sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (4)


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Этот и следующий по́сты мы иллюстрируем снимками, взятыми из публикаций:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/262975.html
http://fund-memory-romanov.me-ga.ru/page/velikaya-knyaginya-elizaveta-feodorovna
https://ru-royalty.livejournal.com/6567336.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social



Убийство и расследование


5 июля 1918 г. (в день, когда Церковь празднует обретение в 1422 г. честных мощей преподобного Сергия, игумена Радонежского) Алапаевских узников вывезли из города. И там, в 18-ти километрах от Алапаевска убили, ввергнув в одну из заброшенных шахт железного рудника Нижняя Селимская.


Жерло заброшенной в 1904 г. шахты «Межная», входившей в состав Нижне-Селимского рудника, куда в ночь на 5/18 июля 1918 г. были сброшены Алапаевские мученики. Фото из дела.

Перед смертью Великая Княгиня Елизавета Феодоровна громко молилась и крестилась, говоря: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают».
15/28 сентября Алапаевск был освобожден от большевиков армией адмирала А.В. Колчака.
8/21 октября их шахты Нижняя Селимская извлекли тело Федора Михайловича Ремеза, управляющего Двором Великого Князя Сергея Михайловича:




9/22 октября – инокини Варвары (Яковлевой) и князя Владимiра Павловича Палея:





10/23 октября – Князей Императорской Крови Константина Константиновича и Игоря Константиновича, Великого Князя Сергея Михайловича:







11/24 октября – Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и Князя Императорской Крови Иоанна Константиновича:




Первую публикацию этой серии снимков тел Алапаевских мучеников см. в книжке, вышедшей в 1919 г. в Праге:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/262975.html


Пальцы правых рук преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы и инокини Варвары, а также Князя Иоанна Константиновича были сложены для крестного знамения.
Также как незадолго до этого у убиенного Друга Царственных Мучеников Григория Ефимовича Распутина, которого – после безуспешных попыток отравить, задушить, зарезать, застрелить – «изверги» (выражение Государя) утопили, затолкав, связанного, в прорубь под лед 17/30 декабря (память пророка Даниила и трех святых отроков: Анании, Азарии и Мисаила) 1916 года в Петербурге.
На груди Великой Княгини был обнаружен «завернутый в вощеную бумагу и мешочек с лентой через шею, массивный среднего размера образ Спасителя, усыпанный драгоценными камнями, на обратной стороне которого на бархатной, вишневого цвета рамке золотая пластинка с надписью: “Вербная суббота 13 Апреля 1891 г.”» – дата присоединения к Православию Преподобномученицы (Расследование цареубийства. Секретные документы. Сост. В.И. Прищеп и А.Н. Александров. М. 1993. С. 272).
По одним сведениям эта икона – подарок ей Императора Александра III; по другим – подарена Царем-Мучеником незадолго до отречения.
В кармане пальто Князя Иоанна оказалась «деревянная икона среднего размера, образ которого стерт, а на обратной стороне надпись: “Сия святая икона освящена”. И: “На молитвенную память отцу Иоанну Кронштадтскому от монаха Парфения. (Афонского Андреевского скита) г. Одесса 14 Июля 1903 г.”». (Об истории, связанной с этим образом, мы уже писали в предыдущем нашем по́сте.)
Расследование по убийству в Алапаевске открыл 11 октября 1918 г. член Екатеринбургского окружного суда И.А. Сергеев. 7 февраля 1919 г. оно перешло к Н.А. Соколову. Итоги его он изложил в своей книге.
«И екатеринбургское и алапаевское убийства, – пришел к выводу Николай Алексеевич Соколов, – продукт одной воли одних лиц».
Отличавшийся особой духовной чуткостью генерал-лейтенант М.К. Дитерихс, курировавший, как известно, ведение дела, отмечал: «...Убийству Августейшей Семьи и Членов Дома Романовых советские власти придавали чрезвычайно важное значение в деле подготовки для себя будущей победы...»
Характеризуя тройное убийство летом 1918 г. в пределах Пермской земли (Царской Семьи, брата Государя Великого Князя Михаила Александровича и Алапаевских Узников), он называл их «особо исключительными по зверству и изуверству, полными великого значения, характера и смысла для будущей истории русского народа».
Особое значение придавал он убийству вместе с Августейшими Мучениками оставшихся верными Им людей: «Вместе с упомянутыми Членами Дома Романовых были убиты избранные [sic!] большевиками ближайшие Им лица Свиты, оставшиеся до конца верными своему долгу».
И общий итог, выраженный генералом в чеканной форме: «Это было планомерное, заранее обдуманное и подготовленное истребление Членов Дома Романовых и исключительно близких им по духу и верованию лиц».
«Алапаевское убийство, – пишут современные исследователи, – отличалось от Екатеринбургского расстрела [...] Несколько вопросов ставили следователям обстоятельства сокрытия трупов. Кое-кто усматривал в их расположении на разных уровнях шахты признаки ритуального захоронения [выделено нами. – С.Ф.] и хорошее знание убийцами степени родства жертв. [...] Неразорвавшиеся “бомбы” и тела убитых чередовались. Ближе к поверхности находились трупы менее родовитого Палея, Яковлевой и Ремеза, глубже в шахту – старших из заключенных» (Расследование цареубийства. Секретные документы. Составили заслуженные юристы РФ В.И. Прищеп и А.Н. Александров. М. 1993. С. 278).



Милиционер Т.П. Мальщиков с помощниками из сформированной после освобождения от большевиков Алапаевска местной милиции у края шахты «Межная». Октябрь 1918 г.

Документы расследования убийства в Алапаевске впервые были обнародованы сравнительно недавно (в указанном выше сборнике 1993 г.)
Большую ценность представляют также свидетельства, которые в свое время нам удалось обнаружить в русской эмигрантской прессе, малодоступной большинству читателей.
Великому Князю Андрею Владимiровичу, которого интересовали подробности цареубийства, удалось собрать некоторые свидетельства и об обстоятельствах гибели Алапаевских мучеников.
«Как произошло убийство, – писал пользовавшийся ими управляющий делами Великого Князя, адвокат Алексей Сергеевич Матвеев, – установить в точности трудно. Слишком мало осталось официальных и проверенных документов и свидетельских показаний. Их можно было бы собрать гораздо больше, если бы белая контрразведка действовала с большей осторожностью и не расстреляла без допроса многих бывших членов охраны Великих Князей. Однако официальные следственные власти и милиция, по прибытию колчаковских войск, собрала кое-какие показания и составила полицейские протоколы.
Шахта, из которой были извлечены трупы, имела 28 сажен глубины. Вся шахта была завалена разным хламом: дровами, столбами, досками и землей.
Очень характерен порядок нахождения милицией трупов. [...]
По свидетельству игумена Серафима, ему рассказывал неизвестный крестьянин, что в ночь с 17 на 18 июля возле этой шахты слышалось церковное песнопение, которое якобы продолжалось в шахте и весь следующий день.
Можно предположить, что, когда узники узнали истинную цель привоза их к этой шахте, то они могли запеть какую-либо молитву, тем более, что Князь Иоанн Константинович очень любил церковное пение и сам был регентом не только в церкви Павловского дворца, но даже в первое время в Перми во время ссылки. Затем Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, будучи монахиней, могла принять участие в этом молитвенном пении.
Убийцы, дабы избавиться от своих наиболее шумливых жертв, первыми бросили в шахту К[нязя] Иоанна Константиновича, а затем Елизавету Феодоровну. Отчасти этим можно объяснить нахождение этих двух трупов на самой большой глубине шахты.
Затем следует труп В[еликого] К[нязя] Сергея Михайловича. О нем имеется следующий официальный полицейский протокол: “Глаза закрыты и покрыты песком. Рот закрыт. Все лицо и голова покрыты песком, смешанным с хвойными иглами. Руки вытянуты вдоль туловища и полусогнуты в локтевой части. Пальцы правой руки сильно сжаты в кулак. Ногти впились в ладонь... Огнестрельная рана на голове”.
Это единственный застреленный узник. Сжатая правая рука и впившиеся в ладонь ногти свидетельствуют о тех тяжелых муках, которые предшествовали кончине Великого Князя.
Все остальные жертвы были брошены в шахту живыми с завязанными глазами. Так как повязки у некоторых жертв остались не тронутыми, то можно предположить, что смерть наступила или моментально, или оглушенные ушибами, не приходя в сознание, они были засыпаны землей и хламом полуживые.
Убийцы, по-видимому, действовали следующим образом. Сбросив сначала в шахту живыми две свои жертвы, они бросали туда ручные гранаты, так как при раскопках шахты находили осколки и неразорвавшиеся гранаты, затем бросали разный, попавшийся под руку, хлам.
Князь В. Палей был найден в сидячем положении и можно предположить, что после падения у него хватило сил сесть, т.е. он был еще жив.
Так как между глубиной в 6 сажен, где были найдены трупы князя В. Палея и монахини В. Яковлевой, и глубиной в две сажени, где был найден труп Ф. Ремеза, имелся пролет в 4 саж., заполненный разным хламом и землей, для заполнения которого понадобилось много времени и работы, можно предполагать, что между убийцами и лакеем Вел. Князя Ф. Ремезом шли какие-то переговоры, и только в последний момент убийцы решили прикончить несчастного. Он был брошен в шахту живым. Труп его был обнаружен с сорванной с глаз повязкой.
Нахождение трупов на разной глубине вызвало на месте много толков. Предполагали, что все жертвы были брошены одновременно и их затем начали засыпать и забрасывать разным хламом, и несчастные по мере набрасывания туда досок, столбов и земли, карабкались кверху, а более сильные достигли даже двухсаженной глубины. Но эту версию нужно считать неправдоподобной. Во-первых, жертва с огнестрельной раной в голове не могла подняться на высоту даже в полсажени, а, во-вторых, медицинский осмотр колчаковских официальных властей установил смерть “последовавшую во многих случаях моментально”» (Матвеев А. Алапаевская трагедия. По архивным данным Великого Князя Андрея Владимiровича // Иллюстрированная Россия. Париж. 1934. № 35 (485). С. 5-6).
«По словам лиц, участвовавших в извлечении тел из шахты, – рассказывал бывший в 1918-1919 гг. помощником по гражданской части Верховного уполномоченного Российского правительства на Дальнем Востоке (генерала Д.Л. Хорвата) В.А. Глухарев, – только на теле Великого Князя Сергия Михайловича была огнестрельная рана в задней части головы внизу затылка; все остальные замученные были брошены в шахту живыми и умерли от повреждений полученных при падении и от голода.
Тело Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, несмотря на то, что все тела находились в шахте в течение нескольких месяцев, было найдено совершенно нетленным; на лице Великой Княгини сохранилось выражение улыбки, правая рука была сложена крестом, как бы благословляющая. Тело Князя Иоанна Константиновича тоже поддалось лишь частичному и весьма незначительному (в области груди) тлению, все остальные тела подверглись в большей или меньшей степени разложению» (Алапаевская трагедия // Русская газета. Париж. 1924. № 51. 22 июня. С. 2).



Свято-Троицкий собор города Алапаевска.

«Трупы не разложились, – читаем в исторической справке 1931 г., – и потому были легко опознаны близко знавшими их людьми. Почившие были найдены в своих одеждах, в которых находились в заточении и имели на себе личные документы, дневники и посмертные распоряжения.
Медицинское освидетельствование, произведенное тут же на месте, а затем и судебно-медицинское вскрытие, произведенное на кладбище, установили мученическую кончину жертв. Выяснилось, что они продолжали жить в шахте еще несколько дней и скончались от ушибов при падении и голода. В горле многих из них была обнаружена земля.
После вскрытия тела почивших были омыты, одеты в чистые белые одежды и положены в деревянные гробы, снабженные внутри футлярами из кровельного тонкого железа» (Алапаевское убийство. (Историческая справка) // Царский вестник. № 210. Белград. 1931. 4/17 июля. С. 2-3).
Сначала гробы поставили в кладбищенскую церковь. Там духовенство постоянно совершало панихиды, читалась неусыпающая псалтирь.
18/31 октября соборне (было 13 протоиереев и священников) отслужили заупокойную всенощную. Народу пришло столько, что храм не вместил всех пришедших проститься с Августейшими страстотерпцами.
На следующее утро, 19 октября/1 ноября, из Свято-Троицкого собора Алапаевска вышел многолюдный крестный ход (духовенство, гражданские власти, мiряне, солдаты учебного батальона).
В кладбищенской церкви отслужили панихиду. Подняв гробы на рамена, с пением «Святый Боже» понесли их сначала к Напольному училищу (где содержали Августейших узников); там отслужили литию, затем – в собор. Отслужив заупокойную Литургию, там совершили отпевание.



Гробы Алапаевских мучеников в Свято-Троицком соборе.

Народу было еще больше, чем накануне: пришло множество богомольцев из соседних деревень. «Многие плакали навзрыд, – вспоминал игумен Серафим, и прибавляет: – Тут была и одна особа из близких к Великой Княгине[20], тайно следила за всеми жизненными этапами своей любимой Великой Страстотерпицы» (Игумен Серафим. Мученики христианского долга. Монреаль. 1981. С. 34).
Что касается «особы из близких к Великой Княгине», то, возможно, именно о ней писала сестра Преподобномученицы принцесса Ирена в письме от 12 ноября 1920 г.: «Я слышала, что после того, как были найдены тела, [кипарисовый] крест Эллы и деревянная цепочка были взяты одной дамой, которая жила в близ расположенном монастыре» (Л. Миллер «Святая мученица Российская Великая Княгиня Елизавета Феодоровна». М. 1994. С. 216).



Траурный Крестный ход с гробами Алапаевских мучеников вокруг Троицкого собора в Алапаевске 19 октября 1918 г.

Под общенародное пение «Святый Боже», печальный перезвон колоколов и звуки духовой военной музыки «Коль славен наш Господь в Сионе» гробы были перенесены в склеп, устроенный в южной стороне алтаря Свято-Троицкого собора, вход в который тут же замуровали кирпичом. Распоряжение о месте погребения сделал адмирал А.В. Колчак (М. Белевская-Жуковская «Великая Княгиня Елизавета Феодоровна» // Вечное. Аньер-сюр-Сен. 1968. № 7-8. С. 21).


Наружный вид склепа Алапаевских мучеников. Фото 1918 г.

«С прискорбием доношу, – телеграфировал 4 ноября 1918 г. английский комиссар в Екатеринбурге сэр Эллиот министру иностранных дел Великобритании графу Артуру Бальфуру, – об извещении, полученном мною от русского Генерального штаба: после взятия 29 сентября Алапаевска русскими войсками нашли тела еще настолько сохранившиеся, что их можно было узнать.
Это были тела Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и трех Князей Императорской Фамилии Иоанна, Константина и Игоря Константиновичей, также тела Великого Князя Сергия Михайловича и одной придворной дамы, имя которой осталось неизвестным [инокини Варвары. – С.Ф.].
Они были найдены на дне шахты, в которую они были брошены несомненно живыми. На них были брошены бомбы, которые, однако, не разорвались.



Склеп при Троицком соборе, в котором с октября 1918-го по июль следующего года покоились Алапаевские мученики. Фото Виктора Чехомова.

Найденные тела были погребены с церковными обрядами, в присутствии большого стечения народа. Полагают, что Принцесса Сербская Елена находится в Перми, куда она вместе с Сербскою миссиею была вывезена большевиками при эвакуации Екатеринбурга» (Воспоминания о Царственных Мучениках // Двуглавый Орел. № 28. Берлин. 1922. С. 9-10. Со ссылкой на: Pages d`histoire, 1914-1919. Le Bolschevisme en Russie. Livre blanc anglais. Avril 1919. Berger-Levrault, libraries-editeurs. Nancy-Рaris-Strasbourg. 1919. P. 34-36).


Продолжение следует.
Tags: Алапаевские Мученики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments