sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (23)




Прорыв в Европу (окончание)


В своем интервью 2013 г. на «Эхо Москвы» правнук генерала Розанова П.А. Сарандинаки рассказал кое-что об обстоятельствах переезда Н.А. Соколова в Европу.
По его словам, следователь сначала «поехал в Японию, где он встретился с моей бабушкой и дедушкой. Японцы спасли генерала Розанова, его семью, даже Кирилла Нарышкина и бабушку мою. Тогда они встретились. Одна каюта на четырех. Были Соколов, его жена и Кирилл Нарышкин и его жена Анна, дочь генерала Розанова. Вместе в одной каюте шли до Италии»

https://echo.msk.ru/programs/time/1105242-echo/
В беседе с главредом РНЛ А.Д. Степановым, состоявшейся четыре года спустя, Петр Александрович сообщил некоторые дополнительные подробности:
«Из Китая Соколов перебрался в Японию, где встретился с Нарышкиным и со своим другом генералом Розановым. На пароходе они доплыли сначала до Коломбо, где пересели на другой пароход, который шел в Италию. У Соколова был маленький сундучок, где хранились самые главные доказательства убийства Царской Семьи, которые он нашел. На пароходе кто-то всегда сидел с этим сундучком в каюте. Во время плавания этот сундучок находился под кроватью моей бабушки. У меня есть фотографии этого сундучка, он сейчас хранится у внука Соколова, который живет во Франции».

http://ruskline.ru/analitika/2017/10/02/sokolov_ne_imel_nikakih_tvyordyh_dokazatelstv_chto_vseh_sozhgli/


П.А. Сарандинаки на родине предков в Ростовской области.

О сундучке следователя мы потом поговорим особо, а пока что расскажем о спутниках Николая Алексеевича и его жены в этом плавании.
Полковник Нарышкин, о котором сообщает Сарандинаки, был адъютантом генерала, а заодно и мужем дочери – Анны Сергеевны Розановой (1900–после 1979). 7 января 1921 г. во Франции у них родилась дочь Анастасия. В конце 1920-х Кирилл Михайлович Нарышкин (1895–1939) развелся, женившись вторично. Скончался он в Ницце.
Информация о переезде Н.А. Соколова, которую сообщает П.А. Сарандинаки, целиком основана на письме Анны Сергеевны Нарышкиной-Розановой, написанном ею 12 ноября 1979 г. известному исследователю обстоятельств убийства Царской Семьи профессору Павлу Николаевичу Пагануцци (1910–1991).
Первым это письмо запустил в оборот в своей книжке небезызвестный «изобретатель» (совместно с писателем Г.Т. Рябовым) «екатеринбургских останков», доктор геолого-минералогических наук А.Н. Авдонин.



А.Н. Авдонин «Дело жизни судебного следователя Николая Соколова» (Екатеринбург. 2000).

При этом источник информации Александр Николаевич на всякий случай не называет, для авторитетности ссылаясь на адресата письма – П.Н. Пагануцци.
Видимо, сделал это он по просьбе П.А. Сарандинаки, которому был весьма обязан рекламой своих «открытий» в Америке.
Нынешней осенью Петр Александрович так рассказывал об этом А.Д. Степанову: «В 1993 году я узнал от доктора Мэйплза [участника экспертизы “екатеринбургских останков”. – С.Ф.], что в Америку приезжает А.Н. Авдонин, чтобы выступить с докладом в Академии наук о находке. […] Я организовал собрание в Нью-Йорке, присутствовали 450 человек».
В интервью на «Эхо Москвы» он говорил об этом несколько по-иному, прибавляя несколько любопытных подробностей: «Когда Авдонин приехал в Америку, чтобы говорить, я познакомился с Авдониным и Мэйплсом. И пригласил Авдонина в мой дом. [Попросил,] чтобы он дал доклад для русских за рубежом, которые живут в Нью-Йорке. Там было 500 человек, которые пришли. Все, что мы знали, пришло от Соколова. Авдонин начал говорить. В Нью-Йорке плохо его приняли. Авдонин [критиковал] белых. Это не прошло. В Вашингтоне Авдонина очень хорошо приняли».



Петр Александрович Сарандинаки с супругой Марией Владимiровной (род. 1951), урожденной Толстой, правнучкой известного писателя и председателя IV Думы М.В. Родзянко, племянница епископа Василия (Родзянко).

Впоследствии, когда американец сумел завоевать сердца сотрудников ГАРФа, включая бывшего директора архива (ныне уволенного) С.В. Мироненко и Л.А. Лыкову, это письмо частично было опубликовано в альбоме-каталоге «Следствие длинною в век: гибель Императора Николая II» (М. 2014).
Что касается доктора исторических наук Л.А. Лыковой, защитившей диссертацию по материалам соколовского следствия, то она даже, пожертвовав местом для подлинных документов дела, разместила предоставленные П.А. Сарандинаки бумаги в новейшем двухтомном сборнике документов «Дело об убийстве Императора Николая II, Его Семьи и лиц Их окружения» (М. 2015). (Не в последнюю очередь, видимо, сыграл тут особый интерес Сарандинаки к Перми, где с 2009 г. он ведет поиски захоронения Великого Князя Михаила Александровича. Сама Людмила Анатольевна, как известно, является уроженкой Перми.)



П.А. Сарандинаки беседует с журналистом «Комсомольской правды».

Однако вот и сам опубликованный фрагмент письма А.С. Нарышкиной, адресованного П.Н. Пагануцци, от 12 ноября 1979 г.:
«После гибели Колчака Владивосток продержался недолго. Последние части… и мы были спасены японцами – мы лично на крейсере. Мы жили в [нзб.], пока не нашлись места на французском пароходе “Budri e Bon”. Но каюты только до Коломбо, там надо было менять и ждать другого парохода. Соколов был с нами. Нашли нам каюту на итальянском транспорте, который шел в Венецию. Мой отец
[1] был на другом пароходе, моя мать [2] и сестра на втором. Соколов, его жена, мой муж Кирилл Михайлович Нарышкин и я – на итальянском.
Соколов поставил ящик под мою койку до самой Венеции. Мы никогда не оставляли ящика одного. В Венеции переждали несколько дней. Потом Соколов, мой муж и жена Соколова уехали к Великому Князю Николаю Николаевичу, который тогда находился в Италии, – с ящиком. Оставив меня ехать одной в Париж к моей тетке, скоро подъехал мой отец. Насколько я знаю от него, ящик был спрятан, вероятно, в сейф».


[1.] Генерал Сергей Николаевич Розанов. – С.Ф.
[2.] Мария Розанова, по свидетельству П.А. Сарандинаки, происходила «из рода Скуратовых-Бельских». – С.Ф.


Письмо это приводится, скорее всего, по копии, сохранившейся в архиве П.А. Сарандинаки.
Примечательно, что сам его адресат, профессор П.Н. Пагануцци, в то время как раз работавший над своей известной вышедшей в 1981 г. (через два года после письма) книгой и даже один раз ссылавшийся на свидетельство А.Н. Нарышкиной, никак не использовал эти сведения, посчитав их весьма сомнительными.



Обложка первого издания выпущенной Свято-Троицким монастырем в Джорданвилле книги профессора Павла Николаевича Пагануцци.

Так что все эти интервью и само письмо – сплошной коварный зыбун, с точки зрения надежности (в этом мы еще не раз убедимся) почти что абсолютный ноль.
Более или менее твердую почву можно обрести, лишь обратившись к свидетельствам, исходившим от следователя, пусть их и сохранилось не так уж много.
Согласно одной из справок, подшитых к делу, 4 июня 1920 г. Н.А. Соколов прибыл в Венецию, а 16 июня был в Риме.
В полном согласии с этими сведениями беседовавший со следователем несколько лет спустя сотрудник парижской «Matin» писал: «4 июня 1920 г. Соколов прибыл из Владивостока в Венецию. В Риме, где в то время находился Великий Князь Николай Николаевич, Соколов был принят бароном Стаалем и рассказал о произведенном им следствии» («Новое время». Белград. 1.7.1924).
Великие Князья Николая и Петр Николаевича со своими семьями прибыли в Геную еще 23 апреля 1919 г. на борту английского линкора «Лорд Нельсон» под командой адмирала Сеймура. В 1920 г. они всё еще оставались в Италии, Королевой которой была Елена – сестра черногорок – жен Николаевичей.



Великий Князь Николай Николаевич в эмиграции.

Встретившего Н.А. Соколова барона Стааля О.А. Платонов называет масоном («История цареубийства»), однако ни в одном справочнике вольных каменщиков, в т.ч. и в «словаре» самого Олега Анатольевича он не фигурирует.
«Через состоявшего при нем [Николае Николаевиче] масона барона Стааля – пишет О.А. Платонов – Великий Князь распорядился передать все масону М.Н. Гирсу». Эффектно, но – увы – не соответствует действительности.
Генерал-лейтенант Алексей Иванович барон Сталль (Сталь) фон Гольштейн (1859–1941) после окончания Пажеского корпуса (1878) вышел офицером в Лейб-Гвардии Уланский Ее Величества полк. С 1889 г. он адъютант Великого Князя Николая Николаевича. Одновременно состоял при Великом Князя Петре Николаевиче и заведовал Его Двором. В эмиграции барон служил у Великого Князя Николая Николаевича, последовав за ним во Францию. После его кончины, вернулся в Италию, скончался в Риме и был погребен на кладбище Тестаччо.
Называющий себя «русским французом» Александр Борисович Жевахов, автор недавно вышедшей в одном из парижских издательств книги «Белые русские», основанной на архивных документах и публикациях в прессе того времени, датирует попытки Н.А. Соколова установить контакты с Великим Князем 9, 11 и 13 июня. Однако, как он пишет, Николаю Алексеевичу удалось встретиться лишь с бароном Сталем.



Alexandre Jevakhoff «Les Russes blancs». Editions Tallandier. Paris. 2013.
Эта почти что 600-станичная летопись русской эмиграции, охватывает период с февральского переворота 1917 г. и вплоть до 1930-х гг.
Автор ее, находящийся в родстве с князем Н.Д. Жеваховым, уроженец Парижа, окончил Высшую школу коммерции, Институт политических наук и престижную Национальную школу администрации (ЕНА), имеет звание генерального инспектора финансов. В течение пяти лет он занимал пост советника министра обороны Мишель Альо-Мари по экономическим и финансовым вопросам, а после того, как она возглавила Министерство внутренних дел, стал заместителем директора ее кабинета и личным советником. Как потомок морских офицеров, Жевахов возглавляет Российское морское собрание во Франции (Ассоциацию бывших офицеров Русского Императорского Флота и их потомков).


Итак, сам Великий Князь с Н.А. Соколовым не встречался, однако после этого визита, узнав о намерениях следователя обосноваться в Париже, видимо, попросил князя В.Н. Орлова и его сына приглядеть на всякий случай за этим безпокойным человеком. Даже при всей скудости источников, следы этого контроля нет-нет да и будут давать о себе знать – то здесь, то там…
Вокруг же помянутого в письме «ящика» Соколова П.А. Сарандинаки развернул целую мифологию. Как только ни называют этот предмет в статьях, книгах и интервью: «шкатулка», «сундучок», «чемоданчик», «саквояж».
Эта путаница, на наш взгляд, создается намеренно, чтобы замаскировать смысловую подмену той самой синей сафьяновой шкатулки, принадлежавшей Императрице Александре Феодоровне, с мощами Святых Царственных Мучеников, переданной в Харбине 21 марта 1920 г. для сохранения и доставки во Францию генералу Морису Жанену.
Вскоре мы поймем, ДЛЯ ЧЕГО это делается. А тогда уж и поймем – КЕМ, как бы они при этом себя ни называли и какие бы верительные грамоты не предъявляли.
«Соколов сделал большую работу в Екатеринбурге, – заявил П.А. Сарандинаки в июне 2013 г. на “Эхо Москвы”. – Всё, что он нашел, он положил в ящик. У него был маленький сундук. Это знаменитый сундучок Соколова, где он имел доказательства убийства Царской Семьи. Он вез этот сундучок с собой везде, куда он ходил. […] Этот сундучок держался под кроватью моей бабушки. Один раз она его открыла. Когда мне было 10 лет, она стала рассказывать, что было в сундуке. […] Там был палец Императрицы, фальшивые зубы доктора Боткина, бутылочки с жиром и всякие другие вещи. Там были камни драгоценные. Кости, которые нашли. Думаю, что это кости были не человеческие. Это были кости коровы [sic!], которые Соколов нашел».

https://echo.msk.ru/programs/time/1105242-echo/
А мы-то еще совсем недавно возмущалось глумом, привычно прозвучавшим со страниц «Московского комсомольца» (9.6.2017):
«Соколов обнаружил на Ганиной Яме около 60 костных фрагментов – разрубленных и обожженных. Следователь предположил, что это человеческие кости […] В 1998 году на том же месте были проведены новые раскопки, в результате которых также были найдены кости – очень похожие по конфигурации и размерам на те, которые отыскал Соколов. И, судя по всему, имеющие то же самое происхождение. На этот раз с находками дали ознакомиться экспертам, и, согласно их категоричному заключению, кости это не человеческие, а коровьи и козьи».

http://www.mk.ru/social/2017/06/08/rpc-prigotovilas-priznat-carskie-ostanki-est-povod-uskoritsya.html
Так вот, оказывается, какую «генеалогию» имеют эти «коровьи кости» из статьи «комсомольца» Андрея Камакина «Несвятые святыни»…
Жаль, конечно, что недавно «прозревшему» в связи с «екатеринбургскими останками» главреду РНЛ А.Д. Степанову, пропагандирующему ныне их «подлинность», приходится опираться на свидетельства таких вот «специалистов». Да ведь что поделаешь: «других писатэлэй у мэна для вас нэт».
Да, не побрезговал… Однако и сам господин Сарандинаки тоже знал, с кем, о чем и как можно говорить.
Вот для примера отрывки из двух его интервью на одну и ту же тему.
Один – из того, что он дал эховцам: «Тогда они поехали в Италию. Тогда мой дед и Соколов пошли к Николаю Николаевичу передать этот сундучок и все эти предметы. Он отказался. Они стали ждать английского короля, он тоже отказался. Тогда всё это осталось во Франции в сейфе».



Вверху – синяя сафьяновая шкатулка с мощами Св. Царственных Мучеников. Фото из архива генерала М.К. Дитерихса.
Внизу – чемоданчик Н.А. Соколова, сохраняющийся, по словам П.А. Сарандинаки, у внука следователя.
Даже невооруженным глазом видно (взять хотя бы тот же замок): речь идет о совершенно разных предметах.



В беседе со Степановым он уже разворачивается:
«–Потом, когда я встретился с внуком Соколова, – я ездил к нему во Францию со своей женой, – у него я увидел и держал в руках тот самый сундучок Соколова. Это был очень волнующий момент...
– Но сундучок был уже пустой...
– Уже был пустой, да-да. […]
– По поводу содержимого сундучка Соколова, о котором вы рассказывали. Там, как известно, был палец...
– Да, был палец Императрицы (правда, мой друг, московский судмедэксперт Сергей Никитин, считает, что это был палец Боткина), были еще кости... Там много было реликвий. Была земля, пропитанная жиром... После того как Соколов умер, князь Н.В. Орлов забрал всё, что было в этом сундучке. Его оставил, а содержимое положил в сейф. Как пишет моя бабушка, место этих реликвий должны были знать три человека – это генерал Розанов, князь Орлов и еще кто-то. Всё это хранилось в сейфе до Второй мировой войны. А потом, по словам моей бабушки, пришли немцы и всё забрали из сейфа, и всё потерялось. Но я думаю, что не пропало. Кто-то взял и держал у себя, потом передали Церкви».
С точки зрения уже известных нам фактов – всё это полная чушь, винегрет и окрошка. Однако публику гипнотизирует статус «сына лейтенанта Шмидта».
У тех же, кто «сидит на краниках», иная напасть.
«…Режиссер Филипп Морис Реми, – сообщил мне один хороший знакомый, тоже интересующийся всеми этими вопросами, – имеет фото саквояжа Государыни, всего его содержимого и копии писем иерархов Русской Зарубежной Церкви о том, что ковчежец был замурован в храме в Брюсселе. Он показывал эти фото Грегу Кингу. См. его статью. Филипп хорошо говорит по-русски, бывал в России, когда снимал фильм об Анастасии в 1994 году. Его консультировала Лыкова. Прекрасно его знает, но не желает почему-то просить копии фото и писем. Непонятно почему».



Сеанс белой магии от Сарандинаки, пытающегося соединить несоединимое: синию сафьяновую шкатулку и чемоданчик следователя Соколова.

Но кто же такой, наконец, сам этот Сарандинаки?
С одной стороны – отставной капитан дальнего плавания, пенсионер. С другой – «представитель Русской Зарубежной Церкви во всех вопросах, связанных с Романовыми», – так подает он себя сам, прибавляя: «История моей семьи открывала мне многие двери». (Какова подлинная, а не придуманная потомками, ее история, мы уже писали в прошлом по́сте.)
А вот, что Петр Александрович рассказывает о своей деятельности:
«Соколов не имел никаких твёрдых доказательств, что всех сожгли. В 1994 году я впервые побывал в России, в Екатеринбурге, приезжал вместе с историком и писателем Робертом Мэсси. Я везде побывал, всё посмотрел. […] …Я беседовал с доктором Уильямом Мэйплзом, который приезжал в Россию в 1992 году, чтобы помочь русским... […]
Я прочитал в газете, что американская группа едет в Россию, чтобы помогать русским в идентификации царских останков, позвонил в газету, поговорил с автором статьи, и он мне дал телефон Мэйплза. […] Так началась наша дружба. […]
С этого момента ведёт начало история нашего Фонда Scientific Expedition to Account for the Romanov Children, сокращенно “SEARCH” (по-русски “Поиск”)», нацеленного на находку останков, прежде всего, Цесаревича Алексея Николаевича.



Копатель Петр Сарандинаки.

В феврале 1998 г., по словам Сарандинаки, он «нашёл 10 тыс. долларов, и на эти деньги привез в Екатеринбург двух американских антропологов и одного геолога, чтобы работать вместе с русскими. Это хорошие специалисты, они работали безплатно, тратили своё время, только надо было оплатить им перелет, гостиницу и обеспечить питанием».
В 1998-1999 гг. эта группа вела раскопки на Ганиной Яме, которые были прекращены в связи со строительством монастыря.
С 2004 г. неутомимый Сарандинаки приступил к поискам в Поросенковом Логу, которые он также вынужден был прекратить, как он сам говорит, в связи с кончиной в декабре 2008 г. Патриарха Алексия.
Однако на следующий год он уже приступает к раскопкам под Пермью, пытаясь разыскать захоронение Великого Князя Михаила Александровича.



Американский отряд Сарандинаки под Пермью.

«Вот найдём Михаила, тогда уже нечем крыть будет», – заявил он знакомым. Кому и почему – не очень понятно. Но слова эти, безусловно, со смыслом; произнесены не впустую.
Работы продолжаются до сих пор, идут с большим размахом на огромной площади.




О том, кто дал разрешение гражданину США вместе с американцами и англичанами, вести эти работы, рассказал сам Сарандинаки (непонятна вот только мотивация тех органов, о которых идет речь):
«В июне 2013 года я договорился со Следственным комитетом России и собрал очень интересную группу специалистов. Например, Мик Свиндел привёз из Англии специальную собаку, обученную для поиска останков людей. В работах участвовали доктор Сергей Никитин, археолог из Ростова Дмитрий Зинюк, американцы Брук Шауб и геофизик Кларк Давенпорт, NecroSearch International. Был ещё судебный археолог из Великобритании, там всего восемь судебных археологов, и он самый лучший. По показаниям убийц мы установили место, но это целый километр. Мы разрезали это место на куски и кусками изучали, пришлось даже копать экскаватором, чтобы дойти до уровня 1918 года».



Английская собака Ронни тоже ищет, не покладая лап. Фото Ю. Загородских.

Работая в тесном контакте со следователем В.Н. Соловьевым, для подтверждения «подлинности» «екатеринбургских останков» П.А. Сарандинаки, как рассказывает он сам, привлекал специалистов международного уровня, широко используя для этого свои связи (вот только непонятно какие: как отставного капитана дальнего плавания или какие-то еще?).
«Я обратился за помощью, – рассказывает он, – к американским военным, которые имеют большой опыт в подобного рода работе, поскольку занимаются поиском останков погибших солдат. […] …Я решил организовать изучение ДНК, обратился в Центр генетических экспертиз американской армии и попросил их о помощи. Они согласились, поскольку они уже исследовали ДНК членов Царской Семьи и Великого князя Георгия Александровича, для них это было продолжением работы. […] И генетики американской армии начали заниматься исследованием ДНК найденных в 2007 году останков»
.



Публикация в октябре нынешнего года интервью, которое взял А.Д. Степанов у П.А. Сарандинаки, вызвало у читателей довольно резкую реакцию, но не на Русской Народной Линии, известной своей традицией премодерации читательских откликов, а на сайте Православие.ru
Вот некоторые из откликов, показывающие, на наш взгляд, что народ Божий еще жив, что, несмотря на гекатомбы лжи, часто в благочестивой упаковке, его все еще не удалось сбить с толку:

http://www.pravoslavie.ru/106710.html

Елена: Без упоминания про бабушку, конечно, было б не так трогательно. Американские энтузиасты на свои средства и при безкорыстной помощи американской армии открывают «тайну останков»… Теперь даже не смейте сомневаться и подозревать: «подлинность» докажут убедительнейшими научными методами! А раз православный народ в комментариях про отсутствие благодати пишет и упорно сердцем не принимает эти «открытия», так при необходимости (ближе к круглой дате) и «чудо» организуют.
Сергей: От публикации сильное впечатление подготовки общественного мнения к принятию определенного решения. Когда заходит речь о другой точке зрения – очень многое повисает в воздухе без каких-либо ответов. Очень хорошо отработанная техника – мы много и уверенно говорим о том, что подтверждает нашу гипотезу, но замалчиваем всё, что ей противоречит. А упование на чисто научно-технические методы в столь важном вопросе для Церкви очень прискорбно и до добра не доведет. Нехорошо на душе от этой печатной компании по подготовке общественного мнения.
Владимир: Пошли в ход уже совсем какие-то странные свидетели и свидетельства. Кто такой этот вдруг неизвестно откуда возникший господин Сарандинаки (при всем уважении)? Почему ему нужно верить? Потому что его мама «играла под столом, когда Соколов приходил к ним в гости»??? Странный выбор редакции, странные материалы... Действительно, очень похоже на «подготовку общественного мнения»...
Сергей Ч: Друзья, неравнодушные к истории своего Отечества, любящие Императора и Его Семью, не зря мы здесь излагаем свои взгляды и чувства, по поводу нынешней публикации. Слепому только не понятно, к какому мнению нас хотят подвести. Мол, чего там, ничего страшного не было, просто расстреляли и похоронили. Вот мощи, молитесь перед ними и всё у вас будет хорошо. Но ведь видно же, что всё шито белыми нитками, народное самосознание выражается в почитание Ганиной Ямы, а значит и совершенно другой версии произошедшего. Надо найти правду. Если мы сейчас не разберемся до конца и позволим себя опять одурачить, грош нам цена.
Сергей К: Замечательное интервью, явно показывающее механику «продвижения» версии Поросенкова Лога. Новый сюжет серии об Индиане Джонсе: безстрашный капитан дальнего плавания на Урале. Хаотическое нагромождение разрозненных фактов. Вряд ли так можно найти ответы на вопрос интересующий Церковь.
Иван: Вся эта история с так называемыми «екатеринбургскими останками» выглядит более чем сомнительно. Такое ощущение что нам усиленно хотят что-то навязать (а истинных целей организаторов мы не знаем). А если вспомнить, кто стоял у истоков этой эпопеи (Борис Немцов и т.п.), то вообще хочется отстраниться от этого мероприятия как можно дальше.
Екатерина: Мне одной кажется, что я в театре абсурда? Кто-нибудь прочитает, наконец, Соколова или Дитерихса, где, например, есть описание автомобиля, когда его вернули в гараж, строгое описание сожженных вещей, свидетельские показания людей, проведших двое суток прямо рядом с Логом. Как известно, на останках в Логу нет следов огня. Не получится связать несовместимое. Расследование Соколова принципиально не бьется с версией Поросенкова Лога.
С.К.: Странное впечатление производит тот факт, что версию ритуального убийства теперь тщательно стараются не озвучивать вообще. Хотя свидетельств тому как косвенных, так и прямых немало. Кого-то боимся?



Продолжение следует.
Tags: М.Н. Гирс, Н.А. Соколов, Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments