sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (62)




Подозрительная смерть


Скоропостижная кончина Николая Алексеевича Соколова породила немало слухов.
«Говорят, Ваше Превосходительство, – спрашивал 30 декабря 1930 г. во время своей беседы с М.Н. Гирсом французский журналист Де Отеклок, – что следователь Соколов умер так внезапно, что могли возникнуть самые прискорбные предположения. Говорят, что последние дни он не был при полном сознании.
Господин Гирс, казалось, колебался:
– Действительно, смерть Соколова была скорой, но ничто не доказывает, однако, чтобы она была неестественной. Он страдал болезнью сердца, развившейся благодаря нечеловеческим волнениям во время следствия. Это был человек болезненный, очень живой и мучимый заботой о своей незаконченной работе, тем более, что ему не представлялось возможности идентифицировать что бы то ни было» («Царский вестник». Белград. 1931. № 130. С. 3).
Эта сплотка: уверенность в естественности смерти следователя вкупе с утверждением, что само дело развалилось, – весьма характерна, приобретая при этом совершенно особое звучание в устах человека, не допускавшего, как мы уже писали, Н.А. Соколова к материалам им же проведенного следствия и собранным вещественным доказательствам, а также не постеснявшегося шантажировать прекращением денежных выплат, если тот будет продолжать расследование.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/247754.html
Судя по встречающимся в публикациях упоминаниям, многим показалось убедительным утверждение дочери следователя – Натальи Николаевны Руллон-Соколовой, сделанное ею в августе 1992 г. в беседе с режиссером документалистом Сергеем Мирошниченко. Однако те, кто ссылался на ее слова, вряд ли задумывались над смыслом того, что она сказала в действительности.
Для более точного понимания приведем распечатку этого фрагмента разговора.
«Мирошниченко: Скажите, много говорят, что у Вашего папы была странная смерть. Это правда?
Руллон-Соколова: Нет, нет, нет… То есть последнее время он не мог выходить один. Ну да… Его хотели… Его хотели – как это – не убить, а украсть, да, и убить. Это да, это правда. Но у него был сердечный припадок. Я помню, я была рядом. Мне было четыре года. Я была там. Я думаю, что если бы он не умер своей смертью, у него бы была ненормальная смерть».
Согласитесь: весьма странное объяснение «естественности» смерти. Да и вряд ли четырехлетняя девочка могла понимать, что к чему. В откровенности же впоследствии с ней матери мы также сильно сомневаемся. Почему – читатели поймут впоследствии.



Н.А. Соколов с дочерью Наташей на крыльце своего дома.

Как бы то ни было, свидетельства такого рода не удовлетворяли уже даже неравнодушных современников тех событий.
Тот же французский журналист Ксавье де Отеклок, например, отправляясь вскоре после беседы в Париже с М.Н. Гирсом в Сальбри, задавался подобными вопросами:
«Мрачная фатальность лежит на Реликвиях Мучеников Екатеринбурга. Тот, кто Их спас, рискуя своей жизнью, умер от горя и отчаяния.
Следователь Соколов умер 23-го ноября 1924 г. в Сальбри (Loir-et-Cher) в полном расцвете лет (41 года). Как и почему? – вот, что мне нужно выяснить. В поезде меня охватили сомнения и мрачное безпокойство».
Долгое время, однако, все эти вопросы оставались без ответа. Потом постепенно стали появляться некоторые свидетельства.
В вышедшей в 1981 г. в Джорданвилле книге «Правда об убийстве Царской Семьи» известного исследователя цареубийства профессора П.Н. Пагануцци читаем: «Неожиданная смерть, при загадочных обстоятельствах, унесла Соколова в могилу. Соколова нашли мертвым в саду его дома. А.С. Нарышкина, покинувшая вместе с Соколовым Сибирь и жившая во Франции неподалеку от них, сообщила нам эту версию».




Павел Николаевич Пагануцци (1910–1991) – участник Белой борьбы, монархист, преподаватель русского языка и литературы. Получил докторскую степень в Монреальском университете (Канада). Затем был приглашен в Вермонтский университет в Берлингтоне, где был профессором на кафедре русского и сербского языков. Там он работал в течение двадцати лет, вплоть до выхода на пенсию в 1978 г. в звании заслуженного профессора.


Речь идет об Анне Сергеевне Нарышкиной, дочери генерала С.Н. Розанова, знакомого, с дореволюционных еще пор, Н.А. Соколова. Письмо профессору П.Н. Пагануцци было написано 12 ноября 1979 г.
О генерале и его дочери, вышедшей замуж за адъютанта ее отца полковника К.М. Нарышкина, истории их отношений со следователем и обстоятельствах, связанных с написанием и посылкой самого письма, мы уже писали:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/233159.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/238900.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/239351.html

Некоторые подробности можно почерпнуть из интервью, которое 2 октября 2017 г. главный редактор Русской Народной Линии А.Д. Степанов взял у сына А.С. Нарышкиной, правнука генерала С.Н. Розанова – американца Петра Александровича Сарандинаки:
«Потом Соколов поехал в Америку, и когда вернулся обратно, вскоре умер от разрыва сердца. Но говорили, что его отравили...
– А как вы относитесь к версии насильственной смерти Н.А. Соколова?
– Моя семья считала, что это так и есть. Моего деда Кирилла Нарышкина тоже нашли мертвым на юге Франции. К тому времени он уже оставил мою бабушку и женился на другой. Однажды он лёг спать одетым, кто-то завязал галстук за спинку кровати, и он задохнулся. Он тоже был очень активным антикоммунистом.
– А сейчас в эмиграции вопрос о том, была ли смерть Н.А. Соколова насильственной или нет, как-то обсуждается?
– Нет, никто правды не знает. […] Моя бабушка, правда, говорила, что у него было слабое сердце. Но он любил охоту, а значит, много ходил... Кстати, он тоже работал вместе с моим прадедом и Кутеповым, помогал проводить офицеров через лес, он очень хорошо знал местность.
– А в эмиграции ваша семья – прадедушка, дедушка, бабушка – поддерживали контакты с Соколовым?
– О, да, конечно. Соколовы были хорошие друзья моего прадеда. Моя мама мне рассказывала, что она играла под столом, когда Соколов приходил к ним в гости. Моя мама родилась во Франции в 1921 году, и хотя была маленькой, но кое-что помнила».

http://ruskline.ru/analitika/2017/10/02/sokolov_ne_imel_nikakih_tvyordyh_dokazatelstv_chto_vseh_sozhgli/


Петр Александрович Сарандинаки.

Проблемы со здоровьем у Н.А. Соколова действительно были.
Но тем легче – на этом фоне – было, совершенно незаметно для постороннего взгляда, «помочь» ему побыстрее уйти в мiр иной.
Для этого был, прежде всего, весьма основательный мотив.
«…Знаю очень хорошо, – писал сразу же после кончины друга А. Ирин, – что поездка Соколова [в США] сильно встревожила евреев. Первоначально они все же хотели вчинить против Форда процесс, для чего из Совдепии были командированы два или три еврея, долженствовавшие оспаривать свидетельство Соколова.
Однако борьба для них была, очевидно, не под силу и инициаторы процесса, поднятого в защиту еврейской невиновности, сочли за благо взять свое обвинение обратно. […]
Враждебные России силы хотели воспрепятствовать обнаружению истины, истины столь священной для нас, русских, и столь убийственной для евреев. Чтобы ни говорил кагал и его прислужники, но екатеринбургское злодеяние всецело задумано и исполнено евреями».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/225854.html
Понятно, что после этого за столь важным свидетелем на предполагавшемся процессе, чью неподкупность уже не раз сумели выяснить многочисленные парижские визитеры, должна была начаться совместная охота: большевицких властителей России и их американских соплеменников.
Американский промышленник предвидел, между прочим, такое развитие событий. По словам старинного друга и земляка следователя – А.И. Шиншина, еще «в первое посещение Соколовым Форда тот советовал ему не возвращаться в Европу, говоря что это возвращение грозит ему опасностью. Соколов не послушал Форда, имевшего очевидно основания отговаривать Соколова от поездки в Европу».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/226898.html
С Фордом, кстати говоря, было связано и другое предприятие, так и не осуществившееся до сих пор: перевод на английский язык книги Н.А. Соколова, финансирование его издания с последующим широким распространением.
«…Как я слышал, – писал еще после появления в продаже первого французского издания П.С. Боткин, – готовится к печати английское. Последнее, если я не ошибаюсь, должно выйти в свет в Америке».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/225434.html


Генри Форд за рулем своего автомобиля.

Смерть в Сальбри настигла следователя как раз накануне предполагавшейся второй его поездки за океан.
Упоминавшийся нами Алексей Иванович Шиншин вспоминал, как Николай Алексеевич просил его «ехать с ним в Америку к Форду, куда последний звал его, как главного свидетеля по делу возбуждаемого им против Банкирского дома “Кун, Лёб и Ко”.
Процесс этот должен был начаться в феврале 1925 года».

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/226898.html
Допустить этого было невозможно, да и медлить дальше было нельзя. К тому же, если верить автору только что цитировавшейся статьи, то Н.А. Соколов в своей книге выложил далеко не все карты на стол, обладая некими важными документами, о предположительном содержании которых мы еще попытаемся как-нибудь поговорить.
Весьма примечателен был также интерес советских спецслужб к Генри Форду, совпавший по времени с его контактами с Н.А. Соколовым.
Согласно датированному октябрем 1924 г. сообщению пражской резидентуры ИНО ОГПУ, «Форд обещал поддержать противобольшевицкую армию всё время пребывания ее за границей» («Русская военная эмиграция 1920-1940-х гг.». Т. 4. М. 2007. С. 376).
Если вспомнить тесные взаимоотношения руководителей этой только что возникшей республики, с одной стороны, с советскими спецслужбами (со времен пребывания Чехо-Словацкого легиона в Сибири), а, с другой, с американскими деловыми кругами и истеблишментом, то именно в Праге действительно могли хорошо знать положение дел.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/234523.html
В ту пору тропку к Форду как раз протаптывал посланец Красной Москвы – американский предприниматель, по происхождению еврей из Одессы, тесно связанный лично с Лениным, ОГПУ и при этом посвященный в некоторые обстоятельства цареубийства – Арманд Хаммер (Эдвард Джей Эпстайн «Арманд Хаммер. Тайное досье». М.-Смоленск. 1999).


Арманд Хаммер (1898–1990) – будущий американский миллионер.

Гибель Н.А. Соколова в Сальбри обернулась в Америке тяжелым поражением Генри Форда.
Почувствовав слабину, противная сторона сразу же повела наступление. Некоторые перипетии этой борьбы нашли отражение в издававшемся в Париже Вестнике Высшего Монархического Совета «Двуглавый Орел».



«Двуглавый Орел». Париж. 7/20 марта 1927 г. № 5. С. 38.

Буквально в следующем номере последовало продолжение истории. Напомнив слова о том, что богатство Генри Форда является проклятием для Америки и всего мiра», автор заметки «Форда устраняют» писал: «Американские иудеи – народ деловой. И потому ничего удивительного, что слова их уже претворились в дело.
31-го марта Г. Форд возвращался один в автомобиле, сам управляя рулем. Неизвестный автомобиль в течение некоторого времени следовал за Фордом, а затем, нагнав его на повороте, сильным толчком сбросил машину автомобильного короля под откос и быстро скрылся.
Внизу протекала бурная река и гибель Форда казалась несомненной. Только чудом спасся он, зацепившись за ветвь дерева. Тяжелораненый Форд нашел силы дотащиться пешком до дому. Ему произведена операция, и положение его серьезное.
Генрих Форд осмелился бороться с Темной Силой, и покушение на его убийство – лишь в порядке вещей. Нас поражает не покушение, а та младенческая безпечность, которую обнаружил человек, казалось бы, понимающий, с какой злобной и безпощадной силой вступил он в борьбу» («Двуглавый Орел». Париж. 2/15 апреля 1927 г. № 5. С. 41).
В конце концов, его заставили не только свернуть свою пропагандистскую деятельность и извиниться перед евреями, но вынудили даже помогать СССР.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/226776.html
Возвращаясь к смерти следователя, заметим, что для нее был не только мотив, о чем мы писали, но и возможности.
Примеры из истории подтверждают: болезнь сердца лишь облегчает прикрытие внешнего воздействия на человека при помощи, например, той же химии или, как принято говорить сегодня, спецсредств.
В ликвидации Н.А. Соколова чекисты, как мы видели, были заинтересованы. Но были ли у них в то время технические возможности?
До сих пор малоизвестен факт, хотя об этом и писали (тот же, к примеру, чекист П.А. Судоплатов или современный историк спецслужб А.И. Колпакиди), что у истоков организованного на государственном уровне использования для устранения противников политического режима в СССР ядов стоял вовсе не Сталин с известной токсикологической «Лабораторией-Х» Григория Моисеевича Майрановского, «Доктора Смерть» (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/126036.html), а непосредственно сам основатель Советского государства – Ленин, чьи памятники, согласно сформированным ныне в обществе воззрениям, являются одной из «национальных скреп», а труп в мавзолее приравнивается к «святым мощам»
.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/245210.html



Созданная в 1921 г. специальным приказом Совнаркома лаборатория ядов первоначально носила название «Специального кабинета».
По словам офицера-перебежчика из советского ГРУ Бориса Володарского, идея создать спецлабораторию пришла в голову Ильичу после покушения на него Каплан. «Ему сообщили, что пули были отравлены рицином. Тогда Ленин и заинтересовался ядами, а также предложил создать “специальный кабинет”, в котором бы проводилось изучение токсинов и наркотических веществ».
Современный французский историк-медиевист, профессор Реймского и Парижского университетов, доктор наук Франк Коллар (Franck Collard) в своей книге «История отравлений» дает несколько иную, более обоснованную, на наш взгляд, трактовку: «Еще до победы большевиков Ленин ратовал за массовое отравление продовольствия в тех регионах, где население поддерживало царизм. Как только большевики пришли к власти, яд стал широко применяться для устранения противников или соперников».



Франк Коллар. «История отравлений. Власть и яды от античности до наших дней». Перевод с французского Елены Лебедевой. М. «Текст». 2010.

Первым руководителем «Специального кабинета» был профессор И.Н. Казаков. Вплоть до 1937 г., для маскировки, формально он подчинялся Всесоюзному институту биохимии, хотя уже с 1926 г. фактически ее курировал заместитель председателя ОГПУ Генрих Ягода.


Игнатий Николаевич Казаков (1891–1938) – по происхождению болгарин из Бессарабской губернии. Кроме занятий в спецлаборатории возглавлял Государственный научно-исследовательский институт обмена веществ и эндокринных расстройств Наркомздрава СССР. Занимался проблемами омоложения. Лечил высокопоставленных партийных и советских работников. Однако занятие ядами превращало его в опасного свидетеля, предопределив его ликвидацию. Расстрелян он бвл на подмосковном чекистском полигоне «Коммунарка».

Проводились эксперименты не только с ядами, но и с боевыми отравляющими веществами, о чем, нисколько не стесняясь, писали открыто, вербуя добровольцев для безчеловечных экспериментов.
«Подобно тому, как ядовитый мышьяк, будучи принят в малых дозах, оказывает целебное действие, так и боевые отравляющие вещества могут оказывать ценные медицинские услуги при надлежащей дозировке. Так, отмечено, что иприт, “король газов”, оказывает благоприятное действие на лечение туберкулеза... Люизит – “роса смерти” – уже применяется при лечении полупараличей с хорошими результатами...» («Красная газета» 14.12.1927).



Русская эмигрантская открытка 1924 г.

В 2007 г. в парижском издательстве «Gallimard» вышла книга известного советского журналиста, с 1973 г. работавшего в Литературной газете», доктора юридических наук Аркадия Ваксберга (1927–2011) «Лаборатория ядов. От Ленина до Путина», до сих пор так и не вышедшая на русском языке.


Издательская обложка книги: Arkadi Vaksberg «Le laboratoire des Poisons. De Lénine á Poutine». Traduit du russe par Luba Jurgenson. Paris. Gallimard. 2007.

В этой единственной не опубликованной на русском языке книге, рассказывал ее автор в интервью корреспонденту газеты «Le Figaro», он поставил себе целью показать, как, начиная с октябрьского переворота 1917 г., новая власть стала систематически применять изощренные яды для устранения своих политических противников – как реальных, так и воображаемых. Неизменный принцип, которым руководствовались при разработке, отборе и применении отравляющих веществ, был один: как можно более трудное распознание самого факта атаки.
Перечисляя заказанные Кремлем «специальные операции с летальным исходом», Ваксберг пишет и об отравлении следователя Н.А. Соколова (с. 76-77).





Мой парижский знакомый Шота Чиковани, опубликовавший новый извод книги Роберта Вильтона, не раз встречался с Ваксбергом, с 1996 г. собкором «Литературной газеты» во Франции.
«Аркадий, с которым мы иногда вместе ходили на книжные салоны, – вспоминает он, – дарил мне все свои книги, и только об этой книге я ничего не знал. Теперь я думаю, что может он сознательно о ней умолчал. Я ведь мог спросить его, где он о Соколове это взял...»



Аркадий Ваксберг (слева), вдова известного цыганского артиста и музыканта Алёши Димитриевича (1913–1986) француженка Тереза и Шота Чиковани на квартире последнего. Конец 1990-х годов.

Если отравление (искусственная стимуляция сердечного приступа, в результате чего наступала смерть) было, то, учитывая место его совершения (небольшой французский городок Сальбри), это облегчает определение лица, причастного к этому.
При таком раскладе всё указывает на князя Николая Владимiровича Орлова. Он был ключевой фигурой при Соколове. Благодаря незначительной материальной помощи фактически он контролировал Соколова. Любые контакты со следователем могли осуществляться только через него. Все переговоры с Фордом во время поездки в США шли исключительно в его присутствии.
Именно от него исходила информация о болезни Н.А. Соколова и неотвратимости ее последствий.
Судя по уже приводившимся нами ранее документам, во время самой смерти следователя князь находился поблизости, в своем замке Buisson-Luzas, прибыв в дом скончавшегося незамедлительно и далее находился «при гробе» неотлучно: отбивал телеграммы о случившемся, организовал похороны, отпевание в Париже; если сам и не писал некрологи в русской эмигрантской прессе, то, по крайней мере, снабжал их авторов информацией. Но – самое главное – контролировал архив следователя, на чем мы остановимся позднее более подробно.
Один из ключевых документов для понимания того, что происходило в те дни, – свидетельство о смерти Н.А. Соколова.
Работая над книгой Роберта Вильтона, Шота Чиковани специально приезжал в Сальбри. Там 7 октября 2003 г. в городской мэрии он получил заверенную печатью и подписью должностного лица «соответствующую оригиналу» копию документа.




А вот и сам документ:
№ 50.
Соколов
Николай,
42 года,
женат.
Двадцать третьего ноября тысяча девятьсот двадцать четвертого года двадцать часов пятнадцать минут, скончался на шоссе Пьерфит Николай Соколов, русской национальности, родившийся двадцать первого мая тысяча восемьсот восемьдесят второго года в Пензе, Россия, проживавший в Сальбри (Луар-и-Шер) сын Алексея Соколова и Муклановой Надежды, скончавшихся, супруг Бураданоски Барб.
Составлено двадцать четвертого ноября тысяча девятьсот двадцать четвертого года, по заявлению князя Николая Орлова, двадцати девяти лет, владельца, проживаюшего в Сальбри, друга покойного, который по прочтении подписал с нами: Полин Дюран, мэр Сальбри, чиновник гражданского состояния.
Князь Н. Орлов [подпись]
Дюран [подпись]




О приписке к документу 1938 г. (на полях слева) мы поговорим впоследствии, а пока обратим внимание на грубое искажение фамилии вдовы: Bouradanosky Barbe вместо правильного Romodanovsky Barbe (Варвара Владимiровна Ромодановская).
Это, на наш взгляд, свидетельствует о том, что составление столь важного документа (который впоследствии, с немалыми трудностями, пришлось исправлять) происходило в мэрии, в отсутствии самой вдовы, под диктовку князя Н.В. Орлова, чья размашистая подпись скрепляла свидетельство.
Всё, как видим, было отдано на откуп этому человеку.
И еще одно важное обстоятельство, о котором упомянул в своем послесловии к книге Роберта Вильтона «Злодеяние над Царской Семьей, совершенное большевиками и немцами» (Париж. 2005) Шота Чиковани: в свидетельстве «не говорится ни слова о причине смерти. Мои длительные поиски заключения врачей, как ни старались искренне помочь мне в этом служащие мэрии, оказались безуспешными. Медицинского заключения о результатах вскрытия трупа никто никогда не видел».
О том же самом позднее в октябрьском интервью 2017 г. с главредом РНЛ А.Д. Степановым говорил и П.А. Сарандинаки:
«– А вскрытие не производилось?
– Нет, никогда. Это надо было сделать, чтобы узнать правду, но его семья не позволила».

http://ruskline.ru/analitika/2017/10/02/sokolov_ne_imel_nikakih_tvyordyh_dokazatelstv_chto_vseh_sozhgli/
Но дело, как мы убедились в этом, было не в семье покойного, а в выступавшем в те дни в качестве единственного влиятельного распорядителя князе Н.В. Орлове.
Однако если не было вскрытия и официального заключения врачей о смерти 42-летнего (!) человека, то всё это выглядит, согласитесь, как-то весьма подозрительно.



На одной из улиц Сальбри. Французская открытка начала ХХ в.

Многие из тех, кто так или иначе интересуется темой (причем не только живущие в России), уверены: к убийству Н.А. Соколова был причастен князь Н.В. Орлов. Так, участники одного из французских исторических форумов считают, что следователь был убит либо самим князем, либо чекистами при его участии.
http://www.empereurperdu.com/tribunehistoire/viewtopic.php?f=11&t=367&start=390
Сотрудничество Н.В. Орлова с НКВД-МГБ-КГБ во время его пребывания в США с начала 1940-х годов – факт, установленный американскими спецслужбами (о чем еще предстоит разговор).
Некоторые экстраполируют это и на более раннее время: 1920-1930-е годы. Приведенные нами факты его биографии подтверждают такую возможность.
А почему бы, собственно, и нет? Вспомним тех же братьев Бехтеевых, генерала Скоблина и прочих…
Безусловная заинтересованность чекистов сначала в контроле за Н.А. Соколовым, а затем и в его ликвидации очевидны. Исключительное же положение Орлова при нем делают предположение о попытке вербовки князя (или, по крайней мере, заинтересованности в ней) в то время весьма вероятным.
Постоянная же потребность в деньгах и увлечение Орлова женщинами, что ни для кого не составляло секрета, делали такую вербовку возможной. Вряд ли большевицкие спецслужбы могли пройти мимо такой возможности.



Продолжение следует.
Tags: М.Н. Гирс, Н.А. Соколов, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments