sergey_v_fomin (sergey_v_fomin) wrote,
sergey_v_fomin
sergey_v_fomin

«СВИДЕТЕЛЬСТВУЕМ СТРАДАНИЯМИ» (5)


А.А. Вырубова с одним из своих фотоальбомов. Колоризованная фотография.


Подлинный Распутин. Каким он был? (продолжение)


Одной из существенных частей нашего сборника воспоминаний о Г.Е. Распутине «Дорогой наш Отец» (М. 2012) являются фотографии. Некоторые из них взяты нами из альбомов А.А. Вырубовой, как и Государыня много снимавшей.
История этих альбомов такова
«В Финляндию, – пишет Людмила Хухтиниеми, – Анне Александровне удалось переправить семь личных альбомов с фотографиями, рассказывающими о времени пребывания ее с Царской Семьей. Анна Александровна так же, как Государыня и Ее Дети, увлекалась фотографированием. “У Членов Царской Семьи и у нее были свои фотоаппараты фирмы ‘Кодак Брауни’. Сделанные снимки оживленно обсуждались за обедом, делались копии, затем наклеивались в свои личные кожаные, тесненной тканью альбомы с золотой Императорской монограммой”. Был альбом и у Анны Александровны, который, помимо снимков, сделанных ею лично, включал снимки, сделанные Императрицей Александрой Феодоровной, придворным фотографом, а также подаренные ей со стороны.
Когда Керенский арестовал Анну Александровну в Александровском Дворце, куда она переехала по настоянию Александры Феодоровны, альбомы хранились там. Затем Государыня передала их ей через верных слуг вместе с оставшимися золотыми вещами и деньгами. Во время арестов при большевицком режиме, когда искались на нее улики и из квартиры уносилось всё, что помещалось в карманах и руках, Анне Александровне всё же удалось сохранить эти довольно-таки больших размеров альбомы, насчитывающие около 3000 фотографий, у своих надежных друзей. Хранить альбомы было рискованно – советская власть с особым рвением охотилась за любыми изображениями Царской Семьи, изымая их из библиотек, архивов, из всех других доступных им мест с целью уничтожения памяти о Них. […]
В 1937 году Анна Александровна знакомится с Робертом Д. Брюстером, бывшим в то время студентом Йельского университета в Америке. Целью его приезда в Выборг было неподдельное желание узнать возможно больше из уст самой Анны о Семье последнего Российского Императора. У Анны Александровны установилась с ним переписка. […]
Убегая от войны и советской власти, Анна с Верой [Запеваловой] уезжают в Швецию. Тогдашней Королевой Швеции (в действительности в то время еще Кронпринцессой. – С.Ф.) была Луиза – дочь принцессы Виктории Гессен-Дармштадтской, племянница Александры Феодоровны. С ней Анна Александровна была знакома и дружна еще в прежнее время. […] В память о прошлом, а также в знак благодарности за оказанную ей неоценимую помощь Анна Александровна подарила Королеве Луизе самое дорогое, чем она жила все эти годы – свой первый фотоальбом. […]



Многолетняя компаньонка Анны Александровны – Вера Сергеевна Запевалова (25.9.1904–27.12.1985).

В трудное [послевоенное] время Анна Александровна была вынуждена продать самое дорогое, что у нее было – шесть оставшихся фотоальбомов. Возможно, мысль о более надежной их сохранности как-то облегчала расставание с ними. Фотоальбомы купил американский журналист Роберт Брюстер. В 1951 году он передал их Йельскому университету Америки».
Именно из этих альбомов приводились нами в книгах серии «Григорий Распутин: расследование» снимки, сделанные Анной Александровной во время ее паломничеств в Саров, Дивеево, Верхотурье и в скит Октай к старцу Макарию.



Этот снимок детей Г.Е. Распутина Матрены, Варвары и Димитрия из английского издания мемуаров А.А. Вырубовой 1923 г., нигде более не зафиксированный, свидетельствует о наличии у Анны Александровны и других фотографий Царского Друга, которых не оказалось ни в ее альбомах, ни в других известных частях ее архива.

Альбомы А.А. Вырубовой позволяют установить и еще один весьма важный для нас факт, молчание о котором сохраняет не только сама Анна Александровна, но и ее брат (во всяком случае, в опубликованной части своих воспоминаний), а также князь Ф.Ф. Юсупов младший. Речь идет о весьма близком знакомстве Танеевых с князьями Юсуповыми, о котором свидетельствуют многочисленные фотографии, сделанные на княжеской даче в Царском Селе (Павловское шоссе, 30). Подборку их мы опубликовали в книге «Дорогой наш Отец» с необходимой полнотой.
Знакомство с французским изданием воспоминаний М.Е. Головиной позволяет атрибутировать А.А. Вырубовой еще одну серию снимков, запечатлевшую рыбалку Г.Е. Распутина с односельчанами в Покровском во время приезда туда его духовных дочерей. Часть этих фотографий, появлявшихся в зарубежных изданиях, публиковались и нами, однако вопрос об их авторстве, как и о времени съемки, оказалось возможным решить только после знакомства с мемуарами М.Е. Головиной и иллюстрациями к ним.



Г.Е. Распутин. Фрагмент одного из снимков, сделанных А.А. Выпубовой в Покровском в июне 1914 г.
Всю фотосессию см.:

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/106851.html

Все эти снимки происходили не из альбомов А.А. Вырубовой, а находились на руках близких Г.Е. Распутину лиц, оказавшихся в эмиграции. Вообще отсутствие фотографий Григория Ефимовича в альбомах Анны Александровны (немногочисленные вырезанные или вырванные фотографии никак не объясняют проблему) наводят на мысль о том, что, по всей видимости, у нее был особый альбом, который она либо уничтожила после революции, либо (что менее вероятно) хорошо спрятала.
С фотографиями Григория Ефимовича существует и еще немало проблем.
Некоторые из них связаны с поисками двойников старца (которые, видимо, действительно были). Для этого, как правило, выбирают фотографии, которые почему-либо не нравятся. Чаще всего говорят: «Но разве тот, на изображении, похож на Распутина?» Однако Григорий Ефимович вообще на всех снимках разный.
По поводу «двойников» автору этих строк в свое время пришлось беседовать с режиссером-документалистом Виктором Рыжко, снявшим фильм «Мученик за Христа и за Царя Григорий Новый» (2009). К фальшивым фото с «двойником» он причислял такие известные снимки, как фотографии раненого старца в белой рубахе на больничной койке; далее – Распутина, теребящего кончик бороды, и, наконец, «благословляющего». По поводу последнего, помнится, он говорил что-то, опираясь на технические резоны (при аппаратах того времени нужно было-де держать благословляющую руку на весу очень долго) и т.д. На это я заметил своему собеседнику, что снимок «благословляющего Распутина» Собственноручно был вклеен Императрицей в Свой альбом. Фотография же изможденного старца на койке больницы в Тюмени помещена была им самим в своей книжке, которую он раздавал духовным чадам. Третье «сомнительное» фото (Григорий Ефимович, теребящий кончик бороды) я нашел в одном из номеров известного художественно-литературного журнала «Искры», вышедшего еще при жизни Г.Е. Распутина. «Фотоэтюд» Д.Р. Вассермана назывался «Странник».
Свою лепту в поиски фальшивых фотографий Григория Ефимовича попытался внести и П.В. Мультатули, писавший в одной из своих книг («Николай II. Отречение, которого не было». М. 2009. С. 261) о «фотомонтажах, которые до сих пор выдаются за подлинные фотографии. К этим фотомонтажам следует отнести и известные фотографии, на которых изображены Государыня и Царские Дети рядом с Распутиным, а также совместное чаепитие Царицы с Распутиным. К сожалению, многие исследователи считают эти фотомонтажи подлинниками и помещают их в своих книгах именно как подлинные фотографии».
Тут как в известном стихотворении: смешались в кучу кони, люди… Что касается «Царицына чаепития», то этот рисунок-фальсификация (а никак не фотомонтаж) появился 26 декабря 1926 г. в журнале «Огонек», в котором публиковался очерк Е.И. Лаганского «Как сжигали Распутина». Об этой грубой поделке мы подробно писали еще в 2002 г. в «Русском вестнике» (№ 21-23).

http://sergey-v-fomin.livejournal.com/2032.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/2236.html



Что же до двух фотографий Г.Е. Распутина с Царскими Детьми, то это не фотомонтаж, а самые настоящие фотографии (пусть и плохого качества), подлинность которых доказывается тем, что Государыня опять-таки Собственными руками вклеила их в один из Своих альбомов, хранящихся ныне в Государственном архиве Российской Федерации.
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/41955.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/42019.html


Первая публикация писем Царственных Мучеников А.А. Вырубовой в альманахе «Русская летопись» (Кн. IV. Париж. 1922).

Возвращаясь к Анне Александровне Вырубовой, подчеркнем, что во многом именно благодаря написанным ею воспоминаниям, сбереженным при всех превратностях ее собственной судьбы Царским письмам и фотографиям сегодня мы имеем возможность приблизиться к пониманию убитых и оболганных Царственных Мучеников.
Большинство из этих адресованных ей писем были опубликованы сначала ею самой, а впоследствии в сборниках Царской корреспонденции, в которой они занимают ведущую, как по объему, так и по содержательности, место.



Письма Царской Семьи из заточения. Свято-Троицкий монастырь. Джорданвилль. 1974.

В начале 1990-х посетившие Финляндию журналисты из России поделились с соотечественниками впечатлениями об удивительной встрече:
«...Из большого конверта на стол легли пожелтевшие листки бумаги, фотографии. “Это часть личного архива Анны Вырубовой, фрейлины Императрицы Александры Федоровны”, – пояснил наш собеседник, явно довольный произведенным эффектом.
Нам действительно хотелось протереть глаза. На узорчатой скатерти лежали фотографии Членов Царской Семьи, открытки с автографами Жены Николая II. “А вот этими детскими рисунками Вырубова особенно дорожила, – говорит хозяин дома. – Они сделаны рукой Наследника Престола Алексея. Цесаревич, как вы знаете, страдал гемофилией. Посмотрите, как тема болезни отражена в рисунках. Несколько раз повторяется один и тот же сюжет: укрытый одеялом больной птенец лежит в постели. Забавного котенка с пышным бантом тоже нарисовал и раскрасил акварелью единственный Сын Императорской Четы. В правом нижнем углу Его инициалы – А.Н. и дата – 1912 год. Ему было тогда 8 лет. А эти женские головки нарисованы Его Матерью – последней Российской Императрицей...”



Вход на русское православное кладбище в Хельсинки, где упокоилась монахиня Мария (Танеева). Фото Руди Де Кассерес.

Нынешний владелец уникальных исторических реликвий – 33-летний финский иеромонах Арсений, а хранятся документы в его келлии, в православном монастыре Новый Валаам […] Летом 1964 года, находясь на даче, Анна [Вырубова] заболела и через четыре дня после своего 80-летия умерла в хельсинкской больнице.


Кладбищенский храм Св. Пророка Божия Илии, освященный в 1951 г. Фото Руди Де Кассерес.

До 80 лет дожила и ее верная спутница Вера Запевалова, которая в последние годы жизни перебралась из квартиры на улице Топелиуса в дом престарелых. […]
Вскоре будущий иеромонах, а тогда молодой дьякон позвонил в дверь русского дома престарелых “Елена”, расположенного на Хямеентие, одной из оживленных магистралей финской столицы. Там доживала свой век Вера Запевалова […]



Могила Веры Сергеевны Запеваловой на православном кладбище находится неподалеку от места последнего упокоения монахини Марии (Танеевой). Фото автора.

Перед смертью в декабре 1985 года Вера вручила ему книги, документы, доставшиеся ей в наследство от Анны. Большую часть из них, в том числе семь подлинных писем от Членов арестованной Царской Семьи из Тобольска, иеромонах впоследствии передал в музей православной церкви в городе Куопио, но кое-что, как мы рассказывали выше, хранит и у себя в келлии» (Присяжный А., Суриков А. Анна Вырубова, фрейлина Императрицы // Материалы интернета).


Панихида на могиле А.А. Вырубовой. Фото Руди Де Кассерес.

Некоторые авторы интернет-публикаций утверждают, что к о. Арсению попали свидетельство о постриге Анны Александровны, а также «около 30 писем от Членов Царской Семьи, в том числе 23 письма от Государыни Александры Феодоровны».


Продолжение следует.
Tags: Анна Вырубова, Спор о Распутине
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments