sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (78)




Кто он, Виктор Александров? (продолжение)


Среди книг Виктора Александрова были издания и весьма специфические, благодаря которым на Западе он приобрел репутацию псевдоисторика.
Вот далеко не полный перечень таких книг, выходивших на французском и английском языках, к появлению которых так или иначе (как автор, переводчик или редактор) он был причастен:
Псевдовоспоминания генерала А.А. Власова «Я выбрал виселицу» (Париж. 1947), автор текста.
Полковник Кирилл Калинов «С вами беседуют советские маршалы» (Париж. 1950), переводчик.



Титульный лист книги: Cyrille Kalinov «Les maréchaux soviétiques vous parlent» (Paris. 1950) с обозначением ее переводчика: «Victor Alexandrov Perry».

Виктор Александров «Хрущев с Украины» (Париж. 1957).
Виктор Александров «Дело Тухачевского» (Лондон. 1963).
Виктор Александров «Кремль: нервный центр русской истории» (Нью-Йорк. 1963).



Реклама книг Виктора Александрова в американском издании его «The End of the Romanovs» 1966 г.

Виктор Александров принадлежал к т.н. «школе Беседовского» – обладавших воображением, неплохо владевших пером и не чувствующих угрызений совести русскоязычных авторов, группировавшихся вокруг Григория Зиновьевича (Гирша Зельевича) Беседовского – советского дипломата-перебежчика.
Биография этого человека весьма мутная. Родился он в 1896 г. в Полтаве в семье швеи и приказчика. Вскоре его отец обзавелся собственным магазином готового платья, определив сына в Коммерческое училище. В 1911 г. отец покончил с собой, а Григорий попал под арест за участие в запрещенном кружке.
Освободившись в 1912 г., он выехал в Париж, где пробыл вплоть до 1914 года. Вернувшись в Россию, учился в Харьковском сельскохозяйственном институте. После февральского переворота 1917 г. вступил в Конституционно-демократическую партию, а потом, в соответствии с обстановкой, присоединился сначала к эсерам, а затем к большевикам.
С 1922 г. Беседовский находился на дипломатической службе. Работал в Польше (при Войкове), в «Амторге» (1925-1926), с 1927 г. во Франции.
3 октября 1929 г., перемахнув через стену, бежал из посольства, попросив политического убежища. В январе 1930 г. заочно в СССР осужден на десять лет за растрату, однако при этом сумел, как пишут, добиться освобождения сына и жены.



Номер парижского эмигрантского журнала «Иллюстрированная Россия», посвященный бегству Беседовского.

Беседовский выступал с разоблачительными статьями в эмигрантских газетах «Возрождение» и «Последние новости», выпустил свою известную книгу «На путях к термидору», в которой, среди прочего, предал гласности откровения цареубийцы Войкова, с которым совместно работал в Варшаве.


Обложки книг Г.З. Беседовского «На путях к термидору», вышедших в 1930 и 1931 гг. в парижском издательстве «Мишень».

В апреле 1930 г. Беседовский приступил к выпуску в Париже газеты «Борьба», вокруг которой он пытался объединить советских перебежчиков. С этого времени Григория Зиновьевича стали подозревать в связях с ОГПУ.
Книга «На путях к термидору» была нацелена на русских эмигрантов; западный читатель был к ней равнодушен. Для привлечения этой последней аудитории Беседовский в 1938 г. выпустил, под псевдонимом Иван Рагуза книгу «La vie de Staline».
Дальнейшие планы прервала война, однако после ее окончания он возобновил свою издательскую деятельность.
Книги выходили одна за другой.
Вот список основных изданий из исследования французского специалиста по холодной войне Тьерри Вольтона «КГБ во Франции» (Париж. 1986):
«Я выбрал виселицу» генерала А.А. Власова (Париж. 1947).
«Моя работа в советском Генштабе» Ивана Крылова (Париж. 1949).
«С вами беседуют советские маршалы» Кирилла Калинова (Париж. 1950).
«Истинный Сталин» Ива Дельбара (Париж. 1950).
«Мой дядя Сталин» Буду Сванидзе, представленного как «племянник вождя» (Париж. 1952).
«Разговаривая со Сталиным» того же Буду Сванидзе (Париж. 1953).
«Записи в дневнике», приписываемые наркоминделу Максиму Литвинову (Лондон. 1955).
«Переписка между Сталиным и Тито», полностью вымышленная (июньский номер еженедельника «Карфур» за 1948 год).
«Завещание Сталина» (газета «Комба», 11 мая 1953 г.).
При этом Вольтон обращал внимание на одну важную особенность всех этих публикаций:
«“Фальсификаторы стараются следовать неизменному правилу: никогда не нападать на Советский Союз и обязательно представлять руководителей Кремля в благоприятном и сочувственном свете”, – отмечал Бранко Лазич. В книге “С вами беседуют советские маршалы”, например, ее автор рисовал идиллическую картину Красной Армии и ее Генерального штаба, выступавшего с прекрасными пацифистскими намерениями. Произведения же племянника Сталина (которого никогда в реальности не существовало) представляли диктатора этаким отважным и сентиментальным дядюшкой, любившим поиграть на балалайке и в бильярд с Молотовым (бывшим тогда министром иностранных дел). “Переписка между Сталиным и Тито” подтверждала троцкистские симпатии югославского руководителя, о которых постоянно твердила советская пропаганда. “Завещание Сталина” наглядно показывало, что политика его последователей осуществлялась в той же самой плоскости, что и политика всеми любимого почившего “вождя”.
Указанные произведения, вышедшие под фамилиями Власова, Калинова, Сванидзе, были, однако, написаны одним и тем же человеком: Григорием Беседовским, бывшим советским дипломатом, сбежавшим перед войной на Запад. Беседовский создал настоящую фабрику по производству фальшивок – некое общество под названием “Паж энтернасьональ”, в задачу которого входила реализация по очень дорогим ценам всех этих “мемуаров” и прочих “откровений” друзей и близких руководителей Кремля. Кроме того, “Паж энтернасьональ” снабжало многие газеты разного рода “эксклюзивными” комментариями, написанными в благоприятных для советской политики тонах. Среди его постоянных клиентов фигурировали “Фигаро”, “Трибюн де Женев”, “Карфур”».



Обложка первого издания книги: Thierry Wolton «Le KGB en France». Grasset. Paris. 1986.

Знавшие Г.З. Беседовского люди, удивляясь его странной осведомленности, делали свои выводы.
Заместитель редактора газеты «Русская мысль», поэт и журналист К.Д. Померанцев (1906–1991) вспоминал: «Последний раз я видел Беседовского в октябре 1962 г., во время “ракетного кризиса” Хрущев–Кеннеди, когда некоторые учреждения собирались эвакуироваться из Парижа, а всегда осторожный “Ле Монд” опубликовал передовую статью под заголовком “Накануне войны?” (или что-то вроде). Он пришел после обеда, продолжая сильно хромать, и мой первый вопрос был – “Значит, война?”. Беседовский рассмеялся: “Какая война? Никакой войны не будет. Наши воевать не могут, и Хрущев это отлично знает. Это ‘советологи’ бьют тревогу, потому что в советской политике понимают столько же, сколько некоторые животные в апельсинах. Хрущев сдастся, сохранив лицо, о чем и идут переговоры”.
Как известно, так оно и было. Но этот эпизод открыл мне глаза на Беседовского, объяснил его “смелое” поведение. Отсутствие страха быть похищенным или убитым чекистами. В сущности, его фальшивки ни с какой стороны Москве не мешали, лишь путая карты западных столиц, и в каком-то отношении были Кремлю даже выгодны. Поэтому я и не исключаю возможности, что между ним и советским посольством было заключено некое «джентльменское соглашение».

http://www.radashkevich.info/KD-Pomerancev/KD-Pomerancev_148.html
Подозревавшийся в сотрудничестве с советскими спецслужбами с 1930-х, Беседовский и исчез (именно «исчез», а не «умер») как-то подозрительно. Время его смерти в биографических справках обозначают по-разному: 1949 г., «вероятно, в 1951 г.», «1963 (?)». Есть даже «вероятно, в 1976 или 1977».


Г.З. Беседовский.

Одним из тружеников фабрики по производству фальшивок Беседовского был Виктор Александров.
Большую роль в распространении на Западе информации об обстоятельствах смерти Сталина сыграла его книга «Кремль: нервный центр русской истории», вышедшая в Нью-Йорке в 1963 г.
Автор одного из упомянутых нами постов о нем пишет:
«Версия “конца Сталина”, приписываемая И.Г. Эренбургу, приводится Виктором Александровым (см. Victor Alexandrov “The Kremlin: nerve-centre of Russian history”. New York, St. Martin`s Press, 1963. […] Перевод см. в книге А.Г. Авторханова “Загадка смерти Сталина (Заговор Берия)”. 5-е изд. “Посев”, 1986. Авторханов цитирует “версию Пономаренко” по этой странице из книги Виктора Александрова, приводит также “версию Эренбурга” […] Возможно, что Виктор Александров, столь активно рекламировавший “версию Пономаренко”, был в числе ее авторов-фальсификаторов».

http://ru-history.livejournal.com/3817690.html
Речь идет об инспирированном Кремлем выступлении за границей Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко (1902–1984), бывшего секретаря ЦК КПСС (1948-1953) и кандидата в члены Президиума ЦК КПСС (1953-1956), а с 1955 г. посла СССР сначала в Голландии, а затем в Польше.
Информация об этом в западной печати впервые появилась 7 июня 1957 г. во французской газете «France-soir». Немедленно она была перепечатана другими ведущими мiровыми газетами.
Автор процитированного нами по́ста обратил также внимание на статью «В плену у теней», опубликованную в эмигрантском журнале «Возрождение» (Париж. 1957. № 67. С. 149), автор которой пишет о том, что Виктор Александров подхватил этот инспирированный Москвой вброс еще до выхода своей книги, сразу же после того, как информация, подтверждающая ее высшим руководителем СССР, появилась в печати:
«Во всем мiре много шума было поднято вокруг рассказа советского посла в Варшаве, Пономаренко, почему-то “выболтавшего” иностранным журналистам историю “конца Сталина”. В самом факте этой “откровенности” советского посла сомневаться, как будто, уже не приходится: слишком упорно эти сведения идут. Но если знать хоть немного привычки советской дипломатии, то ясно, что Пономаренко стал “болтать” не без какого-то расчета. Может быть в Москве считают, что рано или поздно все равно придется официально признать факт “ликвидации” Сталина его окружением и что как раз сейчас перед внешним мiром выгодно подчеркнуть роль нынешней советской верхушки, устранившей “тирана”. […]
…Очень интересное выбалтывание Хрущева – выбалтывание на этот раз уже настоящее, потому что пьяное – привел, в “Фигаро Литтерер”, В. Александров, комментируя “откровения” Пономаренко».



Издательская обложка книги: Victor Alexandrov «The Kremlin: nerve-centre of Russian history». St. Martin`s Press. New York. 1963.

Это, между прочим, далеко не единственный пример того, как запущенная когда-то Виктором Александровым дезинформация продолжает отравлять сегодняшнее наше сознание.
Сведения из другой его книги «Дело Тухачевского» (1963) «работают» также до сих пор, причем (что очень важно) без всякой привязки к имени ее автора. Именно на них основаны некоторые сенсационные книги современных авторов.
В книге, напомним, излагается история о том, как немецкая служба безопасности (СД) сфабриковала поддельные документы, свидетельствующие о причастности маршала Тухачевского к заговору против Сталина, что, мол, и спровоцировало массовые чистки в Красной армии накануне войны.



Издательская обложка книги: Victor Alexandrov «The Tukhachevsky affair». Macdonald. London. 1963.

Нельзя, конечно, сказать, что современники не замечали проделок Виктора Александрова.
Выходивший в Париже журнал Бориса Суварина «Est et Ouest» (1958. № 196) опубликовал анонимную статью «“Историк” школы Беседовского – В. Александров» («Un “historien” de l`ecole Bessedovsky – V. Alexandrov»).
Подчеркивая большую роль «школы Беседовского» в холодной войне, автор замечал, что если бы эта фабрика фальшивок действовала только из соображений коммерческой выгоды, большого бы вреда не было. Но вранье их вовсе «не случайно»; «они соблюдают одно неизменное правило: никогда не нападай на Советский Союз и всегда представляй хозяина Кремля в благожелательном и благосклонном свете».



«Борис Суварин» – псевдоним Бориса Калмановича Лифшица (1895–1984), политического деятеля, писателя, историка, коммуниста-антисталиниста. Выехал в Париж с родителями около 1900 г., учился на ювелира. Один из основателей французской компартии, троцкист, в 1935 г. основал Институт социальной истории. Порвав с коммунизмом, исследовал это политическое явление как историк.

Именно книги Виктора Александрова начала 1960-х привлекли к нему интерес профессора университета Южной Каролины Пола Блэкстока (ум 1979), специалиста по психологической войне и истории военной разведки.
В одном из выпусков известного научного междисципплинарного ежеквартального журнала «Russian Review», издававшегося Канзасским университетом, он напечатал посвященную этой теме статью «“Books for Idiots”: False Soviet “Memoirs”» / «“Книги для идиотов”: фальшивые советские “мемуары”» (1966, Vol. 25, № 3. P. 285-296).
Деятельность Виктора Александрова, «одаренного ученика» школы Беседовского, пишет Пол Бэксток, началась в 1955 году. Как и другие его коллеги, он был «русским по происхождению», но при этом «натурализованным американским гражданином», родственником нью-йоркского импресарио Сола Юрока.
Его «литературная продукция» (14 книг) «имела широкий коммерческий успех, поспособствовав смешению в советских делах фактов с выдумками». Книги его выходят на английском, французском, немецком, норвежском и шведском языках. В них он часто цитирует Беседовского, рассыпая похвалы своему покровителю во всех своих книгах.
Один из часто используемых им приемов – ссылка на свидетельство какого-либо лица, выдуманного Беседовским. К другим приемам фальсификации относятся цитирование несуществующих источников, таких, например, как «советская газета» (без указания названия и даты), «югославская пресса» или свидетельство обозначенного псевдонимом «русского беженца, прибывшего в Рио-де-Жанейро через Западный Берлин». Другой его обычной уловкой является ссылка на давно уже мертвых свидетелей, как на авторов сенсационных откровений.
Методику фальсификации исторических событий авторами, принадлежавшими к «школе Беседовского», приводил, на примере общения с самим ее руководителем, уже упоминавшийся нами журналист К.Д. Померанцев:
«…Как он писал свои книги, я узнал от него в нашу последнюю встречу. У него было что-то вроде картотеки с именами всех известных советских и иностранных руководителей. Скажем, там было записано, к примеру, что Сталин находился такого-то числа в таком-то городе, где произнес речь, тогда как Молотов в другом городе встретился с английским или французским министром. И это было действительно так, а что они говорили, придумывал уже сам Беседовский. Так однажды он предложил мне открыть с ним вместе агентство печати. Я изумился: “А где же мы будем доставать новости?” – “За новостями дело не станет: их будет больше, чем надо!”»

http://www.radashkevich.info/KD-Pomerancev/KD-Pomerancev_148.html
Именно этими действиями в интересах кремлевского руководства объясняется тот – иначе совершенно непонятный – факт, что весь поток такой сомнительной литературы выпал из поля зрения советского идеологического аппарата. Это выглядело тем более странным, что, будучи явной фальсификацией, тексты и их авторы представляли из себя легко уязвимую и удобную для атаки мишень.
Однако, увы, литература эта была покрыта полным молчанием со стороны борцов советского идеологического фронта, если не считать всего двух страниц в узкопрофильной монографии «Современная западногерманская буржуазная историография» (М. 1968. С. 330-331) старшего научного сотрудника Института истории В.И. Салова (1923–1984), да и то касающихся всего лишь одной книги – псевдомемуаров генерала А.А. Власова «Я выбрал виселицу».
На заказчиков проекта Беседовского указывает еще и то, что эти книги, на обложках многих из которых значилось «перевод с русского», выходили на каких угодно языках, только не на самом русском.



Обложка первого издания книги: Victor Alexandrov «L`ukrainien Khrouchtchev». Plon. Paris. 1957.

Шли годы, кураторы проекта, да и те, кто просто был в курсе дела, сходили со сцены, а то и вообще уходили в мiр иной.
Между тем возникла возможность побывать на родине, но были и опасения, с которыми Виктор Александров делился с общавшимся с ним собкором «Литературной газеты» Лоллием Замойским, позже вспоминавшим:
«Он отмечал, что при написании своих книг – вроде “Мафии СС”, разоблачающей гитлеровских преступников (она у нас напечатана), повести о Тухачевском и других – руководствовался не просто желанием объективно отразить процессы истории, но и любовью к России. В том числе упоминал Петроград, где во второй мiровой войне погибли его родственники».

http://artrevue.org/memory/romanovy_zamojsky_povoroty.php
Вдова младшего брата Виктора Александрова Эдуарда Перпера (1919–1998) вспоминает об этой вызвавшей столько эмоций исторической поездке в Москву: «Мы познакомились в 1984 г., когда он приехал на презентацию своей книги “Мафия СС”. Он очень боялся ехать в Россию, вероятно, это связано с его книгами, но Эдуард, работая при Американском посольстве, всё устроил».
Как видим, опасения Виктора Александрова были несколько преувеличены, тем более, что к тому времени у него появились в Москве новые знакомые, о которых речь впереди…



Продолжение следует.
Tags: Н.А. Соколов, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments