sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

ЕЩЕ О КНИГЕ П.М. БЫКОВА (3)




Возвращаясь к иностранным переводам быковской книги, еще раз подчеркнем их высокую значимость для большевиков, что подтверждает в том числе и немалая сложность исполнения этой задачи, начиная с подбора кандидатуры переводчика и кончая способами продвижения этих проектов в западных издательствах.
Как это ни парадоксально, из книг этого большевика и цареубийцы черпали информацию не только иностранцы, но и часть российской эмиграции, причем, бывало, что и высшего разбора. Так, биографы вдовы Великого Князя Михаила Александровича – графини Натальи Сергеевны Брасовой (1880–1952), утверждают, что именно прочитав в 1934 г. книгу П.М. Быкова, она удостоверилась в убийстве супруга.



Великий Князь Михаил Александрович и графиня Н.С. Брасова.

Выходит, что труд Н.А. Соколова, изданный в 1924 г. на французском, а в следующем на русском и других европейских языках, в котором следователь, используя в том числе и очерк П.М. Быкова 1921 г., вполне определенно писал об убийстве Великого Князя, Наталья Сергеевна считала почему-то не столь авторитетным...
Вряд ли мы ошибемся, если предположим, что так было из-за ходивших в той среде, в которой вращалась графиня, вздорных слухов о Соколове, о чем мы в свое время подробно писали.
Описанные в прошлом по́сте коллизии ставят перед нами – среди прочих – и еще одну важную проблему – текстологическую. Хорошо бы в каждом отдельном случае понять, что́ в том или ином заграничном издании превалировало: неточность перевода или особенности текста, предоставленного издательству.
В свое время мы уже рассказывали об английском переводчике (для лондонского и нью-йоркского изданий 1934-1934 гг.) – известном члене компартии Великобритании, сыне близких Ленину еврейских эмигрантов из России – Эндрю Ротштейне (1898–1994).

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/243199.html
Столь же неслучайным лицом, хотя и несколько в ином роде, был переводчик французского издания «Les derniers jours des Romanov» (Paris. Payot. 1931).



«Князь Г. Сидамон-Эристов» – такое имя значилось на обложке издания 1931 г., как переводчика, – происходил из древней аристократической грузинской фамилии.
Георгий Дмитриевич был адвокатом, еще с 1895 г. числясь в качестве частного поверенного при Петербургском окружном суде, а перед переворотом 1917-го – при Петроградском коммерческом суде.
Человеком он был весьма состоятельным. Снимал апартаменты стоимостью свыше трех тысяч рублей в год на Потемкинской улице, шедшей вдоль Таврического сада, рядом с Государственной думой.
Известен князь был и своим меценатством. Состоял членом Петроградского художественного общества, покровительствовал литературно-артистическому кабаре «Бродячая Cобака» – одному из центров столичной культурной жизни Серебряного века.
Среди прочих в этом знаменитом подвальчике собирались Анна Ахматова, Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Владимiр Маяковский, Велимiр Хлебников, Алексей Толстой, Надежда Тэффи, Николай Евреинов, Паллада Богданова-Бельская…
Последней, «Роковой женщине Серебряного века», в свое время мы посвятили отдельную обширную публикацию, в связи с последними годами жизни Царского Друга и его убийством:

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/85446.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/85679.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/85998.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/86048.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/86407.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/86638.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/86883.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/87873.html


Эмблема «Бродячей Собаки» работы М. Добужинского. 1912 г.

Сам князь Г.Д. Сидамон-Эристов, будучи членом кадетской партии, придерживался не только либеральных взглядов, но увлекался оккультными учениями, а также был деятельным масоном.
Известно, например, что он состоял в ложе «Северное сияние», а затем и в «Полярной звезде». В 1912 г. был избран членом учрежденного в том году Верховного совета Великого Востока народов России. Генеральным секретарем в 1912-1913 и 1914-1916 гг. там был Н.В. Некрасов, в 1913-1914 гг. А.М. Колюбакин, а с 1916 г. и до самого переворота – А.Ф. Керенский.
Родной брат Георгия Дмитриевича – князь Борис Дмитриевич Сидамон-Эристов (1860–1923), наоборот, был весьма близок ко Двору. Будучи Камергером, состоял в Собственной ЕИВ Канцелярии, будучи женатым на Екатерине Алексеевне, урожденной княжне Лобановой-Ростовской, дочери церемонимейстера Высочайшего Двора, фрейлине. (Такое разнополярное родство было в те времена не исключением, а скорее правилом, на что обращал внимание в своих исследованиях петербургский историк Александр Владимiрович Островский.)




Именно масонские связи привели Георгия Дмитриевича Сидамон-Эристова в феврале 1917 г. во власть.
Сразу же после переворота был упразднен, прежде всего, Департамент полиции; его руководителей арестовали, а всех полицейских чиновников вывели за штат.
Было образовано Временное управление по делам общественной полиции, которому надлежало заняться подготовкой нормативно-правовой базы для новой милиции. Его-то и отдали в ведение князя. Одновременно он занял пост товарища председателя Совета присяжных поверенных. Место весьма ответственное и почетное, учитывая заслуги адвокатуры в расшатывании режима и ее роль непосредственно в самом перевороте.
После прихода к власти большевиков Г.Д. Сидамон-Эристов перебрался на родину, где был сначала председателем Сухумского окружного суда, а затем – отправлен посланником Грузинской республики в Варшаву.
После того как большевики вошли в Грузию Георгий Дмитриевич выехал во Францию. В 1921 г. он вступил там в Союз русских адвокатов. Жил там со своей супругой М.И. Ватагиной. Скончавшись 23 января 1953 в Гренобле, был похоронен на местном кладбище.
Таковы более чем скупые сведения об эмигрантской жизни князя.



Князь Георгий Дмитриевич Сидамон-Эристов.

Некоторое представление о нем и его взглядах дает, прежде всего, сам факт его участия в переводе книги П.М. Быкова, а также весьма обширные, написанные им, тексты, сопровождающие это издание: предисловие и послесловие.
Судя по ним, Г.Д. Сидамон-Эристов был знаком не только с вышедшими в том же издательстве «Payot» ранее книгами Н.А. Соколова (1924), П. Жильяра (1926) и С.Н. Смирнова (1928), секретаря Княгини Елены Петровны, но также и с газетными публикациями во французской прессе генерала Мориса Жанена и журналиста Ксавье де Отеклока.
Кроме того, в этих текстах князя зафиксированы и его взгляды. При этом, конечно, следует учитывать присутствие во Франции значительной русской эмиграции, а также серию, в которой печаталась книга П.М. Быкова (в ней ранее вышли в том числе и перечисленные выше издания).
В следующих двух заключительных наших по́стах мы публикуем сканы с соответствующих страниц из экземпляра, полученного недавно от нашего парижского друга.
Надеемся, что наша публикация поможет лучше разобраться, как во взглядах самого переводчика, так и в целях продвижения книги П.М. Быкова на Западе, а также и в ее месте в политике самого издательства.



Продолжение следует.
Tags: Архив, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments