sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (48)




Лубянка наносит удар (окончание)


Исходя из того, что мы теперь узнали о позиции генерала М.К. Дитерихса, нетрудно будет понять весьма настороженное отношение Председателя РОВС Е.К. Миллера к начальнику Дальневосточного отдела. Однако воздействовать на подчиненного – из-за географической отдаленности и совершенно особого японского фактора – он не имел возможности.
Таковая появилась только весной 1937 г., в связи с обострившейся болезнью Михаила Константиновича.
В двух дошедших до нас письмах (майском и июльском), отдавая дань этикету, Евгений Карлович писал: «очень не хотелось расставаться с Вами»; «сколько помню, ни одного раза наши взгляды не расходились, и общее одинаковое понимание чрезвычайно облегчало мою деятельность: я был совершенно спокоен за Дальний Восток».
Однако тут же «брал быка за рога», не оставляя своему корреспонденту выбора: «раз […] болезнь затягивается, необходимо найти другого»; «приходится уступать неумолимой природе»; «за последнее время я стал получать уже упреки за то, что вследствие Вашей болезни, к сожалению, затянувшейся, отдел оказался как бы обезглавленным, что очень чувствуется и неизбежно вредит престижу Русского Обще-Воинского Союза».



Генерал Евгений Карлович Миллер.

Между строк видно, что́ на самом деле безпокоило Председателя РОВС:
«При теперешнем шатании умов (хотя, казалось бы, пора бы научиться горьким опытом и перестать шататься) следует опасаться и “уклонов”, например, в легитимизм, и оборончество, особенно модное, в силу немаловажных данных местной обстановки на Д.В., даже, как это ни странно, некоторые солидные люди вдруг оказываются поклонниками младороссов, сиречь “второй советской партии”».
Рассуждая о преемнике, Е.К. Миллер сильно опасался, чтобы тот «не сделал какой-нибудь ошибки, особенно по части политической – эти ошибки всегда болезненно воспринимаются, а, между тем, разного рода фашисты, легитимисты и пр., непременно будут пытаться уловить нового начальника отдела в свои сети».
Конечно «легитимистом», как и «оборонцем», Михаил Константинович никогда не симпатизировал. Наоборот, всегда был их крайним противником.
Что уж говорить о «младороссах» – организации созданной в 1923 г., если на первых порах и без участия ОГПУ, то, по крайней мере, впоследствии контролируемой этой спецслужбой. В одной из своих работ современный исследователь-легитимист А.Н. Закатов пишет, что создатель и глава «Союза младороссов» А.Л. Казем-Бек «отстаивал синтез старого и нового порядка – монархию, возглавляемую Великим Князем Кириллом и в большой степени опирающуюся на советские институты, то есть большевицкую монархию». Как же тут не появиться советским кураторам?



Александр Львович Казем-Бек (1902–1977).


Один из призывов в выходившей в Париже газеты «Младоросская Искра».


Князь Владимiр Кириллович и А.Л. Казем-Бек (справа) принимают парад «младороссов». Декабрь 1939 г.

Обслуживая интересы сначала Великого Князя Кирилла Владимiровича, а затем его сына Князя Владимiра Кирилловича, «младороссы», как могли, дискредитировали не только милюковцев, но РОВС и Высший Монархический Совет.
Все эти склоки и расколы привели, в конце концов, и самих младороссов к подозрению в сотрудничестве своего лидера с советскими спецслужбами.
Отойдя от дел, А.Л. Казем-Бек выехал сначала в США, а в 1957 г. приехал в СССР, получив место в Отделе внешних церковных сношений Московской Патриархии, что подтвердило прежние подозрения.



А.Л. Казем-Бек – преподаватель русского языка и литературы женского колледжа в Коннектикуте (США). Конец 1940-х гг.


А.Л. Казем-Бек в московской гостинице «Националь». 1957 г.

Так что (возвращаясь к письму генерала Е.К. Миллера) все эти «легитимисты», «оборонцы» и «младороссы» – не самое в нем главное. Другое дело «фашисты»: это – болезненная память о воззваниях А.А. Вонсяцкого, влияние которых на эмиграцию Председателю РОВС, по каким-то неведомым пока что причинам, необходимо было максимально ослабить, а в идеале и свести на нет. Мешал этому авторитет М.К. Дитерихса, поддерживавшего эти призывы. И вот теперь, с его болезнью, казалось, от неудобного руководителя предоставлялась возможность освободиться...
Однако не зря говорится: человек полагает, а Бог располагает. Последнее письмо Е.К. Миллера датировано 7 июля 1937 г., а 22 сентября Евгений Карлович, как и его предшественник генерал А.П. Кутепов, был похищен в центре Парижа агентами НКВД.
На Лубянке рассчитывали, что освободившееся место займет завербованный агент – генерал Н.В. Скоблин, принимавший активное участие в похищении своего начальника и, таким образом, вся военная эмиграции окажется в руках чекистов. Однако случилась осечка. Отправляясь на встречу, Е.К. Миллер оставил записку: «У меня сегодня в 12.30 часов дня свидание с генералом Скоблиным…»



Генерал Е.К. Миллер с супругой Натальей Николаевной (1870–1945), урожденной Шиповой. Справа на заднем плане у машины генерал Н.В. Скоблин.

Нужно ли говорить, что русские эмигранты, получив это известие, пережили шок. Генерал М.К. Дитерихс, узнав об этом, изменил свое намерение передать после смерти личный архив в центральное управление РОВС. Так второй экземпляр расследования цареубийства и ценнейшая переписка сохранились для истории.
Вскоре Михаил Константинович скончался. Случилось это, по новейшим данным, 8 октября 1937 г., в день преставления Игумена Земли Русской – Преподобного Сергия Радонежского. На похороны генерала пришел весь русский Шанхай…



Генерал Михаил Константинович Дитерихс на смертном одре. Рисунок дочери Агнии. 8 октября 1937 г. Архив А.А. Васильева.
Похороны генерала М.К. Дитерихса. Шанхай. 10 октября 1937 г.



Ну, а Евгений Карлович был в это время уже на Лубянке. Приходил к нему там и Ежов, однако судьбу генерала решил новый нарком Берия: 11 мая 1939 г. Е.К. Миллера расстреляли, тело сожгли в крематории, дело уничтожили.
Вынужденного бежать генерала Н.В. Скоблина вскоре ликвидировали его новые друзья-чекисты. Супругу его, известную исполнительницу русских народных песен и романсов Н.В. Плевицкую, во Франции арестовали, осудив на 20 лет за соучастие в преступлении. Умерла она в тюрьме города Ренн в Бретане в начале октября 1940 г.
На суде она свою вину отрицала. В СССР ее имя всплыло в 1969 г. на страницах журнала «Советская музыка». Автор статьи, музыковед И. Нестьев, утверждал, что певица пострадала невинно, не подозревая ни о каких заданиях спецслужб.
В своей книге «Незримая паутина» (Нью-Йорк. 1979) Б.В. Прянишников приводит последние, данные в мае 1940 г. в тюрьме признания Н.В. Плевицкой: «Верьте мне, крест святой, верно служил он генералу Кутепову. Несколько лет верен он был и генералу Миллеру. А потом, как пришел Гитлер к власти в 1933 году, так с Колей приключились перемены. Стал он тогда насмехаться над Миллером и захотел занять его место, возглавив РОВС. А врагом Миллера стал он в 1936 году. Тогда правительство Народного Фронта захотело подружиться с СССР. Наперекор Миллеру, Коля мой ратовал за союз белых русских с немецкими вождями, он-то надеялся, что силой восстановят царский строй в России... Тогда же он рассказывал о встречах и разговорах с советскими деятелями. И идеям СССР стал сочувствовать. Ну, тут и я поняла, что Коля изменил генералу Миллеру».



Генерал Николай Владимiрович Скоблин (1893–1937? 1938?) с супругой Надеждой Васильевной Плевицкой (1884–1940).

Однако, как впоследствии выяснилось, Надежда Васильевна и тут, на пороге смерти, врала. Оба они были завербованы еще осенью 1930 г. агентом ГПУ НКВД Петром Георгиевичем Ковальским – однополчанином и другом Скоблина по ударному батальону с 1917 г.
Соблазняли (для успокоения совести) по давно разработанному т.н. «сменовеховскому» образцу: «Россия в опасности, иностранцы хотят поделить её между собой. Были мы с вами в Белой армии, а в общем-то воевали на пользу Англии и Франции. Теперь французы укрывают у себя белых, надеясь ещё раз использовать их против России. Мы же 70 процентов офицеров генерального штаба, создали Красную армию, укрепили её и выгнали из России интервентов. Знаю вас как способного офицера. Вы должны работать с нами. Нам вы очень нужны…»
Супругам были присвоены клички «Фермер» и «Фермерша». За услуги они получали по 200 долларов ежемесячного вознаграждения.
Кстати говоря, похищение генерала Е.К. Миллера было отнюдь не первым делом Н.В. Скоблина. По свидетельству советского разведчика Леопольда Треппера, именно через генерала Скоблина НКВД подбросило шефу СД Р. Гейдриху материалы о подготовке маршалом Тухачевским заговора против Сталина.



Надежда Плевицкая в зале суда.

Искушение… Предательство… Возмездие.. Страшное время… Страшные обстоятельства… И все же…
Схожие проблемы были в центре внимания автора романа «Властелин колец» известного английского писателя и ученого-филолога Джона Р.Р. Толкиена (1892–1973), глубоко верующего католика.
Отвечая на вопросы журналиста, он писал (1956): «…В плане данной истории “катастрофа” служит примером (одного из аспектов) знакомых слов: “И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго”.
“Не введи нас во искушение и т.д.” – моление более трудное, и над ним реже задумываются. В контексте моей книги предполагается, что, хотя у каждого события или ситуации есть (по меньшей мере) два аспекта: история и развитие индивидуума (нечто такое, откуда он может почерпнуть добро, добро наивысшее, для себя самого, или потерпеть в этом неудачу) и история мiра (которая зависит от его действия самого по себе) – есть тем не менее исключительные ситуации, в которых можно оказаться.
“Жертвенные” ситуации, сказал бы я: т.е. положения, в которых “благополучие” мiра зависит от поведения индивидуума в обстоятельствах, которые требуют от него страдания и стойкости, далеко выходящих за обычные рамки, – и может даже случиться так (или показаться, с человеческой точки зрения), что потребуется сила тела и духа, которой он не обладает; он в определенном смысле обречен на провал, обречен поддаться искушению или сломаться под давлением вопреки его “воле”: то есть вопреки любому выбору, который он мог бы совершить или совершил бы, не будучи ничем стеснен, не под принуждением».
С этой точки зрения Толкиен оценивает и одного из героев своего романа – Голлума/Смеагола: «…Во что бы мы ни верили, мы вынуждены взглянуть в лицо тому факту, что есть на свете субъекты, которые уступают искушению, отказываются от своего шанса на благородство или спасение и кажутся “проклятыми”. Их “проклятость” не измеряется в терминах макрокосма (где может привести и к добру). Но мы, все, кто находится “в той же лодке”, не должны узурпировать место Судии. Подчиняющая власть Кольца оказалась чересчур сильна для подлой душонки Смеагола. Однако он никогда не подпал бы под нее, если бы не стал подлым воришкой еще до того, как Кольцо оказалось у него на пути».
Однако сама проблема отступничества, измены и предательства много шире. Наступало время, когда искушению подвергались многие. «…Не подозревал, что, еще до того как книга увидит свет, – замечал литератор, – все мы вступим в темную эпоху, в которой методы пыток и ломки личности успешно посостязаются с Мордором и Кольцом, и поставят перед нами практическую проблему того, что честные люди доброй воли, будучи сломлены, превращаются в отступников и предателей».
И все же главная ответственность лежала на тех, для кого, как писал Толкиен, «власть оказалась слишком велика, чтобы справиться с ней без помощи Свыше». «Власть – когда она подчиняет или стремится подчинить чужую волю и умы (кроме как с их осознанного согласия) – есть зло», – такую формулировку дает писатель.



Членский значок Младоросской партии.

Из давних тех корешков 1920-1930-х проросло в наши дни немало:
И такой яркий пропагандист национал-большевизма, как литературовед Вадим Валерьянович Кожинов – племянник того самого комиссара госбезопасности С.В. Пузицкого, разрабатывавшего операции «Трест» и «Синдикат-2» и принимавшего непосредственное участие в похищении генерала А.П. Кутепова.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/121445.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/119187.html
И князь Зураб Михайлович Чавчавадзе – известный легитимист (в свое время личный представитель в России Князя Владимiра Кирилловича) и один из ближайших друзей продвигающего ныне идею подлинности т.н. «екатеринбургских останков» епископа Тихона (Шевкунова), а еще племянник (по матери) А.Л. Казем-Бека – главы «Союза младороссов», выбросившего в свое время социал-монархический лозунг «Царь и Советы!», принятый Великим Князем Кириллом Владимiровичем.
http://ruskline.ru/news_rl/2018/01/23/podlinnyj_aristokrat/
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/142394.html


Похороны А.Л. Казем-Бека. Переделкино. 23 февраля 1977 г. На заднем плане в центре (между архиереем и священником) в темном пальто племянник покойного З.М. Чавчавадзе.
Заупокойную службу правили: епископ Выборгский Кирилл (нынешний Патриарх), протоиерей Владимiр Рожков и зампред ОВЦС епископ Зарайский Иов.
.


Супруги Зураб Михайлович и Елена Николаевна Чавчавадзе с послушником Георгием Шевкуновым (нынешним епископом Тихоном) в гостях у последней дивеевской матушки схимонахини Маргариты (Лахтионовой, 1899–1997) в ее доме в Дивееве на улице Лесная.


С «царицей престрашного зраку».

Нельзя при этом не упомянуть и продвигающего ныне подобные (вне зависимости от конкретных имен) проекты в среду православных патриотов и даже монархистов – главреда Русской Народной Линии А.Д. Степанова.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/210406.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/211528.html
http://ruskline.ru/news_rl/2018/01/27/nacionalbolshevizm_v_russkoj_kulture/
http://ruskline.ru/news_rl/2018/01/30/kak_obedinit_patriotov/
Перечисленным проблема не исчерпывается. Если внимательно присмотреться, то «национал-большевизм» и «пятая империя» А.А. Проханова, равно как «евразийство» и «четвертая политическая теория» А.Г. Дугина или «социал-монархизм» В.И. Карпеца – всё это по своему корню (включая происхождение самих теоретиков и место апробации перед озвучиванием их идей) явления одного порядка.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/166555.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/245679.html


Национал-большевицкий двуглавый орел согласно философу А.Г Дугину:
http://samlib.ru/c/cushero/dugine_nazbol.shtml


Обложка книги В.И. Карпеца «Социал-монархизм». М. Евразийский Союз Молодежи. 2013.


Время «ночных волков».

Словом, «патриотизм», «православие» и «монархия» на любой вкус. Как говорили когда-то: «распивочно и на вынос».
Любая подделка, любое искажение подойдет. И чем дальше от настоящего, подлинного – тем лучше!
Единое же на потребу лишь одно: ПРАВОСЛАВНАЯ САМОДЕРЖАВНАЯ МОНАРХИЯ – но, разумеется, не как задача политическая, а как онтологическая данность; идеал, пусть и кажущийся ныне недостижимым.



Продолжение следует.
Tags: Александр Дугин, Александр Проханов, Вадим Кожинов, Владимiр Карпец, М.К. Дитерихс, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments