sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (73)




Бумаги капитана Булыгина (продолжение)


Приехав в январе 1934 г. в Ригу и передохнув там, в мае Павел Петрович Булыгин отправился в Парагвай в разведочную поездку для устройства там старообрядческой общины. В августе он возвратился, а уже в октябре поехал туда снова, на этот раз вместе с поселенцами, чтобы остаться там уже навсегда…
Русская колония под названием «Балтика» была основана у слияния рек Парагвай и Парана.
Большую помощь в этом оказал начальник Департамента общественных работ В.А. Башмаков (1884–1936), тесно сошедшийся с П.П. Булыгиным.
Их связывала многое еще по России. Как выяснилось, они приходились друг другу дальними родственниками, могли встречаться еще во Владимiре. В одних и тех же местах сражались они во время Великой войны, а потом, в годы гражданской, оба участвовали в Ледяном походе.



Владимiр Александрович Башмаков приходился праправнуком великому русскому полководцу А.В. Суворову. Окончил Инженерный институт в Лозанне. С началом Великой войны добровольно отправился в Действующую армию. Офицер-артиллерист. В Парагвае находился с 1927 г. Фото из книги Т.С. Максимовой.

В Парагвае П.П. Булыгину суждено было прожить один год и почти девять месяцев.
Основное его время было посвящено книге, которая, наконец-то, после выхода в 1928 г. в свет серии статей на русском языке в рижской газете, должна была выйти в большом европейском издательстве на английском языке.
Булыгин, несомненно, осознавал, на что он идет, издавая книгу. «Я хотел рассказать, – читаем в заключительной ее части, – о трудностях и горестях Соколова в период сбора доказательств и свидетельских показаний, за которые однажды историки поблагодарят.
Я высказал правду без боязни и без пристрастия, и этот отчет, без сомнения, сделает меня врагом для многих.
Но у меня не было иного выбора: уверяю, это была жестокая история, и настало время, чтобы мiр узнал ее зловещие факты».



П.П. Булыгин. Фотография из английского, американского и итальянского изданий 1935 г.

Разработку этой опасной темы подтверждал хорошо знавший П.П. Булыгина обозреватель и заведующий отделом рижской газеты «Сегодня» П.М. Пильский (1879–1941), писавший в статье, посвященной его памяти, о том, что после смерти Н.А. Соколова Павел Петрович «продолжал расследование в Европе» («Новое Русское слово» Нью-Йорк. 21.4.1936).
Примечателен был также заголовок некролога в газете «Наша Заря», выходившей в китайском городе Тяньцзине (25.4.1936): «Умер Булыгин, работавший над тайной убийства Царской Семьи».
«Он жил, – подтверждала и супруга Агата Титовна Булыгина, – одной идеей, одной целью, которая, может быть, уже была не реальна!..»
За содействием П.П. Булыгин обратился к уже известному нам английскому историку Бернарду Пэрсу, о котором мы писали в прошлом нашем по́сте.
В результате издание вышло весьма своеобразное. Книга П.П. Булыгина «Убийство Романовых» оказалась под одной обложкой с опусом А.Ф. Керенского «Путь к трагедии».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/224882.html
В предисловии Пэрс объяснял это так: «…Опубликование этих двух статей (Керенского и Булыгина) в одной книге всего лишь издательский монтаж, не свидетельствующий о сотрудничестве авторов…»
Другой странностью было то, что перевод работы П.П. Булыгина на английский язык был отдан на откуп сыну А.Ф. Керенского – Глебу.
«Я должен заметить, – писал Бернард Пэрс, – что перевод книги, сделанный Глебом Керенским – сыном русского государственного деятеля, – является достойным похвалы работой. Г. Керенский, получивший образование в Англии, демонстрирует знание как обыденного, так и яркого английского языка».
Публикатор и редактор английского перевода этой книги своего родственника на русский язык Т.С. Максимова придерживается на этот счет, однако, иной точки зрения.
Сравнивая русский перевод текста, вышедшего из-под пера Г.А. Керенского, с оригинальными статьями П.П. Булыгина 1928 г. из газеты «Сегодня», Татьяна Сергеевна пришла к заключению: «…Английский перевод прямо скажем несколько “своеобразен”».



Титульный лист английского издания: Bulygin P. «The murder of The Romanovs. The authentic account». London. Hutchinson & Co. 1935.

Нетрудно предположить, что помимо не очень добросовестного перевода и конвоя в виде книжонки А.Ф. Керенского П.П. Булыгин столкнулся и с иными, гораздо более существенными, трудностями редакторского (назовем их так) свойства.
Подоплеку этого издания отчасти раскрывает американская исследовательница Шэй МакНил, которой оказались доступны «бумаги» П.П. Булыгина.
В своей книге «The Secret Plot to Save the Tsar» (2001) она пишет, что тот «обвинял Керенского и Милюкова (близкого друга Чарльза Крейна) в “попытках остановить публикацию книги” (его книги) в начале двадцатых. Всё же в 1935 году он, наконец, выпустил свою книгу в тандеме с Керенским, хотя многие интригующие моменты, которые были упомянуты в первоначальной рукописи, не нашли отражение в заключительном варианте. Булыгин говорит о Барановском (управляющем в доме Романовского в Сан-Франциско в 1920 г.) и Кривошеине (человеке, который привлек Ярошинского в союзническую банковскую схему) в своих заметках, но они странным образом отсутствуют в его более поздней книге».
Помянутые здесь мультимиллионер и дипломат Чарльз Крейн, ближайший помощник американского президента Вудро Вильсона и Г.С. Романовский, генеральный консул Временного правительства в Сан-Франциско, возвращают нас к описанному нами ранее использованию союзниками Чехо-Словацкого корпуса в Сибири и изданию знаменитой фальшивки «Парфёна Домнина» о «чудесном спасении Царской Семьи».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/234523.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/235441.html

См. также весьма содержательные беседы на эти же темы американского историка Ричарда Спенса на радиостанции «Свобода»:
https://www.svoboda.org/a/2325898.html
https://www.svoboda.org/a/2326509.html
https://www.svoboda.org/a/2327619.html
https://www.svoboda.org/a/2329894.html
https://www.svoboda.org/a/2332265.html
https://www.svoboda.org/a/16799307.html
https://www.svoboda.org/a/24537008.html
https://www.svoboda.org/a/27212427.html
https://www.svoboda.org/a/28864251.html

Что же касается Карла Иосифовича Ярошинского (1874–1929), крупного землевладельца, сахарозаводчика и известного финансиста, то это вообще отдельная и крайне запутанная история, говорить о которой походя невозможно.
Перебирая все эти разрозненные факты, нельзя не согласиться с Т.С. Максимовой, родственницей Павла Петровича, посвятившей свои досуги изучению жизни капитана: «За годы работы над архивом П.П. Булыгина и его окружения так меняются взгляды на многие события, проясняются мотивы многих поступков, что начинает казаться, будто ты сам участвуешь во всех этих событиях…»
Тем временем следом за английским традиционно вышло американское издание (New York. R.M. McBride & Co. 1935).




Наконец, в ноябре-декабре 1935 г. в Милане в издательстве A. Mondadori в серии «Драмы и секреты истории» вышел итальянский перевод. Говорят, был еще и немецкий, но видеть его пока что не приходилось.


Издательская обложка и титульный лист итальянского издания: Bulygin P. «La fine dei Romanoff (1918)». Milano. A. Mondadori. 1935.


В одном из сохранившихся в семейном архиве писем сестре Павла Петровича – Анне, Агата Титовна Булыгина вспоминала (22.9.1965):
«В последние годы – 1934–35 – состояние Павлуши ухудшилось Долгие годы жизни в Африке, на Абиссинском плато расширили его сердце. Врачи запрещали пить. Но он уже не мог этого бросить. Он пил, сидел ночи напролет над своей книгой (она вы шла в печати через неделю после его смерти) и за стаканом написал много чудесных, нежных и глубоких стихов.
Я ничего не могла сделать (наверное, недостаточно он меня любил!) – я могла только дрожать, молиться за него и быть всегда “наяву” – не фантазировать и не “засыпать”, чтобы всегда быть готовой помочь ему. Но и этого ему, вероятно, не так уж нужно было. Давал мне слово бросить все, нарушал это слово и страдал от этого (из гордости) больше, чем я. Я уже и не просила его о слове, об обещании.
Иногда были “просветы” – не пил, работал, говорил о будущем… В такой просвет и пришел конец. Он ждал денег за свою книгу из Англии, возможности уехать (ненавидел Южн[ую] Америку и хотел обратно в Африку). Очень хотел сына “Петьку” (никогда Бог и этого не дал!), строил планы.
17 февраля 1936 г. сидели на веранде. Павлуша читал вслух отрывок из “Трех мушкетеров”. Вдруг задохнулся, откинулся и его не стало. Дом был полон чужих людей, прибежал доктор – всё было кончено.
Меня в тот момент обокрали – сумку со всеми документами, деньгами, даже шприц со стола, которым я делала в своем отчаянии последнее вспрыскивание камфары. […]
В 3 часа дня в тот же день его похоронили. Моя жизнь тогда сломалась и… хромает».

https://cyberleninka.ru/article/n/horosho-imet-lyubimuyu-zhenschinu-i-predannogo-kota-pavel-bulygin-v-abissinii
Все, так или иначе знавшие П.П. Булыгина, говорили о том, что он предчувствовал свою кончину.
В 1935-м в стихах, посвященных своему другу А.В. Башмакову, он написал:

Быть может, срок уже намечен
И вздох последний близок мой.
Заглянут в гроб пугливо свечи.
Душа уйдет... опять домой...



Надгробие на могиле П.П. Булыгина на русском кладбище в Асунсьоне.

Поразительно и еще одно совпадение, связанное с этим стихотворением.
В день смерти Павла Петровича в Парагвае произошел военный переворот: был смещен Президент Эусебио Айяла (1875–1942), за успешное завершение войны с Боливией прозванный «Президентом Победы». Он был другом Башмакова и Булыгина.
Дом Булыгиных располагался в квартале «Вилла Мора», на окраине Асунсьона – парагвайской столицы. Для того, чтобы пригласить священника и заказать гроб, нужно было ехать в центр. Туда и отправился В.А. Башмаков.
По пути Владимiр Александрович был смертельно ранен, скончавшись в жестоких мучениях через шесть дней после друга. Как писали, это был единственный русский, погибший в дни переворота…
На русском кладбище Асунсьона могилы друзей находятся рядом. На надгробной плите В.А. Башмакова выбита евангельская надпись: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя».



Могила П.П. Булыгина крайняя правая у стены. Левее, через одно захоронение, место упокоения В.А. Башмакова. Фото из книги Т.С. Максимовой.

Некрологи Булыгина и Башмакова в брюссельском эмигрантском журнале «Часовой» также были напечатаны на одной странице (№ 171. 1936. Июль. С. 33-34).
Приведем пока что мемориальную статью о Владимiре Александровиче Башмакове:












Журналист из рижской газеты «Сегодня» Петр Пильский писал: П.П. Булыгин «умер бедняком: после него остались всего-навсего четыре с половиной парагвайских пезо, т.е. около одного французского франка. Трогательная подробность: эти деньги вдова положила около образа в его комнате».
Произошло это, пишет он далее, «накануне новой жизни и новых возможностей: со дня на день должен был придти чек из Англии – гонорар за его книгу – и дальше открывался путь в Европу».
Пришедший из Лондона гонорар за книгу позволил Агате Титовне Булыгиной расплатиться с долгами и покинуть Южную Америку.
«…Родной флаг его родины, – сообщала она в позднейшем письме сестре своего мужа, – а также мое обручальное кольцо – с ним в его могиле... Все, что любил Павлуша, люблю неизменно – до конца».



Продолжение следует.
Tags: Н.А. Соколов, П.П. Булыгин, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments