sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (68)




В узилищах закрытых архивов (окончание)


Следующее пополнение московского архива госбезопасности соколовскими материалами произошло в конце второй мiровой войны. На сей раз это был первый экземпляр оригинального дела, переданный Н.А. Соколовым в январе 1921 года М.Н. Гирсу.
Следует отдать должное следователю, верно предугадавшему дальнейшее развитие событий. В письме генералу М.К. Дитерихсу от 22 апреля 1922 г. он писал:
«Гирс, посол в Риме, друг Львова и Ко, т.е. тех людей, которые по заранее существовавшему плану, учинили арест Государя, обусловив тем самым Его убийство. Эти люди образуют здесь тот кадр, который не ныне, так завтра будет представлять большевицкую власть за границей. Полагаю, что все документы и вещественные доказательства попадут рано или поздно к большевикам».

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/224058.html


Награбленное должно быть надежно защищено.

М.Н. Гирс умер 27 ноября 1932 г. Незадолго до своей кончины он передал дело и вещественные доказательства, включая Царские мощи, масону графу В.Н. Коковцову, который, в свою очередь, скончался в Париже 29 января 1943 г. После этого «хранителем» стал другой член «Коллегии» – масон В.А. Маклаков.
Некоторый свет на дальнейшие события проливает статья монархиста Н.Н. Былова «О судьбе Священных Останков Царственных Мучеников», напечатанная в сентябре 1959 г. в выходившем в Сан-Пауло (Бразилия) «Владимiрском вестнике»:
«Капитан I ранга Димитриев сообщает: “Насколько я помню, первое время они хранились в имении Гирса под гор. Драгиньян (деп. Вар) в часовне и незадолго до своей смерти он передал их для хранения графу В.Н. Коковцову, который положил их в сейф Русского для Внешней торговли Банка... Перед своей смертью граф Коковцов передал все последнему оставшемуся Русскому Послу В.А. Маклакову. Где хранил сданные ему вещи В.А. Маклаков я не знаю...” […]
Во время оккупации Парижа, германские власти вскрыли сейф этого неизвестного нам банка и увезли ящики. Это было 18 февраля 1943 года. Будто бы немцы, вначале, соглашались не вскрывать сейф, но потом все-таки вскрыли и увезли ящики в Германию.
В Париже, в то время, ходили слухи, что ящики эти погибли при бомбардировке авионами Берлина, где они находились на одном из вокзалов».

http://archive.org/details/vladimirskiivies36808800
Это подтверждал и живший в Париже русский эмигрант, генерал-майор Сергей Дмитриевич Позднышев (1889–1981). Расспрашивавшим его английским журналистам Энтони Саммерсу и Тому Мангольду он определенно заявил, что подлинное дело было изъято немцами во время войны.
Так же полагал и эксперт фирмы Сотбис Джон Стюарт: «Дальнейшая судьба материалов, хранившихся у Гирса, точно не известна. Обычно считается, что ящики были помещены в одном из парижских банков, где они оставались вплоть до Второй мiровой войны […] Ящики в парижском банке были разысканы и вскрыты немецкими оккупационными войсками в поисках сокровищ Романовых во время Второй мiровой войны, а затем переправлены в Берлин. […] Представляется вероятным, что в самом конце войны, когда Красная армия оккупировала Берлин, Советы обнаружили их и отправили в Москву».




Предположения английского специалиста, высказывавшиеся им еще в 1990 году, впоследствии подтвердились.
Л.А. Лыкова, ссылаясь на письмо начальника Центрального архива ФСБ В.К. Виноградова, пишет: «В 1945 г. папки с документами следствия были обнаружены военнослужащими Группы советских оккупационных войск в Германии в подвальном помещении склада г. Бернау в числе других папок с материалами на русском языке» (Лыкова-2007. С. 116).



Современная панорама Бернау и схема исторических достопримечательностей города.


Город Бернау располагается в 20 километрах к северо-востоку от Берлина. Во время войны там размещалась фабрика по пошиву униформы для Вермахта, территория которой впоследствии была занята крупными советскими танковыми и артиллерийскими частями.
В 1936-1945 гг. в Бернау находилась также Школа Полиции безопасности (Sicherheitspolizei) и СД (Sicherheitsdienst), занимавшихся борьбой с криминальными и антисоциальными элементами, а также вопросами внутренней и внешней безопасности, концентрируясь на сборе информации (политическом сыске) и аналитической работе.
В лесу рядом с городом находилась база, с которой гросс-адмирал Карл Дёниц осуществлял командование Кригсмарине (объект «Коралл»). В 1945 г. ее бетонные бункеры были взорваны.
Сам город во время войны практически не пострадал. Согласно советским документом, в нем осталось 80 процентов жителей.



Фотография 1930-х, запечатлевшая часть городских укреплений. Бернау сформровался вокруг старой крепости, прикрывавшей столицу Пруссии.

Из подвалов Бернау «восемь томов попали в Москву, но здесь четыре из них (№№ 1, 9 – по делу № 20 и два тома по делу № 21 и делу № 23) оказались на секретном хранении в ведомственном архиве Генеральной прокуратуры СССР» (Лыкова-2007. С. 116).
«После краха фашистской Германии военный прокурор советской военной администрации обнаружил в архивах Третьего Рейха папки с документами на русском языке. Находка оказалась уникальной: папки содержали уголовное дело об убийстве Николая Второго, Его Семьи и Родственников на Урале в 1918 году. У кого эти документы были изъяты нацистами выяснить не удалось. […] …Материалы поступили в Главную военную прокуратуру и хранились в архиве. В свое время один из заместителей Генерального прокурора СССР истребовал материалы к себе и несколько лет ими пользовались отдельные исследователи
[1]. Затем дело снова на долгие годы вернулось в военную прокуратуру. […] Наконец, в 1991 г. материалы были рассекречены» (Прищеп, с. 5).

[1] Идет ли тут речь о Марке Касвинове, авторе книги «Двадцать три ступени вниз», открывателе «екатеринбургских останков» Гелии Рябове или о ком-то еще – не совсем ясно. – С.Ф.

«Четыре тома об убийстве Императорской Семьи и Их приближенных слуг в мае 1945 г. оказались в руках военного прокурора гарнизона советских войск в Германии полковника юстиции Малярова, который вывез их в Москву и сдал в архив Главной военной прокуратуры.


Памятник советским солдатам в Бернау.

Материалы следствия пролежали в Особом архиве ГВП более 40 лет. Главным военным прокурором генерал-лейтенантом А.Ф. Катусевым был снят с этих документов гриф “Секретно”. Эти четыре тома следствия хранились в архиве Генеральной прокуратуры, позже были переданы прокурором-криминалистом В.Н. Соловьевым в Государственный архив РФ» (Лыкова-2015, с. 50).
Два тома из этого архива представляют двадцатое дело.
Согласно нумерации следователя это:
Том 1 (30 июля 1918 г. – 20 января 1919 г.).



ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 1.
http://statearchive.ru/assets/images/docs/430/

Том 9 (20 июля – 24 октября 1920 г.).


ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 2.
http://statearchive.ru/assets/images/docs/520/

А также дело № 21 – об убийстве Алапаевских Мучеников и № 23 – об убийстве Великого Князя Михаила Александровича.
Все четыре тома – подлинники первого оригинального экземпляра дела.




Еще «четыре тома по делу об убийстве Царской Семьи, среди которых не имеющий копий том из личного архива Дитерихса, в 1948 г. попали в Главное Управление МГБ СССР; в 1949 г. – в Центральный архив МГБ – КГБ при СМ СССР.
По распоряжению ЦК КПСС 15 июня 1964 г. они были переданы Учетно-архивным отделом КГБ Центральному партийному архиву Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС» (Лыкова-1998, с. 7), где были занесены в третью секретную опись.
Три тома входят в двадцатое делопроизводство.
Согласно нумерации Н.А. Соколова это:
Том 5 (23 мая – 23 июля 1919 г.).
Он содержит подробный протокол осмотра рудника и прилегающей к нему местности с приложением чертежа, сделанного военным инженером Виктором Яновичем Пржездзецким, и многочисленных фотографий Р. Вильтона.
По словам Л.А. Лыковой, являющейся, как известно, горячей сторонницей версии подлинности «екатеринбургских останков», это дело является «ценнейшим источником для поиска исторической истины» (Лыкова-2015, с. 34).



РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 8.
http://statearchive.ru/assets/images/docs/r05/

Том 8 (октябрь – ноябрь 1919 г.).


РГАСПИ Ф. 588. Оп. 3. Д. 7.
http://statearchive.ru/assets/images/docs/r06/

Том 11 (17 января 1921 г. – 10 сентября 1922 г.).


РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 5.
http://statearchive.ru/assets/images/docs/r07/

А также том из личного архива генерала М.К. Дитерихса, выделяющийся уже самим своим внешним видом: красной обложкой.
Типографским текстом на ней напечатано: «Предварительное следствие, произведенное судебным следователем по особо важным делам Н.А. Соколовым по делу». Ниже от руки: «Личный генерал-лейтенанта Михаила Константиновича Дитерихса архив бумаг по делам № 20, 21 и 23».
«…В августе месяце 1920 г. в г. Фонтенбло во Франции, – говорится в справке, написанной рукой Н.А. Соколова, – этот личный архив М.К. Дитерихса приводил в порядок и изъял для своего личного архива некоторые документы…»
Дело содержит подлинные описи относящихся к следствию бумаг, а также вещей, найденных в Ипатьевском доме и в районе шахт. В документах отмечено то, что впоследствии было помещено в «синюю шкатулку» (Лыкова-2015, с. 43-44).



РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 3. Д. 6.

Судя по архивной описи, все четыре тома из этого собрания – подлинники.
Открытие спецхранов отечественных архивов состоялось в 1991 году. Однако с доступом к соколовскому делу явно не спешили.
«В двух российских архивах в 1992 г. были обнаружены следственные дела по делу об убийстве Царской Семьи – в бывшем ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС и в ведомственном архиве Главной военной прокуратуры» (Лыкова-2015, с. 30).
«Только в 1994 г. стало известно о документах следователя Н.А. Соколова по расследованию гибели Царской Семьи, сохранившихся в архиве КГБ, тогда же состоялась передача этих уникальных материалов в ГАРФ. Документы, переданные из Центрального архива КГБ в ГАРФ, были объединены в единый комплекс – “Коллекцию”. Но позже Коллекция была расформирована и документы вошли в опись 2 фонда 601» (Лыкова-2007, с. 108).
В 1991 г. Центральный партархив ИМЛ при ЦК КПСС был преобразован в Российский Центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), а в 1999 г. – в Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Там все четыре тома дела находятся в 588-м фонде в «Коллекции документов по истории России 1885-1985 гг.».




После открытия доступа к документам оказалось, что основной массив следственного дела, причем представленного оригинальными экземплярами, уже с послевоенной поры был сосредоточен в отечественных архивохранилищах.
Выступая 12 апреля 1994 г. (т.е. еще до поступления в 1997 г. из Лихтенштейна соколовского дела, проданного в 1994 г. на ауционе Сотбис) на заседании «Правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и Членов Его Семьи», небезызвестный прокурор-криминалист В.Н. Соловьев заявил, что в российских архивах находятся восемь из 11 томов дела (Лыкова-2007, с. 217).
Одним из доказательств того, что в советские архивы после войны попали тома именно оригинального дела, переданного Н.А. Соколовым в январе 1921 г. М.Н. Гирсу, является то, что среди документов, выставленных на аукционе Сотбис, отсутствовали тома №№ 9 и 11 по двадцатому делу. Именно «эти тома так называемого парижского периода, видимо, не имеют копий, а оригиналы находятся на хранении в РГАСПИ и в ведомственном архиве Генеральной прокуратуры РФ» (Лыкова-2007, с. 11). (Впрочем, наличие таких копий в архиве Форда пока что никто не проверял.)



Выброшенные из Центрального архива КГБ СССР пустые папки секретных дел в одной из подворотен улицы Большая Лубянка. Март 2016 г. Фото Антона Белицкого.
http://varlamov.ru/1617856.html


Нельзя также забывать о тесной связи первого экземпляра дела с вещественными доказательствами, включавшими также и Царские мощи.
«Дальнейшая судьба оригиналов дела и приложенных к ним доказательств, – писал в 1987 г историк Н.Г. Росс в предисловии к сборнику “Гибель Царской Семьи” (с. 16), – неясна. По некоторым сведениям, письменные материалы дела хранились до Второй мiровой войны в сейфе одного из парижских банков. Во время оккупации Парижа немцами сейф был открыт по приказанию немецкой полиции, и с тех пор след изъятых ею документов потерян. О судьбе останков и вещей Царской Семьи, приложенных к делу, существует две версии: по первой они в 1921 году были переданы родственникам Николая II, по второй – были, как и документы, изъяты немцами из парижского сейфа».
В позднейшей своей работе 2001 г. «La mort du dernier Tsar» (с. 84-85) Николай Георгиевич упоминал о возможности того, что вещдоки, а вместе с ними и Царские Реликвии, вполне могли попасть в 1945 г. в руки советских оккупационных властей, оказавшись в результате в одном из секретных хранилищ.



Продолжение следует.
Tags: М.К. Дитерихс, Н.А. Соколов, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments