sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (81)




Распродажа на Сотбис (начало)


Еще в связи в Виктором Александровым автор серии посвященных ему по́стов (известный под ником Az Nevtelen) поставил в переписке, как нам кажется, весьма важный вопрос: «…Я обратил внимание на такую интересную особенность: разрыв цепи; сходная история и с дневниками МФ [вдовствующей Императрицы]. Т.е. от Соколова к Гирсу – разрыв, от Орлова к Гурвичу – разрыв, от неназванных (почему?!) наследников Орлова через Лихтенштейн в Москву – тоже. Вот за этой особенностью слежу и Вам рекомендую следить: рвется цепь передачи, значит что-то нечисто, значит где-то могут пропасть одни документы, а где-то народиться новые под маской старых».
Действительно, обстоятельства и последовательность вывоза из России следственного дела, вещественных доказательств, включая найденные Н.А. Соколовым на Ганиной яме частицы мощей Святых Царственных Мучеников, а также принадлежавшие Императорской Семье ценности и личные вещи (прибавим к этому еще и копии дела) – всё это один из самых неясных и запутанных вопросов в Царском деле.
В нашей публикации мы попробовали, хотя бы отчасти, восстановить этот пробел, наметив направления, по которым следовало бы вести дальнейшие разыскания.
Материалы дела, принадлежавшие Н.А. Соколову, попавшие после его кончины в руки князя Н.В. Орлова и поступившие на исходе 1980-х на торги аукционного дома Sotheby`s, позволяют продолжить этот разговор.



Этот пост мы иллюстрируем кадрами из фильма Сергея Мирошниченко «Гибель Императора. Версии» (1995), снятыми им в 1990 г., в т.ч. в Лондоне, где на аукционе Сотбис выставлялись на продажу документы и вещественные доказательства, собранные Н.А. Соколовым.

Основанная в 1744 г. продавцом книг Сэмюэлем Бейкером, фирма первоначально специализировалась на продаже книг. В свое время там были распроданы библиотеки князя Талейрана, герцогов Йоркского и Букингемского, Императора Наполеона, которую тот взял с собой на остров Святой Елены. Позже аукционный дом расширил сферу своей деятельности, занявшись продажей гравюр, монет и медалей, а после 1917-го еще картин и мебели.
В 1955 г. Сотбис открыла представительство в Нью-Йорке. В 1983 г. почти что обанкротившуюся компанию купил американский предприниматель Адольф Альфред Таубман (1924–2015) – сын еврейских эмигрантов из Русского Царства Польского.
Предприниматель приступил к руководству Сотбис в 1988 г., что практически совпало по времени с поступлением на торги дела по цареубийству.
В сентябре 2005 г. семья Таубманов лишилась контрольного пакета акций в этой компании. Перед этим, в 2002 г. суд присяжных приговорил владельца за ценовой сговор с его коллегой из Кристис к десятимесячному тюремному заключению и крупному штрафу.



Таубман на одном из аукционов Сотбис в Лондоне в конце 1980-х.

Как раз в это время в Сотбис работал Джон Стюарт, руководивший основанным им еще в 1976 г. русским отделом фирмы. Принявший Православие и чтивший Царскую Семью, он считался одним из ведущих мiровых экспертов по русскому искусству.


Джон Стюарт.

Именно он и готовил к продаже поступившее на аукцион дело по цареубийству; изучая документы, составлял разного рода справки и каталог. Сведения, собранные об этом человеке, позволяют нам отнестись с доверием к информации, которую он сообщает.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/264525.html



Оборот титульного листа каталога Сотбис 1990 г, составленного Джоном Стюартом, с расписанием персонала компании.

В опубликованной в журнале «Наше Наследие» (№ 33. М. 1995) статье «Правда о смерти Царя – правда о страданиях России» Джон Стюарт вспоминал:
«Как-то раз в 1989 году на моем рабочем столе в Русском отделе “Сотбис” очутились фотокопии нескольких документов. Нетрудно было догадаться, что эти бумаги связаны с именем Николая Алексеевича Соколова […] Бумаги сопровождались письмом одной канадской дамы, писавшей, что сами документы получены ею в наследство вместе с другим имуществом, некогда принадлежавшим “дяде Ники”. […]
“Дядей Ники” оказался князь Николай Владимiрович Орлов, который умер более чем тридцать лет назад. Каким образом удалось ему завладеть бумагами следовательского архива Соколова, участь и местонахождение которого до сих пор оставались неизвестными, несмотря на многочисленные теории? […]
Когда Николай Орлов был сражен сердечным приступом в 1960 году, он не знал, что смерть его близка. Ему было только 63 года, и он не успел сделать распоряжения относительно своих бумаг.
Возможно, правда, что интерес к архиву Соколова уже иссяк. Старая эмиграция вымирала. Мечты о возвращении на родину не сбылись. Советский режим убивал не просто всё яркое, но вообще всё живое. История пишется победителями. Казалось всё менее и менее вероятным, что труд всей жизни Соколова достигнет аудитории, для которой он был предназначен».




Английского эксперта дополняет работник Государственного Эрмитажа В.М. Файбисович:
«12 июня 1959 года князь [Н.В. Орлов] составил свое завещание, по которому все, что он имел, должно было быть передано его “дорогой и любимой жене” Марине, – за исключением нескольких предметов, которые предназначались для возвращения на родину, в память о князе.
Завещание оказалось своевременным: князь Николай Владимшрович скончался 30 мая 1961 года на шестьдесят шестом году жизни…
19 декабря 1968 года вдова Николая Владимiровича Марина Орлова (она не называла себя княгиней) сочла необходимым составить свое завещание, в котором исполнение последней воли князя Николая Владимiровича возложила на Ирину Адама-Зилистра – его старшую дочь от первого брака. Через несколько дней Марина Орлова скончалась в своей квартире на Моррис-авеню в Бронксе, в Нью-Йорке – уже 28 января 1969 года ее завещание было принято к исполнению.
Однако и Ирина Николаевна не сумела исполнить волю своего отца; она скончалась в Вилласерфе, близ Фонтенбло, 16 сентября 1989 года.
С этого времени формальные исполнители завещания искали способ передать предметы, завещанные России, самостоятельно.
Весной 2007 года транспортная фирма “Хепри” доставила в Эрмитаж пять предметов, завещанных России князем Н.В. Орловым. Вазы нуждались в реставрации; восстановительные работы успешно провела Н.А. Большакова. В Дни Эрмитажа, в декабре 2007 года, орловские вазы и патенты были торжественно представлены публике в Гербовом зале Зимнего дворца».

http://nasledie-rus.ru/podshivka/9501.php



Титульный лист каталога: The Romanovs Documents and Photographs Relating to the Russian Imperial House: Auction, London, Conduit Street Gallery, 5th April 1990. Sotheby`s 1990.

Проясним формальную логику событий, приведших к появлению на аукционе в Лондоне бумаг Н.А. Соколова: смерть князя Н.В. Орлова (30.5.1961), младшей дочери от первого брака Ксении (17.8.1963), его второй жены Марины (10.11.1969), первой жены Надежды Петровны (21.4.1988), последней дочери от первого брака Ирины (16.9.1989).
После кончины Марины Орловой от рака в больнице Джефферсона в Филадельфии имущество перешло ее брату доктору Бенджаниму Э. Шаку (Dr. Benjamin E. Shuck) и сестре Адель Брунелл (Adele Brunell), которая и выставила на продажу бумаги.
Распродажи имущества князя Н.В. Орлова продолжаются и поныне. Одна из последних прошла весной 2017 г. в аукционном доме Selkirk в Сент-Луисе (штат Миссури).

http://auctions.selkirkauctions.com/asp/fullcatalogue.asp?salelot=SL1013+++255+&refno=10008843&image=12&mypage=1
В настоящее время имуществом распоряжается сын Адель Брунелл – Фрэнк Октав Брунелл (Frank Octave Brunell) и его жена Мэри Патриция (Mary Patricia Brunell).


Посетители Сотбис осматривают документы Н.А. Соколова.

Первая реакция в среде русских монархистов, чтителей тогда еще не прославленных Московской Патриархией Святых Царственных Мучеников, на появление информации о распродаже в Лондоне архива Н.А. Соколова прекрасно изложена в одной из глав исторического очерка Л.Е. Болотина «Царское Дело» – превратившегося со временем в имя и саму суть того, чему многие из нас, начинавших еще на рубеже 1980-1990-х, отдали многие годы нашей жизни.
Сам очерк вошел затем в одноименную книгу, изданную автором собственными трудами в 1996 г. в Москве с подзаголовком «Материалы к расследованию убийства Царской Семьи».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/231760.html



Интересующая нас глава называлась «Продается Россия… Раз. Продается Россия… Два. Продается Россия!».
Первый ее вариант – под заголовком «Затянувшаяся распродажа» – вышел в четвертом выпуске самиздатского альманах «Царь-Колоколъ», напечатанного в 1990 году мизерным тиражом.
С чисто юридической точки зрения (вступление в наследство), увязанной с приведенной нами хронологией смертей владельцев бумаг, история эта не могла начаться ранее 1989 года. Это подтверждают все те, кто более или менее серьезно пытались писать об этом.
Исключение составляет лишь Л.А. Лыкова, утверждающая: «В прессе с 1987 г. стали появляться сообщения о выставлении материалов на аукционе “Сотбис” и муссировались слухи о приобретении их для России» (Лыкова-2015. С. 48). Эти свои слова, правда, она не подтверждает ни единым фактом или ссылкой.



Обложка четвертого выпуска самиздатовского альманаха «Царь-Колоколъ» за 1990 год.

Ну, а теперь приведем выдержки из упоминавшейся статьи Л.Е. Болотина:
«С января нынешнего 1990 года в центре внимания советских газет и телевидения оказалась очередная громкая сенсация, связанная с изуверским убийством Царской Семьи 17 июля 1918 года в Екатеринбурге. […]
…В январе весьма невразумительно и противоречиво стали сообщать, что в ближайшее время аукционная фирма “Сотби” будет продавать подлинные документы из следственного дела об убийстве Царской Семьи. Сведения эти носили сбивчивый, обрывочный характер. Так, например, рижская газета “Советская молодежь” сообщала:
“Документы, проливающие свет на обстоятельства убийства Царя Николая II и Членов Его Семьи, будут проданы на лондонском аукционе “Сотби”. Племянница князя Владимира Николаевича Орлова – бывшего водителя Царя – передала фирме архивы Николая Соколова, офицера, занимавшегося расследованием событий в Екатеринбурге после того, как город был освобожден русской армией. […]
Местонахождение архивов Соколова долгое время не было известно. После эмиграции он продолжил исследовательскую работу при финансовой поддержке Орлова, осевшего во Франции. Архивы были помещены на хранение в банк. Своим родственникам Орлов не раскрывал содержание бумаг, но упоминал, что содержимое их ‘взрывоопасно’. Продажа состоится 5 апреля. По мнению организаторов, документы могут быть проданы за 300-500 тысяч фунтов стерлингов” (“Советская молодежь”, № 24 от 7 февраля 1990 г.) […]



Начало и конец статьи Л.Е. Болотина в «Царе-Колоколе».


Однако тассовский официоз по путанице превзошел информушку из молодежной газеты:
“ЛОНДОН. 14 февраля. (ТАСС). Накануне традиционного аукциона “Сотби” был распространен пресс-релиз, в котором, в частности, говорится:
Исторические документы, относящиеся к убийству Императорской Семьи в Екатеринбурге в июле 1918 года, включающие оригинал телеграммы, отправленной в Кремль местным Советом, извещающей о совершении казни, как ожидают, будет продан за 300-500 тысяч фунтов стерлингов в одном из лотов на аукционе Сотби в Лондоне на распродаже под названием “Романовы: документы и фотографии”.
На торгах будет, среди прочего, продаваться материал из архива Соколова […]
До сих пор местонахождение архива Соколова было тайной. Представленные здесь на аукцион документы были переданы фирме “Сотби” в прошлом году потомком графа Орлова, русского эмигранта, который, будучи спонсором (выделено мной. – Л.Б.) проводившегося Соколовым расследования, унаследовал этот архив после смерти последнего в 1920-х годах. Нынешняя владелица знала о существовании в одном из банковских хранилищ того, что ее дядя называл своими “сенсационными документами”, но до передачи их “Сотби” она не имела представления о том, что они из себя представляют. […]
Все оригинальные свидетельства в отдельности были документально описаны и собраны Соколовым в нескольких папках, некоторые из которых были включены в “сенсационные документы дяди Ники”. Среди них – фотографии места преступления: Ипатьевский дом, обнесенный оградой, комнаты, в которых спали арестованные Члены Императорской Семьи, ступени лестницы, ведущей в подвал, и стена, изрешеченная пулями” (15 февраля 1990 год. ТАСС. Серия “СЕ” – лист 2-3. АНГЛИЯ. “СОТБИ” О ДОКУМЕНТАХ ПО ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ).



Уральский историк Игорь Георгиевич Непеин с одним из выпусков альманаха «Царь-Колокол» во время интервью, которое он дал режиссеру Сергею Мирошниченко на Ганиной яме 17 июля 1990 г. в день памяти Святых Царственных Мучеников.
О И.Г. Непеине см.:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/267053.html


Вот что цинично сообщил ТАСС, ссылаясь на пресс-релиз фирмы “Сотби”. Мы узнали только то, что должны знать послушные шаббес-гои. Знать и не задавать вопросов. Потому что магическое слово “спонсор” сделало целый свод официальных государственных российских документов собственностью мифического частного лица – сначала некоего графа Орлова, затем его анонимной племянницы и наконец самой фирмы “Сотби”.
Однако из пресс-релиза так и не ясно, кто же в настоящий момент заявляет себя владельцем собрания документов? Поначалу пресс-релиз сообщает:
“Представленные здесь на аукцион документы были проданы фирме ‘Сотби’ в прошлом году потомком графа Орлова, который, будучи спонсором проводившегося Соколовым расследования, унаследовал этот архив после смерти последнего в 1920-х годах”.
Цепочка перемены имущественной принадлежности архива изображена однозначно: некий граф Орлов присвоил документы, его наследница продала их фирме “Сотби”. Однако следующая же фраза пресс-релиза говорит о другом:
“Нынешняя владелица знала о существовании в одном из банковских хранилищ того, что ее дядя называл своими “сенсационными документами”, но до передачи их ‘Сотби’ она не имела представления о том, что они из себя представляют”.
Здесь наследница графа Орлова называется “нынешний владелицей”, она лишь “передала” документы фирме. Но если не обращать внимания на эти формулировочные противоречия, которые, на наш взгляд, отнюдь не случайны, загадочна сама по себе подробность, что владелица даже не поинтересовалась, что же из себя представляет ее имущество, и сразу передала его аукционной фирме.
Конечно, эта путаница и психологически немотивированные странности неслучайны, как неслучайна анонимность наследницы. […]



Идет распродажа.

23 ноября 1924 года Н.А. Соколов был найден мертвым в саду его домика в городке Сальбри. Медицинское заключение констатировало смерть от разрыва сердца. Что произошло на самом деле, известно Одному Богу. […]
С тех пор о судьбе подлинника следственного дела, хранившегося у Н.Соколова или у его друзей, ничего известно не было.
Некоторые исследователи считали, что подлинник безвозвратно пропал. Случай в Царском Деле не единичный. Механизм заметания следов этого беспрецедентного преступления действует вот уже более 70-ти лет.
Причем, этот механизм включает в себя не только тайные, строго законспирированные действия, но и некие масштабные демонстративные акции, к числу которых относится и инспирированный большевицкий судебный процесс над “цареубийцами” в Перми в сентябре 1919 года, и обнаружение Гелием Рябовым могильника с якобы Царскими останками, и нынешняя сенсационная шумиха вокруг распродажи подлинника следственного дела.



Курс валют – для удобства участников аукциона.

Для чего конкретно они устраиваются – вопрос сложнейший, на него окончательно сможет ответить лишь полное дорасследование Екатеринбургского злодеяния, но то, что этим акциям необходимо посильно противодействовать, насколько это возможно, разоблачать их провокационную природу еще до возбуждения законного дорасследования, об этом говорит сама совесть. […]
Не являясь частным владельцем этих документов, Н.А. Соколов не мог их завещать во владение какому бы то ни было лицу. И если после смерти Н.А. Соколова следственные документы оказались в руках его приятеля, единомышленника или сподвижника князя Николая Орлова, это вовсе не означает того, что князь Н. Орлов стал их владельцем. Очевидно, они у него были как у хранителя этих документов. […]
Что же касается “графа Николая Орлова”, якобы имевшего отношение к Царской Семье и к расследованию Ее убийства, его в природе не существует. Его изобрели, вероятно, в фирме “Сотби”, чтобы “юридически” мотивировать легенду происхождения документов.
Можно предположить, что некое банковское хранилище, где все эти годы находились невостребованными документы следственного дела, вступило в преступный сговор с аукционной фирмой “Сотби”, было подобрано подставное лицо – анонимная “наследница” мифического графа, которую лишь оповестили о существовании документов, и таким образом была создана видимость законности предстоящей сделки.
В апреле этого года на Страстной Седмице аукцион состоялся, но коллекция документов, названная в пресс-релизе “архивом Соколова” продана не была, хотя стартовая цена была снижена до 150 тысяч фунтов стерлингов. Возможно, потенциальные покупатели усомнились в законности имущественных прав, заявленных фирмой “Сотби”, однако можно предположить и другой трюк – желание распродать коллекцию документов на следующем аукционе в розницу! Можно ли это допустить?! Государственные документы громадной исторической ценности могут безвозвратно пропасть.



Лот с телеграммой А.Г. Белобородова.

Мужественный российский патриот, бывший начальник Российского Имперского Союза-Ордена Н. Сахновский, проживающий в Аргентине, дважды – в 1969 и 1978 году переиздавал книгу Н.А. Соколова “Убийство Царской Семьи”; в своем предисловии к ней он писал о “Царском Деле”: “Эти документы являются национальным русским достоянием”. Кто, имеющий остатки совести, может опровергнуть это? Кто может доказать противное?!
Конечно, было бы безумием побуждать российское общественное мнение, мировую общественность, требовать передать эти документы нынешним коммунистическим руководителям СССР, прямым наследникам Екатеринбургского преступления, ведь именно они распорядились в 1977 году стереть с лица земли особняк Ипатьева, являвшийся одним из главнейших вещественных доказательств и общенациональной российской святыней – местом православного паломничества. Но это не означает, что безнаказанно можно присваивать то, что принадлежит многострадальному русскому народу.



«Клятва».

До восстановления подлинной законности на Русской Земле эти документы могли бы храниться, например, у представителей Рода Романовых […]
В конце концов, существуют же какие-то английские законы, по которым можно было бы требовать самозваных “собственников” к ответу?! Английский Король Георг V поклялся в 1918 году, что до тех пор, пока в России не будет восстановлена историческая справедливость относительно убийства Царской Семьи, никто из Британского Королевского Дома не вступит на Российскую землю, не восстановит полноценных отношений с властителями России. Неужели Королевский Дом во исполнение этой клятвы не может соблюсти историческую справедливость относительно убийства Царской Семьи на земле самой Англии? Ее Величество Королева Великобритании Елизавета II могла бы потребовать у Британских органов правосудия арестовать, до выяснения подлинных имущественных прав, это собрание документов.



В аукционном зале Сотбис.

Господь сотворил Свой мир так, что торжество зла в нем не длится бесконечно долго. Мне отмщение, Аз воздам (Рим.12:19)!. И с упованием на это мы надеемся на неизбежное торжество справедливости и в деле об убийстве Царской Семьи. Наступит время, и придется русскому народу по всему свету собирать все утраченное, затерянное и разворованное, имеющее отношение к Царскому Делу. […]
Все вещи, связанные с Царской Семьей – не только святыни для каждого русского человека, но и предметы возможного криминалистического исследования, которые могут поведать экспертам о многом.
Всё, что связано с Царской Семьей, безусловно является духовным достоянием русского народа. Всё это должно быть выявлено и извлечено из мутного исторического потока, подвергнуто тщательному учету.
Всем причастным к разорению, когда наступит подобающее время, придется ответить перед законным русским судом не только за снос величайшей святыни России, Русской Голгофы – дома Ипатьева, не только за махинации с неизвестно чьими останками, выдаваемыми за мощи Царственных Мучеников, но придется ответить за все беззаконие, что свершилось и совершается в России. […]



Лот с куском обоев с написанным на нем гейневским двустишием.

Вся Россия была Державным Домом и стала местом упокоения Святых Царственных Мучеников: и за Россию придется держать ответ, за ее осквернение, за ее унижение. Это не будет месть. Нет.
Государь завещал нам не мстить за Него и за себя. Но это будет правый суд памяти перед всем человечеством.
Если Богу будет угодно, видимо, первым вопросом на грядущем Всероссийском Церковно-Земском Соборе будет восстановление и утверждение правды о Царской Семье, об Их жизни и мученической кончине».

Такой вот текст, написанный еще в июне 1990-го. Некоторые, ставшие лишь много позже известными, факты были в ту пору автору еще неведомы, однако большинство поставленных им тогда вопросов по-прежнему весьма актуальны, до сей поры являясь для многих из нас своего рода «символом веры».



Продолжение следует.
Tags: Н.А. Соколов, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments