sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (71)




Неполные копии


Помимо полных копий дела существовали и неполные, а также отдельные бумаги или их подборки, сохранившиеся в государственных или частных собраниях.
«Известно местонахождение документов и вещественных доказательств следствия Н.А. Соколова в США, Великобритании, Греции, Франции и Российской Федерации» (Лыкова-2015, с. 30). К сожалению, никаких подробностей ни о местонахождении, ни составе бумаг автор не сообщает.
Исключение составляют сведения лишь о двух нестоличных российских архивах, которые Людмила Анатольевна сообщает в другой своей работе: «Открытие из спецхранов отечественных архивов в 1991 г. документов о гибели Царской Семьи преподносили российским исследователям немало сюрпризов. Оказалось, что в архивах России находились комплексы документов следствия, проведенного Н.А. Соколовым. Материалы следствия хранились в архивах Москвы, Екатеринбурга, Новосибирска и Томска, большая часть из них была на секретном хранении или же в недоступных исследователям ведомственных архивах» (Лыкова-2007, с. 105).
«В Государственном архиве Новосибирской области, – пишет она далее, – в фонде Д-158, в описи № 1, в деле № 2 имеются 19 фотографий, переданных Комиссией по исследованию условий гибели Царской Семьи, возглавляемой М.К. Дитерихсом. Сохранился конверт, в который были вложены фотографии, и в двух местах конверта отмечено, что здесь 21 фотография того, что было найдено Колчаковской комиссией (М.К. Дитерихса) по исследованию условий гибели Царской Семьи в Свердловске на месте, где казненные были сожжены (так в тексте) [выходит новосибирские красные архивисты прекрасно знали о сожжении Тел Царственных Мучеников, чему однако не верит их современная коллега Л.А. Лыкова. – С.Ф.]. На лицевой части конверта надпись: “При проверке оказалось 29/XI.[19]35 – 19 фотографий”. Установить, какие две фотографии отсутствуют, невозможно, так как перечня вложенных фотографий нет» (Там же, с. 106).
Более существенная находка была сделана в начале 1990-х исследователем Ю.Н. Чичкановым в Государственном архиве Томской области (Ю.Н. Чичканов «Следственные материалы по делу об убийстве Николая II и Его Семьи (в Государственном архиве Томской области) // Труды Томского государственного объединенного историко-архитектурного музея. Т. 7. Томск. 1994. С. 152-167).
Там было обнаружено дело «О подозрительных лицах Юровском и Ильмере», проводившееся Томским Губернским управлением Государственной Охраны с августа по октябрь 1919 г. (ГАТО. Ф. Р-810. Оп. 1. Д. 1).
Дело в том, что именно в Томске проживало большинство родственников «главаря убийства Государя Императора Николая II еврея Юровского», которых и допросили. (Можно себе представить, что стало бы с родственниками подобного лица со стороны белых в большевицкой России, а тут Юровских просто допросили и отпустили.)
В результате были выявлены братья Янкеля Юровского и небезынтересные о них подробности.
Один из них – Эле / Илья Хаймович (1882 г.р.), проживавший в Томске часовых дел мастер, перечислил на допросе (11.9.1919) имена других своих братьев с указанием мест их обитания: Лейба / Леонтий (32 л.) – Томск; Моисей (50 л.) – Харбин; Борух / Борис (39 л.) – Германия; Пейсах / Петр (43 л.) – США.
Большой интерес представляет допрос состоявшего при Цесаревиче Алексее Николаевиче Лейб-медика В.Н. Деревенко, полностью приведенный в публикации Ю.Н. Чичканова (с. 158-160).

http://elib.tomsk.ru/purl/1-1081/
Образованию многих из таких документальных комплексов содействовали первоначальные (еще до назначения Н.А. Соколова) особенности ведения следствия.
Первые следователи И.А. Сергеев и А.П. Наметкин, а также начальник Екатеринбургского уголовного розыска А.Ф. Кирста не были столь строги к обороту документов, допуская снятие копий.



Екатеринбургский Окружной суд – в 1918-1919 гг. один из центров расследования цареубийства. Дореволюционная открытка.

Такие копии снимали, например, Э.В. Диль и Г.Г. Тельберг. О том и другом мы уже писали
Эрих Вильгельмович Диль (1890–1952) был профессором Томского университета. До лета 1922 г. он оставался в этом городе, а затем выехал в Латвию, жил там в Митаве (Елгаве) и Риге, с 1939 г. переехал в Германию, преподавал в Позене (отошедшей к Германии Познани), Грайце (Тюрингия) и Йене. Не исключено, что в этих городах следует искать следы снятых профессором копии.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/235787.html
Министр юстиции Омского правительства Георгий Густавович Тельберг (1881–1954) также располагал некоторыми документами дела по цареубийству; некоторые из них, будучи в эмиграции, он даже публиковал.
С 1919 г. Тельберг жил и преподавал в Харбине, с 1937 г. в китайском Циндао, а с послевоенного времени в США. Принадлежавшие ему копии документов были наверняка унаследованы его дочерью Инной, работавшей переводчиком в ООН.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/224882.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/225854.html

Особого внимания заслуживают архивы тех, кто так или иначе был причастен к расследованию: капитана П.П. Булыгина, Пьера Жильяра и Чарльза Сиднея Гиббса.
Капитан Булыгин заслуживает отдельного разговора, который и начнется в следующем нашем по́сте. Что же касается Жильяра и Гиббса, то они располагали не одними лишь документами.
«Во время следствия, – пишет Н.Г. Росс, – было снято много фотографий предметов, мест и лиц, относящихся к делу. […] Много фотографий было также снято Гиббсом и Жильяром и отчасти опубликовано с их воспоминаниями» (Росс-1987, с. 571).
Архив Пьера Жильяра и ставшей его супругой няни Царских Детей Александры Александровны Теглевой хранится ныне в его именном фонде библиотеки кантонального Университета (BCU) Лозанны в Швейцарии.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/222782.html


Пьер Жильяр.

Чудом сохранился фотоаппарат, который Жильяр приобрел по приезде его в Петербург в Торговом доме И. Стеффена (ул. Казанская, 18). При помощи его он вел съемку Царской Семьи, начиная с 1913 г. и вплоть до Тобольской ссылки. Многие из этих фотографий использовал при расследовании цареубийства Н.А. Соколов, некоторые из них вошли в книгу Жильяра.
Побывав во многих передрягах, эта фотокамера Bulls Eye Eastman фирмы «Kodak» вернулась вместе с наставником Цесаревича на его родину, в Швейцарию. Незадолго до кончины Жильяр подарил ее крестнице, сын которой Жак Мозер передал ее в августе 2015 г. в Государственный музей-заповедник «Царское Село».



Фотокамера, принадлежавшая Пьеру Жильяру.

Что касается Ч.С. Гиббса, то немало ценных материалов о нем можно найти в недавно вышедшем сборнике «Наставник. Учитель Цесаревича Алексея Романова. Дневники и воспоминания». Послесловие А.А. Лыковой и К.А. Протопопова. М. Храм мученицы Татианы при МГУ. 2013.
Френсис Уэлч, автор одной из английских биографий Ч.С. Гиббса, входящей в состав этой книги, пишет о чувствах учителя Царских Детей, побывавшего вскоре после убийства в Ипатьевском доме:
«…Осматривая покинутые комнаты, он поднимал с пола и складывал в пакет разные обломки, обрывки бумаги и кусочки ткани. […] Совершенно очевидно, что англичанин всю свою жизнь дорожил этими памятными для него вещами, среди которых были и окровавленные бинты Алексея. […] Одной из наиболее ценных находок Гиббса была записка Цесаревича Своему другу Коле, сыну доктора Деревенко. По мнению исследователей, это последнее письмо, написанное Алексеем. […]
В течение последующих нескольких месяцев Гиббс снова и снова приходил в Дом особого назначения. Он заставлял себя спускаться в подвал, откуда не выходил часами, ведя собственное тщательное расследование. Гиббс обнаружил в стенах отверстия от пуль и штыков. Он сфотографировал все найденные отверстия и составил подробные описания. В этих записях он также никак не выдавал своих чувств. Впоследствии, когда стали известны обстоятельства расстрела, Гиббс с горечью вспоминал слова одного из очевидцев: “Было так много крови, что им пришлось взять метлу”».



Ч.С. Гиббс (крайний слева в пальто, перехваченном поясом) на «Ганиной яме» во время осмотра «рудника и окружающей его местности», проходившего в период с 23 мая по 17 июля 1919 г. В фуражке с тросточкой в руках заглядывает в шахту Роберт Вильтон.

Гиббс бывал в Ипатьевском подвале несколько раз. Один из первых его приходов туда фиксирует, под 2 ноября 1918 г., его дневник.
«Разрешение от властей посетить Ипатьевский дом, – писал архимандрит Николай (Гиббс) в воспоминаниях, составленных им в июле 1949 г., – было без труда получено моим коллегой, и я смог не только осмотреть его, но сфотографировать интерьер.
Подвал, в котором были расстреляны Члены Императорской Семьи и Их спутники, являл собой страшное зрелище, хотя была сделана попытка привести его в порядок. Следы от пуль были повсюду: на потолке, на стенах, но особенно на полу, который был изрешечен пулями. Были очевидные следы того, что пол раньше был покрыт большой лужей крови Жертв. Это было страшное зрелище, которое невероятно меня расстроило.
Я посетил Екатеринбург в третий раз летом 1919 года, находясь в штате сэра Чарльза Элиота, Рыцаря Великого Креста ордена Святого Михаила и Святого Георгия, Британского верховного комиссара в Сибири, аккредитованного при адмирале Колчаке. Генерал Дитерихс был назначен председателем комиссии по расследованию трагедии и работа была передана известному следователю господину Соколову. Он познакомил меня с результатами их расследования и попросил моей помощи в объяснении некоторых вещей, которые они объяснить не могли.
Естественно, я оказал им всю посильную помощь, но мне больно было видеть некоторые незначительные безделушки, которые ни для кого больше не имели значения, но которые много значили для меня. При нашей более поздней встрече генерал Дитерихс передал мне люстру из будуара Ипатьевского дома, который Императорская Семья использовала как гостиную. […] Сейчас она находится в церкви Святителя Николая в Оксфорде».



Храм Святителя Николая Чудотворца на Марстон-стрит в Оксфорде, в котором служил архимандрит Николай (Гиббс), сохраняя там Царские реликвии.

Подробности с эмоциональной оценкой увиденного в Ипатьевском подвале содержатся в более ранних воспоминаниях отца Николая, написанных в 1937 г. вскоре после принятия им священнического сана:
«Об Их убийстве ночью в июле 1918 года теперь известно всем. По своему ужасу, грубости и жестокости оно превзошло все известные рассказы. Кровь, там было так много крови, что они выметали ее щетками! Только в 1919 году [в июне] Их немногочисленные останки были обнаружены и собраны».
Обозревая копии дела по цареубийству, американские исследователи Грег Кинг и Пенни Уилсон пишут в своей книге «The Fate of the Romanovs» (2003, с. 557): «Копия, принадлежавшая Чарльзу Сиднею Гиббсу, кажется, содержала, в лучшем случае, только ряд крупных фрагментов дела. Его приемный сын, Джордж Гиббс, сохранил также небольшую деревянную шкатулку с оригинальными стеклянными негативами фотографий, сделанных во время расследования (Джордж Гиббс – Кингу, май 1989 г.)».



В центре снимка Ч.С. Гиббс и Георгий Павельев – будущий его приемный сын Джордж Гиббс. Харбин. Рождество 1924 г.

Существовали еще и копии дела, находившиеся в частных собраниях людей вроде бы никак не связанных с расследованием цареубийства.
Английские журналисты Энтони Саммерс и Том Мангольд, ссылаясь на данные жившего в Париже русского эмигранта генерала С.Д. Позднышева, пишут, что одна из копий дела находилась «в частных руках».
Сотоварищ небезызвестного Г.Т. Рябова, ученый-геолог из Екатеринбурга А.Н. Авдонин утверждает, что встречался с материалами Н.А. Соколова в частном собрании ленинградской семьи, получившей их из архива знаменитого химика академика Н.Д. Зелинского (1861–1953).
Особенно много таких новостей стало появляться в 1990-е годы.
Во время совместной командировки во Францию и Бельгию директора Государственного архива Российской Федерации С.В. Мироненко и следователя В.Н. Соловьева, проходившей с 25 октября по 12 ноября 1995 г. в рамках работы Правительственной комиссии по захоронению т.н. «екатеринбургских останков», они, согласно составленному ими отчету, получили в Париже от виолончелиста М.Л. Ростроповича «сенсационную новость» о том, что «он приобрел пять томов подлинного следствия Н.А. Соколова по делу об убийстве Царской Семьи. У М. Ростроповича оказались подлинные письма Императрицы Александры Феодоровны к графине А. Гендриковой, расстрелянной в Перми в 1918 г.
Ознакомиться с документами авторы отчета не имели возможности: они находятся на хранении в одном из банков Швейцарии. Ксерокопии с указанных пяти томов, по словам М. Ростроповича, были переданы члену комиссии Э.С. Радзинскому. Какую из копий приобрел М. Ростропович на аукционе “Сотбис” – неизвестно. На аукционе выставлялись документы Н.А. Соколова, ранее находившиеся у наследника князя Н. Орлова, а также копия, принадлежащая адвокату Г. Форда» (Лыкова-2015, с. 45-46).



Наина Ельцина, Мстислав Ростропович и Борис Ельцин во время официального визита в Корею. 1992 г.

О Фордовском архиве мы поговорим отдельно (он заслуживает того), а пока скажем несколько слов в связи с купленными известным российским музыкантом М.Л. Ростроповичем (1927–2007) на лондонском аукционе «Сотбис» томами дела по цареубийству.
О странной близости Мстислава Леопольдовича к Царскому делу нам уже приходилось однажды писать:

http://www.nashaepoha.ru/?page=obj26977&lang=1&id=712


Пригласительный билет семье министра внутренних дел СССР Н.А. Щелокова, посланный ему М.Л. Ростроповичем и его супругой Г.П. Вишневской. Январь 1968 г.. Фото из книги Натальи Розановой «Царственные Страстотерпцы. Посмертная судьба». М. «Вагриус». 2008.

В одном из недавно появившихся в связи с постоянно инициируемым верхами «нерешенным» делом с «екатеринбургскими останками» документов, датированном 3 июля 2017 г. и называющимся «Вопросы, поставленные следствию и экспертным группам Следственным комитетом РФ, экспертами и представителями православной общественности по делу № 252/404516-15 об убийстве Членов Российского Императорского Дома в 1918-1919 годах», вторым пунктом в разделе «Вопросы, которые необходимо решить с зарубежными архивами и фондами», значится: «Поднять личные фонды Ростроповича, касающиеся Царской Семьи».
http://www.pravoslavie.ru/104829.html
Остается лишь догадываться, что это значит. Идет ли тут речь о соколовском деле или о каких-либо еще документах?


Владимир Путин и Мстислав Ростропович на торжественном приёме по случаю 80-летия маэстро. 27 марта 2007 г.

По некоторым сведениям, тома дела по цареубийству, приобретенные, как говорят, М.Л. Ростроповичем не самостоятельно, а совместно с известным медиаменеджером Константином Львовичем Эрнстом, были ими проданы директору частного московского Музея книги Вадиму Владимiровичу Вольфсону, перепродавшему их, в свою очередь, неизвестному третьему лицу.
Соответствует ли эта информация истине – неизвестно, однако и покрыть ее молчанием в таком судьбоносном для России деле, как Царское, невозможно.



Вадим Владимiрович Вольфсон.


Как видим, важнейшие документы, касающиеся следствия по цареубийству, не только находятся в частных руках, но об их существовании часто даже становится известно совершенно случайно. Более того, крупные массивы таких документов практически безконтрольно меняют своих владельцев. Сведения об этом, как правило, неточны, часто приходится пользоваться двусмысленными заявлениями через вторые руки или вообще слухами. Разобрать в таких обстоятельствах, что правда, а что нет, практически не представляется возможным.
Скажем прямо: у нынешней Российской Федерации, являющейся формально правопреемницей того государства, которое когда-то убило Царскую Семью, нет какой-либо программы по выявлению, учету и сбору документов об этом чудовищном государственно-политическом (оставляя в стороне духовную составляющую) преступлении, подобно той, что когда-то, в СССР, существовала в связи любыми автографами (вплоть до маленькой писульки) Маркса-Энгельса-Ленина.
Некоторый интерес наблюдался лишь в середине 1990-х в связи с государственной кампанией по захоронению т.н. «екатеринбургских останков». В настоящее же время есть лишь отдельные лица, причем, как выясняется, не отличающиеся особым профессионализмом, интересующиеся этой темой либо в связи с личной научной надобностью, либо «по поручению», но по остаточному принципу, на всякий случай.



Продолжение следует.
Tags: Н.А. Соколов, П. Жильяр, Цареубийство, Ч.С. Гиббс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments