sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (13)




Миф о «спасении»:
создатели и ретрансляторы



Дело фальсификации обстоятельств цареубийства, начатой большевиками, немедленно по освобождении Екатеринбурга подхватили западные «союзники» и все внутрироссийские силы, так или иначе следовавшие в их фарватере.
Что касается представителей Запада, то в их деятельности в интересующей нас области прослеживаются три основные тенденции: скрытая перепроверка фактической стороны дела, с одновременным внедрением в общественное сознание определенной (дозволенной и полезной) точки зрения и установлением контроля за русским следствием.
Еще в прошлом по́сте мы приводили выдвинутое американской исследовательницей Шэй МакНил предположение о том, что истинной миссией посланного Английским правительством в Екатеринбург генерального консула в Сибири Чарльза Элиота было, скорее всего, не получением информации о судьбе Царской Семьи (хотя, наверное, и такая задача тоже ставилась), а с «дезинформацией» по этому поводу.
Сэр Чарльз получил приказ отправиться в город 5 октября, в то время как Екатеринбургский консул Томас Престон еще 16 сентября, по свидетельству авторов «Досье» Саммерса и Мангольда, доносил в Лондон о том, что «не найдено никаких следов трупа» (Императора Николая II), а «остальная часть Членов Императорской Семьи была увезена в неизвестном направлении».
Иными словами Престон присоединился к версии цареубийц, хотя и был, как мы уже писали об этом ранее, хорошо и всесторонне информированным, да к тому же находившимся в тесных отношениях с местной большевицкой верхушкой.



Генерал Р. Гайда и Верховный комиссар и генеральный консул в Сибири Чарльз Элиот на параде войск Сибирской армии. Екатеринбург. Площадь у кафедрального Богоявленского собора. 30 апреля 1919 г.

Таким образом, у истоков фальсификации стояли именно англичане. Однако, держась в тени, первую роль в публичном пространстве они уступили американцам. Именно последние и были хорошо заметны.
В первую очередь это были журналисты, участие которых дополнительно мотивировалось еврейским происхождением их лично и СМИ, которые они представляли. (Понимая, что так или иначе придется отвечать за содеянное их единоплеменниками в Екатеринбурге, они были заинтересованы в упреждающем ударе.)
Именно два таких корреспондента и прибыли в Россию в конце 1918 г.
Въезжали они через Дальний Восток, контролировавшийся американцами.



Штаб американских экспедиционных сил во Владивостоке. Фото из книги Карла Аккермана.

Об одном из журналистов – Германе Бернштейне (1876–1935) – мы уже не раз писали:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/226776.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/233159.html
Речь, напомню, шла об интервью в «New-York Tribune» – влиятельной американской газете, лондонскими корреспондентами которой в 1851-1861 гг. состояли Маркс и Энгельс, – взятом в конце декабря 1918 г. Бернштейном у ведшего в ту пору следствие по цареубийству своего единоплеменника И.А. Сергеева.
Тот, как уже было сказано, категорически заявлял, что убит был Один только Царь со слугами (привет, как говорится, от «товарища Гейне»: «Von seinen Knechten umgebracht»!).
Одновременно с Германом Бернштейном там появился сотрудник газет «Saturday Evening Post» и «New York Times» Карл Уильям Аккерман (1890–1970), въехавший во Владивосток (мы это точно знаем) 7 сентября.
Одновременность въезда обоих еврейских журналистов из США устанавливается документально при помощи сопоставления двух фотографий: одной из книги Аккермана, изданной в 1919 г. в Нью-Йорке:



Атаман Уссурийского казачьего войска генерал Калмыков с лейтенантом армии США Брауном в Хабаровске.

…и другой, найденной нами на одном из интернет-ресурсов, атрибутируемой там, как «Атаман И.П. Калмыков с американскими офицерами Карлом Акерманом (Karl Akerman) и Бернштейном (Bernstein). Хабаровск».
http://humus.livejournal.com/2258390.html



Разумеется это никакие не «офицеры», а те самые журналисты.
То, что оба газетчика оказались под крылом тесно сотрудничавшего с американцами атамана И.П. Калмыкова (1890–1920), – тоже довольно любопытная деталь. Особенно если вспомнить о поддержке Калмыкова генералом С.Н. Розановым, тем самым, который, вопреки приказу Верховного Правителя А.В. Колчака, освободил – по указанию «союзников» – поднявшего в ноябре 1919 г. эсеровский мятеж во Владивостоке разжалованного генерала Р. Гайду.
Карл Аккерман в 1915-1916 гг. работал в «New-York Tribune», а потому не мог не быть знаком со своим спутником Германом Бернштейном.
На сей раз Аккерман представлял газету «New York Times» – крупнейшую по тиражу (после «The Wall Street Journal») американскую газету, принадлежавшую еврею Адольфу Саймону Оксу (1858–1935).



Адольф Окс был сыном Джулиуса Окса и Берты Леви – евреев-эмигрантов из Баварии. Женой его была Эффи Вайс, дочь раввина, одного из лидеров реформированного иудаизма. Являясь активным членом Антидиффамационной лиги, Окс использовал свое влияние на американские СМИ с целью прекращения печатания карикатур и сатиры на евреев в прессе США.

Однако журналистское удостоверение было для Аккермана лишь прикрытием настоящей его деятельности.
Предваряя прибытие журналиста в Россию, Госсекретарь США Роберт Лансинг, сделал относительно него личные указания соответствующим службам, рекомендуя его «для сотрудничества […] в американской службе информации и в сборе разведывательных сведений». Выяснилось также, что Аккерман не только работал на Госдеп, но получал жалованье от этого ведомства.
Эта его работа прослеживается еще ранее: еще в 1917 г. появилась его статья «Germany, The Next Republic?», в которой он обсуждал пути успешной демократизации в посткайзеровской Германии.
О довольно высоком статусе жуналиста свидетельствует его посредничество в переговорах начала 1920-х годов между Ирландским и Британским правительствами.
Как пишут Саммерс и Мангольд, Аккерман «был личным другом и доверенным лицом советника по иностранным делам президента Вильсона в 1918 году, полковника Хауза. По словам Генри Киссинджера, полковник Хауз переписывался с Аккерманом и ценил его достаточно высоко, чтобы поручить ему посылать политические сообщения».



Эдвард Манделл Хауз (1858-1938) – политик и дипломат, получивший известность благодаря его огромному влиянию на президента Вудро Вильсона. При поддержке банка Моргана готовил американские условия мира после окончания Великой войны, тесно сотрудничая с англичанами. Участник Парижской мирной конференции 1919 г. и создания Лиги Наций.

Как раз в то время, когда Аккерман отправился в командировку, Хауз записал в своем дневнике (19 сентября 1918 г.): «…Остальной мiр будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мiре будут четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделенная европейская часть страны».
Именно в это время Карл Аккерман выходил в Сибири на контакт с нужными людьми, в результате чего 23 декабря 1918 г. в газете «New York Times» появляется сенсационная статья об участи Царской Семьи. Это был первый вброс дезинформации в общественное поле. Тут впервые прозвучало имя-фантом: «Парфен Домнин».
Дело было архиважное, что можно было понять хотя бы из того, что одна передача этого материала по телеграфу стоила Аккерману шесть тысяч долларов – сумма по тем временам огромная.
Откуда же журналист мог получить саму эту информацию? Об одном из источников сообщают Саммерс и Мангольд: «Карл Аккерман связывался с какими-то неизвестными нам людьми, которые наблюдали за Домом Ипатьева до того момента, когда Семья исчезла». А ведь, наблюдали, как мы уже писали, из дома британского консула Престона агенты английских спецслужб.
Но была и более адресная помощь. Со времени появления в Сибири Карл Аккерман был в компании помощника военного атташе майора Хомера Слаутера, о котором мы уже писали. Оба были оперативными сотрудниками американской разведки.
В сохранившемся, по словам американки Шэй МанНил, в одном из вашингтонских архивов отчете последнего фигурирует переданный ему американским консулом в Екатеринбурге Палмером (данные о нем нам пока что не удалось разыскать) документ, полученный им якобы из «местного монастыря».
Рукопись эта, направленная Слаутером 12 декабря 1918 г. в штаб Американских экспедиционных сил во Владивостоке, озаглавлена «Последние дни бывшего царя Николая Романова». Основана она на свидетельстве пресловутого «Парфена Домнина», под которым легко «угадывался» личный камердинер Императора Николая II Терентий Иванович Чемодуров. Позднее в литературе фабрикация эта получила название «Отчет Парфена Домнина».



Вернувшись в июле 1920 г. в США, майор Хомер Слаутер в течение четырех лет служил в Вест Пойнте в должности доцента на кафедре естественной и экспериментальной философии. После окончания в 1931 г. Армейского военного колледжа служил сначала командиром пехотного батальона, а с 1933 г., благодаря знаниям Азиатского театра, в течение четырех лет командовал Дальневосточной дивизии и, наконец, занимал должность начальником штаба VIII корпуса генерала Крюгера. Уволен Слаутер был в чине полковника в 1936 г. по инвалидности (катаракта). Скончался 21 декабря 1953 г. в Волтер Риде.

«Активность консула США Палмера в Екатеринбурге, – весьма точно замечает красноярский историк Станислав Зверев, – проявилась, по всей видимости, только в фабрикации записки Домнина. Он первое известное лицо, через которое текст распространился далее». И далее: «Аккерман работал курьером американской разведывательной службы, в ее интересах запутывания следов цареубийства и был сфальсифицирован этот документ. Отчет Домнина недостоверен не в деталях, а целиком и полностью».
Кстати, «Отчета Парфена Домнина» был далеко не последней фальшивкой, запущенной Карлом Аккерманом в общественное пространство.
27 и 28 октября 1919 г. в выходившей в Филадельфии газете «Public Ledger» он опубликовал статью «The Red Bible» («Красная Библия») с публикацией отрывков из Протоколов Сионских мудрецов, в которой, как они это умеют, он переводил стрелки: «евреи» в тексте всюду были заменены на «большевиков».



В 1931 г. Карл Аккерман был назначен первым директором и деканом факультета журналистики Колумбийского университета, прослужив на этой должности вплоть до 1954 г., когда, после смерти жены, он вышел в отставку. Аккерман был одним из основателей американского Института прессы и Пулитцеровской премии. Скончался он 9 октября 1970 г. в Нью-Йорке.

В 1919 г. в нью-йоркском издательстве Скрибнер и сыновья Карл Аккерман напечатал книгу «Trailing the Bolsheviki. Twelve Thousand Miles with the Allies in Sibiria» (По следам большевиков. Двенадцать тысяч миль с союзниками по Сибири»).


Титульный лист книги: Ackerman Karl. «Trailing the Bolsheviki. Twelve Thousand Miles with the Allies in Sibiria». N.Y. 1919.

В пятой главе «The fate of the Tzar» («Участь Царя»), помимо «Отчета Парфена Домнина», автор писал о своем знакомстве с «профессором Ипатьевым», а также утверждал, что чехи были связаны со «спасением» Царя.


Одна из иллюстраций книги Аккермана, в подписи к которой он утверждал, что фотографию эту ему передал «профессор Ипатьев».

31 июля 1920 г., видимо, не без помощи Аккермана, в еженедельнике «Saturday Evening Post», с которой тот сотрудничал, появилась статья Г.Г. Тельберга «Последние дни и смерть Российского Императора и Его Семейства в официальных документах». Эмигрировав в США, этот экс-министр юстиции колчаковского правительства выступал с публичными заявлениями «о полной еврейской невиновности в деле цареубийства».
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/233425.html
В том же 1920 году, более того, опять-таки в июле, в Сан-Франциско – месте особого присутствия русских эмигрантов (сюда они прибывали, ища спасения в США, и отсюда отплывали в Европу) – была напечатана книга «Rescuing the Czar» («Спасение Царя»), «доказывавшая», что Царь и Его Семья живы, что Им удалось бежать.
По свидетельству Шэй МакНил, под именем автора (Джеймс П. Смит) скрывался Уильям Рутледж МакГарри – агент американских спецслужб, нанятый британским правительством для создания военно-пропагандистских фильмов.
Книга состоит из дневников двух человек:
Действующего британского разведчика Чарльза Джеймса Фокса, американца, родившегося в Париже. (По некоторым сведениям, он возглавлял британскую секретную службу в США.) Существовал и еще один Чарльз Джеймс Фокс – друживший с Карлом Аккерманом американский журналист, работавший в 1918 г. в Тяньцзине, куда в то время как раз перед тем, как отправиться в Екатеринбург, заезжал американский разведчик Хомер Слаутер.
И русского дворянина Алексея Сыворотки, монархиста, действовавшего под видом большевика.
Фигурирует в книге и «Парафин Домино» (без Парфена Домнина куда же!).
Переводчик, Георгий Сергеевич Романовский, служил в Сан-Франциско генеральным консулом Временного правительства. Тесно связанный с операциями по продаже оружия и золота, он был женат на Голде Бианкини из Чикаго, по слухам племяннице Томаша Масарика. (Как говорилось в одной комедии: «Шпионов целая семья!»)
Издательство было тоже специфическим и вполне угадываемым: компания еврея Генри Хаскина. Для «придания убедительности» книге в ее выпуске участвовали его сын Давид и невестка Грета. «Убедительность» должно было придать, видимо, их происхождение из черты оседлости.



Титульный лист книги: Rescuing the Czar. Two authentic Diaries arranged and translated by Smythe, James P. Ph. D. California Printing Co. San Francisco (CA). 1920. 269 p. Предисловие помечено: «Нью-Йорк. 1920 г.»

Английские интересы в этой американо-еврейской книге весьма явственны. «Чудесному спасению» предшествовало заключенное якобы между Английским Королем Георгом V и Германским Императором Вильгельмом II тайное соглашение.
Царская Семья, утверждают авторы книги, через потайной туннель была выведена из Ипатьевского дома прямо к британскому консульству английским агентом разведки Джеймсом Фоксом. Из Екатеринбургского консульства Царскую Семью переправили в Туркестан, потом в Тибет и Китай. Окончательным местом Их назначения был остров Цейлон.
Стоит заметить, что это фэнтэзи возникло не на пустом месте. Подземные ходы в Екатеринбурге действительно имелись, но не в Ипатьевском доме, а в располагавшемся по соседству на Вознесенской площади усадьбе Расторгуевых-Харитоноввх, в которой в годы революции находился отряд красной гвардии.
По рассказам старожилов, целая сеть подземных ходов расходилась от дома во все стороны. В 1924 г. рассказы эти подтвердились: в расположенном рядом парке произошел провал, обнаруживший один из таких тоннелей, который власти поспешно засыпали.



Харитоновская усадьба. Фото С.М. Прокудина-Горского.

Сан-францисская книжка имела шумный успех (по некоторым данным, в том же 1920 г. тираж был повторен), однако менее чем через год после публикации ее неожиданно изъяли из продажи.
Не исключено, что на это повлиял выход в свет английской версии книги Роберта Вильтона, одновременно с лондонским изданием вышедшее в 1920 г. в Нью Йорке в George H. Doran Company.
Журналист из авторитетного лондонского издания да к тому же непосредственно причастный к официальному следствию спутал все карты фальсификаторам. Кто знает, может быть, именно это, а вовсе не «антисемитизм» англичанина, явилось подлинной причиной его увольнения из газеты «The Times». Во всяком случае, удаление из газеты по времени совпало с появлением первого издания его книги в 1920 году.



Титульный лист нью-йоркского издания книги Роберта Вильтона.

Еще одним сторонником «спасения» Царской Семьи был французский политик Жозеф Ласье (1862–1927), депутат парламента, атидрейфуссар, публиковавшийся в газете Эдуарда Дрюмона «La Libre Parole».


Жозеф Ласье.


Газета «La Libre Parole» («Свободное слово»), основанная французским политическим деятелем и публицистом Эдуардом Адольфом Дрюмоном (1844–1917), была главным инструментом «панамских разоблачений» 1891-1893 гг. – самого громкого скандала за всю историю Третьей республики, сопровождавшегося вскрытием коррупции высших государственных чиновников, парламентариев и журналистов. Именно с тех пор слово «панама» является нарицательным в такого рода преступлениях.


Издательская обложка книги Эдуарда Дрюмона «Масонская тирания» (Париж. 1899). Собрание музея «Наша Эпоха» (Москва).


Письмо Эдуарда Дрюмона на фирменном бланке дирекции газеты «La Libre Parole». Собрание музея «Наша Эпоха» (Москва).



Визитная карточка Эдуарда Дрюмона с его автографом. Собрание музея «Наша Эпоха» (Москва).

В начале 1919 г., будучи членом Французской военной миссии в Сибири, Жозеф Ласье посетил Екатеринбург.
В вышедшей в 1921 г. в Париже книге «Сибирская трагедия, Екатеринбургская драма, конец адмирала Колчака» он отрицал цареубийство, особо оговаривая, что не верит, что Царская Семья была убита «тем способом, который был описан». (Странная позиция для «антидрейфуссара» и сотрудника «La Libre Parole». Разве что к тому времени уже «перековался»…)



«На память подарил генерал Гайда. 11.10.1921». Дарственная надпись генерала Р. Гайды на книге Жозефа Ласье «La tragédie sibérienne, le drame d’Ekatérinbourg, la fin de l’amiral Koltchak» (Paris. 1921). Собрание музея «Наша Эпоха» (Москва). Гайда, возвратившись на родину, был в это время командиром дивизии в Кошицах.

Информатором Ласье, по его словам, был генерал-майор Б.П. Богословский (1885–1920), начальник штаба Сибирской армии, в то время, когда ею командовал генерал Р. Гайда.
Борис Петрович был также тесно связан с американским разведчиком майором Хомером Слаутером, одним из главных распространителей сфабрикованного «Отчета Парфена Домнина».



Верховный Правитель с членами штаба Сибирской армии. Екатеринбург. 17 февраля 1919 г.
Сидят слева направо: командующий армией генерал-лейтенант Р. Гайда, адмирал А.В. Колчак, начальник штаба генерал-майор Б.П. Богословский и уполномоченный по охране государственного порядка в Пермской губернии, полковник С.А. Домонтович.
Стоят (слева направо): капитан Соломодинцев, генерал-квартирмейстер штаба армии полковник А.П. Попов, полковник В.Н. Касаткин, личный адъютант Колчака ротмистр В.В. Князев и английский консул в Екатеринбурге Томас Престон.


Выход книг участников следствия по цареубийству генерала М.К. Дитерихса (1922), Н.А. Соколова (1924), капитана П.П. Булыгина (1935), а также переиздания и переводы их на многие европейские языки – надолго пресекли распространение фальшивок.
Изданием в 1976 г. книги английских журналистов Энтони Саммерса и Тома Мангольда «Досье на Царя» открылся новый этап дезинформации, не прекращающийся и до сих пор.
В этой акции отметились многие: и американка Шэй МакНил, о которой, как и о тех двух британских журналистах, мы уже писали, и дочь белого генерала-республиканца А.И. Деникина – Марина Грей (1919–2005).
В книге «Расследование убийства Романовых», вышедшей в Париже в издательстве Perrin двумя изданиями (в 1987-м и 1994-м), она пишет о «выживании одного или двух Членов Царской Семьи». Однако в интервью, рассчитанном на русского читателя, эта убежденная противница монархии в России, любившая, тем не менее, подчеркивать, что она графиня (по второму мужу), не стеснялась привирать (надеясь, наверное, что русский читатель не знаком с ее пустоватым опусом):
«Папа […] монархистом не был. Возможно, я унаследовала это. Когда я писала книгу о Романовых, то долго читала всю корреспонденцию, которую только можно было прочесть. Письма царя к царице, когда он был на фронте в Могилеве, в ставке. По этим письмам у меня сложилось представление, что царь был честным, добрым человеком и очень хорошим отцом. Обожал своих детей, жену, но он был подвержен разным влияниям и царем был слабым. Конечно, всю семью расстреляли».




Другой французский автор, имеющий некоторое отношение к России, – Марк Роджер Ферро (род 1924): его мать Оудия Фирдманн была уроженкой Новоград-Волынского на Житомирщине. Принадлежа к школе «Анналов», Ферро специализировался в области советской истории (докторская его диссертация посвящена революции 1917 г.)
В своих писаниях он предлагает разные наборы «спасшихся». Последней его работой такого рода стала книга «Правда о трагедии Романовых», вышедшая в 2012 г. в парижском издательстве Tallandier.




Зарубежным фальсификатором подпевают и русскоязычные авторы. Один из них Лев Сонин, по словам историка из Красноярска Станислава Зверева, «имеющий свои еврейские счеты к Соколову и Дитерихсу».
Лев Михайлович Хайкельсон, пишущий по псевдонимом «Лев Сонин», родился в 1938 г. в Свердловске. Он член Союза Российских писателей, автор семи книг, а заодно и руководитель аналитического отдела Областной благотворительной организации «Центр по расследованию обстоятельств гибели членов семьи дома Романовых».
Характерно название первого издания его книги на интересующую нас тему: «Покер на костях, или Как скрывают правду о судьбе Николая II» (Екатеринбург. 1998), которая, согласно аннотации, должна «перевернуть наше представление о трагедии Николая II и его близких». Автор, говорится далее, «ставит под сомнение документы и показания свидетелей, время и место действия, количество жертв и даже сам факт расстрела. Исследование Л. Сонина открывает путь к принципиальному пересмотру как “красных”, так и “белых” трактовок проблемы, к выходу на новое, объективное изложение сути событий».
Цель этого «пересмотра» несколько проясняет аннотация к другой его книге «От Исхода до исхода» (2002): «В древние времена Моисей повел свой народ к Земле Обетованной. Прошло сорок лет, прошли тысячелетия, а дороге все нет конца. Занесло евреев и на Урал. Среди них были родители автора этой книги […] Память генов, семейные предания. Но не только. Архивные поиски, беседы с живыми свидетелями истории... Персонажи Льва Сонина – всегда люди реальные. Это мощные, неоднозначные натуры Свердлова и Цвиллинга. Страстные, талантливые, они творили историю, разделяя заблуждения своего времени. И люди иного плана, которые никак не могли вписаться в нормированную жизнь».



Обложка последней версии книги Льва Сонина «Покер на костях», вышедшей в более приличной внешней упаковке под названием «Тайна гибели Царской Семьи» в московском издательстве «Вече» в 2006 г.

Казалось бы, что трудно придумать еще что-нибудь, чтобы еще сильнее поразить и запутать читателя. Но, оказывается, можно. Недавно это удалось сделать французскому историку-любителю Эли Дюрелю в книге «Другой конец Романовых и князь тени» (2008), которую мы упоминали в первом по́сте нашей публикации.
Придерживаясь версии о «частичном спасении», он силится доказать, что «в живых осталась» Великая Княжна Мария Николаевна, жившая под видом супруги …следователя Николая Алексеевича Соколова.



Эли Дюрель.

Какая же мотивация, помимо пиара этого слишком пухлого для столь пустой болтовни 400-страничного тома, могла быть у его автора?
Быть может, ответ нужно искать в некоторых особенностях его биографии?
Известно, например, что Кристиан Дюро (известный под литературным псевдонимом как Эли Дюрель) является выпускником Высшей школы управления вооружениями. Он был старшим армейским офицером, награжден орденом «За заслуги».




Все эти авторы изначально основанной на дезинформации спецслужб версии «спасения» не только реабилитируют красных каннибалов, но по существу ставят под вопрос само прославление Святых Царственных Мучеников.


Продолжение следует.
Tags: Цареубийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment