sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (76)




Князь Орлов: снятие покровов (окончание)


«После безуспешных попыток проникнуть в журналистский мiр, – так описывает в автобиографии свой опыт первоначального пребывания в США Н.В. Орлов, – я начал как фоторепортер, специализировавшийся на цветной съемке и завел (не очень удачно) небольшую работу для печатания снимков. В течение нескольких месяцев я также работал личным секретарем у богатой югославской леди madame de Lipovatz».
За этим надуманным именем скрывалась «Тамара де Лемпицка» (1898–1980) – популярная среди богемы художница и фотограф. Но и это не было подлинное ее имя. На самом деле ее звали Марией Гурвич. Эта польская еврейка была широко известна своими громкими скандалами, по большей части сексуального свойства (она была известной лесбиянкой).
О Лемпицкой, как авторе живописных и фотографических портретов участников убийства Г.Е. Распутина, мы уже писали:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/53341.html


Сальвадор Дали и Тамара Лемпицкая. Фотография Н.В. Орлова. 1941 г.

Не легче обстояли дела и у жены князя: Мэри Орлова пыталась поступить в театр или на радио, однако в конце концов ее взяли сначала продавцом косметики, а потом одежды. Какое-то время она была общественным секретарем в отеле «Sherry». В апреле 1944 г. работала моделью отдела искусств универмага Мэйси.


Мэри Орлова.

Что касается Николая Владимiровича, то он решил попробовать свои силы в иной сфере. Более года он был менеджером по продажам в нью-йоркской антикварной галерее «A la Vieille Russie» («В старой России» (фр.), сокращенно ALVR), «ювелирном концерне очень высокого класса», располагавшемся по адресу: Пятая Авеню, 785.
Фирма была основана еще в 1851 г. в Киеве. В 1920 г. внук основателя Яков Золотницкий, ставший называться Жаком, возобновил семейное дело в Париже, где к нему сразу же присоединились его племянник – Лев Гринберг, немедленно преобразовавшийся в Леона, и Александр Шеффер, основавший в 1933 г. филиал ALVR в Нью-Йорке.
Бизнес процветал. Среди клиентов были Королева Румынии Мария, Великие Княгини Ксения и Ольга Александровны, Герцог и Герцогиня Виндзорские. Одни продавали, другие покупали. Со временем фирма получила статус поставщика Шведского и Египетского Королевских дворов.
Одним из ее коньков была скупка и перепродажа Царских подарков, произведенных фирмой Карла Фаберже. О тесных отношениях «A la Vieille Russie» с Армандом Хаммером толковать излишне.
Человек, через которого советские главари осуществляли продажу Царских ценностей на Западе, мог, разумеется, легко пристроить туда своего человека.
Сведения о многом, прошедшем через руки Хаммера и разные антикварные фирмы, жиревшие на перепродаже русских национальных ценностей и исторических реликвий, до сих пор скрыты.
Вот всего лишь один маленький пример, касающийся непосредственно нью-йоркской галереи «A la Vieille Russie».
Как раз именно в годы работы там князя Н.В. Орлова через салон прошли вот эти две пастели Царских Дочерей, созданные немецким художником Фридрихом Августом фон Каульбахом (1850–1920) и находившиеся в Кленовой гостиной Императрицы Александры Феодоровны. Утверждают, что Царственные Мученики захватили их с Собой, отправляясь в заточение, сначала в Тобольск, а потом в Екатеринбург.
Поступившие в Америку по тайным каналам из СССР, они были проданы неизвестному лицу. С тех пор их след затерялся.



Ф.А. Каульбах. Портрет Великой Княжны Ольги Николаевны.


Ф.А. Каульбах. Портрет Великой Княжны Татьяны Николаевны.

Проявляли в галерее интерес не только к драгоценностям, иконам, редким книгам и ювелирным изделиям, но и к документам, имевшим историческую ценность.
В 1966-1972 гг. во время приездов в Москву совладельца и администратора ALVR Льва (Леона) Адольфовича Гринберга (1900–1981) только Государственный Исторический музей приобрел у него более 100 автографов Членов Императорского Дома и государственных деятелей Российской Империи XVIII – начала XX вв.
«Вскоре по приезде Орлова в Нью-Йорк, – пишет эксперт фирмы “Сотбис” Джон Стюарт, – г-н Золотницкий, торговец антиквариатом, представляющий нью-йоркское отделение фирмы “A la Vieille Russie”, дал работу русскому князю-эмигранту и предоставил ему сумму в триста долларов под залог двадцати писем, написанных Екатериной Великой, и шестидесяти четырех писем – Императрицей Александрой Феодоровной, Супругой Александра I.
Племянник Золотницкого, Леон Гринберг, возглавлявший парижское представительство той же фирмы, был человеком весьма обаятельным и необыкновенно знающим. Его смерть несколько лет назад лишила нас возможности выяснит многие вопросы относительно судьбы русского искусства между двумя войнами и после них. Когда, в один из последних моих приездов, я видел Гринберга в Париже, он читал мне прекрасно написанное и остроумное письмо князя Николая Орлова».



Магазин ALVR в Нью-Йорке на Пятой Авеню. Конец 1930-х годов.

Еще во время работы в антикварном салоне Н.В. Орлов свел знакомство с Элизабет Арден (1884–1966), амбициозной предпринимательницей родом из Канады, основательницей косметической империи. Более сотни ее салонов находились в Европе, Австралии, Южной Америке. Работа здесь Орлова совпала с ее русским замужеством: в 1942-1944 гг. она состояла в браке c князем Михаилом Евлановым, на 17 лет младшим ее.
Арден предложила Орлову место исполнительного секретаря в «Elizabeth Arden Sales Corporation», офис которой располагался по соседству от «A la Vieille Russie»: на Пятой Авеню, 681.
Зарабатывал Николай Владимiрович хорошо, однако сотрудничать с хозяйкой было чрезвычайно сложно. Летом 1944 г. Орлову пришлось оставить это место, хотя с мисс Арден они расстались дружески, о чем говорит тот факт, что ее имя, наряду с предыдущим работодателем Леоном Гринбергом фигурирует в списке из десяти имен, которые могли бы подтвердить его деловые качества.



Элизабет Арден. Обложка журнала «Time». 1946 г.

В те же первые годы пребывания князя в Соединенных Штатах мы сталкиваемся с одной любопытной особенностью его поведения.
Николай Владимiрович был, как известно, выпускником Царскосельского Лицея. И вот, по словам В.М. Файбисовича, «19 октября 1940 года на празднование 129-й лицейской годовщины в Нью-Йорке собралось более двадцати выпускников Александровского лицея; об их числе нетрудно судить по памятной фотографии. Мы не найдем среди них нашего героя: фотокамера находилась в его руках».

http://nasledie-rus.ru/podshivka/9501.php
Сама помянутая фотография была опубликована в книге С.М. Некрасова «Лицейская лира. Лицей в творчестве его воспитанников» (СПб. 2007. С. 283), однако сам Н.В. Орлов на ней отсутствовал.
Эта нелюбовь его к фотографиям, как полагают, далеко не случайна. Ее связывают с родом тайных занятий князя.



Одна из последних известных на сегодняшний день фотографий князя Н.В. Орлова. Снимок из номера парижской газеты «Petit Journal» от 11 января 1931 г.

«В этот день 19 октября 1940 года, – комментирует вышеприведенную информацию автор одного из немногих интернет-по́стов, в котором он пытается разобраться в том, кто же такой, наконец, этот князь Орлов, – в Нью-Йорке состоялось празднование 129-й годовщины Александровского лицея. Собралось более двадцати выпускников лицея, однако князь Николай Владимiрович отсутствует на этом памятном снимке. Оказывается, он стоял за фотоаппаратом (NB!). Казалось бы, что здесь необычного. Встретились старые друзья-лицеисты и Орлов выступил в качестве фотографа, не оставив тем самым своего лица на снимке.
В нескольких источниках мне попадалась информация, что Орлов был ярым антикоммунистом, что, однако, не мешало ему работать на советскую разведку. По всей видимости, это [“ярый антикоммунизм”. – С.Ф.] деза, запущенная самим Орловым. Впоследствии, он поклянется своей жене, что никогда не будет больше принимать участия в шпионских играх».

http://t1mekiller.livejournal.com/27583.html
Однако наряду с информацией, которую можно проверить, существует масса спекулятивной, источником которой является фантасмагорическая книга французского историка-любителя Эли Дюреля «L’autre fin des Romanof et le prince de l’ombre» (Paris. 2008).
Первопричиной его фантазий была ошибка Л.А. Лыковой, заявившей о тождестве князя Николая Владимiровича Орлова с офицером Владимiром Григорьевичем Орловым (1882–1941). Однако простого объединения двух совершенно разных людей Дюрелю, видимо, показалось мало, и он превращает русского офицера и профессионального контрразведчика, внедрившегося к большевикам по приказу генерала М.В. Алексеева, в «одного из пяти организаторов ЧК», «большого друга Сталина».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/231760.html
Весь этот бред, к сожалению, составляет ныне большую часть биографической статьи о князе Н.В. Орлове во французской версии Википедии:
https://fr.wikipedia.org/wiki/Nicolas_Wladimirovitch_Orloff
Причастность Орлова к НКГБ-НКВД-МГБ СССР была установлена в ходе осуществления т.н. «Проекта Венона» (The Venona project) – операции, проводившейся в 1943-1980 гг. (в течение 37 лет!) сначала Службой разведки сигналов армии США, а с 1952 г. Агентством национальной безопасности.
https://en.wikipedia.org/wiki/Venona_Cables
Всплеск красного шпионажа был зафиксирован в Америке уже в 1942-м. К 1945 г. было перехвачено около 200 тысяч зашифрованных сообщений советских агентов, что свидетельствовало о большом размахе разведывательной деятельности союзнического государства на территории США непосредственно во время войны.
Сам этот факт показывает: победа над Германией для советского руководства была целью, пусть и важной, но тактической; гораздо более важным было создание всемiрного социалистического государства, являвшегося задачей Коминтерна, распущенного в 1943-м исключительно для маскировки. Именно это было стратегической задачей, которую, несмотря на новый курс, не смог скрыть не отличавшийся ни дипломатическом тактом, ни особым умом, Хрущев, заявивший в ноябре 1956 г. на приеме в Кремле американским дипломатам: «Мы вас похороним».
Три года спустя, во время визита в США, он был еще более откровенен, поделившись с одним из министров: «Вас, американцев, так легко одурачить. Вы не принимаете коммунизм сразу, а мы будем кормить вас маленькими дозами социализма, пока в один прекрасный день вы не проснётесь и не поймёте, что у вас уже коммунизм. Нам и воевать с вами не надо будет. Мы так ослабим вашу экономику, что вы упадёте нам в руки, как перезрелый плод».

https://l.facebook.com/l.php?u=http%3A%2F%2Finosmi.ru%2Fworld%2F20101019%2F163705657.html&h=ATP8Yo6SinlfHiA4m2cGIiN5-tl5UjZCsQkg_z5cZQATTssEpxtOtkWEHsIX4_c0YghFBIbvJEnT9y_G5lrUI6f5fIfMHLJCigkWIVSxwzmj2adKbWCoULxk1_f4ZGnQE4pms_41E-dFK1anjkMYVSB8_hzrDEBNScwwD3nm-k0MkXCFRBlNG6P8m_hs2NLw0aaqa4QvDdTFqTTNtm8NoFfWaDY0YiNyqNFAIEIujWEsEieEoIojst8qHtUYl2ENxB8vEG657LyjTGbPg8z37eqW_3sXW4TQac0d8pCU9g0


Персонал службы разведки Вооруженных сил США в Арлингтон-холле. 1943 г.

Возвращаясь к шифровкам советских разведчиков военного времени, заметим: далеко не все они были декодированы; некоторые же из расшифрованных не публиковались вплоть до 1995 года.
В конце концов был составлен список 349 граждан США, имевших тайные связи с советской разведкой. Сама же сеть была много больше – за счет сотрудничавших непосредственно с этими завербованными агентами.
Идентифицированы были имена менее половины из 349 этих людей; остальные известны лишь под агентурными кличками.
Среди раскрытых фигурирует «Николай В. Орлов», в шифровках известный как «Осипов». Его активность задокументирована в нескольких перехваченных шифровках, датированных июнем 1943-го – июлем 1945-го.
По данным американской контрразведки, его работа на советскую госбезопасность регулярно оплачивалась. В задачу его входило освещение различных групп русской эмиграции, а также наводка на тех, кто мог быть завербован в качестве источника для получения ценной информации.

https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_Americans_in_the_Venona_papers
https://www.conservapedia.com/Nicholas_W._Orloff
https://en.wikipedia.org/wiki/Nicholas_W._Orloff

Наиболее полно документированной работой на эту тему является выпущенная в 1999 г. Йельским университетом книга историков Джона Эрла Хейнса (Библиотека Конгресса) и Харви Клера (Университет Эмори в Атланте) «Венона: Расшифровка советского шпионажа в Америке».


Обложка второго издания книги: John Earl Haynes and Harvey Klehr «Venona: Decoding Soviet Espionage in America». Yale University Press. New Haven. 2008.

Долговременные хлопоты Н.В. Орлова, наконец, увенчались успехом: 9 марта 1944 г. он получил американское гражданство.
Почти сразу же он подал заявку на получение должности в один из филиалов Управления стратегических служб (Office of Strategic Services) – образованное в годы войны американское разведывательное учреждение, одно из предшественников современного ЦРУ.
11 августа 1944 г. он написал «Меморандум» – документ, который мы называем «Автобиографией». В нем, подробно изложив обстоятельства своей жизни, он предлагал принять его услуги, излагая причины, по которым он мог бы оказаться «полезным».
Кроме природного русского, а также английского и французского, которым его учили еще в детстве, он знал немецкий, испанский, сербский, итальянский языки, баварский диалект. Немаловажным было также «знание европейских условий жизни».
«Я, конечно, близко интересуюсь Россией и русско-американскими отношениями», – отмечал он далее, подчеркивая при этом их «важность» и понимание того, что они «будут играть лидирующую роль в послевоенный период».
«Мое отношение к Советам, начиная с Русско-Германской войны, резко изменилось, я испытываю глубокие симпатии в связи с героическими усилиями Русской армии и народа. Я полный противник прогерманского (скорее антисоветского) направления мысли многих белых русских эмигрантов, которые в их ненависти к большевизму предпочитают победу Германии над Россией, по-детски закрывая глаза на фатальные результаты, которые это принесет Объединенным Нациям. […]
Как американский гражданин, буду счастлив работать в каком-нибудь государственном учреждении, где я мог бы помочь в отношениях между нашей Страной и СССР, с американской точки зрения. В таком учреждении я не отказался бы от контакта с представителями Советского правительства или от поездки в Россию с необходимой миссией. В действительности это глубоко интересует меня».
Чтобы уравновесить смелость этих заявлений, далее он на всякий случай прибавляет: «У меня не было никаких контактов с советскими официальными лицами где-либо, ни в этой стране, ни за ее пределами».

https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/DOC_0005605479.pdf
Это последнее заявление было не случайным.
Сразу же по приезде в США Н.В. Орловым заинтересовалось ФБР. Он был хорошо известен благодаря своей работе на Германском радио. Против него выдвинули обвинение, что это он скрывался под именем «Lord Haw Haw», чьи передачи были направлены на деморализацию англичан и вообще всех англоговорящих слушателей. В связи с этим Орлов был вынужден подробно объясняться. Затем появился и советский след…
В своем расследовании ФБР пыталось сделать ставку на его жену, считавшуюся патриотически настроенной американкой. Полагали, что во время совместной беседы с супругами, при определенном давлении с предъявлением доказательств (которых набралось немало), подозреваемый признается или как-то себя выдаст. Однако Орлов категорически всё отрицал; его жена также отрицала, что ее муж шпион. Однако расследование о шпионской деятельности Н.В. Орлова было закрыто только в связи с его смертью

http://thenewfoundphotography.blogspot.com/2009/12/who-was-marina-marshal.html
От услуг Н.В. Орлова Управление стратегических служб отказалось, как впоследствии и Государственный Департамент США и редакция газеты «The New York Times», куда он также направлял свои резюме.
Только в 1946 г. ему удалось, наконец, получить хорошую работу: Николай Владимiрович был принят на службу переводчиком в Организацию Объединенных Наций. Работал с русским, английским, французским, немецким и испанским языками.
Вообще говоря, удивительное дело: люди, так или иначе имевшие касательство к расследованию цареубийства или ближайшие их родственники сосредоточатся в послевоенное время, пусть и с некоторым временным разрывом, под крышей ООН: и князь Н.В. Орлов, и вдова капитана П.Н. Булыгина Агата Титовна и дочь владевшего документами расследования министра Омского правительства Г.Г. Тельберга. (Обе женщины работали там синхронными переводчицами.)

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/276751.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/224882.html



Обложка современного переиздания самоучителя русского языка, написанного Н.В. Орловым в соавторстве: Francisco Ibarra, Nicholas Orloff «Modern Russian, self taught». Random House. New York. 1947.

На этом, в общем-то приносившим стабильный хороший заработок месте, у Николая Владимiровича не всегда всё шло гладко. Причина, полагаем, заключалась в тайной службе, которая тоже ведь давала существенный приварок.
Он был уличен (точное время неизвестно) в изготовлении поддельного документа с целью поставить под удар одного американского сенатора, скомпрометировав его в связях с СССР.

https://fr.wikipedia.org/wiki/Nicolas_Wladimirovitch_Orloff
Как бы то ни было, но по карьерной лестнице Н.В. Орлов продвинулся до должности главного переводчика ООН, выйдя в 1955 г. на пенсию. Труд его, однако, продолжал оставаться востребованным: время от времени его вызывали на международные конференции.
Звездный час его пришел в 1959 году.
«Самое ответственное свое поручение, – пишет Джон Стюарт, – он получил в 1959 году, когда выступил в роли главного переводчика Никиты Хрущева во время сенсационного визита последнего в Америку.
Между прочим, Хрущев приехал со своим официальным визитом в Европу и Америку на борту линкора “Свердлов”, названного в честь большевицкого комиссара, отвечавшего за убийство Императорской Семьи».



Крейсер «Свердлов» входит в Портсмут. Апрель 1956 г.

Джон Стюарт имеет в виду официальный визит Н.С. Хрущева в Англию весной 1956 г. Нас же интересует известная поездка советского лидера в Соединенные Штаты в 1959-м.
Поездка Н.С. Хрущева в США продолжалась 13 дней, с 15 по 27 сентября. Это был первый в истории визит высшего руководителя СССР в Америку, вызвавший колоссальный интерес в мiре: событие освещало не менее пяти тысяч журналистов.
Личным переводчиком советского лидера был В.М. Суходрев (1932–2014), перешедший потом по наследству Брежневу, Косыгину и Горбачеву.
«Хрущев, – вспоминал Виктор Михайлович, – взял с собой жену, двух дочерей, мужа одной из них, Аджубея, и сына Сергея. Переводчиками были Трояновский и я».
Переводить непредсказуемого, весьма импульсивного Хрущева было весьма непросто. По словам В.М. Суходрева, у него «была манера сравнивать всё, что он видел, с тем, что есть у нас. Лейтмотивом всех его выступлений были преимущества социализма перед капитализмом. […] В Москве были написаны речи по каждому пункту его программы, но всякий раз Хрущев, вынимая текст речи, зачитывал разве что первый абзац, а потом складывал бумажку и говорил: “Ну что я вам буду читать, что мне тут написали! Я лучше расскажу о впечатлениях от увиденного мной сегодня”».



Н.С. Хрущев с супругой Ниной Петровной и американским президентом Дуайтом Эйзенхауэром. Справа – переводчик Виктор Суходрев.

Однако помогали и другие переводчики, о чем в последних своих интервью рассказал и сам В.М. Суходрев. Характерно, что ему запомнился казус, связанный именно с князем Н.В. Орловым.
«…Был комичный случай, связанный с Хрущёвым. Он полемизировал с американцами, которые расхваливали свой строй, свою демократию, порядки, существующие в США. А Хрущёв, естественно, хвалил преимущества коммунистического строя. Ну, а подытожил он это всё известной русской поговоркой: “Всяк кулик своё болото хвалит”. Очень уместная была фраза. А я просто не знал, как будет “кулик” по-английски. Я это перевёл, как “всякая утка своё болото хвалит”. Эту речь синхронно переводил для одного из каналов американского телевидения американский переводчик русского происхождения, бывший князь Орлов, который сказал фразу правильно. Я потом у него поинтересовался, откуда он знает это слово, на что он ответил: “Ну, как я могу его не знать? Я ещё мальчишкой в нашем имении охотился на этих птиц”. Мы разошлись по-дружески. Но на следующий день в одной из газет вдруг вместо утки и кулика откуда-то появилась змея. Дело в том, что по-английски “кулик” – это “snype”, а “змея” же – “snake”, довольно близкие по звучанию слова. В итоге американские журналисты перепутали и решили, что их переводчик вместо утки подставил змею, пикируя со мной. После этого в одной из центральных газет появилась заметка с заглавием: “Холодная война переводчиков”».

http://www.aif.ru/society/people/1170634
Вскоре в новом интервью Суходрев вновь обратился к этому случаю:
«…Многие госдеятели любят охотиться и рыбачить. А так как я ни тем ни другим не увлекаюсь, то не знаю, как название той или иной рыбы звучит по-английски. То же самое с птицами. Хрущев как-то сказал в Америке: “Всяк кулик свое болото хвалит”. Ну не знаю я, как кулик называется по-английски! Поэтому я перевел так: “Всякая утка свое болото хвалит”. Это выступление Хрущева транслировал один американский канал, он нанял переводчиком графа [на самом деле князя. – С.Ф.] Орлова, который делал синхронный перевод. Американский зритель слышал два перевода — сначала орловский синхронный, а потом мой. Так вот, граф Орлов правильно перевел кулика – snipe. А какому-то газетчику вместо snipe послышалось snake – “змея”. На следующий день в газете вышла заметочка – “Холодная война между переводчиками”. Мол, Хрущев вчера сказал то, что телевидение перевело как “кулик”, официальный переводчик – как “утка”, а газетчик – как “змея”. Потом Орлов сказал: “У нас в имении были кулики, и я еще с детства знал, что кулик – это snipe”».

http://www.kommersant.ru/doc/23135
История эта, пусть и в усеченном виде, была запечатлена и в его книге («Язык мой – друг мой: от Хрущева до Горбачёва». М. 1999):
«В итоге американские журналисты перепутали и решили, что их переводчик вместо утки подставил змею, пикируя со мной. После этого в одной из центральных газет появилась заметка с заглавием: “Холодная война переводчиков”. Статья заканчивалась вопрошающими словами: “Итак, утка, кулик или змея? Озеро, болото или трясина?”»



Н.С. Хрущев отвечает на вопросы американцев. Переводит В. Суходрев.

В связи с этим визитом нью-йоркская эмигрантская газета сообщала еще один любопытный эпизод: «В 1959 г. князь Н.В. Орлов, по убеждениям ярый антикоммунист, возможно, спас жизнь Никите Хрущеву. Он сопровождал его в качестве переводчика в поездке по Соединенным Штатам. В Сэйнт Луисе Хрущев и Орлов стояли на открытой платформе поезда; Хрущев склонился вниз и начал пожимать руки американцам, стоявшим на платформе. Поезд в этот момент тронулся. Хрущев потерял равновесие и едва не упал под колеса поезда. Раздался крик: “Держите его!”. Князь Орлов подхватил Хрущева под мышки и не без труда втянул его обратно на платформу» («Новое русское слово». Нью-Йорк. 1.6.1961).
http://t1mekiller.livejournal.com/27583.html
Что касается политических взглядов князя, как «ярого антикоммуниста», то это, как мы уже успели убедиться, не более, чем дымовая завеса, напускавшаяся им самим в целях собственной безопасности.



После этого события Николай Владимiрович прожил недолго.
Вопреки тому, что утверждает Л.А. Лыкова («Дело об убийстве Императора Николая II, Его Семьи и лиц Их окружения». Т. II. М. 2015. С. 316), князь Н.В. Орлов умер вовсе не в Париже, а в США, в Ойстер-Бэй на Лонг-Айленде (штат Нью-Йорк). Случилось это 30 мая 1961 года.
Вышедшая на следующий день «The New York Times», та самая газета, в которую он безуспешно пытался устроиться в 1944-м, сообщала: «Nicholas W. Orloff. Dead at 66; Former Chief Interpreter at U.N.» / «Николай В. Орлов умер в 66 лет; Бывший главный переводчик в ООН».
«Умер он, – сообщало “Новое русское слово” (1.6.1961), – от сердечного припадка за день до того, как должен был вылететь в Вену в качестве переводчика для радио-телевизионной компании Н.Б.С. [...] После покойного остались вдова кн. Марина Орлова и две дочери маркиза де Монтеньяк и княжна Ирина Орлова».



Продолжение следует.
Tags: Н.А. Соколов, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments