти ее тело вместе с гробом послушницы Варвары в Иерусалим. Виктория Феодоровна просила меня сопровождать гробы («Двуглавый Орел». № 6. Берлин. 1921. 15/28 апреля. С. 36).
В письме от 31 декабря 1920 г. Принцесса Виктория сообщала брату, Великому герцогу Гессен-Дармштадтскому Эрнсту-Людвигу: «Один хороший игумен Серафимо-Алексеевского монастыря Пермской епархии, отец Серафим, сопровождает гробы в Иерусалим. Ему было поручено генералом Дитерихсом руководить их перенесением из собора в Алапаевске, где они находились до тех пор, пока Белая армия не должна была эвакуироваться из этого района. И он уже не оставлял их с тех пор. Они двинулись из Алапаевска в июле 1919 года и после многих препятствий достигли Пекина в апреле 1920 года. Действительно, преданный человек...» (Л. Миллер «Святая мученица Российская Великая Княгиня Елизавета Феодоровна». С. 219).
Через восемь месяцев после временного упокоения под сенью храма Китайских мучеников, гробы Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и инокини Варвары 17/30 ноября 1920 г. были отправлены из Пекина в Тянцзин, откуда 18 ноября пароходом в Шанхай. После прибытия 21 ноября в Шанхай 2/15 декабря их отправили морем дальше. Все это время при мощах безотлучно пребывали игумен Серафим, послушники Максим Канунников и Серафим Гневашев, член следственной комиссии А.П. Куликов (М. Белевская-Жуковская «Великая Княгиня Елизавета Феодоровна» // «Вечное». Аньер-сюр-Сен. 1968. № 7-8. С. 22).
Произошло это благодаря хлопотам принцессы Виктории. Однако впоследствии это приписал себе уже упоминавшийся нами князь-масон Н.А. Кудашев, а помогла ему в этом его племянница…
«Я заказал для них настоящие гробы, – рассказывал Николай Александрович, – и присутствовал на похоронах [в Пекине]. Зная, что Великая Княгиня всегда выражала желание быть погребенной в Гефсимании в Иерусалиме, я решил исполнить ее волю и послал прах ее и ее верной послушницы в Святую Землю, попросив монаха проводить их до места последнего упокоения и тем закончить начатый подвиг» (Инокиня Серафима «Об останках Великой Княгини Елизаветы Феодоровны» // «Возрождение». Ежемесячный литературно-политический журнал. Париж. 1964. № 151. С. 15).



Титульный лист и фронтиспис одной из первых книг о Великой Княгине Елизавете Феодоровне, вышедшей в 1922 г. в Лондоне на английском языке, написанной графиней Александрой Андреевной Олсуфьевой (1846–1929), состоявшей в 1892-1909 гг. гофмейстериной при Дворе сестры Императрицы.


«Повез тела, – рассказывал очевидец увоза мощей Преподобномучениц из Пекина, – тот же игумен Серафим, который привез их в Пекин и который неотлучно при них оставался, ежедневно совершая заупокойные богослужения об умученных. Вообще преданность этого вдохновенного и благоговейного старца его покойной духовной дочери и другим замученным в Алапаевске была трогательна и поучительна.
Я был в Пекине в тот день, когда отправляли оттуда в Тянцзин для погрузки на пароход тела Великой Княгини и сестры Яковлевой. Нельзя было без слез смотреть, как прощался игумен Серафим с остававшимися в Пекине для дальнейшего упокоения останками других замученных и как молился он затем на вокзале, во время панихиды, перед самым отходом поезда, около поставленных на открытую платформу гробов, чтобы Бог дал ему возможность выполнить волю Великой Княгини и благополучно доставить Ее тело в Иерусалим. Даже на китайскую толпу эта сцена произвела сильнейшее впечатление» («Алапаевская трагедия» // «Русская газета». Париж. 1924. № 51. 22 июня. С. 2).
13/26 января 1921 года пароход прибыл в Порт Саид.
«Здесь есть греческая церковь, – сообщала на следующий день брату принцесса Виктория, – и гробы на ночь были оставлены там. Мы пошли в церковь. Задрапированные в черное, они только что были установлены в маленькой боковой часовне. Там были: отец Серафим, монах, который ни разу не оставил их еще с Алапаевска; греческий священник и несколько русских людей. Было очень тихо и уединенно и спокойно в этой маленькой часовне. Только по одной свече горело у изголовья каждого гроба.
Казалось таким странным идти при лунном свете в этом отдаленном городе, через пустые улицы; идти и встретить все, что осталось от нашей дорогой Эллы [...] Наружные гробы сделаны из дерева – китайского тика, с медной окантовкой, и большой медный Православный крест на них, и наверху – в голове Эллы укреплена в простой тиковой рамке ее хорошая фотография в одеянии сестры, и медная корона над ней. Гроб Вари – без портрета, но такой же, только меньше. Если ты помнишь, она была маленькой. [...]
Этим утром гробы будут отправлены опять товарным поездом в специальном вагоне, который будет переправлен паромом через канал. [...] Монах и его два послушника едут в вагоне. По прибытии нас встретят катафалки и духовенство, и после короткой службы мы должны будем поехать через город к русской церкви св. Марии Магдалины, которая расположена возле Гефсиманского сада, около 4 километров от станции.
Патриарх и церковные власти предложили, чтобы гробы были поставлены в церковь на несколько дней, и что я должна решить на месте – где их потом лучше установить. Будет большое богослужение, когда их будут переносить из храма туда. Я надеюсь, что найду там склеп под церковью, где они могут оставаться до тех пор, пока их можно будет повезти в Москву» (Л. Миллер «Святая мученица Российская Великая Княгиня Елизавета Феодоровна». С. 219-220).



Храм Святой Марии Магдалины в Гефсимании, в котором с 1921 г. покоились мощи Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и инокини Варвары. Датированный мартом 1935 г. снимок с надписью на его обороте из парижского архива князя Ф.Ф. Юсупова. Собрание музея «Наша эпоха» (Москва). Публикуется впервые.


В Порт Саиде, писал игумен Серафим, «нас встретили Их Высочества Принцесса Виктория Феодоровна с супругом Принцем Людвигом Александровичем и дочерью Принцессой Луизой. Отсюда в одном поезде прибыли в Иерусалим 15/28 января 1921 года.
На вокзале греческое, русское и арабское духовенство встретило гробы, отслужило панихиду, гробы поставили на автомобили, украшенные цветами, и двинулись по направлению к Гефсимании. Их Высочества и духовенство на автомобилях ехали за гробами. На горе, при спуске из Иерусалима в Гефсиманию, крестным ходом встретили монахини с Елеона и Горней. Здесь была отслужена лития и гробы медленным темпом двигались на автомобилях, а духовенство в облачениях шло за крестным ходом. Затем на руках гробы внесли в церковь. Гроб Великой Княгини несли Принц и местные власти. Встреча была весьма трогательна: у монахинь и русских паломниц лились слезы из глаз. Когда гробы занесли в церковь св. Марии Магдалины, то была отслужена панихида и сказано слово» («Двуглавый Орел». № 6. Берлин. 1921. 15/28 апреля. С. 36-37).
Местом упокоения была избрана крипта русской церкви Святой Марии Магдалины в Гефсимании, с тех пор называемая русскими «Царской». Храм этот был воздвигнут Императором Александром III в память Его Матери Императрицы Марии Александровны.
На освящение его в 1888 году сюда приезжали Великий Князь Сергий Александрович с супругой Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной. Теперь, через 33 года (возраст Иисуса Христа, когда Он был предан распятию), она нашла здесь упокоение, прибыв в Святую Землю – по словам Преподобномученицы, «нашу духовную родину».
На следующий день, 16/29 января, в храме св. Марии Магдалины была отслужена Божественная литургия и панихида.
«В воскресенье 17/30 января, – писал о. Серафим, – Патриархом Иерусалимским Дамианом соборне была совершена Литургия, за которой на великом выходе Патриарх прочитал разрешительную молитву почившим, а после Литургии – панихида. После панихиды гробы были перенесены в склеп, где Патриархом была отслужена лития» («Двуглавый Орел». № 6. Берлин. 1921. 15/28 апреля. С. 37).



Помещение склепа, в котором почивали мощи Преподобномучениц. Фотография с надписью на обороте из парижского архива князя Ф.Ф. Юсупова. Март 1935 г. Собрание музея «Наша эпоха» (Москва). Публикуется впервые.


В ногах гроба Великой Княгини поставили шкатулку, всюду сопровождавшую Преподобномученицу. В ней находился оторванный взрывом палец Великого Князя Сергия Александровича и прядь волос Царственного Мученика Цесаревича Алексия Николаевича.
Описывая крипту, где нашли упокоение Преподобномученицы, принцесса Виктория сообщала брату: «...Помещение под храмом [...] все белое, сухое и вполне хорошо проветриваемое. Я заказала крепкую дверь в комнату. Она покрыта темной материей, и несколько икон висит на ней снаружи, и лампада перед ними. Отец Серафим живет в своей комнате рядом и имеет ключ, и таким образом, он может туда входить и держать все там в порядке. Мне он очень нравится. Он такой преданный, и верный и энергичный» (Л. Миллер «Святая мученица Российская Великая Княгиня Елизавета Феодоровна». С. 221-222).



Дверь в крипту. Снимок с надписью на обороте из парижского архива князя Ф.Ф. Юсупова. Март 1935 г. Собрание музея «Наша эпоха» (Москва). Публикуется впервые.


Без малого через тринадцать лет пришлось вновь ступить на Святую Землю игумену Серафиму. Узнавший в нем давнего своего собеседника, Патриарх Дамиан взял его под покровительство Иерусалимской Церкви, благословил о. Серафима построить на территории его резиденции рядом с часовней на месте, где архангел Гавриил предсказал Божией Матери скорое Ее успение, небольшую келлию. В ней он и прожил всю оставшуюся свою жизнь.
«Там же при церкви, – рассказывал побывавший в Гефсимании в начале 1920-х гг. русский паломник, – живет теперь и старец игумен Серафим, по-прежнему совершающий ежедневно богослужения об упокоении его духовной дочери и вместе с нею замученных. Церковь поддерживается на средства Принцессы Баттенбергской и неизменно посещается православными паломниками» («Русская газета». Париж. 1924. № 51. 22 июня. С. 2).
И здесь, на месте своего нового упокоения, Преподобномученица, бывало, напоминала о себе. Владыка Нестор Камчатский, сподобившийся видеть Великую Княгиню еще в Читинской обители в годы гражданской войны, в письме митрополиту Антонию (Храповицкому) в январе 1934 г. на пути из Святой Земли на Дальний Восток писал:
«На второй день праздника [Рождества Христова] я сослужил в Русской Церкви владыке Анастасию [Грибановскому], а на третий день служил в церкви св. Марии Магдалины в Гефсимании. Здесь, когда перед началом Литургии, во время третьего часа я стоял на кафедре, я удостоился увидеть дивное видение, наполнившее мою душу страхом, трепетом и умилением.



Владыка Нестор Камчатский.

Я увидел мученицу Елисавету Феодоровну, одухотворенно-прозрачную, в одеянии обители Милосердия, прошедшую по солее и молившуюся перед местными иконами. Потом Она подошла к левой колонне в храме, помолилась перед иконой Михаила Архангела и исчезла. Видение было чрезвычайно явственно до полной реальности. После Литургии я поведал о нем владыке Анастасию» («Письмо архиепископа Нестора» // «Царский вестник». № 384. Белград. 1934. 5/18 февраля. С. 1).


Книга Владыки Анастасия (Грибановского) о Великой Княгине, напечатанная в 1925 г. в Иерусалиме в типографии Греческого православного монастыря, надписанная 28 декабря 1925 г. / 10 января 1926 г. автором княгине Зинаиде Николаевне Юсуповой. Из парижского архива князя Ф.Ф. Юсупова. Собрание музея «Наша эпоха» (Москва).

В 1938 г. отца Серафима навестил редкий гость, напомнивший ему о пережитых когда-то опасностях. В тот год на Второй Всезарубежный Собор в Югославию направлялся архиепископ Харбинский и Маньчжурский Мелетий (Заборовский, 1868–1946), земляк Г.Е. Распутина, направивший его еще в молодые годы на путь духовных поисков.
Кстати, к тому времени в дальневосточной эмиграции собралось немало архиереев, хорошо знавших Царского Друга.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/107371.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/116193.html



Проводы архиепископа Мелетия на железнодорожном вокзале в Харбине на Всезарубежный Собор. 21 июня 1938 г.

Входивший в состав делегации неизвестный автор составил описание той поездки, изданной в 1939 г. в Харбине. После Собора Владыка отправился в паломничество сначала на Гору Афон, а затем в Палестину.
«В четверг, 5 октября, утром, поехали на Елеон […] Вблизи Елеонского монастыря находится Малая Галилея […] Малая Галилея расположена на прекрасном месте, она в настоящее время является летней резиденцией Иерусалимского Патриарха.
Здесь мы посетили игумена Серафима, живущего здесь двадцать лет и пользующегося благоволением Его Блаженства. Отец игумен познакомил нас со своим трудом, состоящим из десяти томов, касающимся мученической кончины Государя Императора Николая Александровича и Его Семьи.
Приняв угощение и пробыв у о. игумена два часа, мы пошли по направлению в Гефсиманский сад…» (Архиепископ Мелетий. «Записки паломника на Святую Афонскую Гору и во Святую Землю». Харбин. 1939. С. 31).



Архиепископ Харбинский и Маньчжурский Мелетий (Заборовский).

По пути в Харбин Архиепископ Мелетий со спутниками останавливался в Дайрене, где в 9/22 ноября Владыка посетил одного из «почетных прихожан» – Атамана Г.М. Семенова (Там же. С. 38). Во время этой встречи не могла, конечно, не зайти речь и об отце Серафиме и о его десяти томах.


Дом атамана Г.М. Семенова в местечке Какагаши (кит. Шай-Шай-Хыдз) под Дайреном (Далянь, Порт Дальний). Вместе с другими русскими эмигрантами он построил поблизости деревянный храм, около которого возникло русское кладбище. Рядом в 1934 г. был основан русский женский монастырь в честь Табынско-Казанской иконы Божией Матери (настоятельница игумения Ангелина), которому Григорий Михайлович постоянно помогал. В начале 1960-х гг. обитель была закрыта, а ее насельницы перебрались в Калифорнию (США).

Имея в виду его книгу «Православный Царь-Мученик» 1920 года, общение с Н.А. Соколовым, с которым они ехали от Читы до Пекина, встречи его после этого со многими людьми, среди которых могло оказаться немало хорошо информированных, а также духовный опыт подвижника, можно только предполагать, каким ценным был этот обширный труд. Но где он ныне? – Верим, однако, что он не мог пропасть: отец игумен не мог о нем не позаботиться…



В 1945 году, когда Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский) посетил Святой Град, игумен Серафим перешел под омофор Московской Патриархии. В результате «доступ в Гефсиманию [находившуюся в юрисдикции Зарубежной Церкви. – С.Ф.] был закрыт о. Серафиму в последние годы его жизни и он был лишен возможности поклониться гробу той, которой он с таким самоотвержением и великим трудом отдал последний долг» («Об останках Великой Княгини Елизаветы Феодоровны» // «Возрождение». Ежемесячный литературно-политический журнал. Париж. 1964. № 151. С. 16).
Скончался отец Серафим в Иерусалиме в греческом монастыре 22 февраля / 7 марта 1959 года. На кончину откликнулся «Журнал Московской Патриархии», в котором появился даже его некролог (1959. № 7. С. 14-15).





Посетивший недавно те места русский паломник Анатолий Гурьевич Холодюк (уроженец Молдавии, живущий ныне в Мюнхене) пишет:
Если на Елеонской горе в Иерусалиме войти в ворота греческого православного монастыря “Малая Галилея” […], а потом, придерживаясь левой стороны, пройти между кронами низких оливковых деревьев, то возле часовни, построенной на том месте, где по преданию, Пресвятая Богородица получила от Архангела Гавриила известие о предстоящем Ей скором переселении в Царствие Небесное, видишь небольшое квадратной формы кладбище.



Храм-часовня Смертного Благовещения Богородицы, возведенный в 1889 г. В этом храме с 1945 г. служил игумен Серафим. Рядом с ним находилась его келлия.
Эта и следующие современные фотографии взяты нами из публикации:
https://father-ingwar.livejournal.com/309385.html

В его южном углу, между забором и алтарной стеной, находится очень скромная и не всегда ухоженная могила известного скитоначальника Белогорского Свято-Николаевского мужского монастыря из Пермской губернии, игумена Серафима (Кузнецова).



Под православным крeстом на желто-розовой мраморной плите рукою непрофессионального мастера высечено: «Русский священно-игумен Серафим / Начальник Свято-Серафимовского скита / Пермской епархии. / Он привез гроб с телом мученицы / Великой Княгини Елисаветы Феодоровны / в Иерусалим в 1920 г. [на самом деле в 1921-м. – С.Ф.] / 1875-1959 22 фев.» (В литературе встречается и другая дата рождения игумена: 1873 год. – Прим. авт.).
На этом заброшенном кладбище видишь и две квадратные серые плиты, под которыми, как говорят сестры Елеонского монастыря, похоронены две преданные игумену Серафиму монахини – Cергия и Анастасия, ухаживавшие за своим духовником до самой его кончины».

http://anatolij-holodjuk.com/node/4



...В 1981 году Русская Православная Церковь Заграницей прославила Новомучеников Российских и в их числе Великую Княгиню Елизавету Феодоровну и инокиню Варвару.
Торжество прославления происходило 31 октября и 1 ноября 1981 г. в Синодальном соборе Знамения Божией Матери в Нью-Йорке. Тогда же для торжества перенесения мощей новомучениц в Иерусалим прибыли архиереи и клирики зарубежной Церкви. На следующий день архиереи отправились приветствовать Блаженнейшего Патриарха Иерусалимского Диодора, который сказал: «Ваше прибытие сюда свято, как свято и дело канонизации св. Новомучеников, ибо и то и другое касается людей, претерпевших мучения за Православие».
«Далее он отметил громадное значение мученического подвига в наши дни и заявил, что “канонизация мучеников всегда являлась обязанностью Церкви, и, поэтому, политике здесь места не должно быть, ибо она редко согласуется со словом истины”.
“Церковь, – сказал Патриарх, – имеет свою политику, основанную на правилах св. Отцов. Св. Апостол Павел нас учит и говорит, чтобы мы повиновались властям предержащим, но этому надо следовать до того момента, пока они не касаются истины нашей веры”. [...]
“И мы, – сказал Блаженнейший, – не можем оставаться равнодушными перед таким великим событием, как канонизация новомучеников и торжество ее – имеющее место в пределах нашей юрисдикции. Поэтому мы решили участвовать в этом святом деле, послав нашу делегацию и свидетельствуя этим наше православное единство и этим официальным актом подтверждая его каноничность”.
Закончил Блаженнейший Диодор свое приветственное слово пожеланием, “чтобы кровь мучеников, которая была пролита, была бы доброй водой, обильно орошающей древо Православия; чтобы молитвами всех свв. Новомучеников укреплялись мы в единении и истине”» («Торжество перенесения мощей Великой Княгини Елизаветы и инокини Варвары, Новомучениц Российских, в Гефсимании» // «Православная Русь». Джорданвилль. 1982. № 9).



Рака с мощами преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Феодоровны в Гефсимании.

В праздник Святых Жен Мvроносиц, 1 мая 1982 г., мощи Преподобномучениц перенесли в самый храм Св. Марии Магдалины.
Одиннадцать лет спустя Архиерейский Собор Русской Православной Церкви (31 марта – 4 апреля 1992 г.) прославил Великую Княгиню Елисавету Феодоровну и инокиню Варвару в лике святых преподобномучениц.



Продолжение следует.
Tags: Алапаевские Мученики, Атаман Г.М. Семенов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments